Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Положения статьи 12 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" предоставляют высшему учебному заведению право самостоятельно согласно его уставу определять порядок выдвижения кандидатур на должность ректора, сроки и процедуру выборов ректора. Следовательно, они согласуются с принципом автономии высших учебных заведений, который выступает основополагающим началом деятельности вузов и предполагает, что в подборе и расстановке кадров определяющим должно быть, по общему правилу, решение руководства вузов, их коллегиальных органов, принимаемое демократическими методами на основе оценки деловых и личных качеств претендентов на должность, а потому не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.]

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 мая 2012 г. № 865-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ПЕТРАКОВА АЛЕКСЕЯ ВАСИЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТАМИ 1, 2, 3 И 5 СТАТЬИ 12

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВЫСШЕМ И ПОСЛЕВУЗОВСКОМ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ", ПУНКТОМ 60

ТИПОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

(ВЫСШЕМ УЧЕБНОМ ЗАВЕДЕНИИ), СТАТЬЯМИ

381 И 387 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Петракова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,


установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Петраков оспаривает конституционность следующих положений статьи 12 Федерального закона от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании":

пункта 1, устанавливающего общие принципы управления высшим учебным заведением и определяющего систему нормативных правовых актов, в соответствии с которыми оно осуществляется;

пункта 2, закрепляющего основы правового положения ученого совета вуза и порядок формирования его состава;

пункта 3, возлагающего непосредственное управление высшим учебным заведением на ректора и определяющего, что кандидатуры на должности ректоров государственных или муниципальных высших учебных заведений, прошедшие выдвижение в соответствии с их уставами, представляются на рассмотрение действующих на общественных началах аттестационных комиссий соответствующих уполномоченных органов исполнительной власти или исполнительно-распорядительных органов городских округов, муниципальных районов;

пункта 5, предусматривающего, что ректор государственного или муниципального высшего учебного заведения избирается в порядке, установленном уставом такого вуза, из числа кандидатур, согласованных с соответствующей аттестационной комиссией.

Кроме того, заявитель просит проверить конституционность пункта 60 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении), утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2008 года № 71, который определяет общие требования к организации и проведению выборов ректора вуза, в частности предусматривает, что порядок выдвижения кандидатур на должность ректора, сроки и процедура проведения выборов ректора определяются ученым советом высшего учебного заведения.

Как следует из представленных материалов, суды общей юрисдикции отказали А.В. Петракову, полагавшему, что в процессе организации и проведения в 2010 году выборов ректора Московского технического университета связи и информатики не были соблюдены установленные названными нормами требования к определению ученым советом вуза порядка выдвижения кандидатур на данную должность, порядка и сроков выборов, а также к созданию комиссии по выборам ректора, в удовлетворении его заявления о признании выборов ректора названного вуза незаконными и обязании устранить допущенные нарушения. В связи с этим он также ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о признании не соответствующими Конституции Российской Федерации статей 381 и 387 ГПК Российской Федерации (в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 9 декабря 2010 года № 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации"), которые определяли порядок рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора и устанавливали основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, поскольку данные нормы не предусматривали обязательного рассмотрения судами надзорных инстанций доводов надзорной жалобы о нарушении единства судебной практики и не относили к числу существенных нарушений неприменение судами норм права в толковании, данном в определении Конституционного Суда Российской Федерации по другому делу.

По мнению заявителя, оспариваемые им взаимосвязанные нормативные положения с учетом смысла, приданного им правоприменительными органами в его деле, противоречат статьям 2, 4 (часть 2), 10, 15 (часть 2), 18, 19 (часть 2), 21, 46 (часть 1), 47 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 94, 118, 120 (часть 1) и 126 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Петраковым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. В силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если этим законом затрагиваются его конституционные права и свободы и если оспариваемый закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде.

Между тем приложенными к жалобе материалами не подтверждается применение положений пунктов 2 и 3 статьи 12 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" в деле заявителя, в связи с чем его жалоба в этой части не может быть признана допустимой.

Что касается иных оспариваемых заявителем положений статьи 12 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", а также пункта 60 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении), то они, предусматривая управление высшим учебным заведением на принципах сочетания единоначалия и коллегиальности, предоставляют высшему учебному заведению право самостоятельно согласно его уставу определять порядок выдвижения кандидатур на должность ректора, сроки и процедуру выборов ректора.

Следовательно, они согласуются с принципом автономии высших учебных заведений, который выступает основополагающим началом деятельности вузов и предполагает, что в подборе и расстановке кадров определяющим должно быть, по общему правилу, решение руководства вузов, их коллегиальных органов, принимаемое демократическими методами на основе оценки деловых и личных качеств претендентов на должность (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 1999 года № 19-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2011 года № 767-О-О), а потому не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в аспекте, указанном в жалобе.

Разрешение же вопроса о том, были ли соблюдены указанные требования при проведении выборов ректора Московского технического университета связи и информатики, как связанного с установлением и оценкой фактических обстоятельств конкретного дела, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации.

2.2. Положения статьи 381 ГПК Российской Федерации, вопреки утверждению заявителя, не допускали произвольного применения и обязывали судей судов надзорной инстанции при изучении надзорной жалобы или представления прокурора учитывать все приведенные заявителями доводы о допущенных нижестоящими судами при рассмотрении дел с их участием нарушениях норм материального и процессуального права, в том числе доводы о нарушении единства судебной практики, выразившемся в неприменении судами норм права в толковании, данном в определении Конституционного Суда Российской Федерации по другому делу.

Статья 387 ГПК Российской Федерации уже была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В Постановлении от 5 февраля 2007 года № 2-П Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации получила закрепление в действовавшей на момент рассмотрения судами дела заявителя статье 387 ГПК Российской Федерации после внесения в данную статью изменений в соответствии с пунктом 15 статьи 1 Федерального закона от 4 декабря 2007 года № 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации".

Определение же наличия (или отсутствия) оснований для пересмотра вынесенных по конкретным делам судебных постановлений осуществлялось соответствующим судом надзорной инстанции, который - исходя из предписаний статьи 387 ГПК Российской Федерации с учетом ее конституционно-правового смысла, выявленного в указанном Постановлении, - должен был установить, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе в качестве оснований для изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, достаточными для отступления от принципа правовой определенности и стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия - соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права.

Таким образом, статьи 381 и 387 ГПК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушившие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Проверка же правильности применения судами общей юрисдикции оспариваемых заявителем положений и тем самым законности и обоснованности судебных постановлений не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации


определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петракова Алексея Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН