Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[В отсутствие законодательного запрета на возможность частному учреждению обладать имуществом на праве собственности, с учетом возможностей, предоставленных субъекту гражданского оборота специальным законодательством об образовании, и достаточных доказательств приобретения спорного имущества за счет собственных средств Института, суд пришел к выводу о том, что истец приобрел право собственности на спорные нежилые помещения, находящиеся в административном здании, построенном на основании договора участия в инвестировании строительства. Ошибочным является мнение ответчика о том, что нежилые помещения поступили в оперативное управление НОУ.]



СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2014 г. по делу № 33-640/2014


Судья Торжевская М.О.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Константиновой О.В.,

судей Ильиной О.В.,

Семерневой Е.С.

при секретаре Королевой Е.В. рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Уральский Финансово-Юридический институт" (далее - НОУ ВПО "УрФЮИ") к В., Н., Обществу с ограниченной ответственностью "Лоза" (далее - ООО "Лоза"), Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области о признании права собственности, признании недействительным права оперативного управления, признании отсутствующим права общей долевой собственности, признании сделки недействительной

по апелляционным жалобам ответчика В., представителя ответчика ООО "Лоза" - И. на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 28.10.2013.

Заслушав доклад судьи Константиновой О.В., объяснения представителей ответчиков В. - Ю., действующей на основании доверенности от <...>, ООО "Лоза" - Б., действующего на основании доверенности от <...>, Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области - Л., действующей на основании доверенности от <...>, возражения представителей истца - К., действующей на основании доверенности от <...>, З., действующего на основании доверенности от <...>, ответчика Н., судебная коллегия


установила:

НОУ ВПО "УрФЮИ" обратилось в суд с указанным иском. В обоснование исковых требований указало, что <...> НОУ "УрФЮИ" и ОАО "ТТМ" заключили договор № <...> на долевое участие в инвестировании строительства, в соответствии с указанным договором институт за счет своих средств осуществил строительство спорного объекта недвижимости, принял его на баланс, несет бремя его содержания и пользуется им для образовательного процесса. В нарушение права собственности института, а также без учета того, что право собственности в отношении данного имущества не было зарегистрирована на учредителя и не могло у него возникнуть, <...> на основании заявления учредителя Н. произведена государственная права оперативного управления НОУ ВПО "УрФЮИ" на эти помещения <...>. В. (бывшая супруга Н.) обратилась в Управление государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области с заявлением о регистрации права собственности на <...> долю указанного имущества. В нарушение норм Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", семейного законодательства сотрудником данного регистрирующего органа принято решение об исправлении технической ошибки, которым в лист <...> подраздела <...> в графу "особые отметки" внесена запись "собственник Н.", и произведена государственная регистрация права общей долевой собственности В. на вышеуказанные нежилые помещения, о чем выдано соответствующее свидетельство. В процессе судебного разбирательства по данным обстоятельствам, вопреки наложенным судом обеспечительным мерам в отношении данного имущества, В., злоупотребляя правами, с целью вывода имущества, затягивания судебного процесса своим решением от <...> внесла спорное имущество в уставный капитал ООО "Лоза", за которым было также противоправно зарегистрировано право собственности.

На основании изложенного, истец НОУ ВПО "УрФЮИ", уточнив свои исковые требования, просил: признать право собственности на нежилые помещения общей площадью <...> кв. м, имеющие условный номер <...>, а именно: помещения подвала № <...>, помещения <...> этажа № <...>, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения кровли № <...> находящиеся в здании по адресу: <...>; признать недействительным право оперативного управления НОУ ВПО "УрФЮИ" на спорное имущество, прекратить его; признать отсутствующим право общей долевой собственности на данное помещение в размере <...> доли В., признать недействительной сделку - решение В. от <...> о внесении <...> доли в праве общей долевой собственности на спорное имущество в уставный капитал ООО "Лоза", применить последствия недействительности сделки путем приведения сторон в первоначальное положение - возвращение в собственность В. <...> доли в праве общей долевой собственности, аннулирование в ЕГРП права собственности ООО "Лоза".

