Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

Раздел III. Образовательное право как отрасль российского права

Глава 3. Принципы образовательного права

Образовательное право в полной мере обладает и таким признаком отрасли права, как комплекс принципов, общих положений, действующих в пределах отрасли образовательного права.

В теории права под правовым принципом понимается общее поло-жение, высказывание, которое имеет обязательное значение и подлежит применению при регулировании конкретных отношений как в процессе правотворчества, так и на стадии реализации норм права (См. подробнее В.М. Сырых. 79. С.63-70). Это, например, принципы: законности, равно-правия, гуманизма, верховенства закона, приоритета и охраны прав и свобод личности.

Принципы отрасли права выступают основанием для всех норм пра-ва отрасли и непосредственно влияют на их содержание. Каждая норма права может осуществлять нормативно-правовое регулирование общест-венных отношений в строгом соответствии с принципами отрасли права, с учетом их требований относительно правового статуса субъектов правоот-ношений, совокупности их прав и обязанностей, а также системы санкций.

Так, Гражданский кодекс в числе основных начал гражданского за-конодательства закрепляет принципы равенства участников гражданских правоотношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав и др. В этих прин-ципах выражается суть гражданско-правовых отношений, их основопола-гающие черты и признаки. С одной стороны, они объединяют нормы гра-жданского права в единое целое ? самостоятельную отрасль, а с другой, отличают данную отрасль от иных отраслей российского права. Поэтому любая норма гражданского права не может противоречить его принципам, например, закреплять неравноправное положение участников имущест-венных отношений либо нарушать свободу договора, предоставив органам государственной власти право контроля за этой стороной деятельности фи-зических и юридических лиц. В противном случае норма представляет со-бой либо законотворческую ошибку, либо норму административного пра-ва, или иной отрасли публичного права, метод правового регулирования которых характеризуется неравенством участников правоотношений и на-личием государственного контроля.

Принципы образовательного права остаются неизвестными дейст-вующему законодательству. Вместо них в ст. 2 Закона РФ “Об образова-нии” закреплены принципы государственной политики. В статье говорит-ся:

«Государственная политика в области образования основывается на следующих принципах:

1) гуманистический характер образования, приоритет общечеловече-ских ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития лично-сти. Воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей среде, Родине, семье;

2) единство федерального культурного и образовательного про-странства. Защита и развитие системой образования национальных куль-тур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях мно-гонационального государства;

3) общедоступность образования, адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитан-ников;

4) светский характер образования в государственных и муниципаль-ных образовательных учреждениях;

5) свобода и плюрализм в образовании;

6) демократический, государственно-общественный характер управ-ления образованием. Автономность образовательных учреждений».

Как видим, изложенные принципы в Законе признаются принципами государственной политики, а не образовательного права. Все они форму-лируют исходные, основополагающие требования, которым должна удов-летворять деятельность как законодательной, так и исполнительной и су-дебной ветвей власти в области законодательства. Независимо от того, принимается ли подзаконный нормативно-правовой акт или акт примене-ния нормы права, органы государства всегда должны защищать гумани-стический характер образования, сохранять его общедоступность, демо-кратизм и автономность образовательных учреждений и т. д.

Все изложенные принципы так или иначе лежат в основе Закона РФ «Об образовании», его конкретных статей и нормативных предписаний. Законодатель, формулируя принципы государственной политики в области образования, дал образец их соблюдения и творческого воплощения в тек-сте Закона. При этом в нем содержится достаточно развитая система мер, призванных обеспечить действие принципов на стадии реализации закона, его воплощения в конкретных правоотношениях. Например, в Законе РФ «Об образовании» имеются специальные нормы, направленные на обеспе-чение приоритета общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья челове-ка, свободного развития личности, на воспитание гражданственности, тру-долюбия и иных социально необходимых человеку знаний, навыков и уме-ний.

В этой ситуации возникает вопрос: можно ли принципы государст-венной политики, примененные в законотворческой деятельности при под-готовке законов и иных нормативно-правовых актов, признавать принци-пами образовательного права? Если нет, то почему?

