Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Удовлетворены исковые требования о защите прав потребителя, так как истец-обучающийся не был уведомлен о том, что учебное заведение утратило государственную аккредитацию. Ответчиком-институтом было допущено существенное нарушение условий заключенного договора, повлекшее невозможность для истца получения документа об окончании вуза. Заявление об отчислении было написано истицей по инициативе администрации учебного заведения, как способствование переводу в другое учебное заведение. Институт, лишенный аккредитации, не принял всех необходимых мер для перевода истицы в другое учебное заведение с зачетом всех дисциплин и зачислением на курс, соответствующий уровню полученного образования.]


ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2014 г. по делу № 33-2712


Судья: Железняк Н.В.


28 октября 2014 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Уткиной И.В.

и судей Бабаняна С.С., Потеминой Е.В.

при секретаре Р.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу Уткиной И.В. дело по апелляционной жалобе негосударственного образовательного частного учреждения высшего профессионального образования (НОЧУ ВПО) "Московский институт экономических преобразований" на решение Первомайского районного суда г.Пензы от 3 сентября 2014 года, которым постановлено:

Иск З. к НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований" о защите прав потребителя удовлетворить.

Расторгнуть договор № от ДД.ММ.ГГГГ на предоставление образовательных услуг, заключенный между З. и ответчиком НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований".

Взыскать с ответчика НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований" (<адрес>, ОГРН <данные изъяты>, ИНН <данные изъяты>, дата регистрации ДД.ММ.ГГГГ) в пользу З. (зарегистрирована: <адрес>) денежные средства, уплаченные по договору № от ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты> рублей, компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> рублей, штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в сумме <данные изъяты> рублей, расходы за юридическую помощь в сумме <данные изъяты> рублей, а всего <данные изъяты> рублей.

Взыскать с ответчика НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований" в доход бюджета города Пензы госпошлину в размере <данные изъяты> рублей.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения З., представителя ответчика П., действующего на основании доверенности, судебная коллегия


установила:


ДД.ММ.ГГГГ между З., как студентом, и НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований", как институтом, заключен договор № о предоставлении образовательных услуг с целью получения квалификации экономиста по специальности "финансы и кредит" по заочной форме обучения.

В настоящее время З. обратилась в суд с иском о расторжении данного договора, взыскании уплаченных за обучение денежных средств, компенсации морального вреда, убытков, ссылаясь на то, что по условиям договора срок ее обучения должен составлять четыре года, по окончании которого при успешной сдаче государственных экзаменов и защите диплома ей должен был быть выдан диплом государственного образца. Она произвела оплату учебного процесса в сумме <данные изъяты> руб. за три года обучения, а также <данные изъяты> руб. в качестве оплаты за пересдачу зачета. В настоящий момент она не имеет возможности осуществить защиту диплома и получить диплом об окончании ВУЗа и получении высшего профессионального образования государственного образца, т.к. учебное заведение утратило государственную аккредитацию, о чем она уведомлена не была. Данный факт администрацией ВУЗа скрывался и необходимого содействия в переводе в другое учебное заведение с зачетом пройденных дисциплин оказано не было. Выданная академическая справка в других учебных заведениях не принимается, в связи с чем, утрачена возможность зачета пройденных предметов. В течение длительного времени она находится в состоянии стресса и испытывает нравственные страдания, связанные с потраченными впустую тремя годами обучения и отсутствием возможности устроиться на работу по специальности. Направленная ответчику претензия от ДД.ММ.ГГГГ о расторжении договора и возврате уплаченных денежных средств в добровольном порядке не удовлетворена.

Истица просила расторгнуть договор от ДД.ММ.ГГГГ, взыскать с ответчика денежные средства, оплаченные ею за обучение в сумме <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> руб., убытки в сумме <данные изъяты> руб., связанные с оплатой услуг юриста.

Определением Первомайского районного суда г.Пензы от 3 сентября 2014 года производство по делу в части взыскания оплаты стоимости пересдачи зачета в сумме <данные изъяты> руб. прекращено в связи с отказом от иска.

