Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[Должности "инструктор по вождению" и "мастер производственного обучения" не тождественны, инструктор по вождению не является педагогическим работником, на него не распространяются гарантии и льготы, предусмотренные для лиц данной категории.]



СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2014 г. по делу № 33-1753/2014


Судья Шихалева Е.Л.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Васильевой А.С.,

судей Бурматовой Г.Г.,

Козлова О.А.,

при секретаре Жернаковой О.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Р. к ГБОУ СПО СО "Талицкий лесотехнический техникум им. Н.И. Кузнецова" о внесении изменений в трудовой договор, взыскании заработной платы за переработку сверх нормы часов, обязании предоставить очередной и дополнительный отпуска, сведения в Пенсионный фонд о наличии права на педагогический стаж

по апелляционной жалобе истца на решение Талицкого районного суда Свердловской области от 02.12.2013,

заслушав доклад судьи Бурматовой Г.Г., пояснения представителя истца М., по доверенности от <...>, представителя ответчика З. по доверенности от <...>, судебная коллегия


установила:

Р. обратился в суд с вышеназванным иском, в обоснование которого указал, что с <...> он работает в ГБОУ СПО СО "Талицкий лесотехнический техникум им. Н.И. Кузнецова" в должности инструктора по вождению автомобиля по основному месту работы на основании трудового договора, приказа о приеме на работу. В 2013 году он обратился к директору техникума с заявлением о предоставлении ему отпуска как педагогическому работнику в количестве 56 дней, на которое получил ответ о том, что он не является педагогическим работником. Считает данное утверждение незаконным, поскольку ответчик на основании бессрочной лицензии обучает граждан по образовательным программам подготовки водителей транспортных средств различных категорий, то есть осуществляет образовательный процесс. Практические занятия по вождению, которые проводит истец, являются частью таких образовательных программ, в связи с чем, он как инструктор является педагогом. Истец ссылается на Приложение № 1 к Рекомендациям об условиях оплаты труда работников образовательных учреждений, утвержденных письмом Минобрнауки России и Профсоюза работников народного образования и науки РФ № АФ-947/96 от 26.10.2004, в соответствии с которым мастера производственного обучения (в том числе обучения вождению транспортных средств) относятся к педагогическим работникам, а также на Общероссийский классификатор занятий, утвержденный постановлением Госстандарта России № 298 от 30.12.1993, из которого следует, что профессия инструктора по вождению автомобилей отнесена к группе преподавательского персонала по обучению управлению средствами передвижения. Полагает, что не переименовывая его должность в должность мастера производственного обучения в соответствии с законодательством, ответчик как работодатель нарушает его трудовые права: право на дополнительный отпуск, укороченную рабочую неделю, право на педагогический стаж.

Просил суд с учетом уточнений обязать ответчика внести в его трудовой договор № <...> от <...> изменения, указав: в п. 1.1 п. 1 "работник принимается на работу в ГБОУ СПО СО "Талицкий лесотехнический техникум им. Н.И. Кузнецова" по профессиональной квалификационной группе педагогический работник по должности мастер производственного обучения; в п. 6.2 п. 6 продолжительность рабочего времени 36 часов в неделю; п. 6.3 п. 6 ежегодный оплачиваемый отпуск в количестве 28 рабочих дней и 28 рабочих дней ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска; в п. 7.3 п. 7 производить компенсацию на приобретение книгоиздательской продукции; взыскать с ответчика оплату переработки сверх нормы часов в сумме <...> руб <...>. коп. за период с <...> по <...>; обязать ответчика предоставить очередной и дополнительные отпуска за 2009 год 56 рабочих дней - основной 28 рабочих, 28 дополнительных дней, за 2010, 2011, 2012 года по 28 дней за каждый год дополнительного отпуска, за 2013 год 56 рабочих дней - основной 28 рабочих, 28 дополнительных дней; обязать ответчика предоставить сведения в Пенсионный фонд о наличии у него права на педагогический стаж работы с <...> по <...>.

Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражал, указал, что Р. был принят на должность инструктора по вождению автомобиля, а не на должность мастера производственного обучения, о чем он знал изначально. Оснований считать его мастером производственного обучения и предоставлять ему гарантии и льготы, связанные с указанной должностью нет. Также указал, что по окончании автокурсов, инструктором которых является истец, выдается свидетельство об окончании курсов, являющееся основанием для допуска к сдаче экзаменов на получения удостоверения водителя в ГИБДД, в то время как должность мастера производственного обучения вводится лишь по тем образовательным программам, по которым по окончании образовательного процесса выдается документ установленного образца об образовании и (или) о квалификации.

Решением Талицкого районного суда Свердловской области от 02.12.2013 в удовлетворении исковых требований отказано.

С таким решением не согласился истец, в апелляционной жалобе ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, указал на неправильное применение судом норм материального права, несоответствие выводов суда установленным обстоятельствам по делу. Просит решение суда отменить, исковые требования удовлетворить.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца поддержала доводы апелляционной жалобы. Указала, что истец отвечает всем квалификационным требованиям должности мастера производственного обучения. При принятии его на работу истец был ознакомлен с трудовым договором с указанием его должности инструктора, между тем, трудовая функция истца не соответствует наименованию его должности. В соответствии с Федеральным законом "Об образовании в Российской Федерации" обучение и воспитание разделить нельзя. Полагает, что суд неправильно применил ст. 2 указанного Закона. Суд не дал оценки программе обучения, которую разрабатывал сам истец. Истец занимается со своими учащимися, изучает соответствующую литературу.