Чтобы аргументировано ответить эти вопросы, следует дать некото-рые дополнительные пояснения.

Система действующих норм образовательного права основывается не только на вышеприведенных принципах государственной политики, но и на собственно правовых принципах, ведущую роль среди которых игра-ют конституционные принципы.

Конституционные принципы имеют всеобщее значение и выступают исходным пунктом нормативно-правового регулирования общественных отношений любой отрасли права. Ни одна отрасль права не может содер-жать норм, направленных на умаление достоинства личности, посягающих на свободу личной жизни, слова и мысли, свободу передвижения, закреп-ляющих дискриминацию субъектов или ограничивающих право граждан на участие в управлении делами государства и др.

Не может противоречить конституционным нормам и принципам и образовательное право. Призванная обеспечивать реальное действие кон-ституционного права жителей России на образование, данная отрасль пра-ва органично переводит положения Конституции РФ на уровень конкрет-ных нормативных предписаний. Так, в полном соответствии с конституци-онными нормами решается вопрос о социальном обеспечении обучающих-ся и педагогических работников, о разделении компетенции Федерации и ее субъектов в области образования, о создании и функционировании в системе образования общественных и государственно-общественных объ-единений и др.

Хотя в конкретных отраслях права применяются практически все конституционные принципы, однако в ранг принципов отрасли права пе-реходят лишь те из них, которые прямо и непосредственно относятся к предмету соответствующей отрасли права. Так, в УК РФ принципами уго-ловного права признаны принципы: законности; равенства граждан перед законом и др. Принципами семейного права признаются такие конститу-ционные положения, как равенство прав супругов, право и обязанность ро-дителей заботиться о своих детях и их воспитании. Поэтому можно пола-гать, что принципами образовательного права выступают общедоступ-ность и бесплатность образования, закрепленные ст. 43 Конституции РФ.

Принципы отрасли права должны отражать совокупность свойств предмета или метода правового регулирования. Так, принципы граждан-ского права, закрепленные ст.1 ГК РФ, характеризуют: особенности право-вого статуса участников гражданских правоотношений (равенство участ-ников правоотношений и недопустимость вмешательства кого-либо в ча-стные дела); специфику правового положения объекта правоотношений (неприкосновенность собственности); основы правового порядка заключе-ния, осуществления и защиты гражданских правоотношений (свобода до-говора, беспрепятственное осуществление гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита).

Принципы, отражающие специфику трудовых отношений по найму, т.е. предмета трудового права, остаются его руководящими, исходными положениями. При этом принципы отрасли характеризуют устойчивые, необходимые связи, отражают все его существенные компоненты: спе-цифику правового положения субъектов, их прав и обязанностей, специ-фику объекта правоотношения, юридических фактов и способов вступле-ния в конкретные правоотношения.

Рассматривая с этих позиций систему принципов государственной политики, закрепленную ст. 2 Закона РФ «Об образовании», можно отме-тить, что не все они характеризуют предмет правового регулирования об-разовательного права. Так, требования, согласно которым образование должно носить гуманистический характер, обеспечивать приоритет обще-человеческих ценностей, жизни и здоровья человека, воспитывать граж-данственность, трудолюбие, уважение к правам и свободам человека, лю-бовь к окружающей природе, Родине и семье, представляют собой не принципы, а перечень требований, которым должно отвечать современное образование. В этот же перечень входят и положения, согласно которым в условиях многонационального государства, каким является Российская Федерация, образование должно органически сочетать общие для всех жи-телей страны знания с изучением национальных культур и региональных культурных традиций, а система образования должна быть адаптирована к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитан-ников.

Не любое общее нормативное положение может претендовать на роль принципа отрасли права. Круг принципов отрасли права весьма узок и редко выходит за пределы одного десятка. Гражданский кодекс закреп-ляет семь принципов гражданского права, Уголовный кодекс ? пять, Се-мейный кодекс ? шесть. Дело в том, что в качестве принципов отрасли могут выступать лишь такие положения, которые характеризуют наиболее устойчивые и необходимые свойства предмета правового регулирования либо необходимые и устойчивые связи его компонентов и имеют всеобщее значение в пределах всей отрасли права, для каждой ее нормы. Поэтому процесс выведения и обоснования принципов отрасли права представляет собой сложнейшую познавательную задачу.

