Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

§3. Содержание образовательного правоотношения

Рассмотрение проблемы содержания образовательного правоотношения предопределяет необходимость изучения содержания опосредуемого им фактического общественного отношения, так как правоотношение представляет собой вид или форму урегулированного правом общественного отношения и не существует отдельно от него. По мнению теоретиков права, урегулированное правом общественное отношение не утрачивает своего фактического содержания, а лишь видоизменяется, приобретая новое дополнительное свойство236. Неразрывность фактического и юридического содержания правоотношения обеспечивает то необходимое (целесообразное и правомерное) реальное поведение субъекта, которое позволит ему получить то, ради чего он вступал в образовательное правоотношение, то есть достижение планируемого результата освоения конкретной образовательной программы. Для этого необходимо, чтобы содержание прав и обязанностей (юридическое содержание) соответствовало фактическому (материальному) содержанию правоотношения, то есть учитывало и специфику объекта образовательных правоотношений, и специфику образовательной деятельности в целом.

Общественное отношение, формой которого является образовательное правоотношение, обусловлено личной и общественной потребностью в передаче и получении знаний. Потребность человека в получении знаний, необходимых ему для жизни, для самореализации и самосовершенствования, является естественной потребностью. Этим объясняется естественный, необходимый характер передачи знаний и различных жизненно необходимых умений и навыков от одного поколения к другому, благодаря чему с древнейших времен осуществляется связь поколений и обеспечивается общественный прогресс.

В силу того, что передача знаний, умений, навыков и накопленного опыта всегда предполагает наличие носителя этих ценностей (учителя) и человека, испытывающего потребность в получении этих нематериальных ценностей (ученика), распределение социальных ролей и функций в общественном образовательном отношении также является естественным. Носитель знаний и опыта стремится передать эти ценности тем, кто способен их перенять и освоить. Это предполагает тесный процесс взаимного общения, в котором заинтересованы обе стороны — и учитель, и ученик. Учительобъясняет, показывает, направляет, воспитывает…; ученик слушает, смотрит, осваивает, перенимаети т.п. В силу необходимости проверить, как идет процесс освоения, ученикдемонстрирует(предъявляет) свои знания, умения, навыки; учительпроверяет, поправляет, подсказывает, советуети т.п. В результате неосязаемые, но имеющие большую ценность блага (объект, лежащий в основе взаимного общения сторон) переходят от их изначального носителя (учителя) к другим людям (ученикам), присваиваются ими, при этом не обедняя, а иногда и обогащая первого.

Такова схема отношений, возникающих между учителем и учеником и составляющих основу общественного образовательного отношения. Эти отношения (т.е. собственно процесс обучения и воспитания, образовательный процесс) известны с глубокой древности. С течением времени менялась их организационная основа, но суть этих отношений, распределение социальных ролей и функции каждого участника в своей основе оставались неизменными. Это объясняется спецификой данного рода деятельности и свойствами образования как объекта, по поводу которого она осуществляется. Соответственно приобретение образования невозможно без непосредственного активного участия того, кто хотел получить те или иные знания, умения, навыки или воспитание.

Состав участников современных образовательных отношений не ограничивается только участниками образовательного процесса. Это объясняется наличием создаваемой и поддерживаемой государством системы образования, призванной содействовать реализации права на образование. Главная функциональная задача входящих в эту систему образовательных учреждений (организаций) не может рассматриваться вне общих задач системы образования, призванной обеспечить реализацию права на образование, то есть предоставление качественного образования. Поскольку для выполнения этой задачи всегда необходимы определенные условия, то функции образовательного учреждения (организации) как обязанной стороны образовательных правоотношений как раз и заключаются в создании таких условий. Это предполагает подготовку соответствующих помещений, приглашение педагогических и иных работников и другие организационные функции, которые более подробно будут рассмотрены при изучении правового статуса данного участника образовательных правоотношений.

Функциональная задача педагогических работников заключается в непосредственном проведении образовательного процесса, создании необходимых и достаточных условий для того, чтобы осваивающие образовательную программу обучающиеся могли по ее завершении достичь планируемого результата и тем самым удовлетворить свои образовательные потребности.

В силу специфики образовательной деятельности поведение современного педагога предполагает выполнение рассмотренных выше основных педагогических функций. Однако в связи с повышением роли образования в современном информационном обществе, усложнением и расширением его задач педагогические функции видоизменились и расширились, что, в свою очередь, поставило на повестку дня вопрос о повышении требований к образованию самих педагогов. Это было обусловлено расширением содержания объекта образовательных отношений, который, как было показано, в изменившихся общественных условиях стал включать в себя не только традиционные знания, умения и навыки, но также и «ключевые компетенции», необходимые человеку для нормальной социализации в современном обществе. Для того чтобы иметь возможность создавать такой объект в ходе образовательного процесса, потребовались иные, отличные от традиционных, условия и технологии.

