Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Основанное на анализе объективных данных исключение должности педагога дополнительного образования из категории должностей, работа в которых засчитывается в выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, произведено Правительством Российской Федерации во исполнение возложенных на него законодателем полномочий. Само по себе изменение оценки профессиональной деятельности педагогов дополнительного образования применительно к льготному пенсионному обеспечению не может рассматриваться как нарушающее конституционное право граждан на социальное обеспечение, если оно сопровождается соблюдением принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также в случае необходимости - предоставление гражданам возможности в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям]

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2006 г. № 512-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ ЧЕХОВОЙ ЗОИ МИХАЙЛОВНЫ

НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 12

ПРАВИЛ ИСЧИСЛЕНИЯ ПЕРИОДОВ РАБОТЫ, ДАЮЩЕЙ ПРАВО

НА ДОСРОЧНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВОЙ ПЕНСИИ ПО СТАРОСТИ ЛИЦАМ,

ОСУЩЕСТВЛЯВШИМ ПЕДАГОГИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

ДЛЯ ДЕТЕЙ, В СООТВЕТСТВИИ С ПОДПУНКТОМ 10 ПУНКТА 1

СТАТЬИ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки З.М. Чеховой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,


установил:

1. Гражданка З.М. Чехова в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующим статьям 1, 2, 6 (часть 2), 17 (часть 1), 18, 19, 39 (часть 1) и 55 Конституции Российской Федерации положение пункта 12 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года № 781), согласно которому работа в должности педагога дополнительного образования (пункт 2 раздела "Наименование должностей" утвержденного тем же Постановлением Правительства Российской Федерации Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации") в учреждениях дополнительного образования детей (пункт 2 раздела "Наименование учреждений" названного Списка) за периоды начиная с 1 января 2001 года засчитывается в стаж работы при условии, что лицо занимало указанную должность в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года.

Как следует из представленных материалов, управлением Пенсионного фонда Российской Федерации по Подгоренскому району Воронежской области З.М. Чеховой отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" из-за отсутствия требуемой продолжительности специального стажа, в который не был засчитан период ее работы с 10 июля 2001 года по 25 мая 2004 года в должности педагога дополнительного образования в Подгоренском муниципальном учреждении дополнительного образования "Дом детства и юношества".

Решением Подгоренского районного суда Воронежской области от 27 июля 2005 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 25 августа 2005 года, в удовлетворении ее требования о признании незаконным решения управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Подгоренскому району Воронежской области, равно как и в удовлетворении ее надзорной жалобы Воронежским областным судом отказано.

По мнению заявительницы, оспариваемая норма, ограничивая право педагогов дополнительного образования учреждений дополнительного образования детей, не работавших в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года в этой должности в названных учреждениях, на досрочное пенсионное обеспечение, ставит их в неравное положение с другими педагогами, работавшими в указанный период.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял З.М. Чехову о том, что ее жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявительницей материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Согласно статье 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (часть 1); государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом (часть 2).

В соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, трудовая пенсия по старости назначается независимо от возраста.

В действующей системе пенсионного обеспечения установление для указанной категории лиц льготных условий приобретения права на трудовую пенсию по старости (как и предоставление им пенсии за выслугу лет, предусматривавшееся в ранее действовавшем пенсионном законодательстве) направлено, главным образом, на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности ранее достижения общего пенсионного возраста. Поэтому право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в образовательных учреждениях, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными характером определенной профессиональной деятельности, а именно деятельности, связанной с воспитанием детей (педагогической деятельности).

Выделение в особую категорию лиц, имеющих право на досрочное пенсионное обеспечение по старости, отдельных работников, осуществляющих такую деятельность, фактически основанное на учете профиля выполняемой ими работы, само по себе не может расцениваться как нарушение принципа равенства всех перед законом либо как ограничение права граждан на пенсионное обеспечение (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 года № 392-О по запросу Автозаводского районного суда города Нижнего Новгорода).

3. Согласно пункту 3 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Действуя в пределах предоставленного ему полномочия, Правительство Российской Федерации Постановлением от 29 октября 2002 года № 781 утвердило названные Список и Правила, которые конкретизируют применительно к пенсионному обеспечению не раскрытые в указанном Федеральном законе понятия "педагогическая деятельность" и "учреждения для детей", обеспечивая тем самым реализацию права граждан на досрочное пенсионное обеспечение.

Возложение законодателем на Правительство Российской Федерации полномочия по определению того, какого рода профессиональная деятельность может быть отнесена к педагогической и сопряжена ли она с повышенными психофизиологическими нагрузками, предполагает, что в основе соответствующей дифференциации должны лежать объективные критерии оценки характера труда и функциональных обязанностей по той или иной должности.

Аналогичным образом реализовывалось и право работников образования на пенсию за выслугу лет по ранее действовавшему законодательству (статьи 80 и 83 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года "О государственных пенсиях в Российской Федерации").

Постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года № 1067 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей предусматривало включение в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, работу в должности педагога дополнительного образования в образовательных учреждениях дополнительного образования детей.

С принятием Постановления Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2001 года № 79 "О внесении изменений и дополнений в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года № 1067" работа в должности педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования детей за периоды с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года включалась в специальный стаж без ограничений, а начиная с 1 января 2001 года - при условии наличия у гражданина выслуги продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев и факта работы в данной должности в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года.

Основанное на анализе объективных данных исключение должности педагога дополнительного образования из категории должностей, работа в которых засчитывается в выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, произведено Правительством Российской Федерации во исполнение возложенных на него законодателем полномочий.

Само по себе изменение оценки профессиональной деятельности педагогов дополнительного образования применительно к льготному пенсионному обеспечению не может рассматриваться как нарушающее конституционное право граждан на социальное обеспечение, если оно сопровождается соблюдением принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также в случае необходимости - предоставление гражданам возможности в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2001 года № 8-П).

Для граждан, которые в период до 31 декабря 2000 года занимали должность педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования детей, Правительство Российской Федерации в названном Постановлении предусмотрело возможность зачета в выслугу лет периодов работы после 1 января 2001 года в этой должности. Оспариваемая заявительницей норма фактически воспроизводит это положение Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года № 1067 в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2001 года № 79.

Введение в действие указанного изменения правового регулирования сопровождается установлением специальной гарантии для лиц, длительное время проработавших в учреждениях для детей и с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года занимавших должности педагогов дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования детей. Таким образом обеспечивалась необходимая стабильность в правовом регулировании, а для граждан создавалась возможность адаптироваться к изменившимся условиям их пенсионного обеспечения.

Следовательно, норма, закрепившая данное правило, не может рассматриваться как нарушающая право на пенсионное обеспечение граждан, поступивших на работу в учреждения дополнительного образования детей на должность педагога дополнительного образования после 1 января 2001 года.

Требования заявительницы, по существу, сводятся к необходимости изменения условий зачета в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в школах и других учреждениях для детей, периода работы в должности педагога дополнительного образования, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а относится к полномочиям законодателя.

Как видно из содержания жалобы, заявительница поступила на должность педагога дополнительного образования после введения в действие Постановления Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2001 года № 79. В период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года она работала в должности воспитателя детского сада, которая не дает права зачета в выслугу лет работы в должности педагога дополнительного образования в период после 1 января 2001 года. При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что права заявительницы были нарушены.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации


определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Чеховой Зои Михайловны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