Закрепленные ч. 1, 2 и 3 ст. 2 Закона РФ «Об образовании» требова-ния имеют своим предметом содержание образования, которое характери-зует один из компонентов образовательного процесса. Принципы же от-расли права должны отражать свойства, связи, присущие ее предмету или методу. Поэтому эти требования могут быть признаны принципами содер-жания образования, но не отрасли права. По этой же причине не могут быть признаны принципами образовательного права и принципы государ-ственной политики, закрепленные ч. 6 ст. 2 Закона РФ «Об образовании», ? демократический, государственно-общественный характер управления образованием и автономность образовательных учреждений. Эти норма-тивные предписания характеризуют специфику правого статуса отдельных субъектов образовательных отношений: органов управления образованием, или образовательных учреждений, и соответственно не имеют всеобщего для отрасли значения.

Таким образом, из принципов государственной политики в области образования, содержащихся в ст. 2 Закона РФ «Об образовании», принци-пами образовательного права могут быть признаны те, которые имеют в пределах отрасли общий характер: общедоступность образования, свет-ский характер образования в государственных и муниципальных образова-тельных учреждениях, свобода и плюрализм в образовании.

Но исчерпывают ли эти принципы перечень принципов образова-тельного права? Либо перечень может быть существенно дополнен и рас-ширен? Проблема системы принципов образовательного права пока что остается малоисследованной и во многом дискуссионной. Об этом весьма ярко свидетельствуют законы об образовании государств-участников СНГ и стран Балтии. (Анализ проводился по текстам законов, опубликованных в сборнике М.Н. Лазутовой, Н.А. Селезневой и А.И. Субетто 43.) В зако-нах отсутствует единство в понимании сферы действия принципов. В большинстве законов, как и в Законе РФ «Об образовании», принципы об-разовательного права понимаются как принципы государственной полити-ки в области образования, о чем свидетельствует заголовок статьи, содер-жащей эти принципы. В законах четырех стран ? Латвийской Республики, Республики Молдова, Туркменистана и Украины ? закреплены принципы образования. В законах Республики Кыргызстан и Эстонской республики имеются принципы организации образования. В законе Литовской респуб-лики специальная статья с перечнем принципов образования вообще от-сутствует.

Перечень положений, квалифицируемых законодателями в качестве принципов образования или образовательной политики, достаточно объ-емный ? он включает около сорока положений. Оказалось, что не имеется ни одного принципа образования, который бы признавался законодателями всех государств-участников СНГ и стран Балтии. Наиболее часто повто-ряются в законах об образовании три принципа: гуманистического, свет-ского и демократического характера образования (индекс повторяемости первых двух по 0,7, а третьего 0,64). Принцип светского характера образо-вания отсутствует в законах Грузии, Латвийской Республики, Литовской Республики, Эстонской Республики, причем в двух последних государст-вах законом разрешается преподавание в образовательных учреждениях на добровольной основе Закона Божьего.

В числе других, чаще всего повторяющихся в законах о образовании называются принципы: 1) приоритета в образовании общечеловеческих ценностей; 2) непрерывности; 3) общедоступности; 4) преемственности; 5) многообразия образовательных учреждений (программ и технологий); 6) единства культурного и образовательного пространства, 7) бесплатности образования.

К сожалению, коллективный законотворческий опыт не дает четкого ответа на вопрос, какие конкретно принципы можно отнести к образова-тельному праву. Критерий повторяемости не может служить аргументом для вывода о том, что искомыми принципами являются те, которые чаще всего встречаются в исследуемых законах об образовании. Истинность мысли не зависит от числа признающих ее лиц. При этом принципы, за-крепленные в законах, являются весьма разнородными по содержанию.

Принципы, признаваемые государствами-участниками СНГ и стра-нами Балтии в качестве всеобщих требований организации образования или образовательной политики, можно разбить (с определенной долей ус-ловности) по сфере их действия на три группы: 1) определяющие содержа-ние образования; 2) определяющие содержание и задачи образовательного процесса; 3) определяющие специфику правового статуса участников об-щественных отношений и их иные компоненты.

В первую группу входят такие принципы, как гуманизма, научности, адаптивности, гибкости, прогностичности, целостности образования, за-щита и развитие национальной культуры, мировой уровень образования и др. Вторую группу составляют принципы, характеризующие образова-тельный процесс: демократизм, непрерывность, преемственность, много-образие образовательных учреждений, творчество и целостность, воспита-ние гражданственности, единство обучения духовного и физического со-вершенствования и др.

Совокупность принципов, характеризующих правовой статус участ-ников образовательных отношений, иные их свойства, включает в себя следующие положения: 1) светский характер образования; 2) общедоступ-ность образования; 3) преемственность образования; 4) независимость об-разования от партий, общественно-политических движений и организаций; 5) бесплатность образования, 6) равенство прав граждан на получение об-разования; 7) свобода и плюрализм в образовании; 8) добровольность вы-бора направления среднего специального, профессионального образова-ния; 8) возможность факультативного морально-религиозного воспитания; 9) независимость образования от идеологических установок; 10) защита личности от любых форм дискриминации в сфере образования.

Таким образом, многообразие принципов, закрепленных в законах государств-участников СНГ и стран Балтии, объясняется теми же причи-нами, что и в российском законодательстве. Это отсутствие у законодателя четких критериев, которым должны удовлетворять принципы образова-тельных отношений. В результате произошло смешение их с требования-ми, предъявляемыми к содержанию образования либо образовательному процессу. В то же время далеко не все, что вошло в группу принципов об-разовательных отношений, в действительности является таковыми.

Каждая отрасль права имеет принцип, отражающий суть и специфи-ку регулируемых ею общественных отношений. Так, в гражданском праве ? это принцип равенства участников гражданско-правовых отношений, в уголовном праве ? принцип вины, в семейном праве ? добровольность брачного союза мужчины и женщины, в уголовно-процессуальном праве ? презумпция невиновности, согласно которой каждый обвиняемый в со-вершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет до-казана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В образовательном праве основополагающим является принцип об-щедоступности образования. Именно он характеризует суть образователь-ных отношений и отличает их от предмета правового регулирования дру-гих отраслей права.

Образование как особый уровень знаний, навыков и умений, кото-рыми должны обладать гражданское общество и каждый его член, пред-ставляет результат многолетнего обучения и воспитания. И успехи совре-менных развитых стран находятся в прямой зависимости от уровня обра-зования, получаемого членами гражданского общества. Кроме того, каж-дый человек сможет достойно проявить себя как личность, реализовать свои способности и таланты лишь имея высокий уровень общего и про-фессионального образования. В силу этих причин развитые демократиче-ские государства, в том числе и Российская Федерация, вынуждены сде-лать образование доступным для всех слоев населения, независимо от их материального положения и места жительства, взяв на себя основную до-лю расходов на образование. эта роль государства остается неизменной и на последующий период. Главная задача Федеральной программы разви-тия образования, утвержденной Федеральным законом, принятым Госу-дарственной Думой 10 апреля 2000 г., видится в развитии «системы обра-зования в интересах формирования гармонично развитой, социально ак-тивной, творческой личности и в качестве одного из факторов экономиче-ского и социального прогресса общества, на основе провозглашенного Российской Федерацией приоритета образования».

Образовательное право является единственной отраслью российско-го права, которое не только предоставляет субъективные права формально, юридически, но и обеспечивает их реально, в конкретных правоотношени-ях, полностью реализуя коммунистический принцип ? каждому по по-требности на уровне основного общего образования. В 1998 ? 1999 учеб-ном году в Российской Федерации обучались свыше 21 миллиона учащих-ся, т.е. каждый седьмой житель России.

Общедоступность образования в Российской Федерации обеспечива-ется: 1) бесплатностью общего образования и начального профессиональ-ного образования для обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, а также среднего профессионального и высшего профессионального образования для лиц, поступивших на кон-курсной основе в государственные или муниципальные образовательные учреждения; 2) материальной и иной помощью социально незащищенным обучающимся, вплоть до взятия их на полное государственное обеспече-ние.

