Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Образовательное учреждение несет ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников во время образовательного процесса, поэтому довод об отсутствии вины дошкольного образовательного учреждения в получении ребенком случайных телесных повреждений во время нахождения под надзором образовательного учреждения суд счел необоснованными.]

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2010 г. по делу № 33-21461/2010


Судья Кожевникова Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего Ракуновой Л.И.

судей: Дмитриевой Е.С., Шинкаревой Л.Н.

при секретаре: Б.

с участием прокурора Московской областной прокуратуры Кашариной Г.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 09 ноября 2010 года кассационную жалобу А. на решение Мытищинского городского суда Московской области от 04 февраля 2010 года по делу по иску А. к муниципальному дошкольному образовательному учреждению - Центр Развития Ребенка - детский сад № 44, Администрации Мытищинского муниципального района о возмещении убытков, компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Дмитриевой Е.С.,

объяснения А.,

заключение прокурора Кашариной Г.Б., полагавшей решение суда в обжалуемой части законным и обоснованным,


установила:

А. обратился в суд с иском к муниципальному дошкольному образовательному учреждению - Центр Развития Ребенка - детский сад № 44, Администрации Мытищинского муниципального района о возмещении убытков, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требования указал, что 09.12.2008 г. <...>, 2004 года рождения, находясь в муниципальном дошкольном образовательном учреждении - Центре Развития Ребенка - детский сад № 44 (далее ДОУ № 44) под надзором воспитателя <...> упала и ударилась носом о ковер. В тот же день в МГКБ у нее был зафиксирован ушиб носа. При осмотре ребенка 08.10.2009 г. специалистом Андреевских больниц у нее диагностировано посттравматическое искривление носовой перегородки, искривление спинки носа.

Полагая, что искривление носовой перегородки ребенка и спинки носа возникли в результате ее падения 09.12.2008 г., просил суд взыскать с ответчика в счет возмещения затрат на лекарственные препараты 1244 руб., на платные консультации - 2200 руб., на пластическую операцию - 150000 руб., компенсацию морального вреда в размере 30000 руб.

В судебном заседании истец поддержал заявленные требования.

Представитель ответчика - ДОУ № 44 иск не признала, полагая недоказанным наличие связи искривления перегородки и спинки носа ребенка с падением ребенка в ДОУ № 44.

Представитель ответчика - Администрации Мытищинского района иск не признала.

Решением Мытищинского городского суда Московской области от 04 февраля 2010 года иск удовлетворен частично.

В кассационной жалобе истец просит решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика в его пользу возмещения убытков по чеку на сумму 1000 руб. 20 коп., а также компенсации морального вреда в размере 30000 руб., отменить, постановив по делу новое решение об удовлетворении указанных исковых требований.

Проверив материалы дела, заслушав мнение явившихся лиц, заключение прокурора о законности принятого решения, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда в обжалуемой части.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 151 ГК РФ, в случае нарушения неимущественных прав гражданина суд может наложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывает степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Разрешая спор, суд исследовал представленные по делу доказательства и пришел к выводу о том, что повреждения, а именно кровоподтек в области носа, гематома в области нижних век и ушиб носа, образовавшиеся от удара при падении, получены <...> 06.10.2008 г. во время нахождения ее под надзором дошкольного воспитательного учреждения.

Из акта о несчастном случае, а также показаний допрошенной в судебном заседании свидетеля <...>, присутствовавшей при получении ребенком травмы, следует, что девочка получила указанные повреждения, упав при ходьбе спокойным шагом и ударившись носом о ковер.

При оценке доводов представителя ответчика об отсутствии вины дошкольного воспитательного учреждения в получении <...> телесных повреждений, суд счел их необоснованными, поскольку исходя из положений п. 1 ч. 4 ст. 12 Закона РФ от 10.07.1992 г. № 3266-1 "Об образовании" согласно которой дошкольные учреждения относятся к числу образовательных, и в силу п. 3 ч. 3 ст. 32 указанного Закона образовательное учреждение несет ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса.

