Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

Раздел II. Комплексные и иные, связанные с образовательными отношениями, институты

Глава 2. Комплексные институты отраслей образовательного и гражданского права

Гражданское право -- ведущая отрасль российского правовой систе-мы, призванная осуществлять нормативно-правовое регулирование имуще-ственных и связанных с ними личных неимущественных отношений ( на-пример, авторские права, защита чести, достоинства). Гражданскоправовые отношения характеризуются равенством прав их субъектов и независимо-стью друг от друга. Субъекты вступают в правоотношения чаще всего по собственному желанию и по своей воле, а их равноправие и независимость обеспечиваются наличием определенного имущества. Основным норматив-но-правовым актом гражданского права является Гражданский кодекс Рос-сийской Федерации ( ГК РФ).

Применение норм гражданского права для регулирования отношений в сфере образования осуществляется по трем направлениям: 1) образование комплексных институтов в системе образовательного права; 2) использова-ние норм гражданского права напрямую, без их конкретизации в источниках образовательного права; 3) неправомерное распространение норм граждан-ского права на отношения, лежащие за пределами предмета данной отрасли.

В статьях 11-13, 32-34, 39, 43, 47- 49 Закона РФ «Об образовании» со-держатся нормы, призванные регулировать специфику гражданскоправовых отношений в сфере образования. Данные нормы в системе образовательного права образуют восемь комплексных институтов: 1) учредителей образова-тельных учреждений; 2) правового статуса образовательных учреждений как юридических лиц; 3) устава образовательных учреждений; 4) создания, ре-организации и ликвидации образовательных учреждений; 5) собственности; 6) платной образовательной и иной предпринимательской деятельности об-разовательных учреждений; 7) особенностей регулирования индивидуальной трудовой деятельности педагогических работников; 8) гражданско-правовой ответственности образовательных учреждений за некачественное образование.

Закон РФ «Об образовании», основываясь на гражданском законода-тельстве, закрепляет три организационно-правовых формы образовательных учреждений: государственные, муниципальные и негосударственные. На-званные формы образовательных учреждений различаются субъектами, спо-собными выступать их учредителями.

Комплексный институт учредителей образовательных учреждений и организаций ( далее – учреждений) устанавливает более детальное норма-тивно-правовое регулирование по сравнению с гражданским законодатель-ством. Согласно ст. 11 Закона РФ «Об образовании» учредителями государ-ственных образовательных учреждений выступают федеральные органы го-сударства, либо государственные органы субъектов Российской Федерации; учредителями муниципальных образовательных учреждений -- органы мест-ного самоуправления. Негосударственные образовательные организации мо-гут учреждаться широким кругом лиц. Это могут быть граждане РФ, ино-странцы, отечественные и иностранные организации всех форм собственно-сти, отечественные и иностранные общественные и частные фонды, общест-венные и религиозные организации, имеющие регистрацию на территории Российской Федерации.

Статья 11 Закона РФ «Об образовании» допускает также многоучре-дительство. Каких-либо ограничений в составе учредителей законодатель не устанавливает. Поэтому учредителями образовательных организаций могут выступать одновременно государственные и муниципальные органы, либо государственные органы и отечественные или иностранные организации, ли-бо государственные органы и граждане Российской Федерации. Возможны и иные комбинации учредителей из лиц, названных в ст. 11 Закона.

Из обшей нормы о составе учредителей установлены два исключе-ния. Учредителем образовательных учреждений, реализующих военные профессиональные программы, может быть только Правительство Россий-ской Федерации. Специальные учебно-воспитательные учреждения закры-того типа для детей и подростков, склонных к совершению правонарушений и преступлений, могут учреждаться федеральными органами исполнитель-ной власти и (или) органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Действующим законодательством учредители признаются активными участниками образовательного процесса. В частности, они правомочны по-лучать долю дохода образовательного учреждения, изымать закрепленное за ним имущество, приостанавливать предпринимательскую деятельность, в любой момент принять решение о его ликвидации. Одновременно учредите-ли несут обязанности по отношению к создаваемым ими образовательным учреждениям , в том числе обязаны закрепить за ними объекты права собст-венности, имущество, землю, объекты потребительского, социально-культурного назначения, а также предоставить право оперативного управ-ления этим имуществом. Отношения между учредителями и образователь-ным учреждением определяется договором, заключенным между ними, и соответствующим законодательству.

Институт учредителей образовательных учреждений имеет, однако, пробел. Закон РФ «Об образовании», допуская многоучредительство, не пре-дусматривает заключения между учредителями образовательного учрежде-ния учредительского договора. Поэтому отношения, связанные с заключе-нием такого договора, регулируются ч. 2 ст. 52 ГК РФ, которая предписы-вает учредителям в договоре определять порядок совместной деятельности по созданию образовательного учреждения, условия передачи ему имущест-ва и другие вопросы.

Комплексный институт правового статуса образовательных учрежде-ний как юридических лиц регулирует только отношения, связанные с их деятельностью в гражданском обороте. Образовательные учреждения соз-даются и действуют не в целях осуществления деятельности, связанной с производством и распределением материальных благ. Согласно ч.1 ст. 12 Закона РФ «Об образовании» образовательные учреждения выступают субъектами правоотношений в особой сфере гражданского общества – сфере образования. Соответственно и правовой статус этих учреждений в качестве субъектов образовательного процесса, образовательных правоотношений ре-гулируется нормами законодательства об образовании, не входящими в данный комплексный институт.

Образовательные учреждения по своему правовому статусу в качест-ве юридических лиц гражданским законодательством признаются неком-мерческими учреждениями, общий правовой статус которых закреплен ст. 120 ГК РФ. При этом на образовательные учреждения возлагается обязан-ность отвечать по своим обязательством находящимися в их распоряжении денежными средствами. Одновременно предусматривается субсидиарная от-ветственность учредителей образовательного учреждения, если его денеж-ных средств недостаточно для исполнения соответствующего обязательства.

Гражданское законодательство предусматривает возможность кон-кретизации правового статуса отдельных видов учреждений в законах и других правовых актах. В отношении образовательных учреждений такая конкретизация имеет место в Законе РФ «Об образовании». Комплексный институт, закрепляющий правовой статус образовательных учреждений как юридических лиц, дополняет гражданское законодательство, установив нор-мы, действующие только в отношении образовательных учреждений.

Закон РФ «Об образовании» помимо законов и иных нормативно-правовых актов, которыми определяется правовой статус названных учреж-дений, в том числе и их статус в качестве юридических лиц, называет до-полнительно еще два специальных источника – типовые положения об об-разовательных учреждениях соответствующих типов и видов, утверждаемые Правительством РФ, и уставы образовательных учреждений, разрабатывае-мые на основе типовых положений. Типовые положения об образователь-ных учреждениях, утверждаемые Правительством РФ, являются обязатель-ными для государственных и муниципальных образовательных учреждений. В отношении негосударственных образовательных учреждений типовые по-ложения носят рекомендательный характер и могут учитываться в их уста-вах в той мере, в какой учредители или сами образовательные учреждения сочтут это необходимым и целесообразным.

Одна из характерных черт правового статуса образовательных учреж-дений как юридических лиц выражается в их обязанности осуществлять об-разовательную деятельность, не направленную на систематическое извлече-ние прибыли. Все доходы от платной образовательной и предприниматель-ской деятельности образовательные учреждения подлежат направлению на возмещение затрат, связанных с осуществлением образовательного процесса ( в том числе на выплаты заработной платы), его развитием и совершенство-ванием. Учредители также не могут претендовать на доходы, получаемые образовательным учреждением. Только при этом условии образовательно-му учреждению предоставляется льгота в виде освобождения от уплата на-логов, которыми облагаются организации, осуществляющие предпринима-тельскую деятельность (ст. 46 Закона РФ «Об образовании»).

Образование осуществляется в интересах личности, общества и го-сударства, является общественным благом. Образовательная деятельность как предпринимательская, ориентированная на извлечение прибыли част-ными лицами, противоречит социальным целям образования, и чревато сокращением средств, вкладываемых в образовательную сферу. Значитель-ная часть средств, полученных от ведения образовательной и предпринима-тельской деятельности образовательных учреждений, могла бы изыматься из образовательного процесса в качестве дохода учредителей.

Закон РФ «Об образовании» устанавливает правовой статус филиа-лов, представительств и иных структурных подразделений, который частич-но не соответствует нормам гражданского законодательства. Ст. 55 ГК РФ не признает представительства и филиалы в качестве юридических лиц. Как структурные подразделения юридического лица, расположенные вне места его нахождения, представительства и филиалы могут наделяться имущест-вом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвер-жденного им положения. Однако ч. 7 ст. 12 Закона РФ «Об образовании» значительно расширяет полномочия филиалов, отделений, иных структур-ных подразделений образовательного учреждения, предоставляет им право осуществлять полностью или частично правомочия юридического лица, в том числе иметь самостоятельный баланс и собственные счета в банковских и других кредитных организациях.

