Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Правовые основания предоставления социальной помощи, круг лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры устанавливаются законом исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально-экономического развития финансовых и иных средств и возможностей. Нормы о предоставлении мер социальной поддержки для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей распространяются в равной мере на всех граждан из числа детей-сирот в возрасте от 18 до 23 лет, обучающихся в учреждениях среднего и высшего профессионального образования, независимо от пола и конкретных обстоятельств реализации ими права на образование. Вместе с тем указанные положения не препятствуют разрешению вопроса о предоставлении указанным лицам до окончания учебы, т.е. и после достижения ими 23-летнего возраста, мер государственной поддержки на основании правовых актов, допускающих принятие решений образовательными учреждениями в пределах имеющихся бюджетных и внебюджетных средств по предоставлению дополнительных мер социальной поддержки конкретных учащихся, нуждающихся в них, независимо от возраста.]

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

гражданина Ташкинова Алексея Григорьевича

на нарушение его конституционных прав

положениями преамбулы и абзаца восьмого статьи 1

Федерального закона «О дополнительных гарантиях

по социальной защите детей-сирот и детей,

оставшихся без попечения родителей»

от 8 февраля 2001 г. № 37-О


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.М. Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина А.Г. Ташкинова,


установил:

1. Гражданин А.Г. Ташкинов - бывший воспитанник детского дома, призванный непосредственно по завершении обучения в среднем профессионально-техническом училище на военную службу и поступивший после окончания ее срока на очное отделение биологического факультета Пермского государственного университета, был зачислен на полное государственное обеспечение как лицо, имеющее на это право в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 1996 года «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции от 8 февраля 1998 года). На основании того же Федерального закона приказом ректора Пермского государственного университета полное государственное обеспечение и выплата соответствующих пособий А.Г. Ташкинову в связи с достижением 23-летнего возраста были прекращены.

Дзержинский районный суд города Перми отказал А.Г. Ташкинову в иске к Пермскому государственному университету и Министерству образования Российской Федерации о предоставлении ему льгот, предусмотренных для студентов из числа детей-сирот до окончания профессионального обучения в очном образовательном учреждении. Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда решение суда первой инстанции было отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.Г. Ташкинов оспаривает конституционность положений преамбулы и статьи 1 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в соответствии с которыми право на полное государственное обеспечение и дополнительные гарантии предоставляется лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, до окончания профессионального обучения в очных образовательных учреждениях в возрасте 18 лет и старше, но не более чем до 23 лет.

По мнению заявителя, оспариваемые положения ограничивают для мужчин, исполнивших конституционную обязанность по несению военной службы до поступления в учреждение высшего профессионального образования, право на полное государственное обеспечение до окончания очного обучения, приводят к созданию для них неравных условий реализации конституционного права на образование по сравнению с лицами, не призывавшимися на военную службу, что противоречит статьям 19 и 43 Конституции Российской Федерации и пункту 3 статьи 6 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

2. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).

Осуществление государством конституционной обязанности по установлению гарантий социальной защиты предполагает учет особенностей положения определенных категорий граждан (детей-сирот, нетрудоспособных, малообеспеченных и др.), для которых государственная поддержка является необходимым источником средств к существованию. Правовые основания предоставления социальной помощи, круг лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры устанавливаются законом (статья 39, часть 2, Конституции Российской Федерации), в том числе исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально-экономического развития финансовых и иных средств и возможностей.

Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа в возрасте до 23 лет (преамбула), а также устанавливает, что лица, обучающиеся в учреждениях среднего и высшего профессионального образования, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте 18 лет и старше, но не более чем до 23 лет, имеют право на полное государственное обеспечение и дополнительные социальные гарантии до окончания профессионального обучения в очных образовательных учреждениях (абзац восьмой статьи 1), и что лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающиеся во всех типах государственных или муниципальных учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования, а также обучающиеся, потерявшие в период обучения обоих или единственного родителя, зачисляются на полное государственное обеспечение до окончания ими данного образовательного учреждения (пункт 3 статьи 6).

Законодатель, урегулировав отношения, возникающие в связи с предоставлением органами государственной власти материальной помощи учащимся лицам из числа детей-сирот, предоставил тем самым этой категории граждан дополнительные правовые гарантии по социальной защите в целях обеспечения реализации ими права на получение образования.

Вывод о дополнительном характере такой поддержки основывается на положениях статьи 43 Конституции Российской Федерации, по смыслу которых родители или лица, их заменяющие (включая соответствующие государственные органы), обязаны обеспечить получение детьми лишь основного общего образования (часть 4), а высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятиях каждый вправе бесплатно получить на конкурсной основе (часть 3); при этом гражданам гарантируется свобода выбора формы обучения - очной или заочной (пункт 5 статьи 2 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»).

Кроме того, оспариваемые нормы распространяются в равной мере на всех граждан из числа детей-сирот в возрасте от 18 до 23 лет, обучающихся в учреждениях среднего и высшего профессионального образования, независимо от пола и конкретных обстоятельств реализации ими права на образование.

Таким образом, преамбулой и абзацем восьмым статьи 1 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» не затрагивается конституционное право заявителя на получение высшего образования и не нарушается конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина, а потому данная жалоба не может быть признана допустимой в соответствии с требованием пункта 1 статьи 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Вместе с тем указанные положения не препятствуют разрешению вопроса о предоставлении А.Г. Ташкинову до окончания учебы, т.е. и после достижения им 23-летнего возраста, мер государственной поддержки на основании правовых актов, регламентирующих порядок социальной защиты студентов, в том числе Постановления Правительства Российской Федерации от 20 июня 1992 года № 409 «О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции от 21 декабря 2000 года), а также положения пункта 4 статьи 42 Закона Российской Федерации «Об образовании», допускающего принятие решений образовательными учреждениями в пределах имеющихся бюджетных и внебюджетных средств по предоставлению мер социальной поддержки конкретных учащихся, нуждающихся в них, независимо от возраста.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации


определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ташкинова Алексея Григорьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

М.В.БАГЛАЙ


Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

Т.Г.МОРЩАКОВА