Из материалов дела усматривается, что <...> носит специальную ортопедическую обувь, координация ребенка неустойчива, что требует к ребенку особого внимания (л.д. 25).

При этом суд счел недоказанным то обстоятельство, что выявленные при осмотре <...> 08.10.2009 г. специалистом Андреевских больниц посттравматическое искривление носовой перегородки и искривление спинки носа явилось следствием повреждений, полученных ребенком 09.12.2008 г. В обоснование данного вывода суд сослался на заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно которого связать посттравматическое искривление носовой перегородки со случаем от 09.12.2008 г. не представилось возможным.

Также суд указал, что выявленное проведенной Управлением образования Администрации Мытищинского района нарушение воспитателем <...> внутренней инструкции, выразившееся в несообщении о получении ребенком травмы заведующей и необращении в медицинский кабинет, не свидетельствует о наличии повреждения носовой перегородки и спинки носа ребенка.

При таких обстоятельствах, суд пришел к правомерному выводу о том, что расходы истца на предполагаемую пластическую операцию взысканию не подлежат, поскольку необходимость проведения такой операции, а также ее стоимость истцом не доказаны.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании с ответчика расходов в размере 1000 рублей на консультирование 08.10.2009 г. в Андреевских больниц, суд исходил из того, что необходимости в срочной консультации не имелось, на протяжении длительного времени девочка наблюдалась в поликлинике по месту жительства и получала медицинскую помощь.

Поскольку обращение к врачу 10.12.2008 г. было связано с полученной накануне травмой и рекомендовано врачом МГКБ, суд счел возможным взыскать с ответчика в пользу истца расходы по оплате осмотра специалиста- отоларинголога в размере 1200 руб.

Кроме того, суд счел подлежащими удовлетворению требования истца о взыскании суммы 143 руб., затраченной на приобретение лекарственного средства - нормофларина, поскольку указанный препарат был приобретен по рекомендации врача, и отказал в удовлетворении требований о взыскании расходов на приобретение иного лекарственного препарата - троксевазин, так как его приобретение специалистом не рекомендовано.

Отказывая в удовлетворении требований А. о взыскании суммы в размере 1022 руб., указанной в товарном чеке суд исходил из того, что указанная сумма не подтверждена кассовым чеком, в то время как на товарном чеке сведения об оплате указанных товаров отсутствуют.

В заседании судебной коллегии истцом был представлен на обозрение кассовый чек, однако, как пояснил истец, он от времени выгорел в связи с чем, прочесть текст на нем не представляется возможным. Таким образом, принять указанный чек как доказательство оплаты, судебная коллегия не может.

При определении размера подлежащего взысканию морального вреда суд исходил из требований разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела, степени вины ответчика, характера физических и нравственных страданий <...>, получившей телесные повреждения, не причинивших вреда здоровью, и с учетом названых критериев оценки, счел возможным взыскать с ответчика в пользу истца 1000 рублей.

Учитывая, что ответчик признал свою вину в получении травмы <...>, в возражениях на кассационную жалобу указал на законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия находит правильным, основанным на законе и материалах дела вывод суда о том, что заявленные А. требования являются обоснованными, но подлежат частичному удовлетворению, поскольку предъявленная им к взысканию с ответчика сумма 30000 руб. не соответствует предусмотренным ст. 1101 ГК РФ требованиям разумности и справедливости.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов, содержащихся в решении, все они были предметом рассмотрения суда первой инстанции, в решении по ним содержатся правильные и мотивированные ответы.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Мытищинского городского суда Московской области от 04 февраля 2010 года в обжалуемой части, в части взыскания с Муниципального дошкольного образовательного учреждения - Центр Развития Ребенка - детский сад № 44, а при недостаточности средств субсидиарно с Администрации Мытищинского муниципального района в пользу А. возмещения убытков по чеку на сумму 1000 (одна тысяча) рублей 20 копеек, а также компенсации морального вреда в размере 30000 (тридцати тысяч) рублей, оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.