Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Екатерина I.jpg

Екатерина I (1684-1727, царствовала: 1725-1727гг.)

 

Екатерина Алексеевна, ставшая императрицей после смерти своего супруга, Петра Великого, была убежденным продолжателем всех его начинаний. По свидетельству историка М.И. Семевского: «Женщина не только лишенная всякого образования, но даже, как всем известно, безграмотная, она до такой степени умела являть пред мужем горе к его горю, радость к его радости и вообще интерес к его нуждам и заботам, что Петр, по свидетельству царевича Алексея, постоянно находил, что «жена его, а моя мачеха – умна!», и не без удовольствия делился с нею разными политическими новостями, заметками о происшествиях настоящих, предположениями насчет будущего»[1].

Не имея опыта в управлении государством, Екатерина Алексеевна, в помощь себе, создала Верховный Тайный совет, который возглавил сподвижник Петра I А.Д. Меншиков.

Желая увековечить память о своем покойном супруге, Екатерина I уже через полгода после его смерти поручает барону Шафирову написать «Историю Императора Петра I», рассматривая, возможно, этот исторический труд скорее не как повествование о славных деяниях Петра, а как ориентир своему курсу и идеологическое обоснование своих внутри- и внешнеполитических шагов.

При ознакомлении с приведенными ниже документами, от внимательного читателя, безусловно, не ускользнет тот факт, что каждый свой указ императрица начинает с упоминания имени великого реформатора России – Петра Великого.

 

Т.7 (1723-1727 гг).

 

1725 г., 23 февраля

№ 4663

Именной, данный Российскому послу Князю Куракину «О приглашении ученых людей в Российскую Академию наук и о выдаче желающим ехать в Россию нужных пособий»

Господин Подполковник от Гвардии! Мы надеемся, что вы уже ведаете, что по воле Всемогущего Бога, Его Величество, Государь Император, Наш прелюбезнейший Супруг от сего временного жития в вечное блаженство отойдя, и что по Его же Божескому изволению скипетр правления Российской Империи Мы приняли; а какое Его Величества высокославной и вечнодостойной памяти было желание устроить Академию для вышних наук и Художеств, и к тому некоторые доходы еще при животе своем определить изволил; к вам Сентября 17 дня 1724года указ Свой послал, по которому велено в ту Академию людей потребных, коих сыскал Лейб-Медикус Наш Блюментрост, вам принимать по учиненным с ними кондициям от него, Блюментроста, и сюда их отправлять, и в чем надлежит вспоможение чинить; и понеже Мы всемерно желаем все дела, зачатые трудами Его Величества, особливо оное, яко зело надобное дело в пользу Государственную на том же основании действительно исполнить: того для надлежит вам поступать во всем, что к тому делу надлежит по вышеписанному Его высокославной и вечнодостойной памяти Императорского Величества указу; и тех людей, о которых вам в указе написано, обнадежте Нашею Императорскою милостию, чтоб по своим контрактам без сумнения следовали сюда, для которых здесь все потребное приуготовление учинено, и будут содержаны у нас в особливом Нашем призрении.

 

1725 г., 19 мая

№ 4721

«О поручении Барону Шафирову написать Историю Императора Петра I»

Великая Государыня Императрица указала: Петру Шафирову сочинять Историю от дней рождения высокославной и вечно достойной памяти Его Императорского Величества до 1700 году или до начала Шведской войны, и какие ведомости ему к тому сочинению потребны, по его требованиям отпускать, и писать его, Шафирова, по-прежнему Бароном; и по тому Ея Величества указу Правительствующий Сенат приказали: о бытии ему, Шафирову у сочинения вышеозначенной Истории и что велено его писать по-прежнему Бароном, в Коллегии и Канцелярии послать указы; а ежели он к тому сочинению будет требовать откуда каких ведомостей, то оные, по требованиям его отсылать к нему немедленно; и Военной Коллегии о том ведать, и чинить по Ея Величеству указу.

 

1725 г., 31 мая

«О бытии Эстляндским местностям Куймеце и Напель по-прежнему за Обер-Ландгерихтом; об отсылке штрафных денег, в оном собираемых, в казну и о назначении суммы на содержание в Ревеле Гимназии»

Скачать PDF

 

1725 г., 9 июня

№ 4731

«О посылке купеческих детей для обучения Арифметике и Немецкому языку в Ревель и Ригу, а оттуда в чужие края»