Однако расширенное содержание объекта образовательных правоотношений нисколько не изменило его основного свойства, требующего активного и целенаправленного поведения тех, кто желает получить образование. Современный термин «обучающийся», закрепленный в Законе РФ «Об образовании», передает содержание основной функции, исполняемой участником отношений, получающим образование. Очевидно, что он долженобучаться(т.е. обучать себя). При этом он может посещать образовательное учреждение (организацию) и принимать активное участие в проводимом педагогом образовательном процессе. Он также может получать образование в форме, которая не предусматривает посещение образовательного учреждения (организации) и заниматься самоподготовкой с последующим прохождением аттестационных мероприятий (экстернат, семейное образование). Главное, чем характеризуется поведение обучающегося —это обучение,то есть, осознанное, творческое, целенаправленное освоение материала, предусмотренного той образовательной программой, по которой он обучается. Только такое поведение может гарантировать получение образовательного результата и достижение цели образовательного правоотношения.

Специфические свойства объекта не допускают безответственного, нецелесообразного и нецеленаправленного поведения обучающихся во время образовательного процесса, а также во время самоподготовки. Именно поэтому одной из важнейших функций педагогических работников и администрации образовательного учреждения (организации) является создание таких условий, которые бы способствовали осуществлению обучающимися их функций. Это предполагает не только проведение занятий и консультаций (т.е. собственно «передачу образования»), но также поддержание дисциплины во время образовательного процесса и контроль качества освоения программы обучающимися.

В силу объективной необходимости активного, осознанного и целенаправленного участия в образовательном процессе тех, кто получает образование, родители малолетних обучающихся также являются его участниками и, следовательно, участниками образовательных отношений. При этом они выполняют двоякую функцию. С одной стороны, родители (законные представители) являются представителями малолетних обучающихся и в этом качестве призваны решать вспомогательные организационные вопросы. С другой стороны, они, так же как и их дети, выступают в качестве самостоятельных участников образовательного процесса, имеющих собственные права и обязанности.

Функции родителей как участников образовательного процесса предполагают разъяснение детям их целей и задач в образовательном правоотношении, а также оказание им посильной помощи в освоении образовательной программы. Для этого они должны находиться в тесном контакте с педагогами, непосредственно осуществляющими образовательный процесс, и получать от них информацию об успеваемости и поведении своих детей. То есть, целесообразное поведение родителей как участников образовательного процесса предполагает всемерную помощь своим детям, направленную на то, чтобы выработать осознанное отношение к образовательному процессу. Функциональной задачей родителей, таким образом, является создание дополнительных условий для результативного освоения образовательной программы малолетними обучающимися.237

Таким образом, общественное образовательное отношение возникает с целью обеспечения естественной, общественно необходимой потребности в передаче и получении совокупности нематериальных духовных благ, которые обобщенно называются образованием и в этом смысле является публичным. В основе этого отношения лежит образовательный процесс, направленный на достижение образовательного результата. Условия, в которых такой образовательный результат может быть получен, создаются благодаря выполнению каждым участником строго определенных функций, обусловленных спецификой образовательной деятельности в целом, в том числе специфическими свойствами создаваемого объекта.

Деятельность по реализации рассмотренных функций, направленная на достижение образовательного результата, поведение участников наполняют материальное содержание образовательного правоотношения. Последнее через свое юридическое содержание оказывает регулятивное воздействие, определяет, каким будет фактическое взаимодействие его участников.

Как известно, понятие юридического содержания правоотношения тесно связано с понятиями субъективного права и юридической обязанности. Последние представляют собой равнозначные системные элементы правоотношения, отличающиеся своим содержанием. Субъективному праву всегда соответствует установленная объективным правом обязанность, так как, по общему правилу, права одних лиц удовлетворяются через обязанности других. Принадлежность субъективного права и юридической обязанности делает субъекта правоотношения лицом либо управомоченным, либо правообязанным и, таким образом, индивидуализирует его в правоотношении. Такое противостояние субъективных прав и корреспондирующих им обязанностей в правоотношении представляет собой связь и соответственно обусловливает связанность управомоченного и правообязанного субъектов с учетом специфики правового режима объекта субъективного права. Взаимосвязанные права и обязанности участников, объем и пределы которых в общем виде определяются нормами права, и составляют юридическое содержание правоотношения.

В правовой науке устоявшейся можно считать точку зрения, согласно которой субъективное право рассматривается как гарантированная законом возможность или вид и мера возможного (дозволенного) поведения правомочного лица (гражданина или организации) в целях удовлетворения его законных интересов и потребностей. Субъективное право, как правило, обеспечивается юридическими обязанностями других лиц. Юридическая обязанность представляет собой гарантированную законом необходимость или вид и меру должного или требуемого поведения обязанного лица, которым оно должно следовать в интересах правомочного субъекта.

И субъективное право, и юридическая обязанность по своему содержанию являются многоплановыми и структурно состоят из нескольких элементов.

В рамках настоящего исследования представляется целесообразным определить состав и содержание правомочий субъективного права как элемента образовательного отношения, рассмотрев их через призму выработанной в правовой науке его общей (типичной) структуры.

В юридической литературе отмечается, что субъективное право включает в себя в зависимости от вида права от трех до семи элементов, именуемых также правомочиями. Общая структура субъективного права, отражая наиболее типичные его свойства, остается, по мнению теоретиков права, четырехчленной. Прежде всего субъективное право, будучи определенной правовой возможностью, может выступать как право-поведение, когда правомочное лицо реализует возможность собственного положительного поведения, то есть право на собственные действия, необходимые для потребления определенного социального блага, выступающего объектом права; как право-требование, подразумевающее возможность предъявления требований соответствующего поведения, то есть право на чужие действия; как право-притязание, заключающееся в возможности прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения обязанной стороной своей обязанности, а также как право-пользование, представляющее собой возможность пользоваться на основе данного права определенным социальным благом. Структура юридической обязанности корреспондирует структуре субъективного права, включая также четыре элемента — долженствования. К ним относятся: необходимость совершить активные положительные действия в пользу управомоченных лиц либо воздержаться от действий, запрещенных нормами права; необходимость отреагировать (принять меры в ответ) на законные требования управомоченного лица, обращенные к правообязанному лицу; необходимость нести юридическую ответственность за неисполнение этих требований, а также не препятствовать управо-моченному лицу пользоваться тем благом, в отношении которого он имеет право.238Вместе с тем в зависимости от структуры полномочий субъективного права количество структурных элементов юридической обязанности может быть иным, но в любом случае в их число входят два базовых долженствования: необходимость совершать активные действия по выполнению своей обязанности и нести юридическую ответственность в случае ее неисполнения.

Обращаясь к образовательному правоотношению, следует заметить, что характеристики права на образование, а также содержание общественных отношений, возникающих в процессе обучения и воспитания, дают основания предположить, что правомочия обладателя субъективного права на образование имеют значительное своеобразие, которое обусловливается тем, что сущность данного субъективного права нельзя определить только через обязанность другого лица.

Наиболее сложным в теоретическом и практическом плане является содержание права-поведения. Так, применительно к гражданским правоотношениям это правомочие означает, что собственник может совершать активные действия в отношении принадлежащих ему имущества или неимущественных прав, например, выращивать цветы на принадлежащей ему земле, заключить договор на публикацию своей книги. В сфере образования это правомочие может реализовываться в нескольких формах. Прежде всего управомоченный субъект может принять меры по реализации своего права, например, направив заявление и необходимые документы в выбранное образовательное учреждение и приняв участие в сдаче вступительных испытаний и прохождении конкурсного отбора, заключив договор на оказание дополнительных платных образовательных услуг и т.п. Он вправе также перевестись в другое образовательное учреждение, на иное направление подготовки (специальность), отказаться от продолжения обучения и прекратить образовательное отношение, а также совершить иные действия в пределах границ правомерного поведения либо отказаться от совершения собственных действий. Эти действия осуществляются управомоченным субъектом, обладающим соответствующей образовательной правосубъектностью, по своему желанию (воле, усмотрению), за исключением установленных законом случаев, и возможность их совершения юридически обеспечена.

Право на собственные действия в процессе обучения и воспитания имеет принципиальные отличия. Особенность образовательного процесса заключается в том, что достижение планируемого результата (приобретение обучающимся определенной разновидности нематериальных духовных благ) и его качество хотя и зависят от качества работы педагогов, их опыта и квалификации, от эффективности используемых методик преподавания, учебных пособий, организации образовательного процесса, наличия соответствующего материально-технического обеспечения, не могут быть обеспечены усилиями одной правообязанной стороны. Только при наличии воли и желания, подтвержденных собственными активными положительными действиями, обучающийся может овладеть знаниями, выработать умения и навыки, сформировать личностные качества и развить способности («ключевые компетенции») в объеме, предусмотренном изучаемой образовательной программой. Соответственно факт освоения образовательной программы и достижения планируемого результата, а также качество полученного образования могут быть подтверждены также только обучающимся.

Данные действия выполняются управомоченным субъектом не в пользу обязанной стороны, а в свою личную пользу, поскольку позволяют удовлетворить его собственный интерес в образовательном правоотношении. Это на первый взгляд дает основания считать, что он может быть произволен в выборе модели поведения. Вместе с тем его отказ от осуществления активных положительных действий в процессе обучения означает, что образование не будет получено, а цель образовательного отношения достигнута, что в целом делает бессмысленным его установление или продолжение. Таким образом, совершение собственных действий управомоченным субъектом в течение всего процесса освоения образовательной программы является необходимостью, которая имеет объективный характер.

Однако положение, при котором осуществление возможности является необходимостью, порождает с точки зрения теории противоречие, так как фактически означает, что право превращается в обязанность. Рядом авторов эта ситуация рассматривалась как принципиально противоречащая учению о праве и обязательстве. Между тем некоторые правоведы высказались за то, что у правомочного лица могут существовать определенные долженствования. При этом характер таких долженствований упра-вомоченного субъекта может носить не только отрицательный (должен воздерживаться), но и положительный характер, когда в целях надлежащего исполнения принадлежащего ему права правомочное лицо понуждается к совершению активных положительных действий.

Этот подход обосновывался ими по-разному. В частности, весьма интересным представляется высказанное Л.А.Чеговадзе по поводу гражданско-правовых отношений суждение о том, что свобода усмотрения лица, реализующего принадлежащее ему субъективное право, не может быть беспредельной, то есть препятствовать осуществлению как прав других лиц, так и своего собственного социального интереса, и подлежит ограничению нормами объективного права и усмотрением другой стороны правоотношения.239

Несколько иную позицию высказала Р.О.Халфина, которая, признавая, что осуществление права или отказ от осуществления права зависят чаще всего от воли управомоченного, утверждала, что субъект при этом может быть понужден к осуществлению своего права, но только тогда, когда этого требуют публичные интересы.240То есть в случае, когда субъективное право реализуется одновременно и как личный, и как публичный интерес, понуждение к осуществлению своего права становится обоснованным. Очевидно, что такие долженствования могут возникнуть на основе общего запрета или общего предписания, то есть на основании императивных указаний закона.

