Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

4.3 Правовая природа договора на оказание возмездных образовательных услуг

Правовой формой оказания возмездных образовательных услуг является договор на оказание образовательных услуг. Правовая природа данного договора вызывает много споров. Особенно остро вопрос об отраслевой принадлежности отношений между образовательным учреждением и обучающимся по поводу оказания возмездных образовательных услуг в рамках ГОС встал после принятия второй части ГК РФ, которая отнесла к договору возмездных услуг и услуги по обучению. Прежде всего, было обращено внимание на то, что в п. 2 ст. 779 ГК РФ речь идет об обучении, а не об образовании, которые не являются тождественными понятиями. И в связи с этим был сделан вывод, что глава 39 ГК РФ применима только к договорам на обучение (например, к договорам на обучение вождению автомобиля). Однако «обучение» и «образование», как выше было сказано, – взаимосвязанные понятия и одно вытекает из другого.

Вопрос о правовой природе договора на оказание возмездных образовательных услуг вызвал целую палитру взглядов. Наиболее распространено мнение о том, что данный договор относится к гражданско-правовым и подпадает под режим главы 39 ГК РФ1. Отдельные авторы категорически отвергают гражданско-правовой характер отношений между студентом и вузом по оказанию образовательных услуг2. Е.А. Суханов, один из представителей данной позиции, следующим образом обосновывает отсутствие гражданско-правовой природы договора на оказание возмездных образовательных услуг. Если допустить существование договора на оказание возмездных образовательных услуг между студентом и вузом, то это означает, во-первых, что на соответствующие отношения должен распространяться Закон РФ «О защите прав потребителей», согласно которого клиент может требовать, в том числе, возмещение морального вреда; во-вторых, профессор, читающий лекцию с кафедры, – уже не профессор в привычном понимании этого слова, а всего лишь услугодатель; в-третьих, студента-двоечника уже нельзя отчислить административным актом – приказом ректора или декана, потому что это будет односторонним расторжением гражданско-правового договора, т.е. вузу придется в суде требовать расторжения договора, ссылаясь на его грубое нарушение другой стороной1.

Данные аргументы против гражданско-правовой природы договора на оказание возмездных услуг вызывают некоторое удивление. В частности, нам не понятно, в силу каких причин на отношения между образовательным учреждением и студентом не может распространяться Закон о защите прав потребителей, тем более нормы о компенсации морального вреда. Цели приобретения образования у граждан разнообразны: получение общепрофессионального образования, целостного представления о профессии, мире, повышение культурного и духовного уровня, расширение кругозора и т.д. Получение образования с целью стать профессиональным предпринимателем не исключает вышеуказанные мотивации. И это доказывает, что за образованием граждане идут, руководствуясь в первую очередь личными интересами. Относительно второго замечания следует заметить, что профессор, читающий лекции, не состоит в договорных отношениях со студентом, он находится в трудовых отношениях с вузом, в силу которых и оказывает образовательные услуги студенту. Что касается отчисления студента-двоечника из вуза, то более подробно об этом будет сказано ниже.

Отдельные ученые доказывают принадлежность правоотношений между обучающимся и образовательным учреждением, вытекающих из договора на оказание возмездных образовательных услуг, к педагогическому праву через отрицание их гражданско-правового характера1. Например, В.И. Шкатулла полагает, что отношения между образовательным учреждением и обучающимся регулируются методом административного права, т.е. между ними устанавливаются отношения субординации. Аргументы против гражданско-правовой конструкции договора на оказание возмездных образовательных услуг сводятся к следующему: 1) в соответствии со ст. 426 ГК РФ публичный договор заключает только коммерческая организация, а образовательное учреждение не является таковой; 2) содержанием договора возмездного оказания услуг является совершение действий исполнителем по заданию заказчика, а заказчик обязуется оплатить услуги (ст. 779 ГК РФ), т.е. обязанность заказчика ограничивается лишь оплатой услуг. В договоре об образовании услуги исполнителя – образовательного учреждения или индивидуального педагога одновременно сопровождаются работой обучающегося по освоению образовательной программы2.