По доношению Магистрата, в котором объявлено, что по указу, данному Коммерц-Коллегии Ноября 8 дня 723 года, велено посылать в чужие края торговых людей детей, чтоб никогда меньше 15 человек в чужих краях не было, и когда которые обучатся, брать назад, а на их места посылать новых обученных, велеть здесь обучать, понеже всех посылать невозможно, чего ради брать изо всех знатных городов, дабы везде сие велось, а в Ригу и Ревель человек 20, и раздать капиталистам указом по Конторам, сие обое число из посадских, и по тому Его Величества указу в Магистрате определено: для означенной посылке торговых людей, из людей добрых и пожиточных выбрать и выслать в Санктпетербург 35, да сверх того для рассмотрения в посылку достойных 8, и того 43 человека. А ежели кто из купецких людей детей своих, для обучения сверх определенного числа, самохотно послать пожелают, со определением на содержание их: и тех по тому ж выслать в Петербург, которых по высылке явилось 12 человек; да в 731 году послано 4 человека: и оных купецких детей на каком коште отправлять, и в тамошней бытности их и прежде посланных содержать из каких доходов, о том требует указу; понеже Коммерц-Коллегия без денег тех купецких детей не приемлет, да и отправить оных весьма неспособно, ибо Арифметике и Немецкому языку они не обучены. Того ради Правительствующий Сенат приказали: означенных купецких людей и детей послать в Ригу и Ревель, велеть им прежде обучаться Немецкому языку и Арифметике, и когда обучатся, тогда о посылке их в чужие края и о раздаче в Риге и в Ревеле капиталистам, чинить по силе вышеописанного указа ноября 8 дня 723 года, а содержать как их, так и прежде посланных в чужие края купецких детей, на купецком коште, и иметь над ними из Магистрата смотрение, чтоб они в Риге и Ревеле Немецкого языка и Арифметике обучались с прилежанием и время напрасно не провождали.

 

1725 г., 7 декабря

№ 4807

«О заведении Академии Наук и о назначении Президентом оной Лейб-Медика Блюментроста»

Понеже вам известно есть, какое попечение имели блаженные и вечно достойные памяти Его Императорского Величества Наш любезнейший Супруг и Государь о обучении народа Своего, для чего намерен уставить Академию Наук, о которой и определение в Сенате изволил учинить в прошлом 1724 году января в 12 день и собственной своею рукою подписал, а потом профессоров и прочих потребных людей для той Академии, ещё при животе своем указал выписать, которые сюда уже и прибыли: Мы ж в сем деле положенные труды Его Императорского Величества блаженные и вечно достойные памяти, желая произвести в действо, для пользы государства нашего, оную Академию Наук ныне, на основании учиненном от Его Императорского Величества, и в ней Президента Лейбмедикуса Нашего Лаврентия Блюментроста определили, и сей указ велите в народ публиковать, дабы о той Академии всяк ведал и имели б тщание отдавать в разные науки детей своих и свойственников. А каким образом оные ученики будут в той Академии содержаны и каким наукам будут их учить, о том вскоре будет выдан в печати особый Регламент.

 

1726 г., 30 марта

№ 4863

«О выключке сторожей при заповедных засеках из подушного четырехгривенного сбора, о платеже им на полки одних подушных семигривенных денег, об описи в Малой России Вальдмейстерам лесов для сочинения ландкарт и об отсылании недорослей из Дворян для обучения в Санкт-Петербургскую и Московскую Академии»

<…> понеже де по указам блаженныя и вечно достойныя памяти Его Императорского Величества, велено в Академиях содержать комплект учеников в Санкт-Петербургской 300, да в Геодезии 30, в Москве 500 человек, а ныне де в оных Академиях обретаются: в здешней 136, в Московской 158 человек; а по резолюции Правительствующего Сената Августа 11 дня 725 года, велено Московскую Академию разобрать, а что за тем разбором в науке останется, и тем оставшим в указное число в 500 человек, по силе указов 709 и 714 годов, отсылать из недорослей дворянских детей от 12 до 17 лет, и по силе де оной резолюции, от Адмиралтейской Коллегии, о присылке оных недорослей в указное число, требовано из Герольдмейстерской Конторы, из которой ответствовано, что по приговору Правительствующего Сената явившиеся в ту Контору недоросли, отсылаются в Военную Коллегию, в которой велено определять по указу, а куда оные определены будут, в Гвардию или в Адмиралтейство в школы, о том в ту Контору присылать известие: того ради об отсылке в помянутые Академии из недорослей дворянских детей, послать в Военную Коллегию промеморию, а из Адмиралтейств-Коллегии требовать известие, сколько с начала тех Академий, в котором году учеников было, и какие науки выучили и куда из них сколько определено, и сколько же ныне на лицо и в каких науках и кто с которого году?

 

1726 г., 31 октября

«О соединении духовных и гражданских школ под ведение Синода»

Скачать PDF


©Прокофьева Е.А., ФГБНУ "ФЦОЗ"

Возврат к списку