Этот подход в определенной степени может быть применен и к сфере образования. С учетом приведенных выше суждений об объективных особенностях процесса обучения следует предположить, что в образовательном правоотношении рассматриваемое полномочие субъективного права включает в себя не только возможность, но и долженствование. Последнее распространяется как на действия по обучению (активное участие в формах учебной работы, предлагаемых учителем, выполнение «домашних» заданий, подготовка к семинарам, написание курсовых работ, докладов, сдача экзаменов и т.п.), так и на пассивное воздержание от действий, препятствующих реализации права других лиц (например, от действий, затрудняющих работу педагога на занятиях или снижающих ее эффективность, препятствующих нормальному функционированию образовательного учреждения). Его особенностью является то, что данное долженствование не только существует как возможность в абсолютном правоотношении, но непременно реализуется в каждом конкретном образовательном правоотношении; при этом его реализация не исчерпывается единовременным актом, как это, например, может быть в гражданском правоотношении, но является длящимся на протяжении всего правоотношения состоянием.

Данное долженствование имеет определенные рамки. Так, обязательность активных действий обучающегося ограничивается необходимостью достижения минимального образовательного результата, требуемого для подтверждения освоения образовательной программы, совершение же действий сверх того является возможностью, которая реализуется преимущественно по воле и желанию обучающегося. Упрощенно говоря, обязательным, то есть к которому может быть принужден обучающийся, является приложение усилий, обеспечивающих освоение образовательной программы на удовлетворительную отметку (тройку), необходимость же действий, направленных на получение более высокого результата, то есть определяющих качество получаемого образования (на четверку или пятерку), произвольно определяется самим обучающимся. Таким образом, могут быть обозначены пределы долженствования управомоченного субъекта.

Это предполагает, что в законодательство об образовании должна быть включена норма, обязывающая обучающегося в рамках образовательного процесса осуществлять активные действия по обучению, обеспечивающие достижение установленного минимального образовательного результата. То есть, на основании императивной нормы закона возникнет долженствование, к исполнению которого управомоченный субъект при реализации своего субъективного права может быть понужден. Таким образом, в образовательном правоотношении управомоченный субъект обязан самой принадлежностью субъективного права, так как, по точному замечанию Л.А.Чеговадзе, субъективное право предоставляет лишь возможность поведения, вид и мера которого обозначены принадлежностью именно этого права, то есть дозволенным является только должное поведение (должное не в смысле «подлежащее безусловному исполнению», а в смысле «возможное к осуществлению только надлежащим образом»).241Более традиционным в образовательном отношении выступает право-требование, подразумевающее возможность предъявления требований соответствующего поведения (совершения или воздержания от совершения действий) от правообязанного лица. Это правомочие всегда существует в потенции, но не всегда реализуется. В процессе правоотношения управомоченный субъект оценивает фактическое поведение обязанной стороны (ее представителей) как допустимое или адекватное законодательной модели либо как неадекватное. В случае если обязанность не исполняется либо исполняется ненадлежащим образом, он вправе указать правообязанному субъекту на его обязанность и потребовать ее исполнения должным образом. Так, обучающийся вправе потребовать, например, соблюдения установленных законом условий осуществления образовательного процесса, объективного оценивания, замены не имеющего надлежащей квалификации преподавателя на другого, предоставления возможности пользоваться библиотечно-информационными ресурсами образовательного учреждения и т.п. Право требования установленного поведения от обязанной стороны прекращается с завершением образовательного отношения. В случае если претензии по поводу бездействия и действий обязанной стороны, ведущих к нарушению субъективного права, не были предъявлены в рамках образовательного правоотношения, управомочен-ный субъект не вправе предъявить их правообязанной стороне по его окончании.

В случае неисполнения правообязанной стороной своей обязанности либо правомерных требований субъекта права управо-моченная сторона имеет возможность прибегнуть к государственному принуждению. В сфере образования, как правило, проблемные ситуации разрешаются путем обращения в вышестоящий орган управления образованием, хотя в последние годы стала расширяться практика решения спорных вопросов в судебном порядке. Следует заметить, что реализация права-требования

управомоченной стороной образовательного отношения на практике в значительной степени затруднена ввиду того, что законодательство об образовании в этой части имеет очень общий характер и содержит явные пробелы. Большая часть прав обучающегося и соответственно обязанностей образовательной организации фиксируется в подзаконных нормативных правовых актах или локальных актах самой образовательной организации, юридическая сила которых недостаточна для обеспечения эффективной реализации субъективного права.

