Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[Одним из оснований возникновения права на внеочередное получение жилья у детей-сирот, , нуждающихся в жилых помещениях, является окончание пребывания названных граждан в образовательных и иных учреждениях. При этом возникновение права на получение жилья в частности связано с окончанием пребывания названных лиц в любом образовательном учреждении, независимо от факта их прохождения обучения в другом образовательном учреждении, учреждении такого рода, нахождения в приемной семье, установления опеки (попечительства), и с обращением этих лиц с заявлениями о предоставлении вне очереди жилых помещений в соответствующие органы. Таким образом, завершение обучения по уровню основного общего образования (9 классов) дает право на внеочередное обеспечение жилым помещением.]



ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2014 г. по делу № 33-4753/2014



Справка: Судья И.А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Железнова О.Ф.

судей Хакимова А.Р.

Старичковой Е.А.

с участием прокурора Фахретдиновой Ю.Ю.

при секретаре Х.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам представителя Администрации городского округа г. Уфа РБ Г., представителя Правительства Республики Башкортостан С. на решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 19 ноября 2013 года, которым постановлено:

исковые требования прокурора Калининского района города Уфы, действующего в интересах Х.Т.В., к Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан о предоставлении жилого помещения по договору социального найма во внеочередном порядке удовлетворить.

Обязать Администрацию городского округа город Уфа Республики Башкортостан предоставить вне очереди Х.Т. по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в черте города Уфы Республики Башкортостан, отвечающее установленным санитарным и техническим требованиям, площадью не менее ... кв. м, за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета Республики Башкортостан.

Заслушав доклад судьи Старичковой Е.А., судебная коллегия


установила:


Прокурор Калининского района г. Уфы РБ, действуя в интересах Х.Т.В., обратился с иском к Администрации городского округа г. Уфа РБ об обязании предоставить жилое помещение по договору социального найма вне очереди по норме предоставления жилья, мотивируя требования тем, что прокуратурой Калининского района г. Уфы проведена проверка исполнения законодательства в сфере обеспечения жильем детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, в ходе которой установлено, что распоряжением главы администрации Калининского района г. Уфы № ... от 10 сентября 2012 года Х.Т.В. принят на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях и включен во внеочередной список по категории "дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей". Однако в нарушение требований закона Х.Т.В. жилье не предоставлено, чем нарушены его жилищные права.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе представителя Администрации городского округа г. Уфа РБ Г. ставится вопрос об отмене решения суда по тем основаниям, что с 1 января 2013 года в связи с изменениями законодательства подлежит применению положение, в соответствии с которым предусмотрено создание специализированного жилищного фонда для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно п. 2 ст. 4 Федерального закона № 15-ФЗ от 29.02.2012 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части обеспечения жилым помещением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" действие положений ст. 8 ФЗ от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и ЖК РФ (в редакции настоящего закона) распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не реализовали свое право на обеспечение жильем до вступления в силу настоящего Федерального закона.

В апелляционной жалобе представитель Правительства РБ С. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение, указывая, что правовых оснований для вынесения решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма во внеочередном порядке не имелось, поскольку на Х.Т.В., не реализовавшего свое право на обеспечение жилым помещением до 1 января 2013 г., не распространяются положения ст. 8 Федерального закона № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", изложенной в новой редакции согласно Федеральному закону № 15-ФЗ от 29.02.2012 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части обеспечения жилым помещением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Ответчик Администрация городского округа г. Уфа РБ, третье лицо Правительство Республики Башкортостан, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, при этом доказательств, свидетельствующих об уважительной причине неявки, суду не представили, в связи с чем, руководствуясь ст. ст. 167, 327 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, выслушав Х.Т., прокурора Фахретдинову Ю.Ю., полагавших решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы в соответствии с п. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия находит решение подлежащим изменению в части указания на предоставление жилого помещения за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета Республики Башкортостан.

С учетом положений международно-правовых актов в статье 40 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на жилище. Конституционное право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища (ст. 25, 40 Конституции РФ).

Защиту семьи, материнства, отцовства и детства, а также социальную защиту, включая социальное обеспечение, Конституция РФ относит к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 п. "ж" части 1), что предполагает возложение ответственности за реализацию социальной функции государства как на федеральные органы государственной власти, так и на органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

При этом по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, в том числе в социальной сфере, общие принципы разграничения полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации установлены Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Исходя из требований его статьи 26.1 полномочия, осуществляемые органами государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, определяются Конституцией Российской Федерации, а также федеральными законами, договорами о разграничении полномочий и соглашениями (пункт 3), которые должны устанавливать права, обязанности и ответственность органов государственной власти субъекта Российской Федерации, порядок и источники финансирования осуществления соответствующих полномочий и не могут одновременно возлагать аналогичные полномочия и на федеральные органы государственной власти, и на органы местного самоуправления (пункт 4).

Разрешение вопросов социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в соответствии с подпунктом 24 пункта 2 статьи 26.3 данного Федерального закона отнесено к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации, осуществляемым ими самостоятельно за счет средств субъектов Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета).

Пунктом 7 статьи 1 Закона Республики Башкортостан от 28 декабря 2005 года № 260-з "О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Республики Башкортостан" предусмотрено, что органы местного самоуправления муниципальных образований, перечисленных в статье 2 настоящего Закона, а именно, органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в Республике Башкортостан, наделяются государственными полномочиями Республики Башкортостан по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями.

Федеральный закон от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", имеющий целью конкретизацию государственных полномочий субъектов Российской Федерации в указанной сфере, регулирует отношения, возникающие в связи с предоставлением и обеспечением органами государственной власти дополнительных гарантий по социальной защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 2).

В силу абзацев 2 и 3 пункта 1 статьи 8 названного Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (в редакции, действовавшей до 01 января 2013 года) дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил РФ, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

При этом дополнительные гарантии по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предоставляемые в соответствии с действующим законодательством, обеспечиваются и охраняются государством (ст. 4) и являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации, за исключением дополнительных гарантий для детей, обучающихся в федеральных государственных образовательных учреждениях, которые являются расходными обязательствами Российской Федерации (ст. 5).

Названные положения Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" конкретизируются в жилищном законодательстве.

В соответствии с частью 3 статьи 49 Жилищного кодекса Российской Федерации отдельным категориям граждан, определенным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации (в данном случае - детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей) жилые помещения по договору социального найма предоставляются из жилищного фонда Российской Федерации или жилищного фонда субъекта Российской Федерации.

Согласно части 2 статьи 57 названного Кодекса (в редакции, действовавшей до 01 января 2013 года, на момент возникновения спорных правоотношений) вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации.

Разрешая спор, руководствуясь приведенными нормами права, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об обязанности Администрации городского округа г. Уфа РБ обеспечить Х.Т. жилым помещением во внеочередном порядке по договору социального найма исходя из следующих установленных юридически значимых обстоятельств по делу.

Согласно материалам дела Х.Т. родился ... г.

Из свидетельства о рождении серии ... № ... и справки о рождении ребенка усматривается, что матерью Х.Т. является ..., которая решением Калининского районного суда г. Уфы от ... года была лишена родительских прав в отношении Х.Т. Сведения об отце ребенка были внесены в акт записи о рождении со слов матери.

На основании Постановления главы Администрации Калининского района г. Уфы РБ № ... от 15 августа 2001 года Х.Т., оставшемуся без попечения родителей, был назначен опекун Х.Т.З. За Х.Т. закреплено право на жилье по адресу: <...>.

Решением Калининского районного суда РБ от 29 февраля 2012 года, вступившим в законную силу, Постановление главы администрации Калининского района г. Уфы № ... от 15.08.2001 г. отменено в части закрепления за Х.Т. права на жилье по адресу: ....

Согласно справке от 30.08.2012 г. № ... Х.Т. зарегистрирован по адресу: ... (л.д. 15).

Распоряжением главы Администрации Калининского района ГО г. Уфа РБ № ... от 10 сентября 2012 года Х.Т. принят на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях и включен во внеочередной список по категории "дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей".

Таким образом, Х.Т. относится к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и имеет право на получение во внеочередном порядке жилого помещения.

Х.Т. в 2010 году закончил обучение на уровне основного общего образования в общеобразовательной школе и на данный момент обучается в Уфимском политехническом техникуме, срок обучения - с 01.09.2010 г. по 30.06.2014 г. (л.д. 10).

Согласно справке Уфимского городского филиала ГУП БТИ РБ от 17.07.2012 г. № ... и Уведомлению об отсутствии в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Х.Т. собственником объектов недвижимости не является.

Несмотря на постановку на учет в сентябре 2012 года в качестве нуждающегося в получении во внеочередном порядке жилого помещения, до настоящего времени Х.Т. не предоставлено жилое помещение по договору социального найма.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о возникшей со стороны ответчика обязанности по предоставлению Х.Т. жилого помещения по договору социального найма, находя несостоятельным довод апелляционных жалоб о распространении на спорные правоотношения положений законодательства о предоставлении жилого помещения по договору найма специализированного жилого помещения, исходя из следующего.

Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются в частности детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы (часть 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, действовавшая на момент рассмотрения дела).

