Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

Комментарий к статье 39

  1. Отношения собственности в системе образования урегулированы ГК РФ, Федеральным законом “О некоммерческих организациях”, комментируемой статьей Закона об образовании, а также ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”.

  2. Согласно п. 2 комментируемой статьи учредитель закрепляет за образовательной организацией, созданной в организационно-правовой форме учреждения, в целях обеспечения ее уставной деятельности как движимое, так и недвижимое имущество на праве оперативного управления.

Право оперативного управления имуществом собственника неизвестно зарубежным правопорядкам. Так, например, Германское гражданское уложение (параграф 80 книги 1) наделяет учреждение, в том числе образовательное учреждение, правом собственности на имущество учредителя (Германское право. Часть 1. Под научн. ред. Залесского В. В. М, 1996 г. С. 28). Французский кодекс образования (ст. L. 421-17) предусматривает передачу местным публичным образовательным учреждениям движимого имущества в распоряжение, которое при определенных условиях может трансформироваться в право собственности (Кодекс образования Франции. Законодательная часть. Под научной ред. Козырина А. Н. М, 2003 г. С. 146). Австрийский Федеральный закон “Oб организации университетов и обучении в университетах” содержит нормы (параграф 118), согласно которым университеты используют объекты Федерального общества недвижимости и другую собственность на праве аренды (Образовательное законодательство зарубежных стран. Т. 3. Под ред. Сырых В. М. М, 2003 г. С. 82).

В силу прямого указания ст. 216 ГК РФ право оперативного управления относится к разряду вещных прав. В этой связи праву оперативного управления присуще свойство следования: переход права собственности на имущество учреждения (в том числе образовательного учреждения)от учредителя к третьим лицам не является основанием прекращения права оперативного управления (ст. 300 ГКРФ). Согласно п. 4 ст. 216 ГК РФ право оперативного управления имуществом образовательного учреждения защищается от его нарушения любыми лицами, в том числе собственником имущества, путем предъявления данным учреждением виндикационного и негаторного исков в порядке, установленном ст. 305 ГК РФ.

Содержание права оперативного управления имуществом учреждения определено ст. 48, 120, 296 и 298 –300 ГК РФ.

В отечественном правоведении можно встретить немало критических замечаний в адрес ограниченных вещных прав хозяйственного ведения и оперативного управления (Е. А. Суханов Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. Под общ. ред. Карповича В. Д. С. 214). Из коммерческих организаций субъектом права хозяйственного ведения могут быть только государственное (муниципальное) унитарное предприятие, а правом оперативного управления обладает государственное (муниципальное) казенное предприятие. Из некоммерческих организаций лишь учреждения наделены правом оперативного управления имуществом собственника.

Особенности права оперативного управления имуществом образовательного учреждения определены соответственно п. д) ст. 13 и комментируемой статьей Закона об образовании, а также ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”.

Право оперативного управления характеризуется существенной зависимостью учреждения (в том числе образовательного) как субъекта этого права от собственника имущества-учредителя.

Во-первых, образовательное учреждение не вправе распоряжаться имуществом учредителя (п. 1 ст. 298 ГК РФ ). Прежняя редакция п. 11 комментируемой статьи, детализируя данный запрет, признавала за образовательной организацией , созданной в организационно-правовой форме учреждения, право сдать имущество учредителя в аренду. Действующая редакция п. 11 комментируемой статьи хотя и допускает сдачу в аренду имущества образовательной организации, созданной в организационно-правовой форме учреждения, однако, судя по всему, речь должна идти об имуществе, приобретенном на доходы, полученные данным учреждением от самостоятельной, приносящей доходы деятельности, и находящемся в самостоятельном распоряжении образовательного учреждения. Дело в том, что относительно имущества собственника, закрепленного за образовательным учреждением на праве оперативного управления, устав образовательного учреждения должен содержать запрет на совершение сделок, возможными последствиями которых является отчуждение или обременение имущества, закрепленного за образовательным учреждением, или имущества, приобретенного за счет средств, выделенных этому учреждению собственником (п. 1 ст. 13 Закона РФ об образовании).Впрочем, важно отметить, что Сводный департамент экономики и финансов Минобрнауки России в своем разъяснении на запрос Федерального агентства по образованию № 01-58-167/ 16-01-12 от 10.11.2004. о возможности заключения образовательными учреждениями договоров аренды придерживается иной позиции. Согласно данному разъяснению “особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными нормативными актами (п. 3 ст. 120 ГК РФ); в соответствии с п. 11 ст. 39 Закона об образовании образовательное учреждение вправе выступать в качестве арендатора и арендодателя имущества; действие законодательства Российской Федерации об образовании распространяется на все образовательные учреждения на территории Российской Федерации независимо от их организационно-правовых форм и подчиненности (п. 3 ст. 12 Закона об образовании) ” .Во-вторых, образовательное учреждение осуществляет правомочия владения и пользования имуществом в соответствии с заданиями собственника-учредителя (п. 1 ст. 296 ГК РФ). Согласно п. 3 комментируемой статьи образовательная организация, созданная в организационно-правовой форме учреждения, несет ответственность перед собственником за сохранность и эффективное использование закрепленной за ней собственности. Контроль за деятельностью образовательного учреждения в этой части осуществляется учредителем или иным юридическим лицом, уполномоченным учредителем. В-третьих, образовательное учреждение вправе самостоятельно распоряжаться лишь доходами, полученными от осуществляемой в соответствии с уставом приносящей доходы деятельности. При этом закон ограничивает самостоятельность образовательного учреждения в распоряжении доходами, требуя осуществлять правомочие распоряжения в соответствии с заданиями собственника (п. 2 ст. 298 ГКРФ). В-четвертых, учредитель вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество образовательного учреждения (п. 2 ст. 296 ГКРФ).