Субъективное право на образование включает в себя также право-пользование, представляющее собой возможность пользоваться на основе данного права определенной разновидностью нематериального духовного блага, возникающего в ходе образовательного процесса. Управомоченное лицо, вступая в образовательное отношение, уже обладает образованием определенного уровня, что, как правило, подтверждено документом установленного образца (за исключением дошкольного образования). Собственно, на его основе, то есть с использованием полезных свойств этого блага, осуществляется освоение образовательной программы следующего уровня. В рамках образовательного процесса происходит постепенное (в соответствии с учебным планом) приращение этого блага вплоть до достижения планируемого результата освоения данной образовательной программы, то есть присвоения его новой разновидности. Образовательный результат, как индивидуализированная разновидность присвоенного обучающимся нематериального духовного блага, навсегда останется с тем, кто его получил. Он неотделим от обучающегося и в дальнейшем будет проявляться только как совокупность личностных качеств человека, получившего образование. Даже утрата документа о получении образования и/или квалификации не означает утрату полученного блага, поскольку обладающий им человек всегда может заново пройти аттестацию, подтвердить свой образовательный уровень и получить новый документ об образовании/квалификации. Результат освоения образовательной программы, даже если он не фиксируется в виде документа о получении образования и/или квалификации, обладает ярко выраженной самоценностью. Полученные знания, умения, навыки, сформированные и развитые личностные качества и способности будут востребованы получившими их лицами в процессе социальной и профессиональной самореализации, то есть, использованы как в личных интересах, так и в интересах общества и государства.

Субъективному праву обучающегося в образовательном правоотношении корреспондируют соответствующие обязанности образовательного учреждения (организации) и его представителей (педагогических работников). Ведущей в структуре элементов юридической обязанности образовательного учреждения (организации) как правообязанного лица выступает необходимость совершения активных положительных действий в пользу управомоченных лиц и воздержания от действий, запрещенных законом.

В соответствии с п. 4 ст. 50 Закона все образовательные учреждения (организации) обязаны обеспечить права обучающихся на:

• получение образования в соответствии с государственными образовательными стандартами (образовательными программами);

• обучение в пределах этих стандартов по индивидуальным учебным планам,

• ускоренный курс обучения, бесплатное пользование библи-отечно-информационными ресурсами библиотек,

• получение дополнительных (в том числе платных) образовательных услуг,

• участие в управлении образовательным учреждением,

• уважение своего человеческого достоинства,

• свободу совести, информации,

• свободное выражение собственных мнений и убеждений.

Главная задача правообязанной стороны состоит в создании условий, обеспечивающих доступ к образованию и эффективное освоение обучающимися образовательной программы. Это предполагает осуществление ею действий по формированию контингента обучающихся, подбору педагогов, подготовке и проведению образовательного процесса, а также аттестационных мероприятий, позволяющих зафиксировать образовательный результат. Такое содержание обязанности отражает содержание основных функций правообязанной стороны. Успешное решение образовательным учреждением (организацией) вышеуказанной задачи свидетельствует о надлежащем исполнении возложенных на нее обязательств в рамках образовательного правоотношения, от чего зависит репутация конкретного образовательного учреждения и его педагогического коллектива, а в конечном итоге и сама возможность заниматься образовательной деятельностью.

В то же время, как уже отмечалось, правообязанная сторона (образовательное учреждение (организация) и педагогические работники) своими односторонними действиями может выполнить только такие свои обязательства, которые связаны с организацией и обеспечением образовательной деятельности и аттестационных мероприятий, то есть созданием условий для получения правомочной стороной образования в объеме, предусмотренном конкретной образовательной программой, а также условий для подтверждения образовательного результата и получения документа об образовании/квалификации. Освоение образовательной программы, предлагаемой правообязанной стороной, возможно только при условии активного и ответственного участия в образовательном процессе обучающегося (при возможном содействии его родителей или законных представителей), то есть реализации им как управомоченной стороной правомерного должного поведения. Последнее предусматривает, что управомоченная сторона образовательных правоотношений должна выполнять обязанности, связанные с обеспечением освоения соответствующей образовательной программы, а также подтверждать качество полученного образования с тем, чтобы результат был зафиксирован на итоговой аттестации и подтвержден соответствующим документом об образовании и/или квалификации.

Очевидно, что правообязанная сторона, также как и управо-моченная сторона, заинтересована в том, чтобы правоотношение развивалось и достигло своей цели. Поэтому она вправе рассчитывать на положительные действия управомоченной стороны, обусловленные ее функциями в общественном образовательном отношении, а также на воздержание ее от негативных, разрушительных действий, которые являются и нецелесообразными, и неправомерными. Это предопределяет необходимость наделения правообязанной стороны рядом прав, которые позволили бы обеспечить выполнение обучающимся тех положительных действий, которые необходимы для качественного освоения материала, предусмотренного образовательной программой, а также воздержание от нецелесообразного и неправомерного поведения. Только при условии обладания такими правомочиями субъекты, исполняющие в правоотношении юридическую обязанность, смогут гарантированно обеспечить достижение обучающимися планируемого результата освоения конкретной образовательной программы.242

Рассматриваемая особенность юридической обязанности в образовательном правоотношении была замечена В.М.Сырых. Так, рассуждая о специфических чертах образовательных правоотношений, исследователь обращает внимание на то, что педагогические работники, являясь обязанной стороной, «выполняют властные полномочия» по отношению к обучающимся.243Однако позволим себе не согласиться с тем, что правомочия, дополняющие юридическую обязанность правообязанной стороны образовательного правоотношения, следует рассматривать как властные полномочия.

Нам представляется, что указанные правомочия правообязан-ной стороны заключаются в возможности требовать от обучающегося правомерного и вместе с тем целесообразного поведения, то есть проявляются в виде права-требования, которое существенно отличается от относимых к властным полномочиям права распоряжения и права приказа, прежде всего тем, что оно всегда направлено на корреспондирующую ему обязанность. Специфика образовательного правоотношения проявляется здесь в том, что право-требование, во-первых, принадлежит не только управомоченной, но и правообязанной стороне, а во-вторых, оно в данном случае направлено не на юридическую обязанность, а на долженствование, возникающее у лица в силу принадлежности субъективного права на образование. При этом важно учесть, что в настоящее время в виду правовой необеспеченности данного долженствования возможностью государственного принуждения эффективность права-требования со стороны правообязанного лица в условиях образовательного правоотношения может быть недостаточной.

То есть, важной особенностью основной юридической обязанности образовательного учреждения (организации) и педагогических работников является то, что ее выполнение не представляется возможным без наделения указанных субъектов дополнительными правовыми свойствами, каковыми являются правомочия, проявляемые преимущественно в форме права-требования. Только при условии обладания такими правомочиями правообязанная сторона сможет взять на себя ответственность за ту часть своих обязательств, которая в силу объективных причин не может быть выполнена посредством ее односторонних действий. В образовательных правоотношениях с малолетними обучающимися исполнение указанных дополнительных обязательств частично может быть обеспечено родителями (законными представителями).

Необходимость наделения правообязанной стороны правом требования, будучи обусловленной спецификой образовательной деятельности, существует в силу ответственности, предусмотренной действующим законодательством. Объем и содержание императивных правомочий этой стороны могут изменяться, если изменится объем и содержание обязательств, а также юридической ответственности правообязанной стороны. Это происходит, например, при таких формах получения образования, как экстернат или семейное образование.

В соответствии с положениями «О получении общего образования в форме экстерната» и «Об экстернате в государственных, муниципальных высших учебных заведениях Российской Федерации» данные формы предполагают самостоятельное освоение обучающимися общеобразовательных, а также основных образовательных программ высшего профессионального образования по ряду специальностей с последующей промежуточной и государственной (итоговой) аттестацией.244То есть образовательный процесс организуется и проводится в значительной степени силами управомоченной стороны — вне образовательного учреждения (организации) и без постоянного непосредственного участия его представителей (педагогических работников). Поскольку обучающиеся практически самостоятельно осваивают соответствующую образовательную программу, то правообязанная сторона не несет в полном объеме ответственность за уровень и качество образования, получаемого обучающимися в семье или экстерном, а также за жизнь и здоровье этих обучающихся во время образовательного процесса. Обязанности правообязанной стороны в таком правоотношении сводятся, как правило, к организации и проведению консультаций, отдельных занятий и аттестационных мероприятий, а следовательно, рамками этих мероприятий ограничивается ее ответственность и возможность права требования. На этом основании правообязанная сторона содействует исполнению управомоченной стороной ее обязанности, связанной с подтверждением уровня и качества получаемого образования. Это означает, что применительно к несовершеннолетним детям правом требования могут быть наделены родители, однако это право не может быть обеспечено силой государственного принуждения и ограничивается мерами педагогического воздействия, совершеннолетние же обучающиеся могут предъявить требования только «сами себе», то есть они самостоятельно устанавливают пределы возможности реализации своего субъективного права. В этих случаях наделение правообя-занной стороны правом требования совершения обучающимся активных действий по обучению в полном объеме является неоправданным.

В то же время следствием этого является расширение объема правомочий и долженствования управомоченной стороны, связанных с освоением образовательной программы. Обучающиеся получают право не только определять меру своего участия в образовательном процессе, но и организовать сам процесс. Исключение составляет обязательное основное общее образование, в рамках получения которого обучающиеся сохраняют долженствование по активному и ответственному освоению образовательной программы, а у их родителей расширяется объем обязанности по созданию необходимых условий для получения ими образования.

В этом случае ответственность за достижение планируемого результата освоения образовательной программы в рамках образовательного процесса, проводимого вне образовательного учреждения (организации), несут именно родители обучающегося. Такая ответственность прямо не предусмотрена действующим законодательством, однако вытекает из ряда норм Конституции Российской Федерации, Семейного кодекса и Закона РФ «Об образовании», согласно которым родители или лица их заменяющие обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования.

Вместе с тем при получении образования вне образовательного учреждения (в семье или экстерном) взаимоотношения сторон сохраняют черты, присущие любым образовательным правоотношениям и состоящие в том, что правообязанная сторона не только исполняет свои обязанности, но и обладает правом требовать от управомоченной стороны правомерного и целесообразного поведения, которое является условием удовлетворения интересов обеих сторон, а управомоченная сторона, реализуя свое субъективное право на образование, не только использует по своему усмотрению предоставляемые им возможности, но и обязана своими действиями способствовать реализации этого права, причем к исполнению этого долженствования она может быть принуждена правообязанной стороной. Это правовое состояние субъектов необходимо для обеспечения возможности потребления полезных свойств определенной ими разновидности нематериального духовного блага — образования по соответствующей образовательной программе.

Как известно, юридическая обязанность имеет императивный характер, что обеспечивается возможностью обращения к государственному принуждению. Управомоченная сторона оценивает фактическое поведение представителей правообя-занной стороны в процессе осуществления своего субъективного права с точки зрения соответствия законодательной модели и, в случае несоответствия, вправе указать им на их обязанность. Необходимость нести юридическую ответственность за невыполнение установленных обязанностей, неисполнение законных требований управомоченного лица, обращенных к пра-вообязанной стороне, а также за воспрепятствование управо-моченному лицу пользоваться тем благом, в отношении которого он имеет право, относится к основным элементам юридической обязанности.