Действительно, согласно ст. 426 ГК РФ в качестве обязанной стороны публичного договора выступает коммерческая организация. Однако, на наш взгляд, это досадное упущение законодателя, так как некоммерческие организации при осуществлении ими предпринимательской деятельности могут также заключать договоры, правовой режим которых аналогичен режиму публичных договоров. Второй довод автора, на наш взгляд, совершенно неоправдан, так как ни в одной формуле гражданско-правового договора законодатель никогда не стремился изложить все права и обязанности его участников. Более того, определение договора на оказание возмездных услуг, приведенное в п. 1 ст. 779 ГК РФ, носит общий характер, так как невозможно учесть в одной дефиниции особенности всех типов договоров на оказание возмездных услуг.

В.М. Сырых также рассматривает отношения по оказанию платных образовательных услуг в качестве педагогических, которые, на его взгляд, не регулируются ни гражданским, ни административным, ни трудовым правом1. Гражданско-правовой характер платных образовательных услуг данный автор отрицает по следующим причинам: 1) в договоре на оказание образовательных услуг от заказчика требуется совершение ряда активных действий (посещение лекций, семинаров, выполнение учебного плана и т.д.), тогда как согласно ст. 779 ГК РФ от заказчика требуется лишь оплата за оказанные услуги; 2) обучающийся обязан подчиняться указаниям органа управления образовательным учреждением, претерпевать меры дисциплинарного взыскания, что не соответствует принципу равенства и независимости в гражданских отношениях; 3) договор на оказание платных образовательных услуг считается обязательным не с момента его заключения (ст. 425 ГК РФ), а с момента оплаты обучения; 4) прекращение образовательного правоотношения происходит не по правилам ст. 408 ГК РФ; 5) обучающийся лишен традиционного для гражданских правоотношений права оспаривать качество образования и взыскивать понесенные убытки2. Возражения по первому аргументу были изложены выше. Относительно других доводов следует отметить следующее. Во-первых, между обучающимся и вузом после издания приказа о зачислении устанавливаются разнообразные отношения, к которым относятся, в том числе, и административные. Поэтому наличие отношений власти и подчинения не влияет на гражданско-правовой характер договора. Во-вторых, согласно ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. А заключенным он считается с того момента, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, к которым относятся также и условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ст. 432 ГК РФ). В-третьих, предметом договора на оказание возмездных образовательных услуг является, в том числе, деятельность по оказанию образовательных услуг, а не действие. В связи с этим исполнение данного договора осуществляется поэтапно и растянуто во времени. Выдача расписки в получении исполнения полностью или в соответствующей части по данному договору, как предусмотрено ст. 408 ГК РФ, просто не соответствует сущности данного обязательства. Здесь отношения носят более сложный характер, и вместо расписки выдается либо справка о неоконченном высшем образовании, либо диплом. В-четвертых, право обучающихся на оспаривание качества образовательных услуг непосредственно вытекает из общих норм ГК РФ (ст. 11, 12, 15 ГК РФ) и норм главы 37 ГК РФ, которые в субсидиарном порядке применяются к договорам на оказание возмездных услуг.

Отвергая гражданско-правовой характер отношений между образовательным учреждением и обучающимся по поводу оказания возмездных образовательных услуг в рамках ГОС, В.М. Сырых в то же время не отрицает гражданско-правовую природу договора на оказание возмездных услуг в рамках дополнительного образования (ст. 45 Закона РФ об образовании). Отличие между этими договорами, на его взгляд, заключается в том, что в первом случае в договоре идет речь об образовании (которое включает как обучение, так и воспитание); во втором случае – только об обучении. Образование отличается от обучения в форме дополнительного образования тем, что 1) оно осуществляется в соответствии с государственным образовательным стандартом; 2) носит целенаправленный и системный характер; 3) воспитание в образовательном процессе имеет самостоятельное значение наряду с обучением; 4) обязательным компонентом образовательного процесса предстает итоговая аттестация обучающихся; 5) обучение завершается выдачей диплома о соответствующем образовании и (или) квалификации1. Данные доводы вызывают возражения, так как договор на оказание возмездных образовательных услуг выступает в качестве самостоятельного типа гражданско-правового договора, внутри которого выделяются виды и разновидности, наделенные определенной спецификой. Такими особенностями обладает и договор на оказание дополнительных образовательных услуг, выступающий в качестве вида договора на оказание возмездных образовательных услуг.