Указанная зависимость образовательного учреждения от учредителя, в известной степени, компенсируется обязанностью собственника частично (полностью) финансировать образовательное учреждение (п. 2 ст. 48 ГКРФ ), а также требованием о субсидиарной ответственности собственника по обязательствам образовательного учреждения при недостатке находящихся в самостоятельном распоряжении учреждения денежных средств (п. 2 ст. 120 ГК РФ). Однако, нормы, устанавливающие эти требования, не достигают желаемой цели. Так, например, закон не определяет объем финансирования собственником созданного образовательного учреждения; не предусматривает санкций за нарушение этой обязанности. Более того, сама обязанность финансирования учреждения собственником не установлена законом прямо и непосредственно, о ее наличии можно лишь заключить из смысла п. 2 ст. 48 ГК РФ. Устанавливая субсидиарную ответственность учредителя по обязательствам образовательного учреждения всем имуществом закон не решает вопрос о том, какой (солидарной или долевой) является ответственность учредителей в случае создания образовательного учреждения несколькими учредителями. Представляется, что в нормах действующего законодательства об образовании следует предусмотреть в качестве общего правила модель долевой ответственности учредителей пропорционально стоимости переданного в оперативное управление образовательного учреждения имущества.

3. В связи с обстоятельствами, указанными в п. 2 комментария к настоящей статье, оправданны попытки законодательства об образовании “смягчить” режим права оперативного управления имуществом образовательного учреждения.

Достигается это путем известной корректировки в нормах Закона об образовании и Закона РФ “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” той “классической” модели права оперативного управления, которая предусмотрена ГК РФ. Это выражается, в частности, в следующем.

Согласно п. 1 комментируемой статьи учредитель образовательного учреждения закрепляет за ним на праве оперативного управления не только объекты, находящиеся в собственности учредителя, но также и арендуемые учредителем у третьего лица (собственника). Между тем, в силу ст. 296, 298-300 ГК РФ учредитель передает в оперативное управление учреждения лишь то имущество, которое составляет собственность учредителя.

Формулировки п. 11 комментируемой статьи и п. 4 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании’, согласно которым государственные образовательные учреждения вправе выступать в качестве арендатора и (или) арендодателя имущества, позволяет игнорировать положение п. 1 ст. 298 ГК РФ, в силу которого учреждение не вправе распоряжаться (в том числе сдавать в аренду) имущество собственника. Неслучайно федеральные государственные образовательные учреждения продолжают сдавать в аренду объекты федеральной собственности, принадлежащие им на праве оперативного управления (см., например, письмо Рособразования от 26.10.2004. № 16-550363 ин02/02-12).

В соответствии с п. 1 ст. 296 ГК РФ учреждение в отношении закрепленного за ним на праве оперативного управления имущества осуществляет права владения, пользования и распоряжения им в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества. Между тем, согласно п. 3 ст. 11 Закона об образовании право оперативного управления имуществом образовательного учреждения осуществляется также в пределах, установленных договором между образовательным учреждением и его учредителем (ями). В силу п. 2 ст. 296 ГК РФ учредитель-собственник имущества, закрепленного за учреждением, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению. При этом в силу п. 41 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1.07.1996. № 6/8 при обращении учреждений о признании недействительными актов учредителей об изъятии их имущества учредители обязаны доказать, что имущество действительно является излишним, неиспользуемым или используемым не по назначению. Однако, согласно п. 6 комментируемой статьи усмотрение учредителя образовательного учреждения ограничено договором между образовательным учреждением и его учредителем (лями) либо договором между собственником и учредителем. Данные договоры могут устанавливать основания изъятия и (или) отчуждения имущества, составляющего собственность учредителя и закрепленного за образовательным учреждением на праве оперативного управления. В случае, если соответствующие договоры не предусматривают основания изъятия и (или) отчуждения имущества, составляющего собственность учредителя и закрепленного за образовательным учреждением на праве оперативного управления, данное имущество может быть изъято по указанным в п. 2 ст. 296 ГК РФ основаниям лишь по истечении срока договора между образовательным учреждением и его учредителем (ями).

Из смысла п. 1 ст. 120 ГК РФ вытекает требование о создании учреждения одним учредителем. В этой связи нормы Гражданского кодекса Российской Федерации исходят из принадлежности имущества учреждения одному собственнику. Однако, п. 1 ст. 11 Закона об образовании, предусматривая возможность совместного учредительства образовательных учреждений, допускает, тем самым, принадлежность имущества образовательного учреждения нескольким собственникам. При этом, однако, закон не отвечает на вопрос о том, возникает ли у соучредителей право общей собственности на имущество образовательной организации, созданной в организационно-правовой форме учреждения, либо это имущество остается в собственности каждого учредителя. Представляется, что императивное решение вопроса в пользу общей собственности учредителей чревато целым рядом неблагоприятных последствий. Прежде всего, нормы гл. 16 ГК, регулирующей право общей собственности, носят диспозитивный характер, свидетельствуя, тем самым, о повышенной роли договора (соглашения) между сособственниками. Например, доли сособственников считаются равными, если они не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников (п. 1 ст. 245 ГК РФ). В случае императивного решения вопроса в пользу общей собственности учредителей на имущество образовательного учреждения риск лишиться имущества в силу тех или иных условий договора с соучредителем может послужить сдерживающим фактором для соучредительства образовательных учреждений.

