Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

[Юридическим критерием, позволяющим выявить недифференцированный подход к преподаванию и изучению государственных языков в субъектах РФ, а также возложение на граждан обязанностей, не предусмотренных федеральным законодательством, служат федеральные государственные образовательные стандарты. Суд признал не противоречащим федеральному законодательству и не вторгающимся в сферу действия федерального государственного образовательного стандарта положение закона субъекта РФ, согласно которому в образовательных учреждениях с русским языком обучения обеспечивается изучение родных языков как обязательного предмета.]


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ОПРЕДЕЛЕНИЕ


от 29 апреля 2009 г. № 20-ГО9-6


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пирожкова В.Н.,

судей Калининой Л.А., Макарова Г.В.,

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе прокуратуры Республики Дагестан на решение Верховного Суда Республики Дагестан от 30 января 2009 года, которым отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим отдельного положения Закона Республики Дагестан от 3 ноября 2006 года № 57 "Об образовании".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшего решение законным и обоснованным, а поэтому, не подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации


установила:


заместитель прокурора Республики Дагестан обратился в Верховный Суд Республики Дагестан с заявлением о признании недействующей ч. 5 ст. 5 Закона Республики Дагестан от 3 ноября 2006 года № 57 "Об образовании", изложенной в следующей редакции:

"Статья 5. Языки обучения

5. В образовательных учреждениях с русским языком обучения обеспечивается изучение родных языков как обязательного предмета".

Сослался на противоречие ч. ч. 1, 2 ст. 9 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации", п. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации "Об образовании" в нарушение требований которых, по мнению заявителя, законодателем субъекта РФ установлено правовое регулирование, снижающее уровень правовых гарантий граждан на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования; допускающее увеличение учебной нагрузки на обучающихся, и тем самым препятствующее им, в прохождении итоговой аттестации.

Народное Собрание Республики Дагестан с заявлением заместителя прокурора Республики Дагестан не согласилось.

Решением Верховного Суда Республики Дагестан от 30 января 2009 года заместителю прокурора Республики Дагестан в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном представлении прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе прокуратуры Республики Дагестан просит решение отменить, как основанное на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Относительно кассационного представления Народным Собранием Республики Дагестан поданы возражения; заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела на другой срок.

Согласно ч. 6 ст. 167 ГПК РФ суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Рассмотрев указанное ходатайство, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает его не подлежащим удовлетворению, поскольку не указана уважительная причина невозможности обеспечения участия в деле представителя данного органа.

Изучив доводы кассационного представления, проверив материалы дела, Судебная коллегия находит решение законным и обоснованным ввиду отсутствия оснований, по которым решение может быть отменено в порядке ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Закрепляя право каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, Конституция Российской Федерации одновременно возлагает на государство обязанность по его признанию, соблюдению и защите (ст. ст. 2, 26, 43, 68, 72 Конституции).

В силу предписаний статей 1, 2, 3, 4, 5, 7, 9, 10 Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 № 1807-1 "О языках народов Российской Федерации" (с последующими изменениями) равноправие языков народов Российской Федерации охраняется законом. Никто не вправе устанавливать ограничения или привилегии при использовании того или иного языка, за исключением случаев предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также на иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации. Языки народов Российской Федерации пользуются социальной, экономической, юридической защитой государства. Право граждан РФ на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также созданием условий для их функционирования. Язык (языки) на котором ведется воспитание и обучение в образовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) образовательного учреждения и (или) уставом образовательного учреждения в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. Преподавание государственных и иных языков в республиках осуществляется в соответствии с их законодательством.

Общие вопросы языковой политики в области образования аналогичным образом регламентируются и Законом Российской Федерации от 10 июля 1992 года № 3266-1 "Об образовании" с последующими изменениями. Согласно статьям 2, 3, 4, 5, 6 настоящего Федерального закона, одним из принципов государственной политики в области образования является защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства; законодательство Российской Федерации в области образования включает в себя не только федеральное законодательство, но и законодательство субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации в области образования не могут ограничивать права физических и юридических лиц по сравнению с законодательством Российской Федерации в области образования. Граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования. Право граждан на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также условий для их функционирования. Язык (языки), на котором ведутся обучение и воспитание в образовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) образовательного учреждения. Во всех имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных, изучение русского языка как государственного языка Российской Федерации регламентируется федеральными государственными образовательными стандартами. Вопросы изучения государственных языков республик в составе Российской Федерации регулируются законодательством этих республик.

Сопоставительный анализ оспариваемых предписаний Закона Республики Дагестан "Об образовании" и вышепоименованных федеральных норм, свидетельствует о том, что правовое регулирование установлено по вопросам языковой политики в субъектах Российской Федерации в рамках компетенции, предоставленной вышепоименованным федеральным законодательством. Из текста этой нормы видно, что адресована она не гражданам, как утверждается, прокурором, а образовательным учреждениям; при этом, положений отменяющих, либо иным образом, ухудшающих права граждан на свободный выбор изучения и использования государственных языков республики в сравнении с федеральным законодательством, субъект Российской Федерации в этих нормах не закрепляет; не следует из текста оспариваемых положений и каких-либо запретов, ограничений, или привилегий по изучению либо использованию того или иного государственного языка Республики Дагестан.

Поскольку уровень правовых гарантий граждан, предусмотренный федеральным законодательством в области изучения, преподавания и использования государственных языков на территории субъекта Российской Федерации, к чему фактически сводятся доводы прокурора Республики Дагестан, в оспариваемой норме не снижен, Судебная коллегия находит правильными суждения суда о непротиворечии этой нормы федеральному законодательству.

Доводы кассационного представления о том, что установленное в ч. 5 ст. 5 Закона Республики Дагестан "Об образовании" законодателем Республики Дагестан предписание увеличивает учебную нагрузку на обучающихся, ограничивает возможность углубленного изучения иных предметов учебного плана, а также освоение дисциплин по выбору, несостоятельны.

По смыслу статьи 7 Закона Российской Федерации "Об образовании" юридическим критерием, позволяющим выявить недифференцированный подход к преподаванию и изучению государственных языков в субъектах Российской Федерации (в том числе возложению на граждан, не предусмотренных федеральным законодательством в области образования, обязанностей); несоблюдение единства образовательного пространства, служат федеральные государственные образовательные стандарты, то есть требования, предъявляемые к структуре основных образовательных программ, к соотношению частей основной образовательной программы и их объему, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательного процесса; условиям реализации основных образовательных программ, в том числе кадровым, финансовым, материально-техническим и иным условиям; результатам освоения основных образовательных программ.

Однако, таких требований ч. 5 ст. 5 Закона Республики Дагестан "Об образовании" не устанавливает, а, следовательно, нет оснований для постановки вопроса о противоречии федеральному законодательству данного положения в контексте заявленных требований прокурора.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации


определила:


решение Верховного Суда Республики Дагестан от 30 января 2009 года оставить без изменения, а кассационное представление прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе прокуратуры Республики Дагестан - без удовлетворения.