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 28.10.2013 исковые требования НОУ ВПО "УрФЮИ" удовлетворены частично. За НОУ ВПО "УрФЮИ" признано право собственности на нежилые помещения площадью <...> кв. м, имеющие условный номер <...>, расположенное по адресу: <...>, а именно: помещения подвала № <...>, помещения <...> этажа № <...>, № <...>, № <...>, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на втором этаже, помещения № 1 - 56, расположенные на третьем этаже, помещения № 1 - 51, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения кровли № <...>. Право оперативного управления НОУ ВПО "УрФЮИ" на нежилое помещение площадью <...> кв. м, имеющее условный номер <...>, расположенное по адресу: <...>, признано недействительным. Признано отсутствующим право общей долевой собственности в размере <...> доли В. на нежилое помещение площадью <...> кв. м, имеющее условный номер <...>, расположенное по адресу: <...>. Признана недействительной сделка - решение В. по внесению в уставный капитал ООО "Лоза" <...> доли в праве общей долевой собственности на нежилое помещение площадью <...> кв. м, имеющее условный номер <...>, расположенное по адресу: <...>. В остальной части иска отказано.

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 имеет номер 10/22, а не 2010.

Не согласившись с данным решением, ответчик В. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований НОУ ВПО "УрФЮИ" в полном объеме. В обоснование апелляционной жалобы указывает, что судом были неправильно применены нормы материального права. Полагает, что действующее законодательство не допускает, чтобы учреждение, в том числе и частное, могло владеть имуществом на праве собственности, что любое учреждение вправе владеть имуществом исключительно на праве оперативного управления. Считает, что исходя из ст. ст. 120, 296, 299 Гражданского кодекса (далее - ГК) Российской Федерации учреждения не являются собственниками ни переданного собственниками имущества, ни имущества, приобретенного по иным основаниям, в частности приобретенного непосредственно самим учреждением. Указывает на то, что судом дано неправильное толкование п. 1 ст. 298 ГК Российской Федерации, регулирующего порядок распоряжения имуществом учреждения. По мнению автора жалобы, суд пришел к ошибочному выводу, что если частное учреждение вправе владеть, пользоваться и самостоятельно распоряжаться имуществом, приобретенным им за счет доходов, полученных от разрешенной деятельности, то это имущество принадлежит данному учреждению на праве собственности. Указывает на неправильное применение судом норм Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", который на момент рассмотрения спора утратил силу. Вывод о невозможности обладания высшим учебным заведением, созданным в форме частного учреждения, имуществом на праве собственности содержится и в заключении председателя комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы П., которое суд необоснованно не принял во внимание. Полагает, что ссылка суда на представленные в дело свидетельства о праве собственности НОУ ВПО "УрФЮИ" на иные помещения в спорном здании, как на доказательства возможности владения учреждением недвижимым имуществом на праве собственности, ошибочна. Автор жалобы указывает, что судом не было рассмотрено заявление ответчика о применении сроков исковой давности к требованию о признании права собственности на нежилые помещения. Считает, что суд в противоречие вступившему в законную силу апелляционному определению Свердловского областного суда от 20.06.2013 рассмотрел сначала второстепенное требование о признании права собственности на нежилые помещения при наличии действительного права оперативного управления, а требование о признании недействительным права оперативного управления, имеющее для настоящего дела определяющее значение, рассмотрено судом как второстепенное. По мнению ответчика В., право собственности на спорные объекты принадлежит учредителю Н. в силу закона, поскольку только учредитель является собственником любого имущества учреждения - и имущества, переданного учреждению самим учредителем, и имущества, приобретенного учреждением по иным основаниям, в том числе, приобретенного учреждением за счет доходов, полученных от разрешенной деятельности. К выводу о том, что в качестве собственника имущества в ЕГРП был правильно указан Н. пришла и судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в апелляционном определении от 15.05.2012 при рассмотрении гражданского дела по заявлению Н. об оспаривании решения Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области об исправлении технической ошибки. К такому же выводу пришел и директор Уральского филиала Российской школы частного права Г. в правовом заключении от <...> № <...>. Вопреки мнению суда о том, что решение о закреплении имущества за институтом не принималось, нежилые помещения поступили в оперативное управление НОУ ВПО "УрФЮИ" и в собственность Н. в силу требований закона. Полагает, что спора о праве оперативного управления НОУ ВПО "УрФЮИ" в принципе не существует, поскольку Институт может отказаться от данного права в установленном порядке, подав соответствующее заявление в Управление Росреестра по Свердловской области. Автор жалобы указывает, что поскольку суд необоснованно удовлетворил требование о признании недействительным права оперативного управления НОУ ВПО "УрФЮИ", то истец не имеет права на оспаривание зарегистрированного права В. на долю в праве общей собственности. Для рассмотрения дела существенным является тот момент, что Н., будучи единственным учредителем НОУ ВПО "УрФЮИ", в период брака с В. получил в собственность нежилые помещения. В. считает, что, исходя из позиции Конституционного Суда Российской Федерации, в силу положений п. 34 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 2010, суд не вправе был признавать решение В. по внесению в уставный капитал ООО "Лоза" <...> доли в праве собственности недействительной сделкой.

