Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

10.1.3. Правовые аспекты участия России в «болонском процессе»

Вступление России в «болонский процесс» (подписание в Берлине министром образования В.М. Филипповым Болонской декларации в сентябре 2003 г.) означало, что Россия полностью воспринимает идеологию, цели, задачи и стратегию развития европейского высшего образования и будет стремиться адаптировать их к условиям российского высшего образования с учетом его традиций и опыта. Нужно отметить, что эта адаптация началась значительно раньше, Формально-юридический шаг (подписание Болонской Декларации), во-первых, стал лишь правовым признанием того, что уже было сделано российским высшим образованием до этого и, во-вторых, стал стимулом для дальнейшей работы в этом направлении.

Проблеме различных, в том числе правовых, аспектов участия России в «болонском процессе» в последнее время уделяется исключительно большое внимание. Споры, дискуссии, многочисленные конференции проводятся ежегодно. Сторонников, как и противников «болонизации» российского высшего образования немало, хотя в последнее время наметился все же перевес в пользу сторонников. И, наверное, эта и справедливо, и закономерно. Ведь в любом случае Россия не может остаться и не останется в стороне от процессов, которые происходят в Европе и в мире в области образования. Иное дело, что «образовательная безопасность» нашей страны, ее собственная национальная образовательная индивидуальность не пострадала в результате бездумных и авантюрных образовательных проектов и псевдореформ, от которых мы еще не избавились в полной мере.

Правовые аспекты «образовательной безопасности» или, иначе, «образовательно-правовую безопасность» участия России в «болонском процессе» в общем плане могут быть сведены к следующим положениям.

Международная образовательно-правовая безопасность всякой страны, в том числе России, представляет собойсистему нормативно-правовых, научных, организационных, юридико-технических и иных средств и способов, обеспечивающих «национально-образовательный» суверенитет (индивидуальность) страны от возможной политико-правовой и образовательной «интервенции» со стороны международных сообществ.При этом об интервенции речь идет лишь в том смысле, что заимствование и унификация каких-либо элементов и институтов образовательных систем и, соответственно, образовательного законодательства других стран, союзов (сообществ) государств происходит волюнтаристски, без учета мнения научно-образовательной общественности данной страны, а нередко в угоду политическим конъюнктурным интересам.

Важнейшим предметом анализа всякой, в том числе образовательной, безопасности выступают угрозы для такой безопасности (иногда говорят о рисках, что, строго говоря, не одно и то же). О каких же именно угрозах, т.е. об опасностях образовательно-правового характера, для России может идти речь в условиях ее нахождения в правовом пространстве «болонского процесса»?

Речь, в сущности, может идти об одной основной опасности – опасности для идеологии и политики образования страны вообще и образовательного законодательства, в частности. В чем именно она может проявляться или уже проявляется? Одновременно подчеркнем, что все-таки об этой опасности можно и нужно говорить как об относительной, а не абсолютной. И это очень существенно, поскольку немало «опасностей» будут носить и носят позитивный характер, хотя для сегодняшнего дня и непривычных и не ожидаемых в представлениях пока еще немалого числа политиков, представителей средств массовой информации, представителей научно-образовательного сообщества.

Тем не менее, во-первых, вполне ожидаемо, что России придется столкнуться с неизбежными изменениями, прежде всего, в Национальной доктрине образования, прежде всего, в той ее части, которая связана с юридическим и фактическим нахождением России в «болонском процессе». Так, например, следует ожидать неизбежных изменений в части, касающейся принципов взаимоотношений российского образования с европейским и в целом с международным образованием; в действующей Доктрине не об этом сказано буквально нескольких фраз, тогда как именно в этой доктрине место и роль в Болонском процесс должны найти свое достаточно развернутое освещение. Следует ожидать соответствующих изменений и в системе подготовке педагогических кадров, особенно в том смысле, что поднимется (должна подняться) ответственность педагогических работников за свой профессиональный уровень, который уж во всяком случае не может и не должен быть ниже европейского. Это, в свою очередь, предполагает внесение соответствующих изменений в законодательство в части, касающейся государственного обеспечения повышения квалификации профессорско-преподавательского состава, и тем самым – качества преподавания (обучения). К сожалению, Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ внес действительно опасные изменения в действующее законодательство об образовании, в том числе такие, которые «освобождают» государство от бремени внимания к образованию при одновременном признании его приоритетным. Кроме того, живо обсуждаемая до сих пор «Концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере образования», как показывает анализ ее содержания, содержит также весьма опасные для российского образования моменты политико-правового характера, что должно стать предметом самого серьезного внимания и обсуждения. Именно в ней присутствует то, о чем выше говорилось как некритическое, механистическое заимствование зарубежного опыта и переноса их на российскую образовательную почву (например, в части, касающейся двухуровневой системы образования как уже однозначно решенной, хотя российские реалии не дают оснований для констатации радужных перспектив того же бакалавриата в стране).

Несомненно, необходимо и внесение соответствующих поправок и в Концепцию модернизации российского образования, хотя ряд таких поправок уже внесен.

Анализ современной образовательной политики и образовательного законодательства свидетельствует о наличии весьма противоречивой ситуации: с одной стороны, государство «отпускает вожжи» в управлении государством (особенно в части финансирования, с другой – усиливает свое присутствие в сферах контроля и надзора. Государство в данном случае выступает в роли, так сказать, своеобразного двуликого образовательно-правового Януса, который в необходимых для него случаях может повернуться к образованию той или иной своей стороной. Трудно назвать такую политику рациональной и эффективной. Но, по крайней мере, на одно обстоятельство нельзя не обратить внимания: ни в одном документе «болонского процесса» не говорится о необходимости или целесообразности законодательного снижения роли государства в образовании.

В заключение данного раздела заметим¸ что Международный семинар «Интеграция высшей школы в общеевропейскую систему высшего образования: проблемы и перспективы», проводившийся в декабре 2002г.., с участием экспертов Совета Европы, ЮНЕСКО и других международных организаций, выработал заключение о том, что в России созданы все предпосылки для вхождения системы высшего образования в Болонский процесс. Такое мнение имело под собой следующие основания.

1. Действующее российское образовательное законодательство предусматривает возможность реализации многоступенчатой структуры высшего образования. В ряде вузов уже достаточно давно проводятся эксперименты по внедрению такой структуры в образовательные программы. Действующие государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования создали возможность сопряжения на 1-3 курсах программ подготовки бакалавров, дипломированных специалистов и магистров с последующим выбором студентом траектории обучения.

2. Развернуты эксперименты по организации образовательного процесса в вуза на основе зачетных единиц. Их внедрению в учебный процесс способствует расширению дистанционного образования, стимулированию самостоятельной работы студентов. В России активно совершенствуется государственная система оценки качества высшего образования, активно формируется внутривузовское системное управление качеством образования.