Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Получение должностным лицом (преподавателем высшего учебного заведения) от студента денежных средств в качестве взятки за постановку зачета по определенной дисциплине является основанием для признания преподавателя виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 290 Уголовного кодекса РФ.]

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. № 22-5920/2010


Судья: Скоскина О.В. Дело № 1-243/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Ветровой М.П.

судей: Кузнецова С.Л. и Земцовской Т.Ю.

при секретаре: К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14.09.2010 года кассационное представление прокурора Громаковского П.М. и кассационную жалобу осужденного Н. на приговор Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 09.07.2010 года, которым Н., <...>; ранее не судимый, осужден по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Т.) к 2 годам лишения свободы УК РФ с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок 2 года; по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду со свидетелем С.) к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок 2 года; по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду со свидетелем К.) к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок 2 года; по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Г.) к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок 2 года; по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Л.) к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок 2 года; по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Г.) к 2 годам лишения свободы УК РФ с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок 2 года. На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок два года шесть месяцев. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы считается условным с испытательным сроком три года; с возложением на Н. обязанностей: не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, 1 раз в месяц проходить регистрацию в УИИ по месту жительства.

Заслушав доклад судьи Ветровой М.П., мнение прокурора Меркушевой М.А., полагавшей необходимым приговор по доводам кассационного представления отменить, а кассационную жалобу как необоснованную оставить без изменения, выступление осужденного Н., адвоката Павликовой Н.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденного, полагавших, что кассационное представление удовлетворению не подлежит, судебная коллегия


установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель П.М. Громаковский, не оспаривая квалификацию действий осужденного, просит приговор как несправедливый, чрезмерно мягкий отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда со стадии судебного разбирательства, полагая, что суд не в полной мере учел то, что Н. совершил несколько умышленных корыстных преступлений против интересов государственной службы, посягающих на нормальное функционирование органов системы образования, дискредитирующих государственный институт в глазах общества. В связи с чем, совершенные преступления и сам Н. представляют повышенную социальную опасность. Считает, что приговор противоречит требованиям ст. 43 ч. 2 УК РФ, не соответствует тяжести и общественной опасности совершенных осужденным преступлений, по своему виду является несправедливым, вследствие чрезмерной мягкости.

В кассационной жалобе осужденный Н. просит приговор как не соответствующий фактическим обстоятельствам дела отменить, уголовное дело либо прекратить, либо направить на новое рассмотрение, а, в случае отклонения его жалобы просит отсрочить исполнение дополнительного наказания.

В обоснование ссылается на то, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; считает, что при оценке показаний свидетелей Т., К., С., Г., Л., Г. суд не учел, что факт вымогательства им, Н., взятки, на что ссылались данные лица в заявлениях в правоохранительные органы и в показаниях, своего подтверждения не нашел; в отношении свидетелей Т. и С. не нашел подтверждения факт постановки им зачета, факт наличия зачета у этих студентов и передачи денег; оспаривает показания К. в части запрета преподавателям брать деньги со студентов, полагая, что они противоречат инструкции о порядке предоставления дополнительных платных услуг студентам института, внутреннему положению "О дополнительных платных образовательных услугах...", являются недостоверными и опровергаются нормативными актами Правительства РФ и Федеральным законом "Об образовании"; приводит мотивы необходимости получения денег от студентов Л. и Г., считает свои действия законными и обоснованными; оспаривает показания К. в части того, что у него, Н., были оригиналы ведомостей, считает, что свидетель сам опроверг свои показания в этой части; дает объяснения о причинах непоступления от него, Н., денежных средств в бухгалтерию; ссылается на то, что зачет свидетелям К., Г. поставил на законных основаниях; считает, что показания Г. в приговоре приведены неполно, с искажением их смысла; оспаривает постановку "зачета" в ведомость студентам Л. и Г. считает попытку в данном деле приравнять постановку зачета в копии ведомости Г. и Л. к постановке им зачета - несостоятельной; ссылается на нарушения ст. 5 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", которые усматривает в провокации его действий; считает, что передача денег студентами была осуществлена с целью искусственного получения доказательств преступления; полагает, что деньги от Г. и Л. получил за дополнительные занятия, одно из которых он провел, выдал им задание; ссылается на то, что у студентов были основания его оговаривать; считает, что показаниями свидетелей В. и У. были полностью изобличены сотрудники милиции в фальсификации доказательств (заявлений, объяснений, протоколов допросов); считает, что неверно определен правовой статус свидетелей К., Г., С., Т., поскольку освобождение их от уголовной ответственности считает незаконным; ссылается на существенные для выводов суда противоречия между доказательствами по эпизодам в отношении свидетелей Г. и Л.; в приговоре суд не указал, по каким основаниям отверг одни доказательства и принял за основу другие; выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в суде; считает, что по эпизоду в отношении Л. и Г. не подтверждается факт получения взятки стенограммами разговоров, зачетными книжками, оригиналами зачетных ведомостей; по эпизоду в отношении К., Г. не подтверждается факт передачи ему студентами денежных средств, а признание лиц, совершивших преступление, не может быть положено в основу обвинения без наличия таких доказательств; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия; выводы суда о том, что допрошенные лица подтвердили свои показания являются несостоятельными, так как свидетели Т., К., Г. в судебное заседание не явились; в выводах суда о противоречиях в его показаниях грубо искажен их смысл.