По оставшимся требованиям Первомайский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований" просит решение отменить, как незаконное и необоснованное. Вывод суда об осуществлении институтом своей деятельности в нарушение требований законодательства при отсутствии государственной аккредитации является необоснованным, поскольку аккредитация по отношению к лицензированию, являющемуся обязательным требованием для осуществления в РФ образовательных услуг, носит дополнительный характер, а ее отсутствие не лишает организацию права оказывать образовательные услуги и выдавать дипломы установленного образца при наличии лицензии. Вывод суда о том, что законом прямо предусмотрена возможность выдачи документов государственного образца в зависимости от наличия у образовательного учреждения государственной аккредитации, является необоснованным, противоречащим положениям п. 1 ст. 27 Закона "Об образовании". Не обоснован и вывод суда о несоответствии выдаваемой ответчиком академической справки требованиям, предъявляемым к ней, поскольку в соответствии с действующим законодательством наличие лицензии на осуществление образовательной деятельности не может служить основанием наличия существенных недостатков в образовательном процессе и не влечет признание академических справок (дипломов) об окончании учебного заведения недействительными. Сомневаясь в условиях осуществления образовательной деятельности, суд не привлек к участию в деле в качестве заинтересованного лица Рособрнадзор, чем нарушил требования ст. 34 и 43 ГПК РФ. Суд не принял во внимание, что в судебном заседании было установлено, что истице было предложено написать заявление о переводе в другое учебное заведение, чем она не воспользовалась и написала личное заявление о расторжении договора в связи с переходом в другое учебное заведение. При таких обстоятельствах оснований для применения положений ст. 13 и 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" у суда не имелось. Заключенный между сторонами договор об оказании платных образовательных услуг в полной мере не может подпадать под действие положений главы 3 указанного Закона, предусматривающей возможность одностороннего расторжения договора по инициативе заказчика, поскольку истицей были приняты условия договора о возврате оплаченной суммы при его досрочном расторжении за вычетом фактически понесенных институтом расходов на подготовку студента. При разрешении требований о компенсации морального вреда судом не принято во внимание, что истицей не доказана вина ответчика в неполучении диплома, предусмотренного договором, что свидетельствует об отсутствии оснований для компенсации морального вреда.

В возражениях на апелляционную жалобу З. просит решение оставить без изменения, жалобу без удовлетворения, как не содержащую доводов, свидетельствующих о незаконности решения суда.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, заслушав объяснения, исследовав материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Удовлетворяя исковые требования, суд признал установленным и исходил из того, что при оказании платных образовательных услуг на основании заключенного договора ответчиком было допущено существенное нарушение его условий, повлекшее невозможность для истицы получения документа об окончании высшего учебного заведения, выразившееся в непредоставлении своевременно потребителю платных услуг сведений об отсутствии у учебного заведения на момент окончания срока действия спорного договора государственной аккредитации, позволяющей выдавать диплом о высшем профессиональном образовании государственного образца, на что рассчитывала З. при заключении договора.

Данные выводы суда, по мнению судебной коллегии, являются правильными, основанными на собранных по делу и правильно оцененных доказательствах, соответствуют нормам действующего законодательства.

Как усматривается из материалов дела, на момент заключения договора ДД.ММ.ГГГГ НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований" имел лицензию на право осуществления образовательной деятельности, в том числе по образовательной программе "экономика" и свидетельство о государственной аккредитации, действительное до ДД.ММ.ГГГГ.

В силу ст. 33.1 Закона РФ от 10 июля 1992 года № 3266-1 "Об образовании", действовавшего на период возникновения спорных правоотношений, лицензированию подлежит образовательная деятельность образовательных учреждений, научных организаций или иных организаций по образовательным программам.

Статьей 33.2 указанного Закона предусматривалось, что государственная аккредитация проводится в отношении образовательных учреждений всех типов и видов (за исключением дошкольных образовательных учреждений и образовательных учреждений дополнительного образования детей), реализующих образовательные программы, к которым установлены федеральные государственные образовательные стандарты или федеральные государственные требования (за исключением основной общеобразовательной программы дошкольного образования), образовательные программы, которые разработаны в соответствии с образовательными стандартами и требованиями и в отношении указанных образовательных программ.

Целями государственной аккредитации образовательного учреждения являются подтверждение соответствия качества образования по образовательным программам, реализуемым образовательным учреждением, федеральным государственным образовательным стандартам или федеральным государственным требования и установление его государственного статуса.

Свидетельство о государственной аккредитации подтверждает право образовательного учреждения или научной организации на выдачу в установленном порядке документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации по аккредитованным образовательным программам.

Довод апелляционной жалобы о дополнительном характере аккредитации по отношению к лицензии на право осуществления образовательной деятельности и наличии у ответчика права оказывать образовательные услуги и при отсутствии государственной аккредитации не может свидетельствовать о незаконности судебного решения, как основанный на ошибочном толковании материального закона ее подателем.

Как видно из материалов дела, заключая спорный договор с институтом в период действия государственной аккредитации, истица рассчитывала на получение по его окончании документа об уровне образования государственного образца, что и предусматривалось п. 1.4 договора, согласно которому студенту, успешно прошедшему все мероприятия итоговой аттестации, выдается диплом о высшем профессиональном образовании.

Однако, в нарушение положений ст. 8, 9 Закона РФ "О защите прав потребителей", действие которого обоснованно распространено судом на правоотношения, возникшие между сторонами договора на оказание платной образовательной услуги, исполнителем не была выполнена обязанность по предоставлению необходимой и достоверной информации, обеспечивающей возможность правильного выбора оказываемых услуг.

Обязанность исполнителя довести до сведения потребителя форму документа, выдаваемого по окончании обучения, предусматривалась и п.п. "е" п. 8 Правил оказания платных образовательных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 505 от 5 июля 2001 года, которые действовали в момент возникновения договорных отношений.

В частности, после истечения срока действия свидетельства о государственной аккредитации, которое имело место в период действия договора об оказании образовательных услуг, заключенного между З. и НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований", потребитель не была поставлена в известность об отсутствии у образовательного учреждения намерения на прохождение государственной аккредитации и, как следствие, отсутствии у них права на выдачу диплома государственного образца на момент окончания срока действия указанного договора.