Отдельные авторы также считают, что конструкция договора об оказании возмездных образовательных услуг, предусмотренная главой 39 ГК РФ, приемлема только для платных дополнительных образовательных услуг, оказываемых государственными и муниципальными образовательными учреждениями; платной образовательной деятельности негосударственных образовательных учреждений; индивидуальной трудовой педагогической деятельности. Платная же образовательная деятельность, осуществляемая государственными и муниципальными образовательными учреждениями в рамках государственного образовательного стандарта, должна осуществляться в рамках договора о подготовке специалиста с высшим образованием. Данный договор рассматривается ими в качестве смешанного договора, сочетающего элементы разных отраслей права, но с преобладанием квазитрудовых (трудовые) отношений. При этом нормы трудового права должны применяться к данным отношениям по аналогии. В обоснование данного вывода приводятся следующие доводы: во-первых, обучающийся (абитуриент) принимается в образовательное учреждение на основе конкурсного испытания (тестирование, собеседование) путем издания приказа о зачислении (по аналогии – работника); во-вторых, с этого момента обучающийся обязан соблюдать правила внутреннего распорядка, расписание занятий и иные локальные акты (для работника также); в-третьих, за невыполнение указанных выше актов применяются меры дисциплинарного воздействия, вплоть до отчисления (для работника также); в-четвертых, за хорошую успеваемость (работу) обучающегося можно поощрять повышенной стипендией (для бюджетников) (для работников – денежная премия); в-пятых, для многих категорий работников (служащих) проводится аттестация для определения соответствия уровня знаний замещаемой или для замещения должности, а также курсы подготовки и повышения квалификации. Для перехода обучающегося на другой курс необходима также промежуточная аттестация, которая в конечном итоге определяет соответствие уровня знаний, умений и навыков требованиям, предъявляемым образовательными программами и учебными планами; в-шестых, наличие у обучающегося и работника отпуска (каникул); в-седьмых, обучение в образовательном учреждении входит в трудовой стаж и др.1

Если мнение автора о выделении договора по подготовке специалиста с высшим образованием в отдельную группу договоров из числа договоров на оказание возмездных образовательных услуг еще поддается восприятию, то вывод о правовой природе данного договора вызывает недоумение, хотя, возможно, он и оригинален. Несмотря на так называемую «схожесть», между работой и обучением лежит большая пропасть, и применять к этим институтам одинаковый правовой механизм крайне было бы ошибочным. Кроме того, обучение в образовательном учреждении не включается в трудовой стаж.

Другие авторы, не определяя правовую природу договора на оказание возмездных образовательных услуг, отмечают, что 1) характерной чертой договора о платном обучении в государственном вузе является сочетание власти и равноправия2; 2) по содержанию прав и обязанностей сторон такой договор не соответствует договору на оказание возмездных услуг. В то же время подобные взаимоотношения нельзя назвать чисто административно-правовыми, так как во многом они носят взаимный характер1.

Противоречивое мнение о правовой природе образовательных отношений высказала Т.А. Сошникова. С одной стороны, отмечается, что на данные отношения не распространяются ГК РФ и Закон о защите прав потребителей. Но, с другой стороны, критикуя решение коллегии МАП РФ от 24.11.1999 г. «О соблюдении законодательства о защите прав потребителей при оказании платных образовательных услуг»2, она ссылается на нормы ГК РФ и тем самым подводит данные отношения под гражданско-правовые3.

Распространено мнение и об административно-правовом характере отношений между обучающимся и образовательным учреждением4. По данной позиции заслуживает особого внимания мнение Г.С. Сапаргалиева, полагающего, что отношения между обучающимися и администрацией вуза в определенной степени являются равноправными. Администрация не только располагает управленческими правами, но имеет и определенные обязанности в отношении обучающихся (обеспечивать учащимся бесплатное пользование лабораториями, кабинетами, аудиториями, читальными залами, библиотеками и другими учебными и учебно-воспитательными учреждениями, спортивными базами и другим оборудованием учебных заведений). В отношениях же между педагогом и учащимся преобладает элемент равноправия, хотя имеется и управленческий элемент5.

