Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Высшее учебное заведение вправе разработать любые положения договора оказания платных образовательных услуг, не противоречащие действующему законодательству, в том числе предусмотреть в договоре норму, согласно которой при досрочном прекращении договора в связи с отчислением студента оплата за текущий курс не возвращается, а расходы университета на обеспечение образования студента на текущем курсе являются запланированными и не могут быть предотвращены университетом при отчислении студента независимо от причин отчисления. Особенностью такого договора является то, что он не является публичным, образовательная деятельность не относится к предпринимательской в смысле, как она определена в ст. 2 ГК РФ (самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от оказания таких услуг), а студент высшего учебного заведения не может являться заказчиком и потребителем услуги и субъектом гражданско-правовых отношений в полном объеме.]

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. № 33-1401/2011


Судья: Хабик И.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Нюхтилиной А.В.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 02 февраля 2011 года кассационную жалобу Б.А.А. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 28 октября 2010 года по делу № 2-4178/10 по иску Б.А.А. к Негосударственному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов" о взыскании суммы оплаты по договорам и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя НОУ ВПО "Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов" К.И., просившей оставить вынесенное по делу решение без изменения, судебная коллегия


установила:

Решением Фрунзенского районного суда от 28.10.2010 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требований Б.А.А., проходившего обучение в НОУ ВПО "Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов" с 29.07.2008 г. по 11.11.2009 г., о взыскании с университета сумм оплаты за обучение истца во втором семестре 2 курса в размере 74.250 рублей и за его проживание в Доме студентов за период с 14.11.2009 г. по 01.06.2010 г. в размере 60.000 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами за неправомерное удержание указанных денежных средств в размере 5.434 руб. 70 коп. и 4.391 руб. 66 коп. соответственно.

В кассационной жалобе истец просит отменить это решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального и процессуального права, и вынести новое об удовлетворении его требований в полном объеме.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истца, третьего лица Б.А.Б. и представителя Управления Роспотребнадзора по Санкт-Петербургу, которые извещены о времени и месте заседания суда кассационной инстанции, о причине неявки не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения, которое по существу является правильным, хотя с отдельными выводами суда первой инстанции согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела, приказом ректора НОУ ВПО "СПбГУП" № 976-СК от 29.07.2008 г. Б.А.А. был зачислен на 1 курс факультета искусств по очной форме обучения на 2008/2009 учебный год (т. 1, л.д. 59).

30.03.2009 г. между Б.А.А. и НОУ ВПО "СПбГУП" был заключен договор № 2-32212-08 о подготовке специалиста с высшим образованием, предметом которого являлось обеспечение получения студентом высшего профессионального образования, включающее учебный процесс, обеспечение учебного процесса, осуществление воспитательной работы, создание условий для учебы, быта и проведения свободного времени, организацию итоговой государственной аттестации и выдачу документа государственного образца о высшем образовании. В соответствии с приложением № 1 к договору последний заключен на условиях оплаты стоимости подготовки на 2 курсе 2009/2010 г. в размере 148.500 рублей (т. 1, л.д. 64 - 67).

Ранее, 02.07.2008 г., между теми же сторонами был заключен договор на проживание Б.А.А. в Доме студентов, в силу которого ответчик обязался предоставить истцу место для проживания по студенческим расценкам, комплекс коммунально-бытовых услуг и обеспечить условия для занятий, досуга и отдыха, оказав содействие в оформлении временной регистрации студента по месту временного проживания (т. 1, л.д. 34 - 36).

Согласно п. 3.1 указанного договора плата за проживание с 01.09.2008 г. по 01.06.2009 г. составляет 68.500 рублей.

Как установил суд, в дальнейшем действие договора было продлено на условиях оплаты за проживание в период с 01.09.2009 г. по 01.06.2010 г. в размере 82.200 рублей.

Указанные выше денежные суммы, включающие плату за обучение истца во втором семестре 2 курса в размере 74.250 руб. и за его проживание в Доме студентов за период с 14.11.2009 г. по 01.06.2010 г. в размере 60.000 руб. (из расчета 300 руб. за сутки), были внесены на счет ответчика матерью истца Б.А.Б. (т. 1, л.д. 10, 11, 37).

Приказом № 1617-СК от 11.11.2009 г. действие договора № 2-32212-08 о подготовке специалиста с высшим образованием от 30.03.2009 г. прекращено с 11.11.2009 г. на основании п. 5.3.7 договора в связи с невозможностью исполнения обязательств университета по вине студента (нарушение п.п. 2.2.1 и 2.2.2 договора - пропуски учебных занятий). С этой же даты истец отчислен из университета (т. 1 л.д. 60).

Разрешая спор, суд правильно исходил из того, что правоотношения, вытекающие из договора о подготовке специалиста с высшим образованием, как договора, заключенного между гражданином и негосударственным образовательным учреждением, регулируются Законом Российской Федерации от 10.07.1992 № 3266-1 "Об образовании" и Федеральным законом от 22.08.1996 № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании".

Кроме того, к данным правоотношениям подлежат применению положения главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации о возмездном оказании услуг и общие положения Закона РФ "О защите прав потребителей" от 07.02.1992 г. № 2300-1.

Иное толкование противоречило бы требованиям Постановления Правительства Российской Федерации от 05.07.2001 г. № 505 "Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг".

В силу положений ст. 29 ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" высшее учебное заведение самостоятельно решает вопросы по заключению договоров, определению обязательств и иных условий, не противоречащих законодательству Российской Федерации и уставу данного высшего учебного заведения.

Согласно положениям ст. 46 Закона РФ "Об образовании" негосударственное образовательное учреждение вправе взимать плату с обучающихся, воспитанников за образовательные услуги, в том числе за обучение в пределах федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требований.

При этом платная образовательная деятельность такого образовательного учреждения не рассматривается как предпринимательская, если получаемый от нее доход полностью идет на возмещение затрат на обеспечение образовательного процесса (в том числе на заработную плату), его развитие и совершенствование в данном образовательном учреждении.

Взаимоотношения негосударственного образовательного учреждения и обучающегося, воспитанника, его родителей (законных представителей) регулируются договором, определяющим уровень образования, сроки обучения, размер платы за обучение, гарантии и ответственность образовательного учреждения в случае приостановления действия или аннулирования лицензии, либо лишения образовательного учреждения государственной аккредитации, либо прекращения деятельности образовательного учреждения, иные условия.

Исходя из указанных положений закона и в соответствии с нормами ст. 421 ГК РФ, определяющими свободу договора, высшее учебное заведение вправе разработать любые положения договора, не противоречащие действующему законодательству.

В свою очередь, Закон РФ "О защите прав потребителей" в силу его статьи 39 распространяется на отношения, вытекающие из договора в части общих правил, в то время как правовые последствия нарушений условий данного договора определяются самим договором, который не должен противоречить требованиям ГК РФ.

Заключенный сторонами договор о подготовке специалиста с высшим образованием подробно регламентирует условия обучения студента, его права и обязанности, в том числе определяет порядок его досрочного расторжения и соответствующие последствия.

Исходя из взаимосвязанного толкования положений пунктов 3.9, 3.10 и 4.1 заключенного сторонами договора при его досрочном прекращении в связи с отчислением студента оплата за текущий курс не возвращается. При этом студент соглашается с тем, что расходы университета на обеспечение образования студента на текущем курсе являются запланированными и не могут быть предотвращены университетом при отчислении студента независимо от причин отчисления (пункт 4.1 договора).

В соответствии с п. 5.5 договора он считается расторгнутым со дня выхода соответствующего приказа ректора.

Согласно п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение или расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено этим Кодексом, другими законами или договором.

Пунктом 3 названной статьи предусмотрено, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

В соответствии с п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Из пункта 5 этой же статьи следует, что если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

Как установил суд, договор о подготовке специалиста с высшим образованием от 30.03.2009 г. был прекращен в связи с отчислением истца из образовательного учреждения по вине студента - пропуски учебных занятий. Какая-либо вина ответчика в досрочном прекращении договора судом не выявлена, данные обстоятельства истец в кассационной жалобе не оспаривает.

Таким образом, неисполнение университетом обязательств по договору связано с действиями самого истца. При таких обстоятельствах ответчик, исходя из содержания норм ст. ст. 393 и 401 ГК РФ, не может нести ответственность за неисполнение обязательств по договору вследствие отсутствия своей вины.

Особенностью договора оказания платных образовательных услуг является то, что такой договор не является публичным, образовательная деятельность не относится к предпринимательской в смысле, как она определена в ст. 2 ГК РФ (самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от оказания таких услуг), а студент высшего учебного заведения не может являться заказчиком и потребителем услуги и субъектом гражданско-правовых отношений в полном объеме.

Поскольку после отчисления студента негосударственное образовательное учреждение продолжает нести расходы, запланированные в связи с зачислением данного студента, которые не могут быть сразу прекращены либо покрыты за счет бюджетных средств или прибыли данного учреждения, не осуществляющего предпринимательскую деятельность, предусмотренная договором возможность возмещения университету запланированных расходов за текущий курс при досрочном расторжении договора ввиду нарушения студентом установленных договором обязанностей не противоречит положениям главы 39 ГК РФ (пункт 2 ст. 781 ГК РФ).

Толкование положений п. 1 ст. 782 ГК РФ в отрыве от приведенных выше норм противоречило бы основным началам гражданского законодательства, нарушало бы баланс интересов участников гражданских правоотношений, возлагая на университет обязанность нести убытки за действия иного лица без права возмещения их каким-либо предусмотренным законом или договором способом.

Основания для применения положений ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" у суда в данном случае отсутствовали, поскольку условия договора, определенные в пунктах 3.3, 3.9 и 4.1 договора не противоречат нормам законодательства об образовании, включая Постановление Правительства РФ от 05.07.2001 г. № 505, а в той части, в какой к ним могут быть применены нормы законодательства о возмездном оказании услуг - положениям главы 39 ГК РФ и общим положениям об обязательствах.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия полагает правильным решение суда об отказе в удовлетворении иска в части взыскания суммы платы за обучение.

Договор от 02.07.2008 г. на проживание истца в Доме студентов по своей правовой природе является договором коммерческого найма жилой площади в общежитии, в связи с чем вытекающие из него правоотношения не регулируются положениями главы 39 ГК РФ и Закона РФ "О защите прав потребителей".

Порядок и последствия расторжения такого договора определены главой 35 ГК РФ, которой возврат нанимателю авансовых платежей, переданных во исполнение данного договора, не предусмотрен, равно как и не установлен запрет на внесение таких платежей.

С учетом этого установленные п. 3.7 договора основания к возврату внесенных за проживание денежных сумм при досрочном расторжении договора не противоречили закону, включая положения ст. 453 ГК РФ.

Поскольку обстоятельства, предусмотренные этим пунктом в качестве основания для возврата части платы за проживание истцом не доказаны, судом не установлены и опровергнуты представленными ответчиком доказательствами, оснований рассматривать внесенную истцом по договору сумму после его расторжения в качестве неосновательного обогащения ответчика у суда не имелось, в связи с чем он пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении иска и в этой части.

Учитывая, что у суда отсутствовали основания для вывода о неправомерном удержании ответчиком внесенных истцом денежных средств, не подлежали удовлетворению и требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вывод суда о том, что истец не может признаваться надлежащим истцом, противоречит положениям ст. 313 ГК РФ, однако не может повлечь отмену по существу правильного решения.

Исходя из изложенного судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения по доводам кассационной жалобы, которые основаны на неправильном определении правовой природы заключенных сторонами договоров и на ошибочном толковании норм материального права.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


определила:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 28 октября 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу Б.А.А. - без удовлетворения.