Законодательно установлено, что образовательное учреждение (организация) несет ответственность за нарушение прав и свобод обучающихся (воспитанников) (пп. 4 п. 3 ст. 32 Закона). В частности, оно несет ответственность за реализацию не в полном объеме образовательных программ в соответствии с учебным планом и графиком учебного процесса, а также за качество образования своих выпускников (пп. 2 п. 3 ст. 32 Закона). Установлено, что в случае выявления в ходе государственной итоговой аттестации некачественной подготовки выпускников аккредитованным образовательным учреждением (организацией) государство в лице уполномоченных государственных органов управления образованием вправе предъявить данному образовательному учреждению (организации) иск по возмещению дополнительных затрат на переподготовку этих выпускников в других образовательных учреждениях (организациях) (п. 1 ст. 49 Закона). Следует заметить, что в отсутствие реального правового механизма данная норма является неработающей и не применяется на практике.

Кроме того, как уже отмечалось, на образовательное учреждение (организацию) в соответствии со пп. 3 п. 3 ст. 32 Закона возложена ответственность за жизнь и здоровье обучающихся и воспитанников во время образовательного процесса, то в его обязанность также входит создание условий, гарантирующих охрану и укрепление здоровья обучающихся (воспитанников). Ответственность за создание необходимых условий для учебы, труда и отдыха обучающихся, воспитанников образовательных учреждений несут должностные лица образовательных учреждений в соответствии с законодательством РФ и уставом данного образовательного учреждения (п. 7 ст. 51 Закона).

Однако в законодательстве Российской Федерации правовые нормы, закрепляющие права граждан в сфере образования, в том числе права обучающихся и воспитанников образовательных учреждений, а также положения, устанавливающие соответствующие обязанности органов государственной власти и образовательных учреждений, в большинстве своем не подкрепляются санкциями за их нарушение или невыполнение. Законодательство не определяет формы ответственности образовательных учреждений (организаций), нарушающих права граждан, обучающихся и воспитанников.

Это обстоятельство затрудняет предотвращение и ликвидацию таких нарушений, препятствует полноценному обеспечению реализации субъективного права на образование. Анализ деятельности образовательных учреждений (организаций) при проведении проверок уполномоченными органами государственной власти показал наличие в правоприменительной практике многочисленных нарушений законодательства об образовании, что свидетельствует о ненадлежащем исполнении право-обязанной стороной своих обязанностей.

В частности, проверки организации приема в высшие учебные заведения свидетельствуют, что последними устанавливаются дискриминационные условия приема граждан в образовательные учреждения — в зависимости от места жительства, пола, состояния здоровья (например, для лиц с ограниченными возможностями здоровья); незаконно вводится плата за оформление документов. В нарушение законодательства об образовании вузами проводятся разного рода «платные» конкурсы и олимпиады для выпускников общеобразовательных учреждений, результаты которых рассматриваются как результаты вступительных испытаний в высшие учебные заведения и т.д. Также встречаются случаи нарушения права граждан на бесплатное образование, например, посредством установления платы за учебные курсы в пределах образовательной программы, взимания платы с родителей (законных представителей) обучающихся на различные нужды образовательного учреждения (организации) и пр. В уполномоченные органы управления образованием поступает большое количество обращений граждан по вопросам нарушения образовательными учреждениями (организациями) закрепленного в Конституции Российской Федерации принципа общедоступности общего образования. Например, в связи с отказом лицам, не имеющим гражданства Российской Федерации, в допуске к государственной (итоговой) аттестации или в выдаче документа государственного образца об основном общем или о среднем (полном) общем образовании. Иногда образовательными учреждениями (организациями) умышленно нарушаются установленные требования к качеству образования, в частности не в полном объеме реализуются основные образовательные программы, не соблюдаются также установленные законодательством Российской Федерации в области образования нормативные сроки освоения образовательных программ в образовательных учреждениях (организациях), требования государственных образовательных стандартов. Результаты тестирования нередко показывают низкий уровень знаний обучающихся, воспитанников, особенно это характерно для филиалов высших учебных заведений. Например, по результатам проверок высших учебных заведений, проведенных Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки в ряде субъектов Российской Федерации в 2005 году, в каждом третьем образовательном учреждении были обнаружены нарушения государственного образовательного стандарта и лицензионных требований. Также характерными нарушениями являются деятельность образовательных учреждений без лицензий на право ведения образовательной деятельности или по просроченным лицензиям, наличие лицензии или свидетельства о государственной аккредитации без соответствующих приложений. Одним из наиболее значимых нарушений законодательства Российской Федерации в области образования является выдача неаккредитованными образовательными учреждениями документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации.

Отдельную проблему, практически неразработанную в правовой науке, представляет собой определение форм юридической ответственности субъекта права на образование за неисполнение долженствования в рамках реализации его субъективного права, а также обязанностей, вытекающих из его статуса как обучающегося.

Вышеуказанное со всей очевидностью подчеркивает необходимость развития института юридической ответственности в образовании, который бы обеспечил адекватную для данных условий и практически применимую систему санкций с целью повышения эффективности функционирования управомоченной и правообязанной сторон в образовательном правоотношении.