С другой стороны режим общей собственности учредителей на имущество образовательной организации, созданной в форме учреждения, создаст известные гарантии против утечки этого имущества в случае его продажи (обращения взыскания по претензиям кредиторов учредителя). Хотя праву оперативного управления присуще свойство следования (см. п. 2 комментария к настоящей статье), вполне возможна ситуация, когда новый собственник имущества выразит намерение воспользоваться теми правами, которые не спешил реализовать прежний собственник (например, изъять излишнее, неиспользуемое имущество и т. д.) В этой связи образовательное учреждение заинтересовано в установленных ст. 250, 255 ГК РФ гарантиях преимущественного права сособственника на покупку доли в общей собственности при ее продаже, а также права на выкуп доли в случае обращения на нее взыскания по претензиям кредиторов. Приведенные нормы дают соучредителю образовательного учреждения возможность предотвратить утечку имущества другого учредителя в собственность третьих лиц. С учетом изложенного вопрос о праве собственности соучредителей на имущество образовательного учреждения должен быть урегулирован в законе с помощью диспозитивных норм.

Как показывает проделанный анализ, модель права оперативного управления имуществом образовательного учреждения, предусмотренная комментируемой статьей и ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”, отличается от той модели этого права, которая урегулирована соответствующими нормами ГК РФ. Решая вопрос о соотношении норм ГК РФ, Закона об образовании и Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” следует иметь ввиду императивный характер соответствующих норм ГК РФ. В этой связи подлежат применению именно эти нормы, не допускающие закрепления в актах специального законодательства иных моделей права оперативного управления. Впрочем, существует и прямо противоположная точка зрения, основанная на п. 3 ст. 120 ГК РФ, согласно которому особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений (в том числе в части осуществления права оперативного управления) определяются актами специального законодательства.

4. Согласно п. 2, 5 комментируемой статьи имущество принадлежит образовательной организации на праве оперативного управления и лишь негосударственные образовательные организации могут быть собственниками имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации. Таким образом, комментируемая статья не предусматривает для государственных образовательных организаций возможность иметь имущество на праве собственности. Согласно п. 1 ст. 11.1. Закона об образовании государственные образовательные организации могут создаваться в организационно-правовых формах, предусмотренных гражданским законодательством Российской Федерации для некоммерческих организаций. Все некоммерческие организации, за исключением учреждений, являются собственниками принадлежащего им имущества. Очевидно, что п. 2, 5 комментируемой статьи, предусматривая возможность обладания имуществом на праве собственности исключительно для негосударственных образовательных организаций, блокирует действие п. 1 ст. 11.1 Закона об образовании. Фактически, государственные образовательные организации могут быть созданы исключительно в организационно-правовой форме учреждений.

Представляется, что и муниципальные образовательные организации должны создаваться исключительно в организационно-правовой форме учреждения. Дело в том, что такой способ прекращения муниципальной собственности на имущество как передача имущества в собственность муниципальному юридическому лицу не предусмотрен законодательством о приватизации государственного и муниципального имущества (см. гл. IV Федерального закона от 21.12.2001. № 178-ФЗ “О приватизации государственного и муниципального имущества”).

Содержание, порядок осуществления, а также основания возникновения и прекращения права собственности образовательных организаций, созданных в форме некоммерческих организаций-собственников, определяется ГК РФ. Соответствующие нормы ГК РФ применяются с учетом положений Закона РФ “О некоммерческих организациях” и иных актов специального законодательства.

Как правило, участники (члены) некоммерческих организаций не имеют обязательственных прав на имущество организации (п. 3 ст. 48 ГК РФ). Однако, существуют и исключения. Например, обязательственные права на имущество некоммерческой организации имеют члены некоммерческого партнерства. Учредительными документами некоммерческого партнерства на его членов может быть возложена обязанность внесения членских взносов. В случае ликвидации некоммерческого партнерства его члены вправе получить часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами партнерства, либо стоимость этого имущества в пределах стоимости имущества, переданного членами некоммерческого партнерства в его собственность. Аналогичное право предоставлено членам в случае их выхода (исключения) из некоммерческого партнерства. При этом, однако, не подлежат возврату членские взносы. Таким образом, члены некоммерческого партнерства не имеют права на получение части его прибыли. Следует подчеркнуть, что нормы Федерального закона “О некоммерческих организациях”, касающиеся возврата имущества членам партнерства, носят диспозитивный характер. Федеральный закон либо учредительные документы некоммерческого партнерства могут полностью (частично) лишить членов некоммерческого партнерства обязательственных прав на его имущество (п. 3 ст. 8 Федерального закона “О некоммерческих организациях”).

5.В силу п. 1 комментируемой статьи земельные участки закрепляются за государственными и муниципальными образовательными учреждениями в бессрочное бесплатное пользование. Что касается федеральных государственных высших учебных заведений, то выделенные им в установленном порядке земельные участки закрепляются за ними в постоянное (бессрочное) пользование (п. 3 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”). Право “бессрочного бесплатного пользования” не предусмотрено действующим земельным законодательством. Вместе с тем, в силу п. 1 ст. 20 ЗК РФ земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются государственным (как федеральным, так и субъекта Российской Федерации) и муниципальным учреждениям в постоянное (бессрочное) пользование. Очевидно, приведенное положение п. 1 ст. 20 ЗК РФ, распространяя свое действие на государственные (федеральные и субъекта Российской Федерации) и муниципальные вузы, подлежит применению независимо от тех норм, которые закреплены в п. 1 комментируемой статьи, а также в п. 3 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”.