Оспаривая законность и обоснованность вынесенного решения, представителем ООО "Лоза" И. также была подана апелляционная жалоба. В дополнении к апелляционной жалобе В. в качестве доводов для отмены решения суда указывается на то, что суд вышел за пределы заявленных требований и рассмотрел требование, которое истцом не заявлялось. Вместо требования о признании решения В. о внесении принадлежащей ей доли в праве собственности на нежилые помещения в уставный капитал Общества недействительным, суд рассмотрел требование о признании недействительной сделки В. по внесению в уставный капитал Общества доли в праве общей долевой собственности. Полагает, что суд первой инстанции вышел за пределы компетенции суда общей юрисдикции и принял к рассмотрению требование об оспаривании решения учредителя В. от <...> о создании ООО "Лоза", подведомственное исключительно Арбитражному суду Свердловской области. Автор жалобы считает, что суд первой инстанции ошибочно осуществил фактическую виндикацию имущества посредством признания сделок недействительными. Указывается, что судом неверно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, в части оплаты истцом строительства нежилых помещений. Во всех представленных платежных поручениях указан иной договор, нежели тот, по которому истец просит признать за собой право. Ссылка представителя истца на наличие технической ошибки является состоятельной. Суд первой инстанции вообще не рассмотрел заявление ООО "Лоза" о применении сроков давности к требованию истца о признании права собственности на нежилые помещения.