На наш взгляд, договор на оказание возмездных образовательных услуг является сложным институтом, сочетающим элементы гражданско-правового и административно-правового регулирования, с преобладанием гражданско-правовых начал. Данный вывод подтверждается через анализ предмета договора и характера отношений, вытекающих из него. Специфика предмета договора на оказание возмездных образовательных услуг выражается в его неоднородном составе. Предмет договора включает в себя два элемента: образовательную деятельность и неовеществленный результат данной деятельности в виде приобретенных знаний, умений, навыков. Отношения, вытекающие из деятельности по оказанию образовательным учреждением образовательных услуг (проведение лекций, семинарских и практических занятий, консультаций, экзаменов, зачетов и т.д.) являются имущественными; отношения по поводу приобретенных знаний, умений, навыков по своей правовой природе относятся к личным неимущественным отношениям, связанным с имущественными (последние отношения являются основанием их возникновения). Вывод о характере последних отношений обусловлен тем, что знания, умения, навыки представляют собой личные нематериальные блага, они не отделимы от личности их носителя, не передаваемы, кроме того, они не подлежат денежной оценке. Денежной оценке подлежит образовательная деятельность, а результат данной деятельности, так же как и здоровье, представляет собой неоценимый личностный капитал. Если лицо, получившее образование, получает доходы посредством приложения приобретенных знаний, умений, навыков, то речь уже надо вести о самостоятельных отношениях, вытекающих из права гражданина на труд, на занятие предпринимательской деятельностью.

Правоотношения, непосредственно вытекающие из осуществления образовательной деятельности, являются гражданско-правовыми, так как субъекты данных отношений, во-первых, обладают юридическим равенством; во-вторых, имущественно обособленны; в-третьих, обладают автономной волей (они не зависят от воли контрагента в принятии решения и их осуществлении).

Отношения по поводу приобретенных обучающимися знаний, умений, навыков обогащают предмет гражданского права, так как в науке данной отрасли права к неимущественным отношениям, связанным с имущественными, традиционно относят только отношения, возникающие в связи с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности.

Договор на оказание возмездных образовательных услуг является основанием возникновения и административных правоотношений, связанных с обязанностями обучающихся по соблюдению правил поведения, предусматриваемых Уставом и Правилами внутреннего распорядка вуза. Кроме того, данный договор порождает отношения и по воспитанию, которые, в свою очередь, предполагают сочетание метода «власти и подчинения» (административное право) и нравственно-психологических установок1.

Вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что договор на оказание возмездных образовательных услуг является нетипичным гражданско-правовым договором, сочетающим элементы гражданского и административного права, с преобладанием гражданско-правовых начал. Данный вывод о правовой природе договора подтверждается и судебной практикой. В порядке примера можно сослаться на постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа № А56-21085/01 от 21.01.2002 г., в котором признано, что систематическое толкование ч. 3 ст. 46 Закона об образовании, предусматривающей заключение договора между обучающимся и образовательным учреждением, а также ст. 431, 779 ГК РФ «позволяет определить правовую природу договора о подготовке специалиста с высшим образованием как комплексного договора, включающего в себя элементы как гражданских, так и административных правоотношений. Таким образом, условия данного договора не должны противоречить нормам гражданского законодательства и нормам, регулирующим отношения в области образования»1.

Заключению договора на оказание возмездных образовательных услуг предшествуют вступительные экзамены. Отдельные авторы подводят их под гражданско-правовой институт – конкурс, на который распространяется глава 57 ГК РФ2. Данная позиция представляется нам ошибочной. Для публичного конкурса характерны, например, такие черты, как выдача (выплата) награды, направленность на достижение каких-либо общественно-полезных действий, отмена конкурса в течение первой половины срока. Однако данные признаки совершенно не характерны для вступительных испытаний. Кроме того, было высказано мнение, что вступительные экзамены содержат в себе элементы и признаки различных правоотношений3.

Согласно п. 1 ст. 16 Закона об образовании порядок приема граждан в образовательные учреждения в части, не урегулированной данным Законом, определяется учредителем и закрепляется в уставе образовательного учреждения. В то же время, установление порядка приема граждан в федеральные государственные высшие учебные заведения Закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании относит к компетенции федерального государственного органа управления образованием (п/п 14 п. 3 ст. 24). В настоящий период действует Порядок приема в государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования (высшие учебные заведения) РФ, утвержденный приказом Минобразования РФ4. Данный Порядок обязывает вуз самостоятельно разрабатывать и утверждать правила приема, предусматривающие порядок зачисления абитуриентов. Содержание Порядка приема в государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и Правил приема в Южно-Уральский государственный университет подтверждает вывод о том, что отношения между абитуриентом и вузом в большей мере носят административно-правовой характер.