Основания возникновения и прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками, а также особенности содержания и порядка осуществления этого права определены гл. 17 ГК РФ, а также нормами земельного законодательства. Право постоянного (бессрочного) пользования возникает у государственной (муниципальной) образовательной организации на основании решения государственного или муниципального органа, уполномоченного предоставлять земельные участки в такое пользование. Кроме того, если из закона, решения о предоставлении земли, находящейся в государственной или муниципальной собственности, или договора не вытекает иное, собственник здания или сооружения имеет право постоянного пользования частью земельного участка (статьи 268 – 270 ГК РФ), на котором расположено это недвижимое имущество (п. 1, 2 ст. 268 ГК РФ; п. 1 ст. 271 ГК РФ). Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком подлежит государственной регистрации в соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 21.07.1997. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”. Осуществляя право постоянного (бессрочного) пользования по собственному усмотрению образовательное учреждение вправе возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов; передавать соответствующий земельный участок в аренду или безвозмездное срочное пользование с согласия собственника участка; осуществлять другие права на использование земельного участка, предусмотренные законодательством (п. 1 ст. 41; пп. 1-4 п. 1 ст. 40; п. 1 ст. 43 ЗК РФ; ст. 269-270 ГК РФ).

В обязанности образовательной организации как субъекта права постоянного (бессрочного) пользования входит, в частности, использование земельных участков в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту; сохранение межевых, геодезических и других специальных знаков, установленных на земельных участках в соответствии с законодательством; осуществление мероприятий по охране земель, соблюдение порядка пользования лесами, водными и другими природными объектами; соблюдение при использовании земельных участков требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов (ст. 42 ЗК РФ). Отказ образовательной организации от осуществления права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком не влечет за собой прекращение вышеуказанных обязанностей (п. 2 ст. 43 ЗК РФ). При разрушении принадлежащего образовательной организации здания, строения, сооружения от пожара, стихийных бедствий, ветхости права на земельный участок, предоставленный для их обслуживания, сохраняются за образовательными учреждениями, владеющими земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, при условии начала восстановления в установленном порядке здания, строения, сооружения в течение трех лет. Уполномоченный исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления вправе продлить этот срок (п. 1 ст. 39 ЗК РФ).

В ст. 45 ЗК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. К их числу относится, в частности, добровольный отказ образовательной организации от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, осуществленный на условиях и в порядке, предусмотренном ст. 53 ЗК РФ. Принудительное прекращение права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком осуществляется при использовании земельного участка не в соответствии с его целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель; использовании земельного участка способами, которые приводят к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель или значительному ухудшению экологической обстановки; неустранении совершенных умышленно земельных правонарушений, исчерпывающий перечень которых установлен пп. 3) п. 2 ст. 45 ЗК РФ; неиспользовании в случаях, предусмотренных гражданским законодательством, земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение трех лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом, за исключением времени, в течение которого земельный участок не мог быть использован по назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование; изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд и его реквизиции в установленном порядке (п. 2 ст. 45 ЗК РФ). Во всех указанных случаях решение о принудительном прекращении прав на земельные участки принимается судом в соответствии со статьей 54 ЗК РФ. В случае реорганизации юридического лица принадлежащее ему право постоянного пользования земельным участком переходит в порядке правопреемства (п. 3 ст. 268 ГК РФ).

Государственные (муниципальные) образовательные учреждения могут также получить земельный участок из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в безвозмездное срочное пользование на срок не более чем один год (пп.1) п. 1 ст. 24 ЗК РФ).

Негосударственные образовательные организации, в отличие от государственных и муниципальных образовательных учреждений, могут иметь земельные участки на праве собственности, аренды и безвозмездного срочного пользования.

Предоставление в собственность негосударственных образовательных организаций земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется за плату, а в случаях, предусмотренных Земельным кодексом РФ, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, -бесплатно. Так, например, согласно п. 1 ст. 36 ЗК учреждениям профессионального религиозного образования, имеющим в собственности здания, строения, сооружения религиозного и благотворительного назначения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, эти земельные участки предоставляются в собственность бесплатно. Негосударственное образовательное учреждение, имеющее на праве собственности здание, строение, сооружение имеет исключительное право на приватизацию земельных участков, расположенных под соответствующим зданием (строением, сооружением) и необходимых для их использования (п. 1 ст. 36 ЗК РФ). Особенности купли-продажи земельных участков предусмотрены ст. 37 ЗК РФ. Порядок приобретения земельного участка из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности на торгах (конкурсах, аукционах) определен ст. 38 ЗК РФ. Права и обязанности негосударственной образовательной организации как собственника земельного участка определены ст. 40;42; 43 ЗК РФ. В собственность негосударственной образовательной организации –собственника земельного участка поступают, в частности, посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученная сельскохозяйственная продукция и доходы от ее реализации, за исключением случаев, если образовательная организация передает земельный участок в аренду, постоянное (бессрочное) пользование либо безвозмездное срочное пользование; расположенные на земельном участке многолетние насаждения, за исключением случаев, установленных Лесным кодексом Российской Федерации (п. 2 ст. 40 ЗК РФ).

Право собственности негосударственной образовательной организации на земельные участки прекращается при отчуждении образовательной организацией своего земельного участка другим лицам, отказе образовательной организации от права собственности на земельный участок, а также в силу принудительного изъятия у образовательной организации ее земельного участка в порядке, установленном гражданским законодательством.

Особенности аренды земельных участков определены ст. 22 ЗК РФ. Порядок приобретения права на заключение договора аренды земельного участка из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, на торгах (конкурсах, аукционах) установлен ст. 38 ЗК РФ. Права и обязанности образовательной организации -арендатора земельного участка определяются договором аренды с учетом норм ст. 22, п. 1 ст. 40 и ст. 42 ЗК РФ.

