Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Включение университетом в договор условий, которыми возврат денежных средств не предусмотрен, противоречит основному смыслу законодательства о защите прав потребителей, направленного на предоставление гарантий социально и экономически слабой стороне в заведомо неравных отношениях с контрагентами, осуществляющими образовательную деятельность, является для студента обременительным условием, не отвечает его интересам, нарушает его права как потребителя.]

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 ноября 2011 г. N 33-16316/11


Судья: Венедиктова Е.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ильичевой Е.В.

судей Селезневой Е.Н., Сопраньковой Т.Г.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело N 2-4261/11 по кассационной жалобе Университета на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 25 августа 2011 года по исковому заявлению Б.В. к Университету о взыскании уплаченных за обучение денежных средств, судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В.,

выслушав объяснения представителя Университета - К., представителя Б.В. - Ш.,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда


установила:

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 25.08.2011 удовлетворены исковые требования Б.В.

С Университета в пользу Б.В. взыскано <...> в счет возмещения оплаты за обучение, <...> в счет возмещения расходов по оплате представителя, а всего <...>.

С Университета в доход государства взыскана государственная пошлина в размере <...>.

В кассационной жалобе университет просит решение суда отменить, считает его неправильным.

Исследовав материалы дела, выслушав мнение участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда исходя из следующего.

При разрешении спора судом установлено, что <...> между Б.В. и Университетом был заключен договор N <...> о подготовке специалиста с высшим образованием. <...> договор был пролонгирован на основании произведенной оплаты за обучение на 2-м курсе в размере <...>. <...> матерью Б.В. была произведена оплата за обучение на 3-м курсе в размере <...>.

Приказом N <...> от <...> Университета прекращено действие договора о подготовке специалиста с высшим образованием с Б.В. с <...> в связи с невозможностью исполнения обязательств Университетом по вине студента (перевод в <...>), Б.В. отчислен из Университета.

<...> Б.В. обратился в Университет с требованием о возврате денежных средств в сумме <...>, уплаченных за обучение на 3-м курсе, указывая, что к обучению на 3-м курсе он не приступил.

В удовлетворении требований Университетом отказано со ссылкой на положения пунктов 4.2, 3.7, 3.9 договора о подготовке специалиста с высшим образованием, в соответствии с которыми денежные средства Университет расходует с 1 апреля на организацию учебного процесса и указанные средства включают в себя затраты на ремонт и содержание зданий Университета, приобретение учебного оборудования, закупку учебно-методической литературы, выплату заработной платы педагогам и т.п., внесенная оплата за обучение лишь частично покрывает расходы Университета на обеспечение подготовки будущих специалистов, поддержание материально-технической базы, в связи с чем возврату не подлежит.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию сумма в размере <...>, уплаченная законным представителем истца в качестве оплаты за обучение на 3-м курсе, поскольку сторона ответчика, не оспаривая право Б.В. на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг, не представила доказательств, подтверждающих, что Университет фактически понес какие-либо расходы, связанные с исполнением обязательств по заключенному с истцом договору.

Данный вывод суда соответствует обстоятельствам дела, отвечает положениям статьи 782 ГК РФ, статьи 32 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", мотивирован и подробно изложен в решении.

Довод Университета о том, что его деятельность не регламентируется положениями Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", правомерно отклонен судом первой инстанции.

Согласно статье 779 ГК РФ к услугам по обучению применяются правила о договоре возмездного оказания услуг.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Статьей 421 ГК РФ, устанавливающей свободу договора, предусмотрено, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Однако свобода договора не может быть использована в нарушение предоставленных законом гарантий.

В силу пункта 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярных или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Согласно положениям статьи 46 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании" негосударственное образовательное учреждение вправе взимать плату с обучающихся, воспитанников за образовательные услуги, в том числе за обучение в пределах федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требований.

Взаимоотношения негосударственного образовательного учреждения и обучающегося, воспитанника, его родителей (законных представителей) регулируются договором, определяющим уровень образования, сроки обучения, размер платы за обучение, гарантии и ответственность образовательного учреждения в случае приостановления действия или аннулирования лицензии, либо лишения образовательного учреждения государственной аккредитации, либо прекращения деятельности образовательного учреждения, иные условия.

Исходя из указанных выше законоположений, высшее учебное заведение вправе разработать любые положения договора, не противоречащие действующему законодательству.

Таким образом, договор о подготовке специалиста с высшим образованием относится к договорам присоединения, условия которого в силу статьи 428 ГК РФ могли быть приняты истцом не иначе как путем присоединения к предложенной ответчиком стандартной форме договора.

В результате Б.В., желающий получить высшее образование именно в этом Университете, как сторона в договоре, был лишен возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы в договоре, в частности, его возможности диктовать условия в отношении возврата денежных средств, внесенных за обучение, в случае отчисления из Университета.

Включение Университетом в договор условий, которыми возврат денежных средств не предусмотрен, противоречащее основному смыслу законодательства о защите прав потребителей, направленного на предоставление гарантий социально и экономически слабой стороне в заведомо неравных отношениях с контрагентами, осуществляющими образовательную деятельность, явно являлось для Б.В. обременительным условием и не отвечало его интересам.

С учетом изложенного, условия договора о подготовке специалиста с высшим образованием, устанавливающие, что не подлежат возврату денежные средства, уплаченные за следующий курс, с 1 апреля, соответствующего текущему курсу, исходя из смысла и содержания вышеприведенных норм материального права, являются нарушением прав истца как потребителя.

При таких обстоятельствах суд правомерно исходил из субъектного состава возникших отношений и существа заявленных истцом требований, направленных на защиту своих потребительских прав, и признал противоречащими действующему законодательству условия договора, вытекающие из пунктов 3.9, 4.2 договора.

Довод кассационной жалобы о том, что Б.В. является ненадлежащим истцом по заявленным исковым требованиям, так как оплата за обучение на 3-м курсе, о возврате которой он просит, была произведена его матерью, тогда как на момент внесения платы истец был совершеннолетним, не может быть принят во внимание и положен в основу отмены решения суда как несостоятельный. Как следует из материалов дела договор N <...> о подготовке специалиста с высшим образованием от <...> был заключен с Б.В. в лице его законного представителя <...>, оплата за обучение на 3-м курсе была произведена Б.Т. именно по указанному договору. Таким образом, Б.В., от имени которого его матерью Б.Т. была произведена <...> оплата за обучение на 3-м курсе, является надлежащим истцом по заявленным требованиям.

Доводы кассационной жалобы относительно фактически понесенных Университетом расходов по существу сводятся к повторению изложенной ответчиком позиции, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции и не содержат дополнительных подтверждений, которые не были представлены ответчиком в суд первой инстанции. По мнению судебной коллегии, суд в своем решении оценил достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, оснований для иной оценки доказательств, представленных при разрешении спора, судебная коллегия не усматривает. Как правильно указал суд первой инстанции, доказательств того, что ответчик успел до расторжения договора с истцом понести расходы, связанные с организацией учебного процесса Б.В. на третьем курсе, ответчиком не представлено.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции принято законное и обоснованное решение, полно и правильно установлены и оценены обстоятельства дела, применены нормы материального права, подлежащие применению, и не допущено нарушений процессуального закона, в связи с чем, оснований для отмены судебного акта не имеется.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 25 августа 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.