Минобразование России приказом от 16 марта 1999 г. № 643 «Об ут-верждении Типового положения о филиалах высших учебных заведений, подведомственных федеральным органам исполнительной власти» предпи-сывает вузам руководствоваться гражданским законодательством и не на-делять филиалы статусом юридического лица. Однако коллизия между гра-жданским и образовательным законодательством остается и может быть преодолена только внесением соответствующих уточнений либо в Граждан-ский кодекс, либо в Закон РФ «Об образовании».

Комплексный институт образовательного права -- «устав образова-тельных учреждений» образуют три вида норм: 1) закрепляющие содержа-ние устава; 2) определяющие порядок его принятия и внесения изменений, дополнений; 3)определяющие юридическую силу устава по отношению к другим локальным актам образовательного учреждения.

Ст. 13 Закона РФ «Об образовании» значительно расширяет перечень обязательных положений, подлежащих отражению в уставе образовательно-го учреждения, по сравнению с перечным положений, которые согласно ст. 52 ГК РФ должны быть отражены в уставе любого юридического лица.

Закон РФ «Об образовании» предписывает образовательным учреж-дениям в обязательном порядке включать в свой устав 26 положений, кото-рые могут быть объединены в семь тематических групп. Это – общие поло-жения: наименование и место нахождения, статус образовательного учреж-дения, его учредители, основные характеристики образовательного процесса и др.; предписания, которыми закрепляется порядок организации образова-тельного процесса, финансовой и хозяйственной деятельности управления образовательным учреждениям , реорганизации и ликвидации образователь-ного учреждения; а также права и обязанности участников образовательного процесса и перечень локальных актов, принимаемых образовательным уч-реждением .

Закон РФ «Об образовании» наделяет коллектив образовательного учреждения правом разрабатывать и принимать устав учреждения. Устав принимается на общем собрании членов коллектива. Закон не определяет со-став этого коллектива, не уточняет, входят ли в него только работники обра-зовательного учреждения или все участники образовательного процесса, как работники, так и обучающиеся. Этот пробел восполняет Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», который включает в коллектив вуза педагогических, научных и иных работников, а также обучающихся. Эта норма по аналогии может распространяться и на образовательные учреждения остальных уровней профессионального обра-зования. Неясно только, что понимается под коллективом на уровне школь-ных и дошкольных образовательных учреждений. Скорее всего в образова-тельных учреждениях дошкольного и школьного образования в связи с от-сутствием у обучающихся политической дееспособности устав может приниматься только членами трудового коллектива. Принятым коллективом образовательного учреждения устав утверждается учредителями.

Однако учредители самостоятельно принимают устав образователь-ного учреждения, который необходим для регистрации образовательного учреждения и приобретения статуса юридического лица. Но после того, как образовательное учреждение сформирует свои кадры и приступит к реализа-ции образовательного процесса оно приобретает право на принятие своего устава.

На уровне локальных актов образовательного учреждения устав при-знается актом, имеющим высшую юридическую силу. Согласно ч. 4 ст. 13 Закона РФ «Об образовании» локальные акты образовательного учреждения не могут противоречить его уставу. В случае принятия нормативных актов по вопросам, отнесенным к содержанию устава, такие нормативные акты подлежат регистрации в компетентных органах государства в качестве до-полнений к уставу.

Комплексной институт создания, реорганизации и ликвидации об-разовательных учреждений, регулируемый законодательством об образова-нии, предусматривает три этапа создания образовательного учреждения. Первые два этапа являются обязательными для всех юридических лиц, в том числе и образовательных учреждений.

На первом этапе осуществляются подготовка учредительных доку-ментов и их представление в компетентный орган на регистрацию. В соот-ветствии с ч. 3 ст. 33 Закона РФ «Об образовании» для регистрации образо-вательного учреждения учредители должны представить четыре документа: заявление на регистрацию; решение учредителя создать образовательное уч-реждение либо учредительный договор; устав образовательного учрежде-ния; документ об оплате государственной регистрационной пошлины.

На втором этапе образовательное учреждение регистрируется в каче-стве юридического лица. Закон РФ «Об образовании» устанавливает допол-нительные гарантии позитивного решения вопроса о регистрации образова-тельных учреждений. Во-первых, Закон предусматривает регистрацию обра-зовательного учреждения в заявительном порядке, т.е. порядке, обязываю-щем орган, осуществляющий регистрацию юридических лиц, принять поло-жительное решение независимо от содержания представленных документов и степени их соответствия требованиям закона. Во-вторых, устанавливается достаточно короткий срок – один месяц, - в течении которого компетентный орган должен зарегистрировать образовательное учреждение и письменно уведомить о своем решении учредителей.

