Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

§ 2. Объект образовательного правоотношения

Особенности связи и взаимодействия субъектов образовательного правоотношения в значительной степени определяются спецификой объекта образовательного отношения и его правового состояния, так как именно объект соединяет («фокусирует») субъекта права и субъекта обязанности в правоотноше-ние.226В связи с этим проблема объекта имеет не только сугубо теоретическое, но и практическое значение с точки зрения правового регулирования соответствующих правоотношений и правоприменительной практики.

Обращаясь к рассмотрению объекта образовательного правоотношения, следует заметить, что в целом вопрос об объекте правоотношения продолжает оставаться дискуссионным. В дореволюционной российской юридической науке в качестве объекта частноправовых отношений было принято рассматривать, как правило, вещи, а публично-правовых — действия участников правоотношений. В современной юридической литературе высказываются разнообразные мнения по этому вопросу. Различные авторы относят к объекту правоотношения: материальные и нематериальные блага, на которые направлены субъективные юридические права и обязанности;227поведение его участни-ков;228действия участников и явления (предметы) окружающего мира, на которые они направлены;229правовой режим различных благ230и т. п. Особенным разнообразием отличаются подходы исследователей гражданских правоотношений. Большинство административистов в продолжение российской дореволюционной традиции в качестве объекта административно-правовых правоотношений по-прежнему называют действия и поведение лиц, хотя в последнее десятилетие и среди них появились сторонники множественности объектов административно-правовых отношений.231При этом ряд исследователей выводят объект за пределы правоотношения, другие рассматривают его как составную часть правоотношения.

Представляется, что в образовательном отношении объект выступает в качестве его составной части и представляет собой то, по поводу чего оно возникло и на получение/предоставление чего направлены действия его участников.

Исходя из этого предположения, объектом идеальной конструкции образовательных правоотношений можно признать нематериальные, духовные блага, на овладение которыми (присвоение которых) в рамках процесса обучения и воспитания направлен интерес правомочной стороны (граждан, имеющих право на образование).

Нематериальные духовные блага в юридическом смысле характеризуются тем, что они неосязаемы, неотделимы, непередаваемы и неотчуждаемы. В образовании педагог выступает как носитель указанных благ, они от него неотделимы. В рамках образовательного процесса он их не передает и не отчуждает каким-либо способом. Фактически, используя педагогические методы, он обеспечивает их приобретение или, точнее говоря, создание их индивидуальной разновидности обучающимся. Иначе говоря, особенностью нематериальных духовных благ как объекта образовательного отношения является то, что до его установления эти блага никому не принадлежат, никто не является их собственником, однако в его ходе они приобретают характеристики состояния принадлежности правомочному субъекту, проявляются как его свойство и могут быть измерены в рамках аттестационных мероприятий.

На практике в фактических общественных отношениях указанные нематериальные блага всегда предстают в конкретной форме. Соответственно в целях установления конкретного образовательного отношения они, как его объект, также должны быть выражены в индивидуальных количественно-качественных характеристиках, которым объективное право придает юридическое значение.232

В юридической литературе фактически единственное определение объекта образовательного отношения было дано В. М. Сырых. Исходя из сформулированного законодателем понятия «образование», он рассматривает объект образовательных правоотношений как «системные, политематические знания, навыки и умения, приобретенные гражданином в процессе обучения и воспитания, уровень которых отвечает требованиям государственного образовательного стандарта и удостоверяется документом о соответствующем образовании».233В Концепции Кодекса об образовании объектом образовательных правоотношений также признаются только такие знания, умения и навыки, «уровень которых соответствует государственному образовательному стандарту, что подтверждается итоговой аттестацией обучающихся и соответствующим документом».234Таким образом, объектом образовательных правоотношений могут выступать далеко не всякие знания, умения, навыки и «ключевые компетенции», получаемые, вырабатываемые, формируемые и развиваемые «познающим субъектом». Как отмечает В. М. Сырых, в качестве объекта они могут выступать «прежде всего в условиях, характерных для образовательных правоотношений, которые складываются между образовательными учреждениями и обучающимися в процессе их обучения и воспитания».235

Приведенные определения объекта образовательных правоотношений представляются не вполне точными по ряду оснований.

