Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Действия малолетних детей лишены юридического значения, за них отвечает воспитательное учреждение, обязанное обеспечить безопасные условия пребывания в них детей. Нельзя признавать вину несовершеннолетних, не достигших пятнадцати лет, в причинении вреда ни другим лицам, ни себе самим, и правила об учете вины потерпевшего неприменимы к случаям повреждения здоровья этих детей. Суд кассационной инстанции правильно отменил решение суда об отказе в иске о компенсации морального вреда. Постановление президиума областного суда об отмене определения суда кассационной инстанции отменено как вынесенное с нарушением требований ст.ст. 327 и 330 ГПК РСФСР.]

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ


ОПРЕДЕЛЕНИЕ

20 июля 2001 г. Дело № 46-В00-33


(извлечение)


5 октября 1995 г. пятилетний сын X. во время нахождения в детском саду «Мальвина» упал с горки и получил травму. Ребенок стал инвалидом и нуждался в санаторном лечении.

X. обратилась в суд с иском к ОАО «Тольяттиазот», на балансе которого находился детский сад, о компенсации морального вреда в сумме 2 млрд. неденоминированных рублей, ссылаясь на то, что ответчик не обеспечил безопасных условий пребывания ее ребенка в детском дошкольном учреждении (дети находились на горке без присмотра), поэтому обязан компенсировать им обоим физические и нравственные страдания.

Решением Комсомольского районного суда Самарской области от 11 февраля 1999 г. в удовлетворении иска отказано в связи с отсутствием вины сотрудников детского сада в причинении мальчику травмы. Отсутствие вины ответчика в причинении морального вреда истице и ее сыну суд обосновал показаниями сотрудников детского сада, родителей находившихся в детском саду детей и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении воспитательницы С.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 8 июня 1999 г. решение суда первой инстанции было отменено по тем мотивам, что оно вынесено без выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 7 октября 1999 г. определение кассационной инстанции отменено с оставлением без изменения решения Комсомольского районного суда Самарской области, так как, по мнению президиума, выводы суда первой инстанции об отсутствии вины ответчика в причинении истице морального вреда без достаточных оснований поставлены под сомнение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 20 июля 2001 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене постановления президиума как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права, удовлетворила по следующим основаниям.

Как установлено в ст. 150 ГК РФ, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные, права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

При рассмотрении настоящего дела истице следовало доказать в суде факт причинения ей и сыну физических и нравственных страданий, а ответчик, возражавший против удовлетворения иска о компенсации морального вреда, - отсутствие своей вины в причинении этого вреда (согласно требованиям ч. 2 ст. 444 ГК РСФСР, действовавшей в момент причинения вреда, ст. 1064 ГК РФ, действующей в настоящее время).

Обстоятельства причинения вреда здоровью ребенка во время нахождения его под надзором дошкольного воспитательного учреждения при рассмотрении дела установлены с достоверностью и ответчиком признаны.

Факт, что в связи с травмой ребенку и его матери был причинен моральный вред, является очевидным и в силу ст. 55 ГПК РСФСР не нуждается в доказывании.

Суд первой инстанции, обосновывая решение об отказе в удовлетворении требований истицы о компенсации морального вреда, сослался на отсутствие вины ответчика в причинении этого вреда.

По мнению судебной коллегии областного суда, такой вывод сделан без выяснения и оценки юридически значимых для данного дела обстоятельств. Эти указания соответствуют материалам дела и сделаны в пределах компетенции суда кассационной инстанции.

Юридически значимым для данного дела обстоятельством является определение лица, ответственного за причинение вреда сыну истицы.

Как считали суд первой инстанции и президиум областного суда, отвечать за причиненный вред не должен никто, поскольку травма была причинена ребенку им самим в результате несчастного случая при катании с горки.

Между тем согласно ст. 450 действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений ГК РСФСР за вред, причиненный несовершеннолетними, не достигшими пятнадцати лет, отвечает воспитательное заведение, под надзором которого находился ребенок.

Эта норма применяется и тогда, когда вред причинен ребенку в результате его собственных действий, поскольку урегулированные ею последствия причинения ребенком вреда другим лицам, за которое сам ребенок ответственности нести не может по юридической природе, равнозначны последствиям причинения малолетним вреда самому себе. Действия малолетних детей лишены юридического значения, за них отвечает воспитательное учреждение, обязанное обеспечить безопасные условия пребывания в них детей.

Поэтому нельзя признавать вину несовершеннолетних, не достигших пятнадцати лет, в причинении вреда ни другим лицам, ни себе самим, и правила ч. 1 ст. 458 ГК РСФСР об учете вины потерпевшего неприменимы к случаям повреждения здоровья этих детей.

Суд кассационной инстанции также обратил внимание на то, что вывод суда об отсутствии вины ответчика в причинении морального вреда основан на ненадлежащей оценке собранных по делу доказательств: не учтено, что никто из допрошенных свидетелей не присутствовал на месте происшествия, что сотрудники детского сада были подвергнуты дисциплинарным взысканиям в связи с несчастным случаем, что суд ошибочно придал преюдиционное значение постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении воспитательницы С.

В силу ст. 294 ГПК РСФСР при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции. Он может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты. Вновь представленные доказательства суд исследует, если признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции.

В отличие от суда кассационной инстанции суд надзорной инстанции не имеет права проверять обоснованность состоявшихся по делу судебных постановлений.

Согласно ст. 327 ГПК РСФСР при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций по имеющимся в деле материалам в пределах доводов протеста.

Как установлено в ст. 330 ГПК РСФСР, основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в надзорном порядке являются:

1) неправильное применение или толкование норм материального права;

2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

В постановлении президиума Самарского областного суда нет ссылок на нарушение судом кассационной инстанции норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного определения.

Доводы о том, что отсутствие вины воспитательницы С. доказано постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и что приказ о привлечении ее к дисциплинарной ответственности не является доказательством ее вины в причинении морального вреда, не могут служить основаниями для отмены кассационного определения, поскольку сводятся к оценке имеющихся в деле доказательств, давать которую суд надзорной инстанции не вправе.

С учетом изложенного постановление президиума Самарского областного суда не может быть признано законным и подлежит отмене.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ постановление президиума Самарского областного суда отменила, оставила в силе определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда.