Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», который регулирует вопросы социальных выплат детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, не связывает предоставление гарантий и зачисление на полное государственное обеспечение со временем обращения за их предоставлением в какой-либо форме. Из Закона следует, что полное государственное обеспечение и дополнительные гарантии по социальной защите предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, с момента возникновения права на их получение. Поэтому образовательное учреждение обязано производить выплаты с указанного момента. Отсутствие опеки или попечительства по вине соответствующих органов не является основанием для отказа в производстве выплат, несмотря на нормативное положение о необходимости выплат детям через опекунов (попечителей).]

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД


ПРЕЗИДИУМ


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


10 октября 2001 г. Дело № 44г-411


(извлечение)


Президиум Архангельского областного суда рассмотрел протест и. о. председателя областного суда на решение Ломоносовского районного суда от 16 июля 2000 года по делу № 2-1695 по иску Г. к ГОУ «Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова» и Министерству финансов РФ в лице федерального казначейства по Архангельской области о взыскании денежного содержания, входящего в полное государственное обеспечение, и расходов по оплате за обучение. Президиум


установил:


Г. обратился в суд с иском к государственному образовательному учреждению «Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова» о взыскании денежного содержания, входящего в полное государственное обеспечение, и расходов по оплате за обучение.

По определению суда в качестве второго ответчика привлечено Министерство финансов РФ в лице федерального казначейства по Архангельской области.

Решением Ломоносовского районного суда от 16 июля 2000 г. взыскано с ГОУ «Поморский государственный университет имени М. В. Ломоносова» в пользу Г. 16698 руб. в возмещение расходов за обучение в 1998-1999 гг. В остальной части иска Г. к ГОУ «Поморский государственный университет имени М. В. Ломоносова» и в иске к Министерству финансов РФ в лице федерального казначейства по Архангельской области отказано.

Взыскана с ГОУ «Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова» в доход местного бюджета госпошлина в сумме 610 руб. 94 коп.

В протесте ставится вопрос об отмене решения суда.

Обсудив доводы протеста, проверив материалы дела, заслушав доклад судьи областного суда Ч., заключение прокурора области А., полагавшего протест удовлетворить, президиум считает протест обоснованным.

Как видно из дела и установлено судом, Г., 14 октября 1977 года рождения, в 1994 г. приказом ректора ПГУ был зачислен на I курс дневного отделения юридического факультета на коммерческой основе обучения.

12 мая 1995 г. умерла его мать, Г. Отец истца Г. в это время находился в местах лишения свободы, откуда был освобожден 5 сентября 1996 г., но 26 декабря 1996 г. снова был заключен под стражу и 5 марта 1997 г. осужден по приговору суда к отбытию наказания в виде лишения свободы на 4 года.

При таких обстоятельствах истец был лишен родительского попечения и материальной поддержки с их стороны.

14 апреля 1998 г. Г. обратился с заявлением к декану юридического факультета о переводе на полное государственное обеспечение. 16 июня 1998 г. деканом был издан приказ о переводе его на полное государственное обеспечение, однако этот приказ не исполнялся, пока истец не представил дополнительные сведения, подтверждающие, что он остался без попечения родителей. По приказу № 55/01 от 03.03.1999 г. Г. был зачислен на полное государственное обеспечение с 1 мая 1998 г., и ему с этого времени стали выплачиваться стипендия и другие компенсационные платежи, предусмотренные Федеральным законом РФ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.1996 г. Таким образом, ему было выплачено денежное содержание, входящее в полное государственное обеспечение, за период с 1 мая 1998 г. до окончания университета – по июнь 1999 г.

В исковом заявлении Г. просил взыскать с ответчика невыплаченные суммы, входящие в полное государственное обеспечение, с 12 мая 1995 г. по 1 мая 1998 г., в том числе: 27036 рублей (компенсация на материальное обеспечение), 5400 руб. (стипендия), 2004 руб. (ежегодное пособие на приобретение литературы), всего 34440 руб.

Впоследствии Г. увеличил исковые требования до суммы 54935 руб., заявив ходатайство о включении в сумму иска 20495 рублей, уплаченных за его обучение ОАО «Борецкий ЛПХ», в котором работала его мать. При этом истец указал, что между ним и ОАО «Борецкий ЛПХ» был заключен договор купли-продажи квартиры, принадлежащей истцу. В счет оплаты квартиры ОАО «Борецкий ЛПХ» зачло встречное денежное требование к истцу. Встречное денежное требование ОАО «Борецкий ЛПХ» возникло из договора, заключенного предприятием с ответчиком (ПГУ) на обучение истца. По данному договору ОАО «Борецкий ЛПХ» оплатило по платежным документам ответчика за его обучение 28845 рублей.

После подписания договора купли-продажи квартиры произошла перемена лиц в обязательстве. Место ОАО «Борецкий ЛПХ» в обязательственных отношениях с ответчиком занял истец.

Следовательно, у истца возникла обязанность оплатить по платежным документам ответчика свое обучение.

Поскольку с 12 мая 1995 г. он в силу закона имел право на зачисление на полное государственное обеспечение, то это, в свою очередь, исключает взимание с него платы за обучение. Однако ему была возвращена только часть денежных средств, уплаченных за обучение, в сумме 8350 руб. Таким образом, по мнению истца, ответчик обязан возвратить ему денежные средства, уплаченные за обучение.

На день судебного заседания сумма иска была Г. уточнена и составляла 53167 руб., из них 32672 руб. – невыплаченные суммы, включаемые в полное государственное обеспечение, 20495 руб. – расходы на его обучение в ГОУ «Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова».

Указанным решением суда отказано в удовлетворении требований истца о взыскании с ПГУ компенсации за питание, на мягкий инвентарь, стипендии за период с 12 мая 1995 г. по 1 мая 1998 г. В возмещение расходов за обучение в 1998-1999 гг. взыскано с ГОУ «Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова» 16698 рублей.

Отказывая в иске о взыскании компенсации денежного содержания с 12 мая 1995 г., суд обосновал это тем, что истец обратился с заявлением к декану юридического факультета ПГУ о переводе его на полное государственное обеспечение 14 апреля 1998 г. без ссылки на выплату денежных средств за прошлый период. То есть он определил период, с которого должен был быть переведен на государственное обеспечение, и с этого времени администрация ПГУ произвела ему соответствующие выплаты.

Между тем с таким выводом суда согласиться нельзя, так как он сделан вопреки положениям ФЗ РФ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», на который суд хотя и сослался, но применил неправильно.

Этот Федеральный закон, как указано в его преамбуле, определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа в возрасте до 23 лет.

Так, в ст. 1 ФЗ приведены применяемые в нем понятия, в том числе имеющие отношение к данному гражданскому делу, а именно:

- дети, оставшиеся без попечения родителей, - лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или... отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы...;

- лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,

- лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с настоящим Федеральным законом право на дополнительные гарантии по социальной защите;

- полное государственное обеспечение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, - предоставление им за время пребывания в соответствующем государственном или муниципальном учреждении, в семье опекуна, попечителя, приемных родителей бесплатного питания, бесплатного комплекта одежды и обуви, бесплатного общежития и бесплатного медицинского обслуживания или возмещение их полной стоимости; обучающиеся в учреждениях среднего и высшего профессионального образования из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте 18 лет и старше, но не более чем до 23 лет, имеют право на полное государственное обеспечение и дополнительные социальные гарантии до окончания профессионального обучения в очных образовательных учреждениях.

В соответствии с п. 3 ст. 6 названного Закона лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающиеся во всех типах государственных или муниципальных учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования, а также обучающиеся, потерявшие в период обучения обоих или единственного родителя, зачисляются на полное государственное обеспечение до окончания ими данного образовательного учреждения.

Этой статьей предусмотрены также выплата указанным лицам стипендии, ежегодного пособия на приобретение учебной литературы и письменных принадлежностей и другие дополнительные гарантии права на образование.

При этом указанный Закон не связывает предоставление гарантий и зачисление на полное государственное обеспечение со временем обращения за их предоставлением в какой-либо форме. Из смысла статей этого Закона следует, что полное государственное обеспечение и дополнительные гарантии по социальной защите предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, с момента возникновения права на их получение.

Также нельзя согласиться с суждением суда, что поскольку попечительство в отношении Г. не устанавливалось и не оформлялось, то оснований для удовлетворения заявленных им требований о выплате средств за период с 12 мая 1995 г. по 14 октября 1998 г. (день наступления его совершеннолетия) не имеется, так как денежные средства на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выплачиваются в соответствии с Положением о порядке выплаты денежных средств на детей, находящихся под опекой (попечительством), попечителям.

Само по себе неустановление по вине органов опеки и попечительства попечительства в отношении Г., оставшегося в 17-летнем возрасте без матери и попечения со стороны отца, не может являться основанием для отказа в иске о выплате сумм, входящих в полное государственное обеспечение, с 12 мая 1995 года по 1 мая 1998 г., и ссылка суда на вышеуказанное Положение в данном случае неправомерна. Однако, поскольку вышеназванный Федеральный закон от 21.12.96 г. № 259-ФЗ был принят после того, как у истца возникло право на полное государственное обеспечение и дополнительные гарантии, суду следовало исходить из положений действующих и действовавших в тот период времени соответствующих законодательных и нормативных правовых актов, в частности ФЗ «Об образовании», Временного положения о стипендиальном обеспечении и других формах социальной поддержки студентов образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.02.1995 г., Положения о стипендиальном обеспечении..., утвержденного Правительством РФ от 24.07.1996 года, которыми предусматривалось зачисление на полное государственное обеспечение и выплата стипендии лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Суд же их не применил.

На основании изложенного такое решение не может быть оставлено без изменения.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, правильно определить юридически значимые обстоятельства, закон, подлежащий применению, доказательства, которые должны быть представлены при необходимости сторонами, дать им надлежащую оценку и вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, президиум


постановил:

Решение Ломоносовского районного суда от 16 июня 2000 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.