Прежде всего педагогические парадигмы и само представление о содержании образования со временем изменяются. Как уже отмечалось, в настоящее время в качестве важнейшего компонента образования, кроме знаний, умений и навыков, называются ключевые компетенции. При этом ни одна из дефиниций не закреплена законодательно, что ставит под сомнение целесообразность их использования при формулировке определения объекта образовательного отношения. Кроме того, это определение, основанное на легальном определении образования, рассмотренном ранее, характеризует объект образовательных отношений, складывающихся только в сфере стандартизированного образования.

Однако, как известно, не все образовательные программы осуществляются на основе государственного образовательного стандарта, и освоение некоторых видов программ не завершается достижением определенного образовательного уровня. В соответствии с Законом государственный образовательный стандарт устанавливается только по основным образовательным программам, и, в виде исключения, законодатель допускает возможность стандартизации отдельных дополнительных образовательных программ (ст. 7 Закона). Государственный образовательный стандарт включает федеральный, региональный (национально-региональный) компоненты и компонент образовательного учреждения. Федеральный компонент определяет обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников. В настоящее время в Российской Федерации установлены стандарты общего образования, а также начального, среднего и высшего профессионального образования. В сфере дополнительного образования детей и взрослых стандарты отсутствуют.

Что же может выступать как некоторая объективированная, формализованная форма нематериального духовного блага, позволяющего характеризовать его не только как предмет внешнего мира, но и как объект образовательного отношения?

Представляется, что в современной системе образования формой фиксации внешних характеристик указанного нематериального блага как объекта образовательного отношения является образовательная программа. В Российской Федерации реализуются основные и дополнительные общеобразовательные и профессиональные образовательные программы (п. 1 ст. 9 Закона). В соответствии с п. 5 ст. 14 Закона каждая образовательная организация имеет право самостоятельно разрабатывать, принимать и реализовывать образовательные программы. По замыслу законодателя именно этими документами определяется содержание образования определенного уровня и определенной направленности, обеспечивается системность образовательного процесса в конкретной образовательной организации. Содержание основных образовательных программ государственных и имеющих государственную аккредитацию негосударственных образовательных учреждений (организаций) определяется государственным образовательным стандартом. Компонент образовательного учреждения составляет 5—10 % от общего объема программы, за счет чего все же достигается некоторая вариативность образования в различных образовательных организациях. С дополнительными образовательными программами, за исключением тех, по которым установлены государственные требования, ситуация практически обратная: их содержание определяется преимущественно самими образовательными учреждениями (организациями).

Следует заметить, что правомочная сторона в определении содержания образовательной программы практически не участвует либо участвует в очень незначительной степени. В профессиональном образовании свой интерес она реализует через выбор направления подготовки (специальности) и образовательного учреждения (организации). В общем образовании диспози-тивность при определении содержания проявляется только в части выбора факультативных курсов из числа предлагаемых в школе. В дополнительном образовании субъект права вправе выбрать любую образовательную программу, но все же не может, исходя из собственных интересов, повлиять существенно на ее содержание. На практике индивидуальные образовательные программы являются единичными и встречаются, главным образом, при обучении одаренных детей и детей с отклонениями в развитии. Относительно более частым фактом является индивидуальный учебный план, определяющий сроки и последовательность изучения предусмотренных образовательной программой дисциплин. Закрепленное законодательно право на обучение в соответствии с индивидуальным учебным планом (п. 4 ст. 50 Закона) выступает как одно из правомочий субъективного права обучающегося.

Вышеуказанные обстоятельства позволяют заметить, что по сравнению с советским периодом, когда содержание образовательных программ и учебные планы определялись директивно уполномоченными органами государственной власти и не могли быть изменены ни образовательным учреждением, ни педагогом, ни обучающимся, сегодня ситуация принципиально поменялась.