Проверив материалы дела, доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия считает необходимым в части осуждения Н. за преступления, предусмотренные ст. 290 ч. 1 УК РФ, совершенные в отношении свидетелей Т. и С. приговор отменить, уголовное дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда, в остальном приговор как обвинительный - оставить без изменения и с учетом частичной отмены приговора, назначенное наказание - изменить по следующим основаниям.

Осуждение Н. за получение им как должностным лицом лично взятки от К. Г., Л., Г. за постановку им зачета судебная коллегия считает законным и обоснованным, поскольку в данной части приговора суд правильно установил фактические обстоятельства дела, а выводы о виновности осужденного в совершении указанных преступлений подтверждены приведенными в приговоре доказательствами, которым судом дана надлежащая оценка, а именно: заявлением л.д. 75 т. 2) и показаниями свидетеля К. л.д. 78 - 80 т. 2); протоколом осмотра экзаменационной ведомости л.д. 190 - 193, 202, 205 т. 1); показаниями свидетелей К. и Ш. справкой л.д. 13 т. 2); зачетной книжкой К. с записью "зачтено" по дисциплине "Резание материалов" от 29.05.2008 года за подписью Н., протоколом ее выемки и осмотра (т. 2 л.д. 244, 245 - 246, 247 - 250); заявлением и показаниями Г. (т. 2 л.д. 223 л. д. 226 - 228); зачетно-экзаменационной ведомостью и протоколом ее осмотра (т. 1 л.д. 190 - 193, 202, 205); зачетной книжкой, в которой имеется запись "зачтено" от 29.05.2008 года за подписью Н., протоколом ее выемки и осмотра (т. 2 л.д. 244, 245 - 246, 247 - 250, 263, 275); заявлением Л. л.д. 6 т. 1); постановлением о проведении гласного оперативного эксперимента в отношении Н. (т. 1 л.д. 18); постановлением о передаче следователю результатов оперативно-розыскной деятельности (т. 1 л.д. 9); протоколом передачи технических средств звукозаписи Л. - диктофона л.д. 10 т. 1); протоколами осмотра и передачи денежных купюр, в соответствии с которыми 30.05.2008 года в присутствии понятых Л. после осмотра переданы две купюры достоинством 1000 рублей и купюра достоинством 500 рублей для проведения оперативного эксперимента (с указанием номеров и номеров серий купюр) (т. 1 л.д. 11, 12, 13); заявлением Г. т. 1 л.д. 142); постановлением о проведении гласного оперативного эксперимента в отношении Н.(т. 1 л.д. 8); постановлением о передаче следователю результатов оперативно-розыскной деятельности (т. 1 л.д. 9); протоколом передачи технических средств звукозаписи Г. - диктофона (т. 1 л.д. 144); протоколом осмотра и передачи Г. денежных купюр с указанием номеров и номеров серий купюр (т. 1 л.д. 145 - 146); протоколом осмотра места происшествия - кабинета № 20 Института в ходе которого были изъяты два диктофона, добровольно выданные Л. и Г. четыре зачетных ведомости и ежедневник (т. 1 л.д. 107 - 108); протоколом личного обыска Н., в ходе которого у последнего было обнаружено и изъято четыре купюры достоинством 1000 рублей и две купюры достоинством по 500 рублей (т. 1 л.д. 110 - 112); показаниями свидетелей С. и В. т. л.д. 116 - 118, 119 - 121); показаниями свидетеля Л.; показаниями свидетеля Г.; показаниями свидетелей К. и Б..; протоколами осмотра диктофонов, добровольно выданных Г. и Л. т. 1 л.д. 185 - 189, 205); зачетно-экзаменационной ведомостью № 245 учебной группы № 3505, в которой напротив фамилий Л. и Г. имеются записи "зачтено", датированные 30.05.2008 года и рукописные подписи Н.(т. 1 л.д. 190 - 193, 204, 205); протоколами осмотра купюр (т. 1 л.д. 207 - 208, 209); копией устава ГОУВПО "Институт)" (т. 1 л.д. 20 - 64); выпиской из приказа о принятии Н. по трудовому договору на кафедре "Резания, станков и инструментов" на должность профессора (т. 1 л.д. 80); трудовым договором; справкой о том, что преподаватель Н. имеет право приема зачетов, экзаменов, курсовых работ в учебных группах № 3501, 3502, 3505 с правом проставления оценок и зачетов в ведомость деканатов и зачетные книжки (т. 1 л.д. 104).

Свидетели К., Г., Л., Г. давали четкие и последовательные показания об обстоятельствах передачи Н. лично денежных средств за постановку зачета по дисциплине "Резание материалов", которые Н. принимал под предлогом проведения дополнительных занятий. Согласно показаниям свидетелей, при этом вопросы по дисциплине Н. им не задавались, знания не проверялись. Дополнительные занятия не проводились.

Показания данных свидетелей последовательны, логичны и непротиворечивы, согласуются с другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми и наряду с другими доказательствами положены в основу приговора.

Доводы осужденного об отсутствии события преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 1 УК РФ в отношении К. и Г. и об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 1 УК РФ в отношении Л. и Г. были предметом тщательной проверки и оценки судом первой инстанции, никакого объективного подтверждения данные доводы не нашли и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами обвинения.

Доводы кассационной жалобы относительно провокации взятки, о нарушении Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" проверялись в судебном заседании, они получили свою оценку в приговоре и обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку оперативный эксперимент с участием Л. и Г. был проведен в отношении Н. на основании соответствующего постановления (т. 1 л.д. 8) и в полном соответствии с требованиями Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

Согласно ст. 304 УК РФ провокацией взятки является попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказание ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

В данном случае из показаний свидетелей Л., Г. следует, что деньги передавались Н. не только с его согласия, но и по его инициативе.

Об этом же свидетельствует и содержание разговоров между свидетелем Л. и Н., а также между свидетелем Г. и Н., стенограммы которых приобщены к материалам дела.

В связи с чем, доводы осужденного о нарушении закона при проведении оперативного эксперимента, провокации взятки судебная коллегия находит необоснованными.

Несмотря на утверждение в кассационной жалобе, в показаниях свидетелей В. и У., как и в других исследованных судом доказательствах по делу, не содержится данных, свидетельствующих о фальсификации сотрудниками милиции доказательств (заявлений, объяснений, протоколов допросов), о заинтересованности кого-либо из допрошенных лиц в оговоре Н.

В приговоре суд привел мотивы, по которым пришел к выводу об отсутствии у свидетелей обвинения оснований для оговора осужденного. Судебная коллегия с данными выводами суда полностью согласна.

Обвинение в вымогательстве взятки Н. не вменялось, ссылки в заявлениях свидетелей К. Г., Л., Г., их показаниях на вымогательство Н. денежных средств являются восприятием каждым из свидетелей происходившего, и не свидетельствуют о неискренности и неправдивости данных лиц.

По доводам кассационной жалобы судебная коллегия каких-либо оснований к переоценке показаний свидетеля К. не усматривает, поскольку показания данного свидетеля подробны, последовательны, непротиворечивы, подтверждены другими доказательствами, в том числе и в той части, в которой свидетель ссылался на наличие запрета преподавателям принимать деньги от студентов за проведение дополнительных занятий и пояснившего, что период сессии проведение дополнительных занятий вообще запрещено.