Следует констатировать, что содержание образовательного правоотношения не исчерпывается рассмотренными выше правомочиями и обязанностями, оно наполняется и другими правами и обязанностями сторон, вытекающих из правового статуса обучающегося и образовательного учреждения (организации), приобретаемых ими в результате установления образовательного правоотношения.

Таким образом, характеристика элементов, входящих в состав образовательного правоотношения, а также исследование содержания этого правоотношения, позволили выявить ряд его специфических черт, которые состоят в следующем:

1. Образовательное правоотношение имеет специфический объект, понимаемый как планируемый результат освоения конкретной образовательной программы. До установления образовательного отношения его объект существует как естественная ценность и не принадлежит конкретному лицу. Такой объект создается совместными усилиями сторон образовательного правоотношения на основе образовательной программы, реализуемой образовательным учреждением (организацией) при содействии педагогических работников.

2. Полученный образовательный результат неотделим от самого обучающегося и проявляется как совокупность его личностных свойств, поэтому его приобретение (присвоение) управо-моченной стороной может быть подтверждено только самим обучающимся.

3. Специфические свойства объекта и процесса его передачи (присвоения) обусловливают необходимость активных положительных действий обучающегося в процессе обучения, без совершения которых управомоченная сторона не может полноценно реализовать свое субъективное право. Сложная специфическая взаимосвязь всех элементов системы образовательного правоотношения направлена на обеспечение активного, ответственного, целенаправленного участия обучающегося в образовательном процессе.

4. Субъективное право на образование имеет своеобразный состав. Оно наряду с правом требования исполнения юридической обязанности и правом на свои собственные положительные действия, представляющим собой правовые возможности, включает долженствование, выступающее как необходимость активного участия в обучении.

5. Специфика основной юридической обязанности образовательного учреждения (организации) и педагогических работников проявляется в том, что ее выполнение не представляется возможным без наделения указанных субъектов дополнительными правовыми свойствами, каковым является право требования в отношении управомоченной стороны. Это правомочие призвано обеспечить исполнение управомоченной стороной ее долженствования. То есть в образовательном правоотношении право требования может принадлежать не только управомоченной, но и правообязанной стороне и быть направлено соответственно не на юридическую обязанность, а на исполнение долженствования управомоченной стороны по совершению активных положительных действий по обучению.

6. Характеристика материального и юридического содержания образовательного правоотношения свидетельствует о наличии специфического правового механизма, приводящего в действие всю его систему. Это выявляет объективную потребность в специфическом методе правового регулирования образовательного правоотношения.

Следует констатировать, что выявленная специфика не позволяет отнести образовательное правоотношение ни к одному из известных типов правоотношений, выделяемых на основании свойств их объекта. Так, образовательные правоотношения не являются пассивными, поскольку для удовлетворения образовательных интересов и потребностей управомоченной стороны недостаточно обязанности правообязанной стороны воздерживаться от нежелательного для управомоченного лица поведения. Образовательные правоотношения также не могут быть в полной мере отнесены к правоотношениям активного типа, в которых главную роль играет юридическая обязанность правообязанного лица совершать определенные действия в пользу управомоченного лица, позволяющие удовлетворить его законный интерес. Хотя передача объекта (предоставление качественного образования) является главной функциональной задачей право-обязанной стороны, она не обладает этим объектом и не может создать его самостоятельно, без участия управомоченной стороны, без совершения ею активных положительных действий по обучению. Поэтому нам представляется, что образовательные правоотношения следует отнести кинтерактивному типу,который характеризуется активным поведением обеих сторон правоотношения, что находит отражение как в материальном содержании образовательного правоотношения, так и в структуре и содержании субъективного права и юридической обязанности.

Наличие перечисленных специфических черт со всей очевидностью свидетельствует о том, что образовательные правоотношения следует рассматривать как правоотношения отдельного, самостоятельного типа, являющиеся оптимальной правовой формой реализации права человека на образование.




236Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. С. 385

237При получении образования в семье или экстерном родители создают не дополнительные, а основные условия для результативного освоения образовательной программы

238Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. С. 400—402

239Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. С. 167—172

240Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 240

241Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения…С. 174

242В соответствии с п. 3 ст. 32 Закона РФ «Об образовании» образовательное учреждение (организация) несет ответственность за качество образования своих выпускников, а также за жизнь и здоровье обучающихся (воспитанников) во время образовательного процесса. В силу своей ответственности данный субъект, а также приглашаемые им педагогические работники непременно должны обладать такими правовыми свойствами, которые позволили бы им взять на себя указанную ответственность

243Основные положения Концепции Кодекса РФ об образовании. С. 14; также см.: Сырых В.М. Введение в теорию образовательного права. С. 108

244См. соответственно — п. 1.2 Положения о получении общего образования в форме экстерната, утвержденного приказом Минобразования России от 23.06.2000 №1884 (с изменениями и дополнениями, внесенными приказом Минобразования России от 17.04. 2001 №1728)// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, №29, 17.07.2000.; п. 1 Положения об экстернате в государственных, муниципальных высших учебных заведениях Российской Федерации, утвержденного приказом Минобразования России от 14.10. 1997 №2033// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, №23, 1997