Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[Истица уволилась по собственному желанию в связи с поступлением в докторантуру. При попытке через суд восстановиться на работу после окончания докторантуры ей было отказано в связи с пропуском срока исковой давности.] 



МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2013 г. по делу № 11-38570/2013г.


Судья суда первой инстанции Кузнецова Е.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Владимировой Н.Ю.,

судей Зыбелевой Т.Д., Дегтеревой О.В.,

с участием прокурора Ковтуненко М.И.,

при секретаре Е.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Зыбелевой Т.Д.,

дело по апелляционной жалобе истца Я.

на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 09 сентября 2013 года

по гражданскому делу по иску Я. к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова" о восстановлении на работе, признании срочных трудовых договоров договором заключенным на неопределенный срок, возмещении материального ущерба,


установила:


Истец Я. обратилась в суд с иском к ответчику Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова", в котором, в исковом заявлении от 17 мая 2013 года, просила о восстановлении на работе в МГУ им. М.В. Ломоносова в должности доцента кафедры русского языка Центра международного образования.

В обоснование заявленных требований истец указывает на то, что она состояла в трудовых отношениях с ответчиком с 01 сентября 2003 года по 31 марта 2013 года, при этом, в соответствии с трудовым договором, заключенным на период с 01 сентября 2003 г. по 30 июня 2004 г. она преподавала на условиях почасовой оплаты русский язык как иностранный на кафедре стилистики факультета журналистики.

С 01 сентября 2004 года по 31 января 2005 года - в должности старшего преподавателя кафедры русского языка для иностранных студентов филологического факультета на период нахождения штатного преподавателя в загранкомандировке.

С 15 февраля 2005 года по 31 августа 2006 года - работала в должности старшего преподавателя кафедры русского языка для иностранных студентов филологического факультета на основании срочного трудового договора, который продлевался трижды: с 01 июня 2005 г. по 31 августа 2005 г.; с 31 августа 2005 г. по 31 декабря 2005 г. до прохождения конкурсного отбора. После чего истец переведена постоянно в штат с 01 ноября 2005 г. до 31 октября 2006 г. до прохождения конкурсного отбора, однако конкурс не объявлялся ни в 2005 году, ни в 2006 году.

В декабря 2005 года истец поступила в докторантуру Санкт-Петербургского государственного университета на очной основе и ей предлагалось в феврале 2006 г. уволиться, однако истец отказалась. 31 августа 2006 года, за два месяца до окончания срочного договора, зав. кафедрой сообщила о том, что учебной нагрузки в новом учебном году для истца нет, в связи с чем, истец была вынуждена подать заявление об увольнении по собственному желанию, в связи с поступлением в докторантуру СПбГУ".

Далее, истец указывает, что она продолжала работать у ответчика по срочным трудовым договорам, в том числе, после окончания докторантуры с 01 июня 2009 г. по 31 марта 2010 года; с 01 апреля 2010 г. по 31 марта 2011 года; с 01 апреля 2011 года по 31 марта 2012 года и с 01 апреля 2012 года по 31 марта 2013 года в должности доцента в Центре международного образования на период отпуска без содержания основного работника Д.В., находившейся в Японии с 2009 года.

После прекращения трудового договора 31 марта 2013 года истица не работает и полагает, что ее увольнение в 2006 году в связи с поступлением в докторантуру является незаконным, и после окончания докторантуры ответчик обязан был предоставить ей постоянное место работы.

Уточнив исковые требования 18 июля 2013 года, истица просила признать многочисленные срочные трудовые договоры, трудовым договором, заключенным на неопределенный срок и принять решение о возмещении материального ущерба, нанесенного незаконным лишением возможности трудиться в соответствии со ст. 232 ТК РФ (л.д. 54).

В судебном заседании суда первой инстанции истец просила о восстановлении на работе на филологическом факультете в МГУ им. М.В. Ломоносова и удовлетворении исковых требований, изложенных в исковом заявлении.

Представитель ответчика возражал против иска, просил применить последствия пропуска истцом срока для обращения в суд.

Никулинским районным судом г. Москвы 09 сентября 2013 года постановлено решение, которым отказано в удовлетворении иска Я. о восстановлении на работе, признании срочных трудовых договоров договором заключенным на неопределенный срок, возмещении материального ущерба.

На решение суда принесена апелляционная жалоба, в которой истец просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность, необоснованность и неправильную оценку доказательств.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения истца и ее представителя З., просивших об отмене решения суда, представителя ответчика - Ж., возражавшего против жалобы, прокурора Ковтуненко М.И., полагавшей решение суда оставить без изменения, не усматривает оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ и удовлетворения апелляционной жалобы.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции установлено, что истица работа у ответчика, начиная с 2003 года, в должностях преподавателя русского языка для иностранных учащихся.

Согласно справке Санкт-Петербургского государственного университета от 21 февраля 2006 года № ФЛ-41, Я. приказом № 5393/3 от 08 декабря 2005 года зачислена в докторантуру с 15 декабря 2005 года по 15 декабря 2008 года (л.д. 18).

Кроме этого, из материалов дела следует, что в соответствии с приказом ответчика № 86к от 21 сентября 2004 года истица принята на работу по трудовому договору на должность старшего преподавателя с 01 сентября 2004 года по 30 января 2005 года на время загранкомандировки Б. (л.д. 10) и приказом № 16к от 09 марта 2005 года истица уволена 31 января 2005 года на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ - в связи с истечением срока трудового договора (л.д. 11).