Несмотря на утверждение в кассационной жалобе, показания свидетеля в этой части не противоречат инструкции о порядке предоставления дополнительных платных услуг студентам института, внутреннему положению "О дополнительных платных образовательных услугах...".

Все доводы осужденного относительно мотивов получения им денежных средств от студентов Л. и Г. а также доводы о том, что зачет Л. и Г. не был поставлен в зачетную ведомость, а деньги получены от этих студентов за проведение дополнительных занятий обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку они опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств. Суд правильно установил, что Н. дополнительных занятий как со свидетелями Л. и Г. так и со свидетелями К. и Г. не проводил.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что изъятые в ходе осмотра места происшествия ведомости с отметкой о постановке зачета Л., Г., К. и Г. являются копиями противоречат, показаниям свидетеля К. справке, согласно которым, зачетная ведомость преподавателю выдается в единственном экземпляре, а также ведомостями, приобщенными к материалам дела и протоколом их осмотра, согласно которым, представленные в материалах дела ведомости содержат рукописный текст, выполненный сотрудником деканата.

Судебная коллегия считает необоснованными ссылки в кассационной жалобе на несостоятельность справки, из содержания которой следует, что он, Н., денежных средств в бухгалтерию не вносил, поскольку материалами дела, показаниями свидетеля К. и свидетеля Щ. подтверждается невозможность как принятия преподавателем лично денежных средств от студентов за предоставление им дополнительных платных образовательных услуг, так и невозможность внесения в бухгалтерию преподавателем денежных средств, полученных от студента, за дополнительные занятия.

У судебной коллегии не имеется оснований не доверять показаниями свидетелей К. и Г. относительно обстоятельств дела, так как показания данных лиц последовательны, непротиворечивы, они нашли свое объективное подтверждение другими доказательствами по делу, в том числе: зачетно-экзаменационной ведомостью № 255 учебной группы № 3501, с соответствующими отметками о постановке зачета К. и Г. протоколом ее осмотра, протоколом выемки и осмотра зачетных книжек К. и Г., зачетными книжками данных студентов, в которых имеются записи "зачтено", датированные 29.05.2008 года по дисциплине "Резание материалов" за подписью Н., оснований оговаривать Н. указанные свидетели, как правильно установлено судом, не имеют.

Также не имеется оснований не доверять показаниям свидетеля К. относительно обстоятельств передачи им денежных средств Н. и в той части, что переданные ему К. денежные средства Н. убрал, поскольку в этой части показания К. согласуются с показаниями свидетеля Г., не доверять показаниям которой у судебной коллегии оснований также нет.

Показания свидетелей Г. и К. о том, что в зачетную книжку зачет им был поставлен на следующий день после проставления 29.05.2008 года зачета в зачетную ведомость, у судебной коллегии сомнений не вызывают, поскольку запись в зачетной книжке студента о сдаче зачета либо экзамена производится на основании записи в зачетной ведомости.

Несмотря не утверждение в кассационной жалобе, показания свидетеля Г. в приговоре приведены с достаточной полнотой и без искажения их смысла;

Правовой статус свидетелей К., Г. определен верно, поскольку до обращения указанных лиц в правоохранительные органы с заявлением о привлечении Н. к уголовной ответственности, последним о преступной деятельности Н. в отношении указанных лиц известно не было, в связи с чем, освобождение этих свидетелей от уголовной ответственности является законным и обоснованным. Нарушений требований УПК РФ, в том числе ч. 2 ст. 77 УПК РФ, при использовании судом показаний данных свидетелей при доказывании не допущено.

Каких-либо противоречий доказательства, приведенные в приговоре, в том числе в обоснование виновности Н. в совершении преступлений в отношении свидетелей Л. и Г., не содержат, так как зачет указанным свидетелям, как правильно установил суд, был поставлен Н. в подлинник зачетной ведомости. В связи с задержанием Н., зачет им не был поставлен данным свидетелям в зачетные книжки, что, как было установлено в ходе судебного разбирательства, в том числе и из показаний свидетеля К., других доказательств, не свидетельствует о непостановке зачета данным студентам. Стенограммами записанных разговоров Н. с Л. и Г. показания последних о даче ими взятки Н. за постановку зачета по дисциплине, несмотря на утверждение Н., не опровергаются. Данные стенограммы не свидетельствуют о невиновности Н. в совершении преступлений. Изложенное нашло свою оценку в приговоре.

