Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[Запрет на приватизацию жилых помещений, закрепленных за высшими учебными заведениями на праве оперативного управления, не распространяется на квартиры, переданные на условиях социального найма и не относящиеся к специализированному жилищному фонду. Запрет распространялся только на помещения, расположенные в зданиях учебного, производственного, социального, культурного назначения, а также общежития. Таким признакам квартира не отвечает. Запрет связан с назначением соответствующего имущества для обеспечения образовательной деятельности. Между тем, в случае, когда жилое помещение, предоставленное работнику образовательного учреждения, в том числе бывшему, на условиях социального найма, уже не подлежит освобождению в зависимости от сохранения трудовых отношений между таким лицом и образовательным учреждением, такое помещение утрачивает функцию обеспечения образовательной деятельности, а потому на него не может распространяться запрет на приватизацию.]



САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 апреля 2014 г. № 33-4678


Судья: Грибиненко Н.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Сухаревой С.И.

судей Петровой Ю.Ю. и Корсаковой Ю.М.

при секретаре П.

рассмотрела в открытом судебном заседании <дата> гражданское дело № 2-983/2013 по апелляционной жалобе Федерального Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Национальный минерально-сырьевой университет "Горный" на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> по иску Т. к Федеральному Государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Национальный минерально-сырьевой университет "Горный" о признании права собственности,

Заслушав доклад судьи Сухаревой С.И., объяснения представителя Федерального Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Национальный минерально-сырьевой университет "Горный" В. по доверенности № <...>, от <дата> года, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, Т. и Т., возражавших против доводов апелляционной жалобы судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда


установила:


Т. обратилась в Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Федеральному Государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Национальный минерально-сырьевой университет "Горный" о признании права собственности в порядке приватизации, по ? доли в праве общей долевой собственности на квартиру <адрес> <адрес> за Т. и несовершеннолетней <...>, <дата> года рождения. В обоснование иска Т. указывала, что с <дата> она вместе с семьей, состоящей в настоящий момент из нее, дочери Т. внучки <...> проживают в спорном жилом помещении по адресу: <адрес>, <адрес>. Указанное жилое помещение представляет собой квартиру общей площадью 52,2 кв. м, состоящую из двух комнат, жилой площадью 31,2 кв. м. На момент обращения в суд квартира согласно сведениям из ЕГРП от <дата> находится в оперативном управлении ГОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный горный институт им. Г.В.Плеханова". Данное жилое помещение приобретено в пользование ее семьей (на имя ответственного квартиросъемщика К., <дата> года рождения, доводящегося отцом истице, умершего и снятого с регистрационного учета <дата> года) на условиях социального найма на основании ордеров № № № <...> от <дата> года рождения.

Истица неоднократно обращалась к ответчику с заявлением о предоставлении спорной квартиры посредством заключения договора приватизации жилого помещения, однако, ответчик направил ответ о невозможности безвозмездной передачи спорного жилого помещения, в связи с нахождением квартиры в Федеральной собственности, отсутствием правомочий непосредственно у ответчика на совершение действий по заключению договора приватизации с одновременным разъяснением права на признание права собственности в судебном порядке.

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> исковые требования удовлетворены. За Т. и <...> <дата> года рождения, признано право собственности в порядке приватизации по 1/2 доли в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру <адрес>.

В апелляционной жалобе Федеральное Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Национальный минерально-сырьевой университет "Горный" просит решение суда отменить, считая его неправильным и вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, не усматривает оснований для отмены решения Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от <дата>.

Материалами дела установлено, что <дата> Ленгорисполкомом выдан ордер К. на семью из четырех человек, с учетом дочери Т. (К.), <дата> года рождения, на право занятия комнаты площадью 22,63 кв. м квартире <адрес> дома № <адрес> по <адрес>.

Т. зарегистрирована постоянно по месту жительства в спорном помещении с <дата> года, дочь истицы Т. зарегистрирована постоянно с <дата> года, внучка <...> - с <дата> года.

В качестве основания выдачи ордера указано решение Ленгорисполкома от <дата> года.

Из материалов дела усматривается, что <дата> исполнительным комитетом Ленинградского городского Совета депутатов принято решение № № <...>-№ <...> о заселении дома <адрес> (<адрес>) в <адрес> сотрудниками Топографического техникума, в том числе и семьей К.

На основании решения Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> по гражданскому делу № № <...> за Т., Т., Т. признано право пользования комнатой 8,58 кв. м в квартире <адрес>, решение вступило в законную силу <дата> года.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции было установлено, что сведениями о том, что спорная комната учитывалась в качестве служебной, администрация района не располагает, при этом ни в ордере от <дата> года, ни в решении Ленгорисполкома от <дата> не отражено, что она относится к служебным жилым помещениям.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от <дата> данная квартира находится в государственной собственности Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено, что <дата> в отношении указанной квартиры на основании выписки из реестра федерального имущества № № <...> от <дата> и передаточного акта от <дата> зарегистрировано право оперативного управления ГОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный горный институт имени Г.В.Плеханова (технический университет)", переименованного впоследствии в ФГБОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный горный университет" и далее в ФГБОУ ВПО "Национальный минерально-сырьевой университет "Горный".

Поскольку выданный истице ордер на право занятия жилого помещения на условиях социального найма оспорен в установленном порядке не был, законность вселения в спорную комнату Т-вых не оспаривается, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что Т. не может быть отказано в заключении договора приватизации, при этом доказательств отнесения спорной квартиры в установленном порядке к специализированному жилищному фонду и ее предоставления истице в качестве служебного суду представлено не было.