Давая оценку состоятельности довода ответчика о расторжении договора на основании личного заявления истицы и отказе ее от перевода в другое учебное заведение, суд, по мнению судебной коллегии, обоснованно исходил из фактических обстоятельств, установленных по делу, из которых усматривается, что заявление об отчислении из института было написано истицей по инициативе администрации учебного заведения, как способствование переводу в другое учебное заведение, располагающее возможностью выдачи диплома государственного образца.

При этом судом правильно сделан вывод о том, что достоверных доказательств, с бесспорностью подтверждающих принятие НОЧУ ВПО "МИЭП" всех необходимых мер для перевода З. в другое учебное заведение с зачетом всех дисциплин, пройденных в МИЭП и зачислением на соответствующий уровню полученного у ответчика образования курс, ответчиком представлено не было, дав надлежащую и соответствующую требованиям ст. 67 ГПК РФ оценку представленных сторонами доказательств.

Вывод суда о наличии у ответчика обязанности по обеспечению такого перевода основан на положениях п. 2 Приказа Минобрнауки России № 1122 от 7 октября 2013 года, из которого следует, что в случае приостановления государственной аккредитации полностью или в отношении отдельных уровней образования учредитель организации, осуществляющей образовательную деятельность и (или) уполномоченный им орган управления организацией обеспечивает перевод совершеннолетних обучающихся по их письменному заявлению в случае поступления указанных письменных заявлений в организацию в другие организации, осуществляющие образовательную деятельность по соответствующим образовательным программам.

Указанные обстоятельства позволяли суду прийти к выводу о наличии существенного недостатка оказанной услуги, являющегося основанием для расторжения договора и взыскания причиненных убытков.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 12 Закона РФ "О защите прав потребителей" исполнитель, не предоставивший потребителю полной и достоверной информации об услуге, несет ответственность, предусмотренную п. 1 ст. 29 настоящего Закона, за недостатки услуги, возникшие после ее передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации.

Статьей 29 Закона РФ предусмотрено право потребителя потребовать полного возмещения убытков.

Довод апеллянта о необоснованности применения судом положений ст. 13 и 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" не может являться основанием к отмене судебного решения, как основанный на ошибочном толковании материального закона.

В силу положений преамбулы указанного Закона настоящий закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и исполнителями при оказании услуг по возмездному договору.

Из материалов дела усматривается, что между сторонами по делу имел место возмездный договор об оказании платных образовательных услуг, спор, о ненадлежащем исполнении условий которого, подпадает под действие Закона, в связи с чем у суда имелись основания к применению указанных апеллянтом норм к спорным правоотношениям.

Довод жалобы о принятии истицей условия договора о возможности одностороннего его расторжения по инициативе заказчика и возврате при этом оплаченной суммы за вычетом фактически понесенных институтом расходов по обучению студента не может быть положен в основу отмены решения суда, как несостоятельный и противоречащий фактическим обстоятельствам дела.

Судом в судебном заседании было бесспорно установлено, что в данном случае фактически имело место не одностороннее расторжение договора по инициативе истицы, а ее попытка получить от администрации ВУЗа содействие в переводе в другое учебное заведение в порядке, предусмотренном вышеуказанным приказом Минобрнауки РФ, чего в конечном итоге ответчиком выполнено не было.

Установление факта нарушения прав потребителя на получение качественной услуги обоснованно расценено судом как основание для возложения на ответчика ответственности по компенсации морального вреда в соответствии со ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Данный вывод суда соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 17 от 28 июня 2012 года "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", согласно которым при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Нельзя согласиться и с доводом апеллянта о нарушении судом норм процессуального законодательства в связи с непривлечением к участию в деле Рособрнадзора, т.к. они основаны на неверном толковании процессуального закона в части определения круга лиц, участвующих в деле.

Так, согласно ст. 43 ГПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Оспариваемое решение на права и обязанности Рособрнадзора по отношению к сторонам по делу повлиять не могло, а повода для привлечения его в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК РФ, по данному делу не имелось.

Таким образом, указанный довод не является основанием к отмене судебного решения в связи с нарушением норм процессуального права по смыслу ч. 3, ч. 4 п. 4 ст. 330 ГПК РФ.

Другие доводы, изложенные в апелляционной жалобе, исследовались в судебном заседании и обоснованно, по мотивам, изложенным в решении, отвергнуты как не основанные на законе и не подтвержденные материалами дела.

Выводы суда мотивированы, основаны на полно и всесторонне исследованных обстоятельствах дела, материальный закон применен и истолкован судом правильно.

Изложенное в жалобе не опровергает выводы суда, т.к. приведенные в ней обстоятельства не отражают установленного судом в совокупности всех доказательств, не основаны на правильном толковании закона либо не имеют правового значения для данного дела и направлены на переоценку установленного судом.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения не имеется.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:


Решение Первомайского районного суда г.Пензы от 3 сентября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу НОЧУ ВПО "Московский институт экономических преобразований" - без удовлетворения.