Показания Н. правильно приведены в приговоре и верно оценены, в связи с чем, оснований полагать, что судом существенно искажен смысл показаний Н., у судебной коллегии не имеется.

С юридической квалификацией действий Н. судом судебная коллегия согласна.

Нарушений требований УПК РФ при принятии судебного решения по уголовному делу в отношении Н., влекущих отмену или изменение приговора, в части осуждения за совершение преступлений в отношении свидетелей К., Г., Л., Г. не допущено.

Иные доводы кассационной жалобы Н. в части осуждения за вышеперечисленные преступления не влияют на законность и обоснованность выводов суда.

При назначении Н. наказания суд в полной мере учел требования ст. ст. 60, 61, 63 УК РФ и все существенные для решения вопроса о мере наказания обстоятельства, а также те, на которые имеются ссылки в кассационном представлении: общественную опасность совершенных преступлений, личность осужденного, назначив Н. наказание в виде лишения свободы и дополнительное наказание.

Суд обоснованно пришел к выводу о необходимости назначения осужденному, с учетом общественной опасности и тяжести преступления, характеристики личности осужденного, конкретных обстоятельств дела, наказания в виде лишения свободы.

В то же время, вывод суда о возможности исправления осужденного без реального отбывания им наказания является правильным, поскольку Н. ранее не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые, работает, имеет ряд хронических заболеваний.

В связи с изложенным, доводы кассационного представления о чрезмерной мягкости назначенного наказания, нарушении ст. 43 УК РФ, судебная коллегия находит необоснованными.

Кроме того, возложение на осужденного обязанности периодически являться в орган внутренних дел для регистрации предусмотрен УИК РФ, в связи с чем, дополнительного указания об этом в приговоре не требуется. Возложение на осужденного обязанности не менять без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, места работы требованиям закона не отвечает, связи с чем, судебная коллегия не возлагает на осужденного вышеперечисленные обязанности.

В части осуждения Н. за преступления, совершенные по ст. 290 ч. 1 УК РФ в отношении Т. и С. судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, с направлением в этой части уголовного дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, когда он постановлен с соблюдением норм УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Однако, в части осуждения Н. за преступления, совершенные в отношении Т. и С. приговор этим требованиям закона не отвечает.

Так, при постановлении приговора должны получить оценку суда все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. В приговоре суд должен указать, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим суд должен исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Согласно ст. 379 ч. 1 п. 1, 380 УПК РФ основанием к отмене приговора является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, когда выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании либо суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а равно, когда при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие.

Данные требования закона при проверке и оценке доказательств, положенных в основу осуждения Н., по эпизодам в отношении Т. и С. судом не были соблюдены.

Так, в приговоре суд признал вину осужденного Н. по ст. 290 ч. 1 УК РФ установленной и доказанной в том, что он как должностное лицо получил от Т. 29.05.2008 г. в качестве взятки денежные средства в сумме 2500 рублей за постановку тому зачета по дисциплине "Резание материалов", а также виновным - в том, что он, Н., 29.05.2008 года получил от С. в качестве взятки денежные средства в сумме 2500 рублей за постановку той зачета по дисциплине "Резание материалов".

В обоснование своих выводов о виновности Н. в этой части обвинения суд сослался, в том числе, на заявления Т.(т. 2 л.д. 132) и С. т. 2 л.д. 214), показания Т. на предварительном следствии (т. 2 л.д. 135 - 137) и показания С. в судебном заседании о том, что за получение зачета по дисциплине "Резание материалов" каждый из них передал Н. денежные средства в сумме 2500 рублей, а также на запись в зачетной книжке Т. от 29.05.2008 года "хорошо" по дисциплине "Резание материалов" за подписью Н. и на запись в зачетной книжке С. от 29.05.2008 года "отлично" по дисциплине "Резание материалов" за подписью Н. (т. 2 л.д. 244, 245 - 246, 247 - 250, 271 - 272, 273 - 274, 275).

Вместе с тем, свои выводы о виновности Н. в совершении указанных преступлений суд обосновал, в том числе доказательствами, имеющими существенные для выводов суда противоречия, которые в ходе судебного разбирательства не были выяснены и устранены. При этом, в приговоре суд не указал по каким основаниям он отверг одни доказательства и принял за основу другие.