Представитель ответчика в заседание суда апелляционной относительно доводов апелляционной жалобы возражал. Пояснил, что по окончании курса, который ведет истец, выдается свидетельство о том, что гражданин прослушал автокурс. Закон допускает самостоятельную подготовку для сдачи экзамена на вождение без прохождения данных курсов. В должностной инструкции истца отражено, что истец не несет педагогические функции.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Оценивая требования истца как работника об обязании ответчика как работодателя внести изменения в трудовой договор в части указания его должности мастер производственного обучения вместо занимаемой им должности инструктора и установлении соответствующих льгот на дополнительный отпуск, укороченную рабочую неделю, на педагогический стаж, суд верно руководствовался положениями трудового законодательства.

Согласно ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с указанным Кодексом.

В силу ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений является обязанность сторон трудового договора соблюдать условия заключенного договора.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан, в частности, соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Статья 68 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора. Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу объявляется работнику под роспись в трехдневный срок со дня фактического начала работы. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежаще заверенную копию указанного приказа (распоряжения).

Из приведенных норм права следует, что основным документом (и как следствие, доказательством), подтверждающим факт возникновения трудовых отношений и их условия, является трудовой договор.

В соответствии со ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии со ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Таким образом, трудовое законодательство предусматривает добровольность заключения сторонами трудового договора.

Как следует из материалов дела, верно установлено судом и никем не оспаривается, Р. с <...> работает в ГБОУ СПО СО "Талицкий лесотехнический техникум им. Н.И. Кузнецова" в должности инструктора по вождению автомобиля по основному месту работы с почасовой оплатой труда из внебюджетных средств на основании трудового договора № <...> от <...>, приказа о приеме на работу.

Решением Талицкого районного суда Свердловской области от 01.08.2013, вступившим в законную силу, трудовой договор с истцом признан заключенным на неопределенный срок.

В обоснование заявленных требований истец ссылается на несоответствие его трудовой функции наименованию его должности. По существу, доводы иска основаны на том, что во исполнение Приказа Министерства Просвещения СССР № 75 от 27.06.1974 года "О переименовании должностей инструкторов по обучению практическому вождению автомобиля в должности мастеров производственного обучения вождению и установлении для них новых должностных окладов", которым должности инструкторов по обучению практическому вождению автомобиля в общеобразовательных школах переименованы в должности мастеров производственного обучения вождению, и, по мнению истца, должность "инструктор по вождению автомобиля" ответчиком установлена незаконно, в образовательном учреждении, где работает истец, может быть установлена только должность "мастер производственного обучения".

Судебная коллегия полагает такие доводы не основанными на законе, поскольку действующее законодательство не исключает существование как должности "инструктора по вождению", так и должности "мастера производственного обучения", данные должности являются различными.

Общероссийским классификатором занятий ОК 010-93, утвержденным Постановлением Госстандарта Российской Федерации от 30.12.1993 предусмотрена должность "Инструктора по вождению автомобилей".

Вопрос о тождественности выполняемых истцом функций, условий и характера деятельности должности "мастера производственного обучения" мог быть решен судом в случае неправильного наименования работодателем должности истца, которая не содержится в нормативно-правовых актах. Однако должность истца "инструктор по вождения автомобиля" поименована правильно.

Принимая во внимание изложенное, факт ознакомления истца с трудовым договором с указанием его должности инструктора, с приказом о приеме на работу от <...> в должности инструктора (т. 1 л. д. 191), добровольность подписания истцом указанных актов, а также факт работы в должности инструктора с <...>, отсутствие нового письменного трудового договора с Р. или соглашения об изменении сторонами условий договора в указанной части, судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что оснований для внесения изменений в трудовой договор № <...> от <...>, заключенный с истцом в части принятия его педагогическим работником по должности мастер производственного обучения, не имеется.

Поскольку Р. не признан педагогическим работником, на него не могут быть распространены гарантии и льготы, предусмотренные для лиц данной категории в части продолжительности рабочего времени 36 часов в неделю, права на дополнительный отпуск, право на компенсацию на приобретение книгоиздательской продукции.

Выводы, изложенные в решении суда, достаточно подробно им мотивированы и основываются на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым суд дал надлежащую, отвечающую правилам ст. ст. 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и правильную по существу правовую оценку. Они соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и закону, а поданная истцом жалоба не позволяет признать их ошибочными.

Доводы апелляционной жалобы воспроизводят доводы искового заявления истца, фактически повторяют позицию истца, изложенную им в заявлении и в суде первой инстанции, не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, их необоснованность отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, с которыми судебная коллегия согласна.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. ст. 329, 335 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


определила:

решение Талицкого районного суда Свердловской области от 02.12.2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

Председательствующий

А.С.ВАСИЛЬЕВА

Судьи

Г.Г.БУРМАТОВА

О.А.КОЗЛОВ