Приказом № 18к от 09 марта 2005 г. Я. принята на работу по срочному трудовому договору на период с 15 февраля 2005 г. по 30 мая 2005 г. на должность старшего преподавателя кафедры РКИ для естественных факультетов (л.д. 12).

Приказом № 77к от 14 июня 2005 года истице продлен срок работы с 01 июня 2005 года по 31 августа 2005 года и с 31 августа 2005 года по 31 декабря 2005 года (приказ № 144к от 20 сентября 2005 года (л.д. 14).

Приказом № 234к от 17 ноября 2005 года Я. "зачисленная временно, переведена постоянно в штат на ту же должность с 01 ноября 2005 года по 31 октября 2006 года" (л.д. 15).

Приказом № 122к от 12 сентября 2006 года Я. на основании ее заявления уволена 31 августа 2006 года на основании п. 3 ст. 77 ТК РФ - по собственному желанию в связи с поступлением в докторантуру Санкт-Петербургского государственного университета (л.д. 15, 16).

Приказом № 120 к от 28 ноября 2006 года истица работала у ответчика в должности старшего преподавателя кафедры русского языка повышения квалификации и стажировок Центра международного образования МГУ по срочному трудовому договору с 24 октября 2006 года по 30 апреля 2007 года (л.д. 19).

После окончания докторантуры, 12 января 2009 года истица обратилась к ответчику с заявлением о восстановлении ее на работе в должности старшего преподавателя кафедры русского языка для иностранных учащихся естественных факультетов (л.д. 20, 21).

Кроме этого, из материалов дела следует, что в период с 01 июня 2009 года по 01 апреля 2012 года между сторонами заключено четыре срочных трудовых договора (с 01 апреля 2009 г. по 31 марта 2010 г.; с 01 апреля 2010 г. по 31 марта 2011 г.; с 01 апреля 2011 г. по 31 марта 2012 г. и с 01 апреля 2012 г. по 31 марта 2013 г.), согласно которым истице предоставлена работа в должности доцента в Центре международного образования по кафедре русского языка повышения квалификации и стажировок.

Из содержания приказа от 04 июня 2009 г., 19 марта 2010 года, 07 апреля 2011 года и 20 марта 2012 года следует, что указанные выше срочные трудовые договоры заключены на период отпуска без сохранения содержания Д.И.

Со всеми названными приказами истица ознакомлена, что подтверждается ее подписями, кроме этого, трудовые договоры также подписаны сторонами.

Приказом № 43к от 28 марта 2013 года Я. уволена с работы на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ - в связи с истечением срока трудового договора (л.д. 42), с которым истец ознакомлена и получила его копию.

Исследовав представленные сторонами и полученные судом доказательства, оценив их с учетом положений ст. 67 ГПК РФ, руководствуясь положениями ст. ст. 58, 59, 332, 79, п. 2 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, а также положениями, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, Федерального закона от 22 августа 1996 № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", который утратил силу с 01 сентября 2013 г. в связи с принятием Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации, и Положениями о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минобразования России от 27 марта 1998 года № 814, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска.

Кроме этого, правильными являются выводы суда о пропуске истцом срока для обращения в суд с иском о восстановлении на работе, о применении которого просил ответчик до вынесения решения по делу.

В соответствии со ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Судом первой инстанции установлено, что о дате прекращения трудового договора и о фактическом прекращении трудовых отношений с 01 апреля 2013 года истице стало известно 31 марта 2013 г., что не оспаривалось истцом.

Однако, как следует из материалов дела, в суд с иском о восстановлении на работе истец обратилась 17 мая 2013 года, направив по почте исковое заявление, в то время как срок для подачи такого заявления истек, с учетом праздничных и выходных дней, 07 мая 2013 года.

Кроме этого, учитывая, что исковые требования о признании срочных трудовых договоров трудовым договором, заключенным на неопределенный срок, заявлены 18 июля 2013 года (л.д. 54), то выводы суда о пропуске трехмесячного срока для обращения в суд, также являются правильными и основанными на материалах дела.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе о неправильном исчислении судом первой инстанции срока обращения истцом в суд с иском о восстановлении на работе, не влекут отмену решения суда.

Несмотря на то, что суд действительно ошибочно указал дату подачи иска 27 мая 2013 года, в то время как истцом по почте исковое заявление направлено 17 мая 2013 года, срок обращения в суд истцом пропущен, так как истек 07 мая 2013 года и ошибочное указание судом на дату 27 мая 2013 года не повлияло на правильность выводов о пропуске названного срока.

Несостоятельной признается ссылка на нарушение судом норм процессуального права в связи с не проведением подготовки дела к рассмотрению после передачи дела от одного судьи другому, поскольку положениями главы 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предусмотрено проведение повторной подготовки к рассмотрению дела в связи с передачей дела другому судье.

Положениями п. 2 ст. 157 ГПК РФ предусмотрено проведение разбирательства по делу с самого начала в случае замены одного из судей.

Судом первой инстанции названные требования выполнены, поскольку после передачи дела судье Кузнецовой Е.А. разбирательство по делу произведено с самого начала, то есть в соответствии с требованиями главы 15 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Иные доводы, изложенные в жалобе, не могут повлечь отмену решения суда, поскольку не содержат правовых оснований, опровергающих выводы суда первой инстанции.

Юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, выводы суда мотивированы и соответствуют материалам дела, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


определила:


Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 09 сентября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Я. - без удовлетворения.