У субъектов образовательного отношения появились некоторые права в части определения содержания образования. В то же время объем этих прав далек от правовых возможностей сторон гражданско-правового отношения, обладающих автономией воли и практически свободных в выборе его объекта. Возвращаясь к объекту образовательного отношения, можно утверждать, что именно образовательная программа представляет собой ключевую единицу, которая позволяет вывести практически применимое определение объекта образовательных правоотношений, т. е. определить его признаки и правовое состояние. В ней, как правило, указываются цель и задачи, содержание образования (дисциплины, дидактические единицы), объем учебного времени, формы занятий, промежуточной и итоговой аттестации, а также требования к уровню подготовки выпускников по результатам ее освоения, т. е. планируемый результат обучения. В образовательных программах часто определяются также условия обучения (требования к учебному оборудованию, вспомогательным средствам обучения, кабинетам и т. п.).

При этом следует подчеркнуть, что образовательная программа представляет собой только операциональную единицу, т. е. «образ» объекта, но не сам объект образовательного правоотношения. Она является документом, который сам по себе не может удовлетворять законные интересы и потребности субъектов. В то же время образовательная программа — это тот документ, на основе которого в ходе образовательного процесса будут происходить передача и получение зафиксированных в ней знаний, формирование умений и навыков, овладение «ключевыми компетенциями», т. е. присвоение обучающимся конкретного нематериального блага, по поводу которого было установлено образовательное правоотношение. Другими словами, именно образовательная программа позволяет определить параметры объекта, по поводу которого устанавливается конкретное образовательное правоотношение и соответственно то направление, в котором на протяжении всего правоотношения будет осуществляться правовая деятельность его участников. В итоге эта целесообразная и правомерная деятельность сторон образовательного правоотношения приведет к появлению образовательного результата в виде полученных знаний, сформированных умений, навыков, а также «ключевых компетенций». Таким образом, правовая деятельность сторон, вступающих в правоотношение по поводу конкретной образовательной программы, направлена не просто на реализацию этой программы в ходе образовательного процесса, но на достижение обучающимся заявленного в нейпланируемого результатаее освоения.

Достижение этого результата фактически подтверждает факт приобретения обучающимся тех самых нематериальных духовных благ, по поводу которых возникло образовательное отношение. Это устанавливается в ходе итоговой аттестации выпускников и является основанием выдачи выпускнику документа о соответствующем образовании и/или квалификации. Этот документ, подтверждая получение образования определенного уровня, носит правоустанавливающий характер, так как дает право на получение образования следующей ступени или занятия соответствующей профессиональной деятельностью. В случае непрохождения или неуспешного прохождения итоговой аттестации выпускник получает справку о том, что прошел обучение по данной образовательной программе. Выдача обучающемуся одного из вышеуказанных документов означает завершение образовательного отношения.

В силу системных свойств правоотношения указанные специфические особенности объекта образовательного отношения, выражающиеся в способах создания и использования его полезных свойств (т. е. деятельности участников), а также в особенностях его правового режима, оказывают существенное влияние на структуру и способы реализации прав и обязанностей всех участников образовательного правоотношения, а соответственно на материальное и юридическое содержание образовательного правоотношения.




226Дудин А. П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С. 36—66

227Алексеев С. С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 329; Сырых В. М. Введение в теорию образовательного права. С. 23—24

228Иоффе О. С. Спорные вопросы учения о правоотношении // Иоффе О. С. Очерки по гражданскому праву. Л., 1957. С. 48; Гражданское право. Учебник / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. 6-е изд. Т. 1. М., 2004. С. 99; Хропанюк В. Н. Теория государства и права. Учебник / под ред. В. Г. Стрекозова. М., 2006. С. 313

229Кечекьян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 150; Советское гражданское право / под ред. В. Т. Смирнова и др. В 2 т. Т. 1. Л., 1982. С. 73—74

230Гражданское право. Учебник. В 2 т. / отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд. Т. 1. М., 2003. С. 294—295

231Конин Н. М., Журик В. В., Петров М. П. Административное право Российской Федерации. Учебно-методический комплекс / под ред. Н. М. Конина. М., 2005. С. 118

232Чеговадзе Л. А. Структура и состояние гражданского правоотношения... С. 224

233Сырых В. М. Введение в теорию образовательного права... С. 31

234Основные положения Концепции Кодекса Российской Федерации об образовании (Общая часть) / под общ. ред. В. М. Сырых, Ю. А. Кудрявцева. М., 2001. С. 10

235Сырых В. М. Введение в теорию образовательного права... С. 29