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2011 г. № 746-О-О "По жалобе гражданина Юнусова Льва Львовича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации" (пункт 2.2), поскольку положения пункта 1 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" регулируют, по сути, те же отношения, что и пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, в силу принципа "Lex posterior derogat legi priori" ("Последующий закон отменяет предыдущий") в случае сомнения относительно соответствия указанных положений нормам Жилищного кодекса Российской Федерации суды и другие правоприменительные органы должны исходить из того, что приоритет имеют нормы Жилищного кодекса Российской Федерации как федерального закона, принятого позднее.

По смыслу приведенных выше правовых норм, основанием возникновения права на внеочередное получение жилья у детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в жилых помещениях, является наличие хотя бы одного из следующих юридических фактов: окончание пребывания названных граждан в образовательных и иных учреждениях, детских домах семейного типа, приемных семьях; прекращение опеки (попечительства); окончание службы в Вооруженных Силах Российской Федерации; освобождение из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

При этом возникновение права на получение жилья в частности связано с окончанием пребывания названных лиц в любом образовательном учреждении, независимо от факта их прохождения обучения в другом образовательном учреждении, учреждении такого рода, нахождения в приемной семье, установления опеки (попечительства), и с обращением этих лиц с заявлениями о предоставлении вне очереди жилых помещений в соответствующие органы.

В силу подпункта 3 пункта 4 статьи 10 Федерального Закона Российской Федерации от 29.12.2012 года № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" общее образование и профессиональное образование реализуются, в том числе, по уровню основное общее образование (9 классов).

Поскольку Х.Т. окончил общеобразовательное учреждение по уровню основного общего образования в 2010 году, право на внеочередное обеспечение жилым помещением по договору социального найма Х.Т., состоящим на учете нуждающихся в жилом помещении с 2012 года, возникло с достижением совершеннолетия в 2011 году в период действия пункта 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, резолютивная часть решения содержит указание на обязанность ответчика предоставить Х.Т. жилое помещение за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета Республики Башкортостан, что по своей смысловой нагрузке является противоречивыми не соответствует правовым нормам.

В соответствии со ст. 86 Бюджетного кодекса РФ расходные обязательства, возникающие у муниципального образования в связи с осуществлением переданных ему полномочий, исполняются за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета РФ.

Согласно части 7 статьи 19 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" положения федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации, предусматривающие наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, вводятся в действие ежегодно соответственно федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год, законом субъекта Российской Федерации о бюджете субъекта Российской Федерации на очередной финансовый год при условии, если федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год или законом субъекта Российской Федерации о бюджете субъекта Российской Федерации на соответствующий финансовый год предусмотрено предоставление субвенций на осуществление указанных полномочий.

В развитие указанного положения приложением № 22 Закона Республики Башкортостан от 29.11.2013 № 12-з "О бюджете Республики Башкортостан на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов" на обеспечение жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения, на 2014 год предусмотрено ... тысяч рублей.

С учетом приведенных норм права, правовых оснований для возложения на Администрацию городского округа город Уфа Республики Башкортостан обязанности по предоставлению Х.Т. жилья за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета Республики Башкортостан, не имеется, поскольку субвенции на осуществление указанных полномочий уже переданы в установленном порядке.

Более того, в соответствии с пунктом 1 статьи 1 Бюджетного кодекса Российской Федерации отношения, возникающие в процессе осуществления расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, относятся к бюджетным правоотношениям, регулируемым Бюджетным кодексом Российской Федерации.

В силу того, что отношения, возникающие в процессе предоставления денежных средств из бюджета Республики Башкортостан и осуществление расходов бюджета Республики Башкортостан, относятся к бюджетным правоотношениям и регулируются бюджетным законодательством, а физические лица не являются участниками бюджетного процесса согласно статье 152 БК РФ, то положения Бюджетного кодекса РФ к отношениям с участием граждан не применимы.

На основании вышеизложенного, в целях устранений указанных противоречий и приведения резолютивной части решения в соответствие с требованиями ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия находит необходимым изложить ее в измененной редакции, исключив из нее указание на предоставление благоустроенного жилого помещения за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета Республики Башкортостан, поскольку такой вывод не основан на нормах права.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:


решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 19 ноября 2013 года изменить, исключив из резолютивной части слова "за счет и в пределах субвенций, специально предоставленных из бюджета Республики Башкортостан".

В остальной части решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 19 ноября 2013 года оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя Администрации городского округа г. Уфа РБ Г., представителя Правительства Республики Башкортостан С. - без удовлетворения.

Председательствующий

О.Ф.ЖЕЛЕЗНОВ

Судьи

А.Р.ХАКИМОВ

Е.А.СТАРИЧКОВА