После прохождения стадии регистрации в качестве юридического лица образовательное учреждение приобретает право на ведение финансово-хозяйственной деятельности, направленной на обеспечение образовательно-го процесса надлежащими зданиями, аудиториями, оборудованием, учеб-ной и иной литературой. Однако право на ведение образовательного процес-са у него отсутствует. Последнее возникает после лицензирование и получе-ния лицензии на право ведения образовательной деятельности. Такая лицен-зия в зависимости от типа образовательного учреждения выдается либо ор-ганом местного самоуправления, либо государственным органом управле-ния образованием на основании заключения экспертной комиссии о том, что условия осуществления образовательного процесса, предлагаемые образова-тельным учреждениям соответствуют государственным и местным требова-ниям.

Законодательством устанавливается ряд особенностей в процедуре ликвидации образовательного учреждения. Во-первых, учредитель правомо-чен проводить реорганизацию образовательного учреждения при одном не-пременном условии - реорганизация не повлечет за собой нарушения обяза-тельств учреждения перед обучающимися и иными лицами либо учредитель принимает на себя обязательства, которые не будут выполнены образова-тельным учреждением после его реорганизации. Во-вторых, согласно ст. 34 Закона РФ «Об образовании» банкротство не может служить основанием ликвидации образовательного учреждения. В-третьих, ликвидация сельского дошкольного или школьного образовательного учреждения допускается только с согласия схода жителей населенных пунктов, обслуживаемых дан-ным учреждением.

Комплексный институт собственности образовательного учрежде-ния основывается на соответствующем институте гражданского законода-тельства. Одновременно имеются и некоторые специфические нормы, кото-рые, собственно, составляющие содержание данного института образова-тельного права и не в полной мере соответствующие положениям граждан-ского законодательства.

Образовательное учреждение, как и любое иное учреждение в соот-ветствии со ст. 296 ГК РФ обладает правом оперативного управления иму-ществом, переданным ему учредителем. Это означает, что имущество не пе-реходит в собственность образовательного учреждения и может использо-ваться им только в целях ведения образовательной деятельности. В то же время доход, полученный образовательным учреждением от образователь-ной и предпринимательской деятельности, поступает в его самостоятельное распоряжение.

Специфика статуса имущества образовательного учреждения закреп-ленного Законом РФ «Об образовании», состоит в следующем:

согласно ч. 7 ст. 39 Закона образовательному учреждению принадле-жит право собственности на денежные средства, имущество и иные объекты собственности, переданные ему в форме дара, пожертвования или по заве-щанию, а также на продукты интеллектуального или творческого труда, яв-ляющиеся результатом его деятельности, на доходы от собственной дея-тельности и приобретенные на эти доходы объекты собственности. Часть 2 ст. 299 ГК РФ предусматривает право хозяйственного ведения или опера-тивного управления имуществом, полученным учреждением в виде про-дукции и доходов от использования имущества учредителя. Однако учреж-дения не приобретают права собственности на имущество, полученное в ви-де дара, пожертвования или завещания;

статья 39 Закона РФ «Об образовании» в качестве оснований для изъятия учредителем имущества, переданного образовательному учрежде-нию в оперативное управление, называет два основания: договор и истечение срока договора между собственником и образовательным учреждением. Между тем согласно ст. 296 ГК РФ собственник имущества вправе в любой момент изъять у учреждения свое имущество, неиспользуемое им или ис-пользуемое не по назначению;

согласно ч. 10 ст. 39 Закона денежные и иные средства, принадлежа-щие образовательному учреждению на праве собственности, подлежат на-правлению на цели образования в случае ликвидации этого учреждения. Гражданское законодательство этот вопрос решает иначе – имущество лик-видированного юридического лица, в том числе и учреждения, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, передается его учредителям.

Институт платной образовательной деятельности образовательных учреждений составляют нормы права, которыми разрешается ведение плат-ной образовательной деятельности и оказание платных образовательных ус-луг.

Образовательная деятельность государственных и муниципальных образовательных учреждений в основном осуществляется за счет государст-венного бюджета. Однако в современных условиях в связи с недостаточным финансированием образовательных государственных и муниципальных об-разовательных учреждений им разрешено осуществлять платную образова-тельную деятельность и оказывать платные дополнительные образователь-ные услуги.

Платная образовательная деятельность государственными и муници-пальными образовательными учреждениями ведется по образовательным программам профессионального образования по договорам с физическими или юридическими лицами при условии оплаты ими стоимости обучения. Платные дополнительные образовательные услуги, оказываемые этими об-разовательными учреждениями, сводятся к обучению по дополнительным образовательным программам, преподаванию специальных курсов и циклов дисциплин, репетиторство, занятие с обучающимися углубленным изучени-ем предметов и др.

Негосударственные образовательные учреждения ведут всю образо-вательную деятельность только на платной основе, в том числе и за обучение в пределах государственных образовательных стандартов.

Действующее законодательство разрешает всем образовательным учреждениям заниматься предпринимательской деятельностью. Специфика этой деятельности закреплена ст. 47 Закона РФ «Об образовании». В статье содержится закрытый перечень видов деятельности образовательных учреж-дений, которая признается предпринимательской. Это – реализация и сдача в аренду основных фондов и имущества образовательного учреждения, тор-говля покупными товарами, оборудованием, оказание посреднических услуг, долевое участие в деятельности других учреждений и организаций и др. Предпринимательской признается и платная образовательная деятельность негосударственных образовательных учреждений.

Положения Закона РФ «Об образовании» по вопросам предпринима-тельства, осуществляемого за пределами образовательной деятельности, не образуют комплексного института гражданского и образовательного отрас-лей права. Реализация и сдача в аренду основных фондов и имущества об-разовательного учреждения, торговля покупными товарами, оборудованием, другая разрешенная предпринимательская деятельность не входят в образо-вательный процесс. Соответственно и субъектами отношений, вытекающих из предпринимательской деятельности образовательного учреждения, вы-ступают юридические лица, а не участники образовательных отношений ( обучающиеся, педагогические работники). Сама же деятельность осуществ-ляется по правилам гражданского законодательства, что также предусмат-ривается ч. 4 ст. 47 Закона РФ «Об образовании».

Специфика предпринимательской деятельности образовательных отношений закреплена ч. 2 ст. 46, ч. 3 и 5 ст. 47 Закона РФ «Об образова-нии». В отличие от Гражданского кодекса, где предпринимательская дея-тельность при любых условиях признается таковой, Закон РФ «Об образова-нии» закрепляет дополнительное условие для отнесения деятельности обра-зовательного учреждения к предпринимательской. Согласно ч. 2 ст. 46 и ч. 3 ст. 47 Закона деятельность, доходы от которой реинвестируются непосред-ственно в данное учреждение или идут на нужды образовательного процес-са, не рассматривается в качестве предпринимательской. Одновременно За-кон предоставляет учредителям и органам местного самоуправления право контролировать предпринимательскую деятельность образовательных учре-ждений и приостанавливать ее. Окончательное решение по этому конфликту между учредителем и образовательным учреждением может принять только суд. Эти положения и образуют содержание комплексного института пред-принимательской деятельности образовательных учреждений.

Институт гражданско-правовой ответственности образовательных учреждений существенно отличается от аналогичного института граждан-ского права. Во-первых, Закон РФ «Об образовании» отказывает в праве обучающимся, их родителям предъявлять иски к образовательному учрежде-нию о взыскании ущерба, причиненного некачественным образованием. Это право предоставляется только государственным органам управления об-разованием на основании рекламации государственной аттестационной службы на качество подготовки обучающихся. Во-вторых, с образовательно-го учреждения взыскивается лишь стоимость дополнительных затрат на пе-реподготовку выпускников, получивших некачественное образование. Упу-щенная выгода в виде заработной платы, которую могли бы получать выпу-скники за период переобучения, не компенсируется.

Изложенное свидетельствует о том, что комплексные институты гра-жданского права в системе образовательного права являются органичной частью законодательства об образовании и играют значительную роль в ре-гулировании гражданско-правовых отношений в сфере образования. Однако не любая норма по предмету гражданского права, воспроизведенная в зако-нодательстве об образовании, автоматически становится частью какого-либо комплексного института. В частности, не образуют такого института нормы, дублируемые в законодательстве об образовании, а также нормы, противоре-чащие действующему гражданскому законодательству.

Нормы Закона РФ «Об образовании», дословно или с некоторыми редакционными поправками дублирующие положения гражданского законо-дательства, имеются в ст. 11, 12, 30, 33, 34. Ими закрепляется порядок реги-страции образовательного учреждения в качестве юридического лица, поря-док его организации и реорганизации, право образовательных учреждений создавать образовательные объединения (ассоциации и союзы). Нормы, дуб-лирующие нормативные предписания Гражданского кодекса содержатся и в Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном обра-зовании».

Воспроизведение названных норм гражданского права в законода-тельстве об образовании не вызывается спецификой нормативно-правового регулирования отношений в сфере образования. Образовательные учрежде-ния как юридические лица вправе напрямую использовать все положения гражданского законодательства, на связывая этот процесс с фактом их дуб-лирования в законодательстве об образовании. Осуществляя хозяйственную деятельность по обеспечению образовательного процесса, образовательные учреждения вступают