Формально принципы общедоступности, бесплатности и социальной помощи не имеют всеобщего характера, поскольку относятся к одной сто-роне образовательных отношений ? к обучающимся. Однако реализация этих принципов приводит к модификации всех сторон, элементов образо-вательного отношения и, в частности, обусловливает государственный или муниципальный статус образовательного учреждения, а также статус их педагогических и иных работников, делает необходимым активную роль государства в управлении системой образования и в контроле за его каче-ством образования и даже приводит к такому уникальному явлению в пра-ве, как соединение права на образование с обязанностью получить основ-ное общее образование.

Таким образом, принципы общедоступности, бесплатности, соци-альной помощи и общеобязательности образования определяют содержа-ние образовательных отношений и выделяют их из совокупности иных правоотношений.

Близким по содержанию к принципу общедоступности образования является принцип равенства прав граждан на образование, закрепленный в Законах Казахстана, Кыргызстана, Латвии, Туркменистана, Украины. Практически его можно рассматривать в качестве следствия принципа об-щедоступности образования. Общедоступное для всех образование озна-чает в равной мере доступность для всех, т.е. каждый имеет равное с дру-гими право на образование. В то же время принцип равенства прав граж-дан на образование, взятый сам по себе, закрепляет менее значимое право, нежели принцип всеобщности образования.

Равенство прав, закрепленное гражданским законодательством, яв-ляется формальным, юридическим, но не фактическим, не реальным, тогда как принцип общеобязательности гарантирует не только юридическое, но и фактическое равенство. Поэтому в образовательном праве Российской Федерации нецелесообразно выделять принцип равенства права на образо-вание наряду с предполагающим его принципом общедоступности образо-вания. Именно так и поступил законодатель. Законы об образовании, за-крепившие принцип общедоступности образования, не содержат принципа равенства права граждан на получение образование и наоборот. Исключе-ние составляют лишь законы Кыргызстана, Туркменистана и Украины, ко-торые закрепили оба принципа.

В Законе Таджикистана об образовании закреплен принцип защиты личности от любых форм дискриминации в сфере образования. Принцип в форме запрета утверждает равноправие граждан на образование. Защищать от дискриминации лицо можно лишь тогда, когда оно имеет равные с дру-гими права, является равным им по правовому статусу. Поскольку прин-цип равноправия, выраженный в позитивной форме, поглощается другим, более значимым принципом общедоступности образования, то нет необхо-димости и выделять этот же принцип, выраженный в форме запрета. Принцип защиты личности от любых форм дискриминации в сфере обра-зования входит в содержание принципа общедоступности образования и выделять его в самостоятельный принцип образовательного права нецеле-сообразно.

Имеется ряд принципов, призванных определить меру свободы лич-ности в получении образования и воспитания. Наряду с принципом, закре-пившим свободу и плюрализм в образовании в общем виде, предусматри-ваются и дополнительные, конкретные гарантии. Часть этих принципов представляет собой запреты на проникновение в сферу образования чуж-дых ему форм сознания в виде идеологии и религии. В частности, утвер-ждается светский характер образования, независимость образования от идеологических установок, от партий, общественно-политических движе-ний и организаций. Но имеются и противоположные принципы ? в зако-нах Республики Молдовы и Литовской Республики предусматривается возможность факультативного морально-религиозного воспитания. Зада-чам конкретизации меры свободы и плюрализма в образовании служит также принципы добровольности выбора обучающимися направления среднего специального, профессионального образования и автономии об-разовательных учреждений.

Примечательно, что большая часть законов об образовании, приня-тых государствами-участниками СНГ и странами Балтии, не признает по-ложения о свободе и плюрализме в качестве принципа государственной политики в сфере образования или образования. Это положение закрепле-но лишь в законах Российской Федерации и Азербайджанской Республики и тем не менее оказывается решающим в определении правового статуса всех субъектов образовательных отношений, приобретая в пределах пред-мета образовательного права всеобщий характер.