Так, согласно осмотренным зачетным книжкам указанных студентов, Т. 29.05.2008 года сдавал не зачет, а экзамен по дисциплине "Резание материалов" и получил оценку "хорошо", а С. 29.05.2008 года сдала не зачет, а экзамен по дисциплине "Резание материалов", и получила оценку "отлично", зачета по указанной дисциплине они не сдавали.

Однако, данные противоречия между заявлением и показаниями свидетелей на предварительном следствии с одной стороны и записями в зачетных книжках студентов с другой стороны, имеющие существенное значение для выводов суда, судом не были устранены, оценки суда они не получили. Т. по данным обстоятельствам в судебном заседании не допрашивался.

Допрошенная в судебном заседании С. пояснила, что, в заявлении в правоохранительные органы и в своих показаниях на предварительном следствии она ошибочно указала на сдачу зачета, в то время как сдавала экзамен. Однако в приговоре данные показания свидетеля не приведены, оценки они не получили, а суд сослался в приговоре на показания С. на предварительном следствии, в то время как указал на них, как на показания, данные ею в судебном заседании. При этом, суд не привел мотивов, по которым отверг показания С. в судебном заседании относительно сдачи экзамена и принял за основу ее показания на предварительном следствии, в то время как они противоречат записи в зачетной книжке С.

Обвинение Н. в получении взятки за постановку Т., а также С. экзамена не вменялось.

Доводы кассационной жалобы Н. о том, что учебным планом не предусмотрен зачет у студентов - свидетелей Т. и С. доводы жалобы осужденного о том, что факт постановки свидетелям Т. и С. зачета не нашел подтверждения в ходе судебного разбирательства, не опровергнуты.

При таких обстоятельствах, осуждение Н. по ст. 290 ч. 1 УК РФ за получение им как должностным лицом взятки за прием 29.05.2008 года зачета по дисциплине "Резание материалов" в сумме 2500 рублей от студента учебной группы № 3005 Т. и осуждение его же по ст. 290 ч. 1 УК РФ за получение им как должностным лицом взятки за прием 29.05.2008 года зачета по дисциплине "Резание материалов" в сумме 2500 рублей от студентки учебной группы № 3001 С. судебная коллегия не может признать законным и обоснованным.

В связи с чем, приговор в этой части подлежит отмене с направлением в данной части уголовного дела на новое судебное разбирательство, при проведении которого суду надлежит устранить выявленные нарушения норм УПК РФ и имеющиеся противоречия в доказательствах и принять законное и обоснованное решение.

В связи с отменой в части приговора, с направлением уголовного дела в части на новое судебное разбирательство, приговор в части разрешения судьбы вещественных доказательств также подлежит отмене.

Отмену приговора в части судебная коллегия учитывает при назначении Н. наказания по совокупности преступлений.

Оснований для отмены или изменения в отношении Н. избранной меры пресечения не имеется.

С учетом вышеизложенного, кассационное представление и кассационную жалобу судебная коллегия считает необходимым удовлетворить частично.

Руководствуясь ст. 373, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия


определила:

Приговор Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 09.07.2010 года в отношении Н. в части осуждения по ст. 290 ч. 1 УК РФ за преступление в отношении Т. этот же приговор в части осуждения по ст. 290 ч. 1 УК РФ за преступление в отношении С. отменить.

Уголовное дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В части осуждения Н. по ст. 290 ч. 1 УК РФ за преступление в отношении Л. по ст. 290 ч. 1 УК РФ, за преступление в отношении Г. по ст. 290 ч. 1 УК РФ, за преступление в отношении К. по ст. 290 ч. 1 УК РФ, за преступление в отношении Г. с назначением наказания за каждое преступление: в виде двух лет лишения свободы с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок два года приговор оставить без изменения.

В соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности данных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Н. наказание в виде двух лет шести месяцев лишения свободы, с лишением права заниматься преподавательской деятельностью на срок два года шесть месяцев.

В соответствии со ст. 73 ч. 3 УК РФ наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком три года.

В соответствии со ст. 73 ч. 5 УК РФ возложить на осужденного Н. обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Меру пресечения Н. - подписку о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

В части решения вопроса о вещественных доказательствах приговор отменить.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу удовлетворить частично