Договор аренды земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным гражданским законодательством. Кроме того, согласно п. 2 ст. 46 ЗК РФ договор аренды земельного участка может быть прекращен по инициативе арендодателя в следующих случаях, трактуемых как существенное нарушение договора аренды: использование земельного участка не в соответствии с его целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель; использование земельного участка, которое приводит к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель или значительному ухудшению экологической обстановки; неустранение совершенного умышленно земельного правонарушения, выражающегося в отравлении, загрязнении, порче или уничтожении плодородного слоя почвы вследствие нарушения правил обращения с удобрениями, стимуляторами роста растений, ядохимикатами и иными опасными химическими или биологическими веществами при их хранении, использовании и транспортировке, повлекших за собой причинение вреда здоровью человека или окружающей среде; неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение трех лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом или договором аренды земельного участка, за исключением времени, необходимого для освоения земельного участка, а также времени, в течение которого земельный участок не мог быть использован по назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование; изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд или его реквизиции в установленном порядке. Прекращение договора аренды земельного участка по указанным основаниям не допускается в период полевых сельскохозяйственных работ, а также в иных установленных федеральными законами случаях.

Условия сохранения за образовательной организацией - арендатором прав на земельный участок, предоставленный для обслуживания зданий, строений, сооружений, при их разрушении от пожара, стихийных бедствий, ветхости определяются договором аренды земельного участка (п. 2 ст. 39 ЗК РФ).

Право безвозмездного срочного пользования земельным участком из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, принадлежит учреждениям профессионального религиозного образования, имеющим в соответствии с федеральными законами на праве безвозмездного пользования здания, строения, сооружения религиозного и благотворительного назначения, расположенные на соответствующих земельных участках. В этом случае земельные участки предоставляются учреждениям профессионального религиозного образования в безвозмездное срочное пользование на срок безвозмездного пользования зданиями, строениями, сооружениями религиозного (благотворительного) назначения (п. 1 ст. 36 ЗК РФ). Кроме того, земельные участки предоставляются учреждениям профессионального религиозного образования в безвозмездное срочное пользование для строительства зданий, строений, сооружений религиозного и благотворительного назначения на срок строительства этих зданий, строений, сооружений (п. 3 ст. 30 ЗК РФ). Передача земельного участка в безвозмездное срочное пользование осуществляется на основании договора безвозмездного пользования. Особенности безвозмездного срочного пользования земельными участками определены ст. 24 ЗК РФ. Основания прекращения договора безвозмездного срочного пользования земельным участком установлены гражданским законодательством, а также ст. 47 ЗК РФ.

Государственные (муниципальные) и негосударственные образовательные организации вправе пользоваться на основании договора аренды либо договора безвозмездного срочного пользования земельными участками, находящимися в собственности граждан или (и) юридических лиц. Негосударственные образовательные организации (за исключением учреждений) могут приобрести такие земельные участки в собственность.

Особенности прав образовательных организаций на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения определяются главой XIV ЗК РФ, а также Федеральным законом от 24.07.2002 № 101-ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения”. Согласно п. 5 ст. 10 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут передаваться образовательным организациям сельскохозяйственного профиля, а также учреждениям профессионального религиозного образования для осуществления сельскохозяйственного производства в аренду. При этом выкуп арендуемого земельного участка в собственность не допускается. В соответствии с п. 4 ст. 10 данного закона земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, предоставленные учреждениям профессионального религиозного образования на праве постоянного (бессрочного) пользования, могут предоставляться данным учреждениям в собственность бесплатно в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации.

В силу п. 2 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001. №137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” негосударственные образовательные организации (за исключением муниципальных) “обязаны переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков или приобрести земельные участки в собственность, а негосударственные образовательные организации, созданные в форме религиозных организаций (учреждения профессионального религиозного образования), кроме того - переоформить на право безвозмездного срочного пользования по своему желанию до 1 января 2006 года в соответствии с правилами статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации”.

Характеризуя приведенное требование Федерального закона “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” следует отметить противоречивость нового земельного законодательства. Прежде всего, в силу п. 6 ст. 3 Федерального закона “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” негосударственные юридические лица, в том числе негосударственные образовательные организации, “ могут переоформить свое право постоянного (бессрочного пользования) земельными участками на иное право, в том числе право аренды”. Однако, как сочетать приведенное положение с указанием п. 2 той же третьей статьи закона на обязанность негосударственных образовательных организаций переоформить соответствующее право? Таким образом, Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” устанавливает добровольно-принудительный порядок переоформления права на землю: “вы вправе сделать то, что должны”.

Еще больше недоумений возникает при сопоставлении текста п. 2 ст. 3 Федерального закона “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” с текстом самого Земельного кодекса. Во-первых, обратимся к ст. 20 ЗК РФ, в которой перечислены субъекты, обладающие правом постоянного (бессрочного) пользования земельными участками, находящимися в государственной или муниципальной собственности. В п. 3 ст. 20 ЗК РФ указано: “ право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у юридических лиц до введения в действие настоящего кодекса, сохраняется”. Таким образом, согласно ЗК РФ право постоянного (бессрочного) пользования землей за юридическими лицами, в том числе негосударственными, ставшими субъектами этого права до вступления в силу Земельного кодекса Российской Федерации, должно быть сохранено. Однако, каким образом это законодательное положение соотносится с упомянутым выше п. 2 ст. 3 Федерального закона “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”? Получается, что Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”, требующий переоформления права постоянного (бессрочного) пользования, противоречит ЗК РФ. Какой из двух законодательных актов – ЗК РФ или Закон о введении его в действие обладает большей юридической силой? Ответ на этот вопрос содержится в п. 1 ст. 2 Земельного кодекса, согласно которому федеральные законы о земле, в том числе и Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”, должны соответствовать Земельному кодексу РФ.