Свобода, понимаемая как возможность осознанного выбора опреде-ленного правомерного или юридически безразличного поведения, в сфере образования получает конкретное содержание применительно к специфике правового статуса каждого субъекта образовательных отношений: обу-чающегося, педагогического работника и образовательного учреждения.

Свобода обучающегося выражается в возможности выбора уровня образования, профессии, квалификации, образовательного учреждения и формы образования. Для педагогических работников свобода означает прежде всего право на выбор и использование методик обучения и воспи-тания, учебных пособий и материалов, учебников, методов оценки знаний обучающихся. Мера свободы образовательного учреждения, понимается как принцип его автономности и закрепляется ст. 32 Закона РФ “Об обра-зовании”. Мера академической свободы образовательных учреждений высших учебных заведений определяется Федеральным законом «О выс-шем и послевузовском профессиональном образовании».

Поскольку свобода субъектов образовательных отношений не без-гранична, а проявляется лишь в рамках, установленных законом, то прин-цип свободы, сформулированный в общем виде, не соответствует действи-тельному содержанию ее меры в сфере образования, порождает иллюзию полной свободы субъектов. Образование как деятельность, осуществляе-мая коллективно и нуждающаяся в конкретных формах организации и ко-ординации, накладывает известные и достаточно жесткие границы свобо-ды. Обучающийся, если он всерьез думает о получении качественного об-разования, должен думать не столько о своей свободе, сколько об умении подчинять себя учебной дисциплине, посещать лекции, своевременно вы-полнять практические занятия, проходить промежуточную и итоговую ат-тестацию. Не способен вкусить всех прелестей свободы и педагогический работник, над которым домокловым мечом висит опасность быть уволен-ным работодателем по основаниям, предусмотренным законом. Не сво-бодным оказывается и образовательное учреждение, финансируемое госу-дарством или органами местного самоуправления.

В связи с тем, что содержание принципа свободы в образовании ши-ре действительной свободы, которая предоставляется субъектам образова-тельных отношений, определение данного принципа образовательного права надлежит редакционно уточнить, назвав его свободой в образова-нии (правом обучающихся на выбор образовательного учреждения и фор-мы образования, академическими свободами педагогических работников и образовательных учреждений).

Плюрализм образования представляет собой разновидность свободы в нем. Он характеризует меру свободы деятельности образовательных уч-реждений и педагогических работников, их право на разнообразие педаго-гических технологий, организационно-правовых форм, видов и типов об-разовательных учреждений, методов организации и управления образова-тельными учреждениями. Плюрализм в образовании создает дополнитель-ные условия для реализации наклонностей обучающихся, выбора наиболее приемлемых для них форм и методов обучения, позволяет образователь-ному учреждению успешно адаптироваться к быстро меняющейся жизни, созданию широкого спектра образовательных услуг. Все это позволяет рассматривать плюрализм в качестве одного из принципов образователь-ного права.

Меру плюрализма в образовании конкретизируют принципы свет-ского характера обучения, независимости образования от партий, общест-венно-политических движений и организаций и идеологических установок, возможности факультативного морально-религиозного воспитания.

Принципы, утверждающие независимость образования от партий, общественно-политических движений и организаций и идеологических ус-тановок, обусловлены стремлением постсоветских государств воспрепят-ствовать возрождению коммунистической партии и ее приходу к государ-ственной власти. Однако лишенные конкретного адресата, эти принципы превратились в юридическую фикцию, реализовать которую система обра-зования не в состоянии.

Современную систему образования трудно представить без активно-го участия в деятельности образовательных учреждений профсоюзных ор-ганизаций, молодежных организаций и движений, педагогических и иных советов, родительских комитетов и иных органов местной самодеятельно-сти. И вполне правомерно, Федеральный закон «О высшем и послевузов-ском профессиональном образовании» признал в качестве одного из ос-новных компонентов структуры высшего и послевузовского образования общественные и государственно-общественные объединения (творческие союзы, профессиональные ассоциации и др.).

