Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Установленное законом ограничение права на занятие педагогической деятельностью для лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость обусловлено спецификой педагогической деятельности, содержание которой составляют обучение и воспитание граждан в соответствии с требованиями морали, общепризнанными ценностями уважения к закону и правам других лиц, направлено на защиту общественных интересов и прав обучающихся и не может рассматриваться как несоразмерное. Данное ограничение не является и дополнительным наказанием за совершение умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, поскольку оно не выступает мерой уголовного наказания, основано на судебном решении, которое устанавливает вину гражданина в совершении соответствующего преступления и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном законом.]

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2010 г. № 127-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА ЛАЗАРЕВА СЕРГЕЯ ФЕДОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ

ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЕМ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 331

ТРУДОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина С.Ф. Лазарева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,


установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.Ф. Лазарев оспаривает конституционность положения части второй статьи 331 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которому к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления. По мнению заявителя, данная норма ограничивает его конституционное право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию и не соответствует статьям 2, 17, 18, 37 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные С.Ф. Лазаревым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Согласно Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1). Из названных конституционных положений, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, в частности в Постановлениях от 27 декабря 1999 года № 19-П и от 15 марта 2005 года № 3-П, не вытекает, однако, ни субъективное право человека занимать определенную должность, выполнять конкретную работу в соответствии с избранными им родом деятельности и профессией, ни обязанность кого бы то ни было такую работу или должность ему предоставить.

Положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по своему соглашению решать вопросы, связанные, в том числе, с возникновением трудовых отношений, не препятствуют установлению в федеральном законе особых правил замещения отдельных должностей, предопределяемых характером трудовой деятельности, ее задачами, принципами организации и осуществления (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 3 октября 2002 года № 233-О, от 14 января 2003 года № 32-О и от 23 июня 2009 года № 1012-О-О).

Реализуя свои полномочия, законодатель установил ограничение права на занятие педагогической деятельностью для лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления. Такое ограничение, обусловленное спецификой педагогической деятельности, содержание которой составляют обучение и воспитание граждан в соответствии с требованиями морали, общепризнанными ценностями уважения к закону и правам других лиц, направлено на защиту общественных интересов и прав обучающихся и не может рассматриваться как несоразмерное, не согласующееся с предписаниями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Данное ограничение не является и дополнительным наказанием за совершение умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, поскольку оно не выступает мерой уголовного наказания, основано на судебном решении, которое устанавливает вину гражданина в совершении соответствующего преступления и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном законом.

Кроме того, С.Ф. Лазаревым, несмотря на уведомление Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации, не представлены документы, подтверждающие применение в его деле статьи 331 Трудового кодекса Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации


определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лазарева Сергея Федоровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН