Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Систематическое изложение совокупности наиболее дискуссионных, в том числе ранее не изученных проблем правоотношений в сфере образования, позволяет сделать некоторые выводы, подкрепляющие и уточняющие современное научное представление о теоретико-методологических основах российского образовательного права. Складывающаяся сегодня традиция исследования данной тематики, как выяснилось, имеет довольно богатую предысторию, понимание которой позволяет более отчетливо проследить логику, особенности и тенденции развития образовательного права в нашей стране.

Изучение правоотношений сферы образования началось еще в 70-е годы прошлого века, когда появились первые фундаментальные работы, посвященные данной тематике. «Отношения по народному образованию» исследовались исключительно в рамках административного права, которое рассматривалось в качестве общей теории государственного управления. Это соответствовало логике и реалиям советской правовой системы, однако уже тогда исследователями было обращено внимание на очевидную специфику правоотношений системы народного образования. Концептуальная модель, оперировавшая понятием административно-правовых отношений «горизонтального типа», позволяла рассматривать «отношения по народному образованию» в рамках официальной парадигмы административного права, однако приводила к неполному пониманию не только права на образование, но и отношений, вытекающих из этого права.

Использование конструкта административно-правовых отношений «горизонтального типа» позволило некоторым исследователям сделать вывод о том, что данный тип правоотношений является наиболее распространенным в области народного образования. Это явилось основанием для постановки вопроса о самостоятельности и целостности правоотношений системы народного образования как особого вида административно-правовых отношений, обладающих к тому же специфическим методом регулирования.

Принятие «Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании» дало основания для формирования системного представления об «отношениях по народному образованию» как сферы, нуждающейся в специальном правовом регулировании. Однако специфика правоотношений в области народного образования только констатировалась, но так и не стала для советских исследователей объектом подробного изучения.

Только в 90-е годы прошлого века стала возможной постановка вопроса о специфике образовательных правоотношений, имеющих самостоятельную отраслевую значимость. Надо полагать, что тенденция к обособлению образовательного права является результатом всего предшествующего развития «отношений по народному образованию», очевидная специфика которых не могла в должной мере проявиться в рамках административно-правовой отрасли. Появление нового образовательного законодательства, принятие личностно-ориентированной образовательной парадигмы, отмена государственной монополии в образовании, а также утрата административным правом роли общей теории государственного управления обусловили необходимость переосмысления теоретико-правовых аспектов существования и развития отечественного образования.

Российские исследователи в полной мере воспользовались созданной их предшественниками теоретико-методологической основой для системного изучения правоотношений, возникающих в сфере образования. В процессе работы над Концепцией и Проектом Кодекса РФ об образовании, а также в опубликованных научных трудах выявился широкий спектр позиций по вопросу о роли и месте образовательного права в российской правовой системе. Некоторые исследователи отказывают образовательному праву в самостоятельности, полагая, что оно по-прежнему является составной частью отрасли административного права. Согласно наиболее распространенной точке зрения, образовательное право признается комплексной правовой общностью.

По нашему мнению, наиболее перспективным является теоретико-методологический подход к образовательному праву как самостоятельной отрасли правовой системы России. В то же время необходимо заметить, что недооформленность многих институтов образовательного права в российском законодательстве к настоящему времени не позволяет определенно судить о наличии уже сформировавшейся правовой отрасли. По всей видимости, корректнее говорить о формирующейся, становящейся отрасли права.

Постановка вопроса о формировании новой самостоятельной правовой отрасли является правомерной в силу объективной потребности обособленного правового регулирования образовательных отношений. Новый тип правоотношений в отечественном образовании сложился в связи с изменением парадигмы образования, которая сегодня базируется на основе идеологии прав и свобод человека, лежащей в основе конституционного устройства России. Соответственно исходным понятием для изучения образовательных правоотношений является понятие «право на образование», которое в широком смысле связано с целой совокупностью важнейших прав и свобод человека и гражданина. Право на образование является источником образовательных правоотношений, через вступление в которые это право может быть реализовано полноценно. Правовое регулирование образовательных отношений предполагает, что неразрывно связанные свобода образования и социальное право на образование должны рассматриваться как два взаимодополняющих принципа.