Эфимерным оказался и запрет на идеологические установки. Гума-нитаризация образования, рассматриваемая большинством законов важ-нейшим направлением современного образования, неизбежно связана с изучением серии общественных наук и философии, которые вне идеологи-ческих оценок не существуют. Таким образом, принципы, согласно кото-рым сфера образования должна быть свободна от общественных организа-ций, движений и идеологий, не соответствуют существующим реалиям и не могут восприниматься в качестве принципов образовательного права. Заметим, что законом РФ «Об образовании» запрещены только создание и деятельность в государственных и муниципальных образовательных учре-ждениях организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций.

Принцип светского характера образования является логическим про-должением принципа, закрепленного ст. 14 Конституции РФ, согласно ко-торому Российская Федерация признается светским государством и не ус-танавливает никакой религии в качестве государственной или обязатель-ной. В настоящее время этот принцип выступает преградой на пути всяко-го рода попыток проникновения церкви в систему образования Российской Федерации. Однако государства, которые не признают себя в конституции светскими, могут устанавливать в законах об образовании права образова-тельных учреждений на обучение той или иной религии, ибо никакого противоречия между конституцией и принципом образования в данном случае не имеется.

Таким образом, образовательное право может быть представлено со-вокупностью из шести принципов: 1) общедоступность образования; 2) обязательность основного общего образования; 3) бесплатность общего, начального профессионального и на конкурсной основе среднего профес-сионального и высшего профессионального образования; 4) государствен-ная социальная помощь обучающимся; 5) свобода и плюрализм в образо-вании (право обучающихся на выбор образовательного учреждения и фор-мы образования, академические свободы педагогическим работникам и автономия образовательным учреждениям); 6) светский характер образо-вания.

Обладая специфическими принципами, образовательное право имеет и свой понятийный аппарат ? развитую номенклатуру понятий, отра-жающих все многообразие образовательных отношений, их сложную и по-ливариантную структуру. Понятийный аппарат каждой отрасли, как и ее предмет правового регулирования, носит, комплексный характер и состоит из понятий: 1) заимствованных из общей теории права и государства и других социальных наук; 2) принадлежащих другим отраслям права; 3) других отраслей права, получивших конкретизацию, применительно к осо-бенностям предмета правового регулирования отрасли; 4) собственно от-расли права. Наличие понятийного аппарата служит дополнительным ква-лифицирующим признаком правомерности претензий массива норм права на роль отдельной отрасли права.

Основной понятийный ряд образовательного права, по нашему мне-нию, образуют такие понятия, отражающие основные элементы образова-тельного отношения, как «образование», «обучающийся», «образователь-ное учреждение”, «образовательная организация», «педагог». В свою оче-редь, каждое из названных понятий образует самостоятельный понятий-ный ряд. Так, понятийный ряд «образование» состоит из понятий «уровень образования», «форма образования», «документ об образовании». В поня-тийный ряд «обучающийся» входят такие понятия, как «обучающийся в общеобразовательном учреждении», «воспитанник», «студент», «аспи-рант», «докторант», «адъюнкт» и др. В числе специфических понятий, об-разующих понятийный ряд «образовательного учреждения», можно на-звать «лицей», «техникум», «университет», «академия», «институт». Весьма своеобразен и понятийный ряд «педагог», в который входят поня-тия «профессор», «доцент, «старший преподаватель», «ассистент»” и т д.

Собственный понятийный аппарат образовательного права сущест-венно дополняют и развивают понятия других отраслей права, получившие в данной отрасли специфическое содержание. Например, «орган управле-ния» - это понятие административного права. Но понятие «орган управле-ния образованием» - это все же понятие образовательного права, хотя его родовая основа лежит в другой отрасли права. Такие «комплексные» поня-тия образуются на стыке образовательного, гражданского, трудового, со-циального и других отраслей права и существенно дополняют его собст-венный понятийный аппарат. В конечном итоге современная номенклатура понятий образовательного права в полной мере отражает специфику ее предмета и метода правового регулирования и позволяет законодателю без какого-либо труда формулировать нормативные предписания, способные полно и всесторонне отразить специфику регулируемых ими отношений.

Для образовательного права, имеющего собственную теоретическую основу в виде его принципов и развитой номенклатуры понятий, характер-на своя структура т.е. устойчивая система связей на уровне норм права, объединенных в правовые институты, которые образуют единое целое - отрасль.