Наконец, неисполнение установленной п. 2 ст. 3 Федерального закона “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” обязанности переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком не предусмотрено в числе оснований прекращения данного права (ст. 45 ЗК РФ). Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2003 г. N 512-О положение абзаца первого пункта 2 статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", предусматривая возможность изменения титулов прав на землю, не содержит какого-либо основания для изъятия соответствующих земельных участков, а потому не может рассматриваться как допускающее внесудебный порядок лишения имущества. В равной мере оно не может рассматриваться как допускающее национализацию, поскольку не предполагает обращения в государственную собственность имущества, находящегося в собственности юридических лиц, а, напротив, предоставляет возможность приватизации земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности. Таким образом, у органов государственной власти нет никаких механизмов, чтобы понудить субъектов, не переоформивших право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, заключить договор аренды земли или получить земельный участок в собственность.

6. По смыслу п. 2 ст. 48 ГК РФ учредитель обязан финансировать созданное им учреждение, в том числе образовательное. Согласно п. 7 комментируемой статьи образовательной организации, созданной в организационно-правовой форме учреждения, принадлежит право самостоятельного распоряжения в соответствии с законодательством Российской Федерации средствами, полученными за счет внебюджетных источников. Данному положению корреспондирует норма п. 2 ст. 298 ГК РФ, согласно которой доходы, полученные от осуществляемой в соответствии с уставом, приносящей доходы деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. ГК РФ не содержит специальных норм, раскрывающих особенности содержания и порядка осуществления права самостоятельного распоряжения. Исключение составляют п. 1 ст. 296 и п. 2 ст. 299 ГК РФ, в силу которых самостоятельное распоряжение доходами осуществляется в пределах, установленных законом, в соответствии с целями деятельности учреждения, заданиями собственника и назначением имущества.

В теории гражданского права существуют различные точки зрения на правовую природу права учреждения самостоятельно распоряжаться доходами, полученными от самостоятельной приносящей доходы деятельности, и приобретенным за счет этих доходов имуществом. В целом, можно выделить четыре позиции по данному вопросу. Первая высказана Е. А. Сухановым. По его мнению вышеупомянутое право учреждения тождественно праву хозяйственного ведения (См. Гражданское право. Учебник Т. 1 М, 1998 г. /Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. С. 609). Действительно, в силу п. 2 ст. 295 ГК РФ, наделенное правом хозяйственного ведения государственное (муниципальное) унитарное предприятие распоряжается движимым имуществом самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами. Правом самостоятельного распоряжения имуществом обладает и учреждение. Однако, в отличие от государственного (муниципального) унитарного предприятия, учреждение не вправе распоряжаться имуществом, принадлежащим собственнику. В самостоятельном распоряжении учреждения находятся исключительно доходы, полученные от самостоятельной приносящей доходы деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество. Кроме того, признание учреждения субъектом двух вещных прав -права хозяйственного ведения на доходы, полученные от самостоятельной деятельности, и права оперативного управления на остальное имущество противоречит ст. 48 ГК РФ, согласно которой юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом. В данном определении заложена альтернатива: юридическое лицо может иметь имущество в собственности, либо обладать им на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. Одновременное наличие этих имущественных прав у одного юридического лица исключено.

Некоторые авторы приравнивают право учреждения самостоятельно распоряжаться доходами, полученными от самостоятельной приносящей доходы деятельности, к праву собственности. Эта позиция согласуется с недействующей (с 1.01.2005 ) редакцией п. 7 комментируемой статьи. Однако, с точки зрения Гражданского кодекса Российской Федерации признать учреждение субъектом права собственности на доходы нельзя. Дело в том, что, согласно п. 2 ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК РФ учреждение относится к разряду тех юридических лиц, имущество которых принадлежит учредителю. Гражданское право России, в отличие от права Великобритании и США, исключает режим расщепленной собственности (trust), предполагающий установление двух одинаковых прав собственности на одно и тоже имущество (см. У. Маттеи, Е. А. Суханов Основные положения права собственности. М, 1999 С. 316). Важно, что и сама практика учета доходов, полученных бюджетным образовательным учреждением от самостоятельной приносящей доходы деятельности, заставляет усомниться в принадлежности ему этих доходов на праве собственности. В частности, согласно п. 4 ст. 254 БК РФ средства от предпринимательской деятельности бюджетного учреждения, в том числе образовательного учреждения, поступают в бюджет и учитываются как доходы бюджета. Таким образом, позиция, признающая учреждение субъектом права собственности на доходы, получившая отражение в прежней редакции п. 7 комментируемой статьи, игнорировалась на практике, по крайней мере в отношении бюджетных образовательных учреждений.

Ряд правоведов, в частности, Ю. К. Толстой (Гражданское право. Учебник. Ч. 1/ Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева С. 288, 357), Л. В. Щенникова (Вещные права в гражданском праве России. Учебное пособие. М, 1996 г. С. 18), Масляев А. И. (Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Росссийской Федерации (части первой)/ Под ред. В. П. Мозолина, А. И. Масляева М, 2004 С. 451-452), рассматривают право учреждения самостоятельно распоряжаться доходами , полученными от самостоятельной приносящей доходы деятельности как самостоятельное вещное право, не предусмотренное ст. 216 ГК РФ. Действительно, данная статья содержит примерный перечень вещных прав, который может быть дополнен законом, в том числе самим ГК РФ. Однако, право учреждения на самостоятельное распоряжение доходами вряд ли представляет собой особое вещное право. Во-первых, ГК РФ, как уже было замечено, практически не раскрывает его содержания и порядок реализации, что является чем-то необычным на фоне достаточно детального регулирования прочих вещных прав. Во-вторых, п. 2 ст. 299 ГК РФ предусматривает, что плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в оперативном управлении, поступают в оперативное управления учреждения. Таким образом, доходы от самостоятельной приносящей доходы деятельности учреждения находятся в оперативном управлении учреждения. При этом оно обладает правом самостоятельно распоряжаться этими доходами в соответствии с назначением имущества и заданиями собственника (п. 1 ст. 296 ГК РФ). Иными словами, право самостоятельного распоряжения доходами является одним из правомочий, составляющих содержание принадлежащего учреждению права оперативного управления имуществом. В этой связи наиболее оправданным представляется вывод судебно-арбитражной практики, которая рассматривает право учреждения самостоятельно распоряжаться собственными доходами в качестве известного “расширения” права оперативного управления в части распоряжения доходами учреждения, полученными от самостоятельной деятельности.

