Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[Истец указал, что при заключении договора и установлении в нем стоимости обучения ответчик нарушил нормы закона, провозглашающие, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех. Истец утверждал, что локальные нормативные акты, на основании которых он был зачислен, являются дискриминационными и плата за обучение, установленная ректором вуза для иностранных студентов из стран СНГ, нарушает нормы закона, провозглашающие, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех. Вместе с тем, суд отказал в удовлетворении требований, поскольку истец не смог предоставить доказательств того, что ему был предоставлен доступ к образованию на иных условиях, чем для граждан РФ. Истец добровольно заключил договор на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования, согласившись с его условиями, а также с условиями стоимости обучения. По этой причине суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.]


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2015 г. по делу № 33-44446

 

Судья: Кирьянен Э.Д.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Грибовой Е.Н.,

судей Канивец Т.В., Дорохиной Е.М.,

при секретаре Б.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дорохиной Е.М. гражданское дело по апелляционной жалобе С. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 13 августа 2015 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований С. к ФГБОУ ВПО "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) о признании локальных нормативных актов дискриминационными, взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда отказать,

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к ФГБОУ ВПО "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина" (МГЮА) о признании локальных нормативных актов дискриминационными, возложении на ответчика обязанности применить для установления (определения) стоимости обучения цену, равную стоимости обучения, которая была установлена для граждан Российской Федерации поступивших на 1 курс в *** учебном году в институт *** **** формы обучения; восстановить нарушенные права, путем понуждения ответчика к равному обращению, т.е. установлению (определению) стоимости его обучения, равной стоимости обучения установленную для граждан Российской Федерации, поступивших на 1 курс в МГЮА в **** учебном году; взыскать сумму неосновательного обогащения в размере **** руб., составляющую сумму переплаты за обучение за период с *** г. по *** г., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с *** г. по день фактической уплаты долга, денежную компенсацию морального вреда в размере *** руб. и возместить расходы по оплате государственной пошлины в размере **** руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что руководством МГЮА *** г. был издан приказ № **** "Об установлении стоимости обучения в **** учебном году", устанавливающий стоимость обучения для студентов - граждан государств-членов СНГ, поступающих на 1 курс, зачисляемых (восстанавливаемых, переводимых) для продолжения обучения на любой курс в *** году; **** г. ответчик заключил с истцом В. Стадничуком, гражданином ****, договор о возмездном оказании образовательных услуг (для иностранных граждан) № **** по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) *** "****", по **** форме обучения, в котором в п. 4.1. установил стоимость обучения в текущем учебном году в размере **** евро. В ***, **** и **** учебных годах ответчиком были изданы приказы от **** г. № ***, от **** г. № *** и от *** г. № *** об установлении стоимости обучения в соответствующих учебных годах ***, при этом для истца стоимость обучения осталась неизменной и составляла существенно большую сумму по сравнению со стоимостью обучения, установленной для граждан Российской Федерации. Также истец указал, что при заключении договора и установлении в нем стоимости обучения, ответчик нарушил ст. 26 "Всеобщей декларации прав человека" от 10 декабря 1948 года, провозглашающую, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех, п. 3 ст. 43 Конституции РФ, устанавливающую равенство прав иностранных граждан и граждан Российской Федерации, а также п. "е" статьи 3 "Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования" от 14 декабря 1960 года, обязывающую предоставлять иностранным гражданам, проживающим на их территории, равный доступ к образованию по сравнению с гражданами присоединившихся к Конвенции государств.

В судебное заседание суда первой инстанции истец С. явился, требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика - Ч. в суд явилась, иск не признала, представила и поддержала письменные возражения.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит истец С. по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, ссылаясь на то, что выводы суда являются незаконными и необоснованными.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав истца С., представителя ответчика ФГБОУ ВПО "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина" (МГЮА) - К., обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, полагает решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 43 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что каждый имеет право на образование. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии.

Ст. 99 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. "Об образовании в Российской Федерации" установлено, что нормативные затраты на оказание государственной или муниципальной услуги в сфере образования определяются по каждому уровню образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, по каждому виду и направленности (профилю) образовательных программ с учетом форм обучения, федеральных государственных требований (при их наличии), типа образовательной организации, сетевой формы реализации образовательных программ, образовательных технологий, специальных условий получения образования обучающимися с ограниченными возможностями здоровья, обеспечения дополнительного профессионального образования педагогическим работникам, обеспечения безопасных условий обучения и воспитания, охраны здоровья обучающихся, а также с учетом иных предусмотренных Федеральным законом особенностей организации и осуществления образовательной деятельности (для различных категорий обучающихся), за исключением образовательной деятельности, осуществляемой в соответствии с образовательными стандартами, в расчете на одного обучающегося, если иное не установлено настоящей статьей.