В возражениях на апелляционную жалобу В. представитель НОУ ВПО "УрФЮИ" - З. просит в удовлетворении апелляционных жалоб отказать. Считает, что доводы жалоб о невозможности обладания Институтом недвижимым имуществом на праве собственности в силу ограниченной правоспособности учреждения основаны на сугубо доктринальном правовом подходе к определению правоспособности образовательного учреждения, являющегося некоммерческой организацией, не учитывающего волю государства, с учетом экономических реалий 1990 - 2000 гг., выраженную в Федеральных законах об образовании, устанавливающих, что негосударственные высшие учебные заведения могут быть собственниками имущества. Правовое заключение, на которое ссылаются авторы апелляционных жалоб, в силу ст. ст. 11, 34, 35, 55 Гражданского процессуального кодекса (далее - ГПК) Российской Федерации никакого доказательственного значения для дела не имеет. Довод апелляционной жалобы ООО "Лоза" о недоказанности вложения Институтом собственных денежных средств в строительство спорных нежилых помещений ввиду несовпадения реквизитов договора на долевое участие в инвестировании строительства в платежных поручениях на перечисление денежных средств надуман. Указания ответчиком с представлением соответствующих доказательств на какие-либо иные источники финансирования строительства спорных нежилых помещений апелляционная жалоба не содержит. Не может служить основанием для отмены решения суда довод апелляционной жалобы ООО "Лоза" о неприменении судом первой инстанции срока исковой давности к исковому требованию о признании права собственности Института на спорные нежилые помещения, так как в силу ст. 208 ГК Российской Федерации на исковое требование о признании права собственности, заявленное владеющим лицом (Институтом) с целью юридического очищения спорных нежилых помещений от каких-либо иных вещных прав, исковая давность не распространяется. Более того, о нарушении своего права собственности на спорные нежилые помещения Институт узнал не ранее <...> (дата государственной регистрации в ЕГРП права общей долевой собственности за В.). Непоследовательное, по мнению ответчика В., изложение в решении суда суждений о праве собственности и о праве оперативного управления Института на спорные нежилые помещения не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку в итоге признание недействительным второго вещного права не препятствует признанию первого вещного права. Довод апелляционной жалобы от отнесении спорных нежилых помещений к совместно нажитому имуществу супругов Н. и В., состоявших в зарегистрированном браке с <...> по <...>, ошибочен, поскольку Институт учрежден Н. единолично <...>, то есть до вступления в брак. Считает неправильным довод апелляционной жалобы В. о применении к порядку оспаривания сделки - решения по внесению доли в праве собственности на спорное имущество в уставный капитал Общества (с учетом момента совершения оспариваемой сделки - <...> и оснований ее квалификации как ничтожной) положения п. 2 ст. 166 ГК Российской Федерации в редакции, действующей с 01.09.2013. Не согласен с доводами апелляционной жалобы ООО "Лоза" о наличии оснований для прекращения производства по делу по исковому требованию Института о признании решения В. о внесении принадлежащей ей <...> доли в праве собственности на спорные нежилые помещения в уставный капитал ООО "Лоза", указывая на то, что доводы жалобы о подведомственности данного искового требования арбитражному суду, а также о предъявлении данного требования Институтом в интересах иного лица основаны на неверном толковании процессуального закона.

В судебном заседании представители ответчиков В. - Ю., ответчика ООО "Лоза" - Б. доводы апелляционной жалобы поддержали в полном объеме, настаивали на отмене решения суда. Представитель Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области - Л. просила отменить решение суда как незаконное и необоснованное. Ответчик Н., представители НОУ ВПО "УрФЮИ" - З. и К. возражали относительно доводов апелляционных жалоб, полагая решение суда законным и обоснованным.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса (далее - ГПК) Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно Уставу, утвержденному <...>, а также свидетельству о государственной регистрации № <...> от <...>, НОУ ВПО "УрФЮИ" является некоммерческой организацией, созданной для осуществления образовательных, социально-культурных и иных функций некоммерческого характера. Его единственным учредителем является Н.

<...> НОУ ВПО "УрФЮИ" (инвестор) и <...> (застройщик) заключили договор № <...> на долевое участие в инвестировании строительства (с последующими дополнительными соглашениями), по условиям которого инвестор принял на себя обязательства направлять денежные средства на строительство учебного центра Уральского Финансово-Юридического института на земельном участке площадью <...> кв. м по адресу: <...> Ленинского административного района. По окончании строительства и получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию застройщик обязался передать инвестору помещения с внутренней отделкой площадью составляющей <...> от общей площади всего объекта для последующей регистрации права собственности.

<...> за НОУ ВПО "УрФЮИ" зарегистрировано право оперативного управления на нежилые помещения, расположенные в здании литер <...>, номер на поэтажном плане: подвал - помещения № <...>, <...> этаж - помещения № <...>, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения № <...>, расположенные на <...> этаже, помещения кровли № <...>, общей площадью <...> кв. м, по адресу: <...>, о чем выдано свидетельство о государственной регистрации права. При этом право собственности на помещения с момента его создания и до момента регистрации права оперативного управления за кем-либо зарегистрировано не было.