Поскольку содержание и порядок реализации права самостоятельного распоряжения собственными доходами учреждения практически не урегулированы нормами ГК РФ возникает ряд вопросов, требующих разрешения применительно к образовательным организациям, созданным в организационно-правовой форме учреждений. Прежде всего, важно выяснить принадлежит ли учреждению право совершать сделки и иные юридические действия, направленные на отчуждение полученных от самостоятельной деятельности доходов в собственность третьих лиц. Дело в том, что еще со времен римского права в гражданском законодательстве закрепился принцип , согласно которому “никто не может передать прав больше, чем имеет сам”. Исходя из этого принципа любой субъект права, сам не будучи собственником имущества, не может наделить правом собственности на это имущество другое лицо. Применяется ли этот принцип в случае осуществления учреждением права распоряжения доходами, полученными от осуществляемой в соответствии с уставом, приносящей доходы деятельности? Попытаемся ответить на этот вопрос.

Описательное определение правомочия распоряжения, составляющего содержание права собственности, содержится в ст. 209 ГК РФ. Согласно данной статье указанное правомочие определяется как право “по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия…, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам”. Таким образом, право на отчуждение имущества в собственность третьих лиц входит в содержание правомочия распоряжения имуществом собственника. Значит учреждение вправе совершать сделки и иные юридические действия, направленные на отчуждение полученных от самостоятельной деятельности доходов в собственность третьих лиц. Однако, в отличие от собственника, учреждение не может отчуждать свои доходы по собственному усмотрению, поскольку оно в силу п. 1 ст. 296 ГК РФ ограничено назначением имущества и заданиями собственника. Таким образом, отчуждение и иное распоряжение доходами учреждения должно осуществляться в рамках заданий собственника, что, кстати, в полной мере реализуется в практике бюджетных учреждений ( в том числе образовательных). Так, право привлекать для осуществления уставной деятельности федерального государственного образовательного учреждения дополнительные источники финансовых и материальных средств, а также право распоряжаться доходами, полученными от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности существенно ограничено приказом Министерства финансов Российской Федерации от 21.06.2001. № 46н “О порядке открытия и ведения территориальными органами федерального казначейства лицевых счетов для учета операций со средствами, полученными от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, получателей средств федерального бюджета, финансируемых на основании смет доходов и расходов”. В соответствии с данным Приказом федеральные государственные учреждения (в том числе образовательные) могут расходовать вышеуказанные средства только при наличии в генеральном разрешении на открытие лицевых счетов по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, в органах федерального казначейства соответствующих источников дохода или направления их использования. При этом согласно письму Министерства финансов Российской Федерации от 10.11.2002. № 03-01-01/ 12-403 “порядок направления в бюджеты субъектов Российской Федерации и местные бюджеты доходов бюджетных учреждений, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, а также механизм расходования данных средств определяются самостоятельно законодательными (представительными) и исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления на соответствующем уровне бюджетной системы Российской Федерации. При этом при осуществлении указанной работы данные органы могут использовать опыт и соответствующие механизмы, отработанные на федеральном уровне”.

Надо полагать, что наделяя своего контрагента правом собственности учреждение действует как уполномоченное на отчуждение чужого имущества лицо. Полномочие учреждения основано на законе. Подобным образом действуют государственные (муниципальные) унитарные предприятия. Не являясь собственниками имущества, они, тем не менее, уполномочены на отчуждение в собственность третьих лиц движимого имущества, в том числе полученных доходов (п. 2 ст. 295 ГК РФ).

Второй вопрос связан с самостоятельной приносящей доходы деятельностью учреждения и состава полученных от нее доходов. К самостоятельной приносящей доходы деятельности учреждения относится, прежде всего, предпринимательская деятельность, в том числе внереализационные операции (сдача имущества в аренду, оборот ценных бумаг и т. д.). Однако, формулировка п. 2 ст. 298 ГК РФ позволяет отнести к рассматриваемой деятельности учреждения и некоммерческую деятельность, в том числе фандрайзинг- деятельность по привлечению дополнительных источников финансирования (пожертвований, грантов и иных безвозмездных поступлений). В этой связи к числу доходов учреждения относятся не только доходы от предпринимательской деятельности, но также и безвозмездные поступления (например, плата родителей за содержание детей в дошкольном образовательном учреждении). В ГК РФ отсутствуют прямые указания на включение даров, пожертвований и иных безвозмездных поступлений в состав доходов, полученных от самостоятельной деятельности учреждения. Вместе с тем, исходя из норм налогового законодательства (ст. 251 НК РФ) пожертвования и иные безвозмездные поступления представляют собой ничто иное как доход получателя. Неслучайно согласно письму Министерства финансов Российской Федерации от 04.02.03. № 3-01-01/12-43 безвозмездные поступления от предпринимательской и иной приносящей доходы деятельности отражаются в соответствующей группе классификации доходов бюджетов Российской Федерации. Таким образом, пожертвования, дары и иные безвозмездные поступления в пользу образовательной организации, созданной в организационно-правовой форме учреждения, поступают в собственность учредителя (п. 2 ст. 298 ГК РФ).

8. Согласно п. 11 комментируемой статьи образовательное учреждение вправе выступать в качестве арендатора и арендодателя имущества. С учетом норм ст. 298 ГК РФ образовательные организации, созданные в организационно-правовой форме учреждения, могут сдавать в аренду лишь то имущество, которое находится в их самостоятельном распоряжении, что , впрочем, противоречит сложившейся практике (см. письмо Рособразования от 26.10.2004. № 16-55-363ин/02-12). За счет средств, находящихся в самостоятельном распоряжении образовательная организация, созданная в форме учреждения, вправе арендовать имущество. Согласно п. 4 ст. 13 Федерального закона “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации” заключению договоров аренды объектов собственности и земельных участков, закрепленных за образовательными учреждениями, должна предшествовать экспертная оценка последствий заключения такого договора для обеспечения образования, воспитания, развития, социальной защиты и социального обслуживания детей. Образец оформления указанной экспертной оценки содержится в приложении к письму Рособразования от 26.10.2004. № 16-55-363ин/02-12. В соответствии с данным письмом “ в целях создания условий, способствующих предупреждению кризисных ситуаций, предотвращению террористических проявлений и обеспечению безопасности образовательного процесса, к направляемым на согласование экспертным оценкам необходимо прилагать нотариально заверенные копии уставов юридических лиц и документов, подтверждающих государственную регистрацию юридических лиц или индивидуальных предпринимателей (арендаторов), за исключением государственных образовательных учреждений. Кроме того, необходимо представить выкопировки из технических паспортов зданий (сооружений) с указанием сдаваемых в аренду площадей. ” В субъектах Российской Федерации для негосударственных образовательных учреждений устанавливаются льготные ставки арендной платы за пользование объектами нежилого фонда, находящимися в собственности соответствующего субъекта Российской Федерации . Например, в Москве негосударственные образовательные учреждения, осуществляющие работу с детьми, входят в перечень категорий арендаторов объектов нежилого фонда, находящегося в собственности г. Москвы, которым устанавливается ставка арендной платы в особом порядке (утв. постановлением Правительства Москвы от 24.09.2002. № 791-ПП). При этом состав арендаторов данной категории ограничен шестнадцатью образовательными учреждениями. Для остальных образовательных учреждений арендная плата исчисляется с применением максимального корректирующего коэффицента-1.

9. Согласно п. 7 ст. 63 ГК РФ оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица. В свою очередь п. 10 комментируемой статьи предусматривает , что при ликвидации образовательного учреждения денежные средства и иные объекты собственности за вычетом платежей по покрытию обязательств данного учреждения направляются на цели развития образования в соответствии с уставом образовательного учреждения.

10. В соответствии с п. 13 комментируемой статьи государственные и муниципальные образовательные учреждения, закрепленные за ними на праве оперативного управления или находящиеся в их самостоятельном распоряжении объекты производственной и социальной инфраструктуры, в том числе жилые помещения, расположенные в зданиях учебного, производственного, социального, культурного назначения и в сельской местности, общежития, а также клинические базы учреждений медицинского образования, находящиеся в оперативном управлении образовательных учреждений или в ином ведении, приватизации (разгосударствлению) не подлежат. Аналогичное положение содержится в п. 7 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”.

Прежде всего необходимо отметить известную некорректность формулировки п. 13 комментируемой статьи, устанавливающей запрет на приватизацию юридического лица- государственного (муниципального) образовательного учреждения. Согласно нормам гражданского законодательства, в том числе ст. 217 ГК РФ и ст. 1 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества”, под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических и (или) юридических лиц. Таким образом, государственные (муниципальные) юридические лица не рассматриваются законодательством в качестве объекта приватизации. В этой связи установление в п. 13 комментируемой статьи запрета на приватизацию государственных (муниципальных) образовательных учреждений излишне. Впрочем, следует отметить, что п. 2 ст. 300 ГК РФ, предусматривая “переход права собственности на учреждение к другому лицу” , дает (в совокупности с п. 13 комментируемой статьи и п. 7 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”) основание, используя аналогию закона, рассматривать учреждение в качестве имущественного комплекса.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 24.10.2000 N 13-П п. 13 комментируемой статьи, а также п. 7 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” признаны не соответствующим Конституции Российской Федерации в части, содержащей запрет на приватизацию расположенных в сельской местности жилых помещений, которые закреплены за государственными и муниципальными образовательными учреждениями, в том числе высшими учебными заведениями.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в частности, указано, что данный запрет “не способствует выполнению поставленных законодателем задач: жилые помещения, заселенные до вступления в силу оспариваемых положений, не подлежат освобождению гражданами - работниками сферы образования, не состоящими более в трудовых отношениях с образовательным учреждением, без предоставления им иного жилого помещения; их правовой режим не может быть изменен путем перевода в иной статус (например, статус служебных помещений)". В этой связи “избранные законодателем исходя из указанных целей правовые средства, ограничивая проживающих в сельской местности граждан - работников сферы образования в праве на приватизацию по признаку места жительства и рода деятельности, не могут способствовать выполнению государством обязанности по обеспечению права на образование и по созданию условий для его реализации и потому являются чрезмерными". Таким образом, положения п. 13 комментируемой статьи, п. 7 ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” противоречат ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии с частью 3 статьи 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации ” акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.