Вместе с тем, нормативные затраты на оказание государственных или муниципальных услуг в сфере образования включают в себя затраты на оплату труда педагогических работников с учетом обеспечения уровня средней заработной платы педагогических работников за выполняемую ими учебную (преподавательскую) работу и другую работу, определяемого в соответствии с решениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления.

В силу части 1 статьи 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 года 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" образовательная организация обладает автономией, под которой понимается самостоятельность в осуществлении образовательной, научной, административной, финансово-экономической деятельности, разработке и принятии локальных нормативных актов в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом образовательной организации.

В силу п. 1 ст. 30 указанного Федерального закона образовательная организация принимает локальные нормативные акты, содержащие нормы, регулирующие образовательные отношения (далее - локальные нормативные акты), в пределах своей компетенции в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном ее уставом.

На основании п. 2 ст. 30 указанного Федерального закона, образовательная организация принимает локальные нормативные акты по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе регламентирующие правила приема обучающихся, режим занятий обучающихся, формы, периодичность и порядок текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, порядок и основания перевода, отчисления и восстановления обучающихся, порядок оформления возникновения, приостановления и прекращения отношений между образовательной организацией и обучающимися и (или) родителями (законными представителями) несовершеннолетних обучающихся.

В соответствии со ст. 46 Закона РФ от 10.07.1992 года № 3266-1 "Об образовании", действовавшего на момент возникновения правоотношений между сторонами, негосударственное образовательное учреждение вправе взимать плату с обучающихся, воспитанников за образовательные услуги, в том числе за обучение в пределах федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требований. Взаимоотношения негосударственного образовательного учреждения и обучающегося регулируются договором, определяющим уровень образования, сроки обучения, размер платы за обучение, гарантии и ответственность образовательного учреждения, иные условия.

В соответствии с ФГОС образовательные учреждения самостоятельно разрабатывают и утверждают основную образовательную программу бакалавриата, которая включает в себя изучение циклов: гуманитарные, социальные и экономические циклы; информационно-правовой цикл; профессиональный цикл; и разделы: учебная и производственная практика; итоговая государственная аттестация.

Предусмотренное ст. 29 ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" положение о праве высшего учебного заведения самостоятельно решать вопросы по заключению договоров, определению обязательств и иных условий, не противоречащих законодательству РФ, предполагает, что условия договора, заключенного между потребителем и исполнителем образовательных услуг, не должны противоречить законодательству РФ, в частности Закону РФ "О защите прав потребителей".

При рассмотрении дела судом вышеприведенные нормы Закона были применены правильно.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что *** года между С. и Государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Московская Государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина" был заключен договор № **** на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования.

В соответствии с п. 1.1 договора, академия оказывает услуги по подготовке по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) *** *** в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом по **** форме обучения в **** институте.

Согласно условиям договора академия обязуется, после успешной сдачи вступительных испытаний в соответствии с правилами приема в Академию и предоставлением платежных документов об оплате обучения, зачислить С. в число обучающихся в Академии. При условии успешного освоения основной образовательной программы и прохождении государственной аттестации, при полной оплате, выдается диплом о высшем профессиональном образовании государственного образца с присвоением степени (квалификации) бакалавр по направлению подготовки *** ***, а заказчик обязуется оплачивать обучение.

Срок обучения соответствует срокам, установленным учебным планом.

Согласно п. 4.1 договора, заключенного между сторонами **** г., стоимость обучения в текущем учебном году составляет **** Евро.

Согласно материалам дела, приказами ректора МГЮА № *** от *** г., № *** от *** г., № **** от **** г. и № *** от *** г. была установлена оплата за обучение соответственно на ***, ***, *** и *** учебные годы для студентов - граждан государств-членов СНГ, обучающихся на платной основе, поступающих на 1 курс и зачисляемых для продолжения обучения на любой курс в указанные периоды.

Поскольку исходя из материалов дела отсутствовали основания полагать, что при заключении между сторонами договора о возмездном оказании образовательных услуг и установлении в нем стоимости обучения, ответчиком были нарушены права истца, а доказательств того, что истцу был предоставлен доступ к образованию на иных условиях, чем для граждан РФ, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований о признании перечисленных выше приказов ректора МГЮА дискриминационными. Поскольку в соответствии со ст. ст. 420, 421 ГК РФ С. добровольно заключил договор на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования, согласившись с его условиями, а также с условиями стоимости обучения, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы истца фактически повторяют доводы искового заявления, между тем уже являлись предметом исследования в суде первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка. Доводы жалобы не опровергают выводов решения суда и не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 13 августа 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу истца С. - без удовлетворения.