<...> за В., с которой Н. состоял в зарегистрированном браке с <...> по <...>, зарегистрировано право общей долевой собственности в размере <...> доли на вышеуказанные нежилые помещения.

Решением от <...> В. учредила общество с ограниченной ответственностью "Лоза", внесла в уставный капитал общества <...> доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, являющиеся предметом спора. Право собственности ООО "Лоза" на <...> доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения зарегистрировано <...>, что подтверждается свидетельством <...>.

В соответствии с п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" иск о признании права собственности может быть заявлен, как способ защиты лицом, считающим себя собственником находящегося в его владении имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом. Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

Согласно ст. 218 ГК Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Судом установлено, материалами дела подтверждается, что спорные нежилые помещения были построены на основании договора участия в инвестировании строительства № <...> от <...> за счет средств НОУ ВПО "УрФЮИ", полученных этим образовательным учреждением от осуществления им такого разрешенного вида деятельности как оказание платных образовательных услуг. Сторонами не обжалуется, что ни В., ни Н. не вносили на строительство нежилого помещения ни своих личных средств, ни общих совместных средств.

Согласно акту приема-передачи недвижимого имущества от <...> вышеуказанные нежилые помещения, расположенные в отдельно стоящем <...> здании с цокольным этажом и подвалом по адресу: <...>, приняты инвестором НОУ ВПО "УрФЮИ" во исполнение договора № <...> от <...>, находятся в состоянии пригодном для их дальнейшей эксплуатации, о чем свидетельствует разрешение на ввод в эксплуатацию <...> от <...>. Довод апелляционной жалобы ООО "Лоза" о недоказанности истцом факта исполнения договора со ссылкой на то обстоятельство, что во всех представленных истцом платежных поручениях указан иной договор, нежели тот, по которому истец просит признать за собой право, судебной коллегией признается несостоятельным, поскольку факт выполнения истцом своих обязательств в полном объеме по договору № <...> на долевое участие в инвестировании строительства подтверждается справкой застройщика - <...> о полном выполнении Институтом обязательств и отсутствием финансовых претензий к нему. Судебная коллегия полагает, что суд, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности пришел к верному выводу о выполнении истцом обязательств перед <...> о финансировании строительства спорного объекта недвижимости в полном объеме. Доказательств того, что между НОУ ВПО "УрФЮИ" и <...> существовали иные договорные отношения, во исполнение которых истцом производилось перечисление денежных средств, ответчиком согласно требованиям ст. 56 ГПК Российской Федерации не представлено.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что истцом представлена совокупность относимых, допустимых и достоверных доказательств возникновения у него права собственности на спорное недвижимое имущество, которое находится в его фактическом владении, а поэтому способ защиты права, избранный истцом, соответствует п. 58 вышеприведенного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22.

Доводы апелляционных жалоб В. и ООО "Лоза" о том, что действующее законодательство не допускает, чтобы учреждение, в том числе частное образовательное учреждение, могло владеть имуществом на праве собственности, повторяют правовую позицию ответчиков, выраженную ими в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда. Судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что данные утверждения основаны на неверном толковании норм материального права.

В соответствии со ст. 120 ГК Российской Федерации учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Права учреждения на имущество, закрепленное за ним собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением, определяются в соответствии со ст. 296 настоящего Кодекса. Учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение).

Согласно положениям ст. 296 ГК Российской Федерации учреждение и казенное предприятие, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, назначением этого имущества и, если иное не установлено законом, распоряжаются этим имуществом с согласия собственника этого имущества.

Между тем, в силу ч. 1 ст. 298 частное учреждение вправе осуществлять приносящую доходы деятельность, только если такое право предусмотрено в его учредительном документе, при этом доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение частного учреждения.