В силу ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от <дата> № 1541-1 граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Статьей 4 того же Закона предусмотрено, что не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения, за исключением жилищного фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных, и находящегося в сельской местности жилищного фонда стационарных учреждений социальной защиты населения.

К какой-либо из категорий, перечисленных в этой статье, спорное жилое помещение не относится.

Пунктом 7 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" от <дата> № 125-ФЗ (утратил силу с <дата> на основании Федерального закона от <дата> № 273-ФЗ) предусматривалось, что высшие учебные заведения, закрепленные за ними на правах оперативного управления либо находящиеся в их самостоятельном распоряжении объекты производственной и социальной инфраструктуры, в том числе жилые помещения, расположенные в зданиях учебного, производственного, социального, культурного назначения, а также общежития, клинические базы образовательных учреждений медицинского образования, находящиеся в оперативном управлении образовательных учреждений или в ином ведении, в том числе во владении, пользовании и (или) распоряжении, учреждения, действующие в системе высшего и послевузовского профессионального образования, приватизации (разгосударствлению) не подлежат.

Аналогичная норма содержалась в пункте 13 ст. 39 Закона РФ "Об образовании" от <дата> № 3266-1, а в настоящее время содержится в ч. 2 ст. 102 ействующего с <дата> Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" от <дата> № 273-ФЗ.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что по смыслу этих положений закона, запрет на приватизацию жилых помещений, закрепленных за высшими учебными заведениями на правах оперативного управления либо находящихся в их самостоятельном распоряжении, распространялся только на помещения, расположенные в зданиях учебного, производственного, социального, культурного назначения, а также общежития. Таким признакам квартира <адрес> не отвечает.

Кроме того, указанный запрет взаимосвязан с нормой п. 1 ст. 39 Закона РФ "Об образовании", предусматривавшей, что за образовательным учреждением в целях обеспечения образовательной деятельности в соответствии с его уставом учредитель закрепляет объекты права собственности (здания, сооружения, имущество, оборудование, а также другое необходимое имущество потребительского, социального, культурного и иного назначения), принадлежащие учредителю на праве собственности или арендуемые им у третьего лица (собственника).

Таким образом, этот запрет был связан с назначением соответствующего имущества для обеспечения образовательной деятельности. Между тем, в случае, когда жилое помещение, предоставленное работнику образовательного учреждения, в том числе бывшему, на условиях социального найма, уже не подлежит освобождению в зависимости от сохранения трудовых отношений между таким лицом и образовательным учреждением, такое помещение утрачивает функцию обеспечения образовательной деятельности, а потому на него не может распространяться запрет на приватизацию.

На это указывают правовые позиции, изложенные в Постановлении Конституционного Суда РФ от <дата> № 13-П по делу о проверке конституционности положений пункта 13 статьи 39 Закона Российской Федерации "Об образовании", статьи 1 Федерального закона "О сохранении статуса государственных и муниципальных образовательных учреждений и моратории на их приватизацию" и пункта 7 статьи 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", в соответствии с которыми, вводя запрет на приватизацию находящихся в сельской местности жилых помещений государственных и муниципальных образовательных учреждений и высших учебных заведений, законодатель обосновывал его необходимостью сохранения системы государственного образования и закрепления государственных гарантий конституционного права на образование, с тем чтобы в условиях дефицита финансовых средств, выделяемых на социальные нужды, в том числе на строительство жилья, обеспечить возможность привлечения граждан, занятых в сфере образования, к работе в сельской местности.

Однако этот запрет не способствует выполнению поставленных задач: жилые помещения, заселенные до вступления в силу оспариваемых положений, не подлежат освобождению гражданами - работниками сферы образования, не состоящими более в трудовых отношениях с образовательным учреждением, без предоставления им иного жилого помещения; их правовой режим не может быть изменен путем перевода в ином статус (например, статус служебных помещений). Следовательно, избранные законодателем исходя из указанных целей правовые средства, ограничивая проживающих в сельской местности граждан - работников сферы образования в праве на приватизацию по признаку места жительства и рода деятельности, не могут способствовать выполнению государством обязанности по обеспечению права на образование и по созданию условий для его реализации и потому являются чрезмерными и, таким образом, недопустимыми.

Исходя из конституционного принципа равной защиты прав граждан особый правовой режим жилого помещения предполагает определение законодателем не только специального целевого назначения жилого помещения, но и других критериев допустимости введения такого режима. В частности, его нельзя распространять на уже занятые жилые помещения, а необходимость его введения должна быть обусловлена особенностями служебных обязанностей работников, для проживания которых предназначено жилое помещение.

В силу ст. 6 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" передача жилых помещений в собственность граждан осуществляется уполномоченными собственниками указанных жилых помещений органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также государственными или муниципальными унитарными предприятиями, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, государственными или муниципальными учреждениями, казенными предприятиями, в оперативное управление которых передан жилищный фонд.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что исковые требования Т. подлежат удовлетворению.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы апелляционной жалобы по существу направлены на иное толкование действующего законодательства и на переоценку выводов суда о фактических обстоятельствах дела и имеющихся в деле доказательств, они не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию ответчика, выраженную им в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда и поэтому не могут служить основанием для отмены постановленного по делу решения.

Каких-либо процессуальных нарушений, которые могли бы привести или привели к принятию неправильного решения, судебной коллегией не установлено.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба, которая не содержит предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения, - оставлению без удовлетворения.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


определила:


Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.