Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  
[Положения статьи 69 Семейного кодекса Российской Федерации в системной связи с другими статьями того же Кодекса предусматривают лишение родительских прав как крайнюю меру ответственности, которая применяется судом только за совершение родителями виновного правонарушения в отношении своих детей и только в ситуации, когда защитить их права и интересы другим путем невозможно, что само по себе не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав]

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2006 г. № 476-О


ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНКИ БОРОДИЙ ЕЛЕНЫ НИКОЛАЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ

ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ЕЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО СЫНА ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 69

И 71 СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки Е.Н. Бородий вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,


установил:


1. Решением Ломоносовского районного суда города Архангельска от 21 февраля 2005 года, оставленным без изменения определением кассационной инстанции, был удовлетворен иск мэрии города Архангельска о лишении гражданки Е.Н. Бородий родительских прав в отношении ее сына 1990 года рождения. Суд сослался на то, что ответчица препятствует обучению ребенка в классе, соответствующем его уровню, и возражает против получения им впоследствии основного общего образования. Заявление сына Е.Н. Бородий - В. Бородий о том, что он против лишения его матери родительских прав и не желает обучаться во втором классе, не было принято во внимание. 7 июня 2005 года он был помещен в ГОУ "Коряжемский детский дом-школа" для обучения в специальной (коррекционной) школе.

Решением Коряжемского городского суда Архангельской области от 28 марта 2006 года в удовлетворении иска Е.Н. Бородий к ГОУ "Коряжемский детский дом-школа", департаментам образования Администрации Архангельской области и мэрии города Архангельска, органу опеки и попечительства мэрии города Архангельска о восстановлении в родительских правах было отказано. Суд указал, что истица отказалась от проведения медико-психологического обследования сына, препятствовала его проживанию и обучению в данном учебном заведении, настраивала ребенка против общения с детьми и воспитателями, что не соответствовало его интересам, а потому основания для восстановления ее в родительских правах отсутствуют. Суд не принял во внимание заявление истицы о том, что она согласна продолжить обучение сына в коррекционной школе города Архангельска, равно как и просьбу В. Бородия о восстановлении матери в родительских правах и проживании с нею, посчитав, что в силу возраста несовершеннолетний не может осознавать собственные интересы.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.Н. Бородий просит признать противоречащими статьям 17 (часть 2), 23, 29 (часть 3), 37, 38 (часть 2) и 43 Конституции Российской Федерации статью 69 Семейного кодекса Российской Федерации об основаниях лишения родительских прав - в той мере, в какой она позволяет лишить родителя родительских прав в связи с невыполнением им обязанности обеспечить получение ребенком основного общего образования и поместить ребенка в специализированное учебное заведение, а также положение пункта 2 статьи 71 того же Кодекса, в силу которого родители, лишенные родительских прав в отношении ребенка, не освобождаются от обязанности его содержания. Кроме того, по мнению заявительницы, названные законоположения нарушают ее права и права ее ребенка, закрепленные в статьях 54, 55, 56 и 63 Семейного кодекса Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявительницу о том, что ее жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданкой Е.Н. Бородий материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Согласно Конституции Российской Федерации Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7, часть 1); в Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2); основное общее образование обязательно; родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования (статья 43, части 1 и 4).

Это согласуется со статьями 3 и 18 Конвенции ООН о правах ребенка (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), согласно которым государства-участники во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделяют наилучшему обеспечению интересов ребенка, обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, а также со статьей 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, предусматривающей, что государства обязуются уважать свободу родителей выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством; при этом национальный законодатель государств - участников СНГ в силу части 3 статьи 27 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 25 мая 1995 года определяет возрастной минимум, до которого среднее образование не может быть ниже установленного законом в соответствии с международно признанными стандартами минимального возраста приема на работу.

Конкретизируя приведенные основополагающие принципы, Федеральный закон от 24 июля 1998 года "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" среди приоритетных целей государственной политики в интересах детей называет формирование правовых основ гарантий прав ребенка, гарантирование осуществления прав детей, закрепленных Конституцией Российской Федерации, недопущение их дискриминации, восстановление их прав в случаях нарушений, содействие физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей, реализации личности ребенка в интересах общества; названный Федеральный закон указывает, что государственная политика в интересах детей строится в том числе на принципах поддержки семьи в целях обеспечения воспитания, отдыха и оздоровления детей, защиты их прав, подготовки их к полноценной жизни в обществе, ответственности должностных лиц, граждан за нарушение прав и законных интересов ребенка, причинение ему вреда (преамбула и статья 4).

Законом Российской Федерации от 10 июля 1992 года "Об образовании" предусматривается, что гражданам Российской Федерации гарантируется возможность получения образования независимо, в частности, от состояния здоровья; государство создает гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации на основе специальных педагогических подходов (пункты 1 и 6 статьи 5); обучающиеся на ступени начального и основного общего образования, не освоившие программу учебного года и имеющие академическую задолженность по двум и более предметам, по усмотрению их родителей (законных представителей) оставляются на повторное обучение, переводятся в классы компенсирующего обучения с меньшим числом обучающихся на одного педагогического работника образовательного учреждения или продолжают обучение в форме семейного образования (пункт 4 статьи 17); для детей и подростков с отклонениями в развитии органы управления образованием создают специальные (коррекционные) образовательные учреждения (классы, группы), обеспечивающие их лечение, воспитание и обучение, социальную адаптацию и интеграцию в обществе; дети и подростки с отклонениями в развитии направляются в специальные (коррекционные) образовательные учреждения органами управления образованием только с согласия родителей (законных представителей) по заключению психолого-медико-педагогической комиссии (пункт 10 статьи 50).

Пунктом 5 статьи 52 данного Закона ответственность за воспитание, получение основного общего образования обучающихся, воспитанников возлагается на их родителей (законных представителей). При этом с их согласия и согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, местного органа управления образованием обучающийся, достигший возраста пятнадцати лет, может оставить общеобразовательное учреждение до получения основного общего образования; комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав совместно с родителями несовершеннолетнего, оставившего общеобразовательное учреждение до получения основного общего образования, и с органом местного самоуправления в месячный срок принимают меры, обеспечивающие трудоустройство этого несовершеннолетнего и (или) продолжение освоения им образовательной программы основного общего образования по иной форме обучения (пункт 6 статьи 19).

Статьи 63 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации закрепляют, что права и обязанности родителей по воспитанию и образованию детей не могут осуществляться в противоречие с интересами детей; родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке. Так, статьей 5.35 КоАП Российской Федерации за неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних предусмотрена ответственность в виде предупреждения или наложения административного штрафа в размере от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда.

Более того, согласно Семейному кодексу Российской Федерации суд, исходя из интересов ребенка, может принять решение об отобрании ребенка у родителей без лишения их родительских прав (ограничении родительских прав); это допускается, если оставление ребенка с родителями опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.), а также в случаях, если вследствие поведения родителей оставление ребенка с родителями является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей родительских прав; если родители не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав (пункты 1 и 2 статьи 73).

Родители могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостно уклоняются от уплаты алиментов, отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений, злоупотребляют своими родительскими правами, жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность, являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией, совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга (статья 69 Семейного кодекса Российской Федерации).

Кроме того, как следует из правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в пункте 95 Постановления от 8 апреля 2004 года по делу "Хазе (Haase) против Германии", сам по себе тот факт, что ребенок может быть помещен в более благоприятную для его воспитания среду, не оправдывает принудительные меры по отобранию его у биологических родителей; требуется наличие иных обстоятельств, свидетельствующих о необходимости такого вмешательства в право родителей на семейную жизнь вместе с их ребенком, закрепленное статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, положения статьи 69 Семейного кодекса Российской Федерации в системной связи с другими статьями того же Кодекса предусматривают лишение родительских прав как крайнюю меру ответственности, которая применяется судом только за совершение родителями виновного правонарушения в отношении своих детей и только в ситуации, когда защитить их права и интересы другим путем невозможно, что само по себе не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав.

Разрешение же вопроса о том, являлось ли виновным поведение гражданки Е.Н. Бородий в отношении ее ребенка, соблюден ли принцип соразмерности правовых средств при назначении меры, приводящей к разлучению сына с матерью и к другим негативным последствиям, соблюдены ли приоритеты семейного воспитания ребенка, обеспечены ли право ребенка жить и воспитываться в семье и преимущественное перед другими лицами право родителей на его воспитание и образование, а также о том, каким образом будет осуществляться дальнейшее образование В. Бородия, предполагает установление, исследование и оценку фактических обстоятельств дела и выбор подлежащих применению правовых норм. Это, как и разрешение вопроса о соответствии положений Семейного кодекса Российской Федерации друг другу, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

3. Что касается положения пункта 2 статьи 71 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего обязанность родителя, лишенного родительских прав, содержать несовершеннолетнего ребенка, то оно не противоречит статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающей ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина в целях защиты прав и законных интересов других лиц.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации


определил:


1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бородий Елены Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