Согласно п. 3 ст. 120 ГК Российской Федерации особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами.

В соответствии с п. 2 ст. 27 Федерального закона от 22.08.1996 № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) негосударственные высшие учебные заведения могут быть собственниками имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Судебной коллегией не принимается довод апелляционной жалобы ответчика В. о недопустимости применения судом норм Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", который на момент рассмотрения спора утратил силу, поскольку данный нормативный акт действовал на момент создания спорного недвижимого имущества и давал право учебному заведению иметь на праве собственности объекты, приобретенные на доходы от собственной деятельности.

Возможность приобретения права собственности на имущество негосударственными высшими учебными заведения в силу специального субъектного состава предусматривается и действующим в настоящее время законодательством об образовании.

Вступивший в законную силу с 01.09.2013 Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", регулирует общественные отношения, возникающие в сфере образования в связи с реализацией права на образование, обеспечением государственных гарантий прав и свобод человека в сфере образования и созданием условий для реализации права на образование. В качестве одного из таких условий в силу ст. 102 вышеуказанного Закона установлена обязанность образовательных организаций иметь в собственности или на ином законном основании имущество, необходимое для осуществления образовательной деятельности, а также иной предусмотренной уставами образовательных организаций деятельности.

Как следует из материалов дела, Уставом НОУ ВПО "УрФЮИ" предусмотрено, что имущество, приобретенное Институтом за счет средств, полученных от разрешенных видов деятельности, и учитываемое на отдельном балансе, поступает в самостоятельное распоряжение Института.

Таким образом, на основании изложенного в отсутствие законодательного запрета на возможность частному учреждению обладать имуществом на праве собственности, с учетом возможностей, предоставленных субъекту гражданского оборота специальным законодательством об образовании, и достаточных доказательств приобретения спорного имущества за счет собственных средств Института, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что истец приобрел право собственности на спорные нежилые помещения, находящиеся в административном здании, построенном на основании договора участия в инвестировании строительства. То обстоятельство, что Н. является единственным учредителем НОУ ВПО "УрФЮИ", вопреки мнению В., не свидетельствует о принадлежности ему спорного здания на праве собственности в силу закона. Ошибочным является и мнение ответчика о том, что нежилые помещения поступили в оперативное управление НОУ ВПО "УрФЮИ" также в силу требований закона.

Возможность возникновения и регистрации права собственности за частным учреждением на недвижимое имущество, как правильно указал суд, подтверждается также и представленными в материалы дела копиями свидетельств о государственной регистрации права <...> от <...>, <...> от <...>, согласно которым НОУ ВПО "УрФЮИ" на праве собственности принадлежат иные нежилые помещения, расположенные в том же здании по адресу: <...>. Доказательств того, что право собственности Института на данные нежилые помещения было кем-либо оспорено, ответчиками не представлено.

Как установлено судом, не оспаривается сторонами, при регистрации <...> по заявлению Н. права Института на оперативное управление спорным имуществом, в регистрирующий орган не было представлено сведений о собственнике имущества, документов, подтверждающих принятие собственником решения о закреплении данного имущества за Институтом, а также документов, подтверждающих передачу данного имущества от собственника к Институту. Разрешая спор, суд установил, что Н. собственником спорного недвижимого имущества не являлся, следовательно, не мог закреплять его за Институтом на праве оперативного управления. Н., осуществляя правомочия учредителя, не наделял образовательное учреждение каким-либо имуществом, в том числе тем, на базе которого осуществляет в настоящее время свою уставную деятельность Институт.

Таким образом, с учетом установленных обстоятельств, связанных с регистрацией за Институтом права оперативного управления, а также правовой природы того вещного права, которое возникло у Института в отношении спорного объекта, суд первой инстанции пришел к верному выводу о признании права оперативного управления недействительным.