В силу относительного характера права на образование его реализация должна обеспечиваться соответствующими государственными гарантиями, однако даже наличие таких гарантий в российском законодательстве не решает всей совокупности проблем полноценной реализации этого права. В настоящее время в России существуют как правовые, так и неправовые ограничения образовательных прав граждан. Правовые ограничения права на образование и смежных с ним прав обусловлены прежде всего ограниченными возможностями государства. Неправовые ограничения обусловлены институциональными проблемами государства, в том числе современным состоянием федеративных отношений в Российской Федерации.

Право на образование, как всякое субъективное право, может быть реализовано лишь тогда, когда обеспечено юридической обязанностью иных лиц. Образовательное правоотношение в этом смысле выступает как механизм (средство), при помощи которого субъективное право осуществляется в интересах правообладателя. Выявленная в ходе исследования специфика образовательного правоотношения исключает узкое понимание его с позиций только административного, гражданского и иных отраслей права. Характеристика элементов, входящих в состав образовательного правоотношения, а также исследование содержания этого правоотношения позволили выявить ряд его специфических черт, которые состоят в следующем.

Образовательное отношение имеет определенный субъектный состав. Управомоченная сторона образовательного правоотношения всегда представлена физическим лицом, реализующим свое субъективное право на образование. В отдельных случаях от имени управомоченной стороны могут выступать родители и иные законные представители обучающихся, которые своими действиями восполняют недостаток собственной дееспособности обучающихся. Правообязанной стороной в образовательном отношении всегда является образовательная организация, созданная в организационно-правовой форме, предусмотренной гражданским законодательством для некоммерческих организаций, основным направлением деятельности которой является осуществление образовательного процесса (процесса обучения и воспитания), и имеющая лицензию на право ведения образовательной деятельности. Эта сторона может быть представлена несколькими лицами. Обязательным участником образовательного правоотношения на этой стороне является педагог.

За вышеуказанными физическими и юридическими лицами, являющимися субъектами права, государство признает способность быть носителями субъективных прав и юридических обязанностей в образовательном правоотношении, наделяя их правоспособностью и дееспособностью в сфере образования. Право-и дееспособность граждан и юридических лиц в сфере образования обладают ярко выраженными своеобразными чертами, что обусловливается условиями и задачами образовательной деятельности.

Образовательное правоотношение имеет специфический объект, понимаемый как планируемый результат освоения конкретной образовательной программы. До установления образовательного отношения его объект существует как естественная

ценность и не принадлежит конкретному лицу. Такой объект создается совместными усилиями сторон образовательного правоотношения на основе образовательной программы, реализуемой образовательным учреждением (организацией) при содействии педагогических работников. Полученный образовательный результат неотделим от самого обучающегося и проявляется как совокупность его личностных свойств, поэтому его приобретение (присвоение) управомоченной стороной может быть подтверждено только самим обучающимся.

Специфические свойства объекта и процесса его передачи (присвоения) обусловливают необходимость активных положительных действий обучающегося в процессе обучения, без совершения которых управомоченная сторона не может полноценно реализовать свое субъективное право. Сложная специфическая взаимосвязь всех элементов системы образовательного правоотношения направлена на обеспечение активного, ответственного, целенаправленного участия обучающегося в образовательном процессе.

Субъективное право на образование имеет своеобразный состав. Оно, наряду с правом требования исполнения юридической обязанности и правом на свои собственные положительные действия, представляющим собой правовые возможности, включает долженствование, выступающее как необходимость активного участия в обучении.

Специфика основной юридической обязанности образовательного учреждения (организации) и педагогических работников проявляется в том, что ее выполнение не представляется возможным без наделения указанных субъектов дополнительными правовыми свойствами, каковым является право требования в отношении управомоченной стороны. Это правомочие призвано обеспечить исполнение управомоченной стороной ее долженствования. То есть в образовательном правоотношении право требования может принадлежать не только управомоченной, но и правообязанной стороне и быть направлено соответственно не на юридическую обязанность, а на исполнение долженствования управомоченной стороны по совершению активных положительных действий по обучению.

Таким образом, образовательное правоотношение можно отнести к особому типу правоотношения —интерактивному— который характеризуется активным поведением обеих сторон правоотношения. Это проявляется как в материальном содержании образовательного правоотношения, так и в структуре и содержании субъективного права и юридической обязанности. Характеристика материального и юридического содержания образовательного правоотношения свидетельствует также о наличии специфического правового механизма, приводящего в действие всю его систему, что позволяет говорить об объективной потребности в специальном методе правового регулирования такого типа правоотношений.