Судебной коллегией признается несостоятельным довод апелляционной жалобы В. о том, что требование о признании недействительным права оперативного управления, имеющее для настоящего дела определяющее значение, рассмотрено судом как второстепенное, что такой порядок рассмотрения требований противоречит апелляционному определению судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20.06.2013. При вынесении решения суд исходил из того, что рассмотрение требований о признании права собственности Института на нежилые помещения и признании недействительным права оперативного управления являются взаимосвязанными, и именно установление судом, с учетом имеющихся в деле доказательств, наличия оснований для возникновения у Института права собственности на нежилые помещения, а не права оперативного управления, явилось основанием для удовлетворения иного требования истца.

Не может служить основанием для отмены решения суда и довод апелляционной жалобы о том, что судом первой инстанции не применен срок исковой давности к требованию о признании права собственности за Институтом на спорные жилые помещения. Как обоснованно указано представителем истца в возражениях на апелляционные жалобы, в данном деле Институтом, не лишенным права владения, исковое требование о признании права собственности заявлено с целью юридического очищения спорных нежилых помещений от каких-либо иных вещных прав, то есть заявлено требование владеющего лица об устранении нарушения его прав. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. п. 49, 57 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" в силу ст. 208 ГК Российской Федерации исковая давность не распространяется на требование собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. В этой связи длительность нарушения права не препятствует удовлетворению этого требования судом. В силу абз. 5 ст. 208 ГК Российской Федерации в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется. С учетом изложенного, срок исковой давности по данным исковым требованиям не подлежит применению.

Судебная коллегия находит законным и обоснованным решение суда и в части удовлетворения исковых требований о признании отсутствующим права общей долевой собственности на спорное недвижимое имущество в размере <...> доли В.

В качестве основания возникновения права собственности у В. на спорное имущество в свидетельстве о государственной регистрации права указано на договор № <...> на долевое участие в инвестировании строительства от <...> (с дополнительными соглашениями к нему) и Устав НОУ ВПО "УрФЮИ".

Возражая относительно исковых требований в этой части, ответчики ссылались на то, что право собственности В. на долю в имуществе возникло в силу принадлежности данного имущества к совместно нажитому имуществу супругов.

В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Между тем, вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 02.04.2009 по иску В. к Н. о разделе общего имущества супругов было установлено, что супруги не вносили как своих общих совместных средств, в том числе и денежных, так и соответствующих личных средств кого-либо из них в создание спорных нежилых помещений, финансирование строительства здания осуществлялось на доходы, полученным образовательным учреждением от осуществления им разрешенных видов деятельности, в том числе от платного обучения. В силу ст. 61 ГПК Российской Федерации установленные вышеуказанным решением суда обстоятельства имеют преюдициальное значение для лиц, участвовавших в рассмотрении дела о разделе общего имущества супругов. Указанные обстоятельства не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Вместе с тем, как обоснованно указал суд, ООО "Лоза" и Росреестр выводов, изложенных в решении Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 02.04.2009, не оспорили, доказательств, подтверждающих, что спорное имущество было построенное на совместные средства супругов В. и Н. не представили.

С учетом указанных обстоятельств суд верно признал отсутствующим право общей долевой собственности на спорное недвижимое имущество в размере <...> доли за В. На данный верный вывод суда по ранее изложенным основаниям не влияет ссылка ответчиков на то, что бывший супруг Н. являлся единственным учредителем Института, а помещения были построены в период нахождения их в зарегистрированном браке.

Несостоятельной является и ссылка в апелляционной жалобе ООО "Лоза" на вступившие в законную силу судебные акты, принятые по заявлениям Института, об оспаривании действий государственного регистратора как на доказательства законности возникновения права общей долевой собственности на спорное недвижимое имущество в размере <...> доли за В., поскольку в предмет судебного разбирательства по данным делам вопросы возникновения права собственности на нежилые помещения и признание такого права за каким-либо конкретным субъектом не входили.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи в соответствии со ст. 67 ГПК Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно признал решение В. от <...> о внесении <...> доли в праве общей долевой собственности на спорные нежилые помещения односторонней сделкой, и, установив, что В. в нарушение требований закона (ст. 209 ГК Российской Федерации), не являясь собственником имущества, не имея полномочий по его отчуждению, сделала это вопреки воли собственника, правомерно удовлетворил исковые требования о признании данной сделки недействительной.

При этом, суд верно указал, что, с учетом одностороннего характера сделки, требования истца о применении последствий недействительности сделки в виде возвращения имущества в собственность В. являются взаимоисключающими с требованиями о признании ее права отсутствующим. Суд также указал на отсутствие оснований для применения виндикации, поскольку имущество не выбывало из владения истца. В связи с чем, доводы апелляционных жалоб о том, что суд осуществил фактическую виндикацию имущества посредством признания сделок недействительными, являются несостоятельными. Учитывая совокупность избранных истцом способов защиты права, конкретные обстоятельства данного дела, при которых ни реституция, ни виндикация не являются эффективными способами защиты нарушенного права, суд пришел к правильному выводу о том, что в данном случае нарушенное право истца будет надлежащим образом восстановлено путем признания в судебном порядке права собственности истца на спорное имущество и внесении соответствующих записей в ЕГРП.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы апелляционных жалоб о том, что суд не вправе был признавать решение В. по внесению в уставный капитал ООО "Лоза" <...> доли в праве собственности на спорное недвижимое имущество недействительной (ничтожной) сделкой по иску Института, не являющегося стороной данной сделки.

В силу ст. ст. 166, 168 ГК Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемой сделки и подлежащей согласно п. 6 ст. 3 Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" применению к данной сделке, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Ничтожная сделка недействительна независимо от такого признания судом. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Таким образом, основываясь на положениях вышеуказанных норм, истец, безусловно являющийся заинтересованным лицом, вправе был обратиться с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Доводы апелляционной жалобы В. о применении к порядку оспаривания указанной сделки, в части определения лица, по требованию кого она может быть оспорена, положения п. 2 ст. 166 ГК Российской Федерации в редакции, действующей с 01.09.2013, судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку они основаны на ошибочном толковании закона.

Доводы апелляционной жалобы ООО "Лоза" о том, что требования о признании сделки - решения В. от <...> недействительной подведомственны арбитражному суду, относятся к корпоративным спорам, и, соответственно, производство по делу по данным требованиям подлежит прекращению, признаются судебной коллегией несостоятельными. Как верно указал суд, заявляя указанное требование, истец не оспаривал решение В. о создании общества, об участии в его деятельности В. Фактически заявленное Институтом требование сводилось к признанию ничтожным перехода права собственности на спорные нежилые помещения от В. к ООО "Лоза" на основании состоявшейся односторонней сделки В. Таким образом, вышеназванное исковое требование ни по характеру спора, ни по субъектному составу не относится к подведомственности арбитражного суда, и было правомерно рассмотрено судом общей юрисдикции.

Необоснованным является и утверждение ООО "Лоза" о предъявлении Институтом указанного требования в интересах иного лица и наличии в связи с этим оснований для прекращения производства по делу, поскольку требование о признании решения В. по внесению в уставный капитал ООО "Лоза" <...> доли в праве собственности на спорное недвижимое имущество недействительной (ничтожной) сделкой, отчуждение которой было произведено ответчиком В. в период действия судебного запрета на отчуждение имущества, предъявлено Институтом, заявляющим о своих правах на данное имущество, в защиту своих интересов

Таким образом, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применен материальный закон, регулирующий правоотношения сторон, выводы суда подтверждены доказательствами, которым дана надлежащая правовая оценка в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. 329 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия


определила:

решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 28.10.2013 оставить без изменения, апелляционные жалобы ответчика В., представителя ответчика ООО "Лоза" - И. - без удовлетворения.

Председательствующий

О.В.КОНСТАНТИНОВА

Судьи

О.В.ИЛЬИНА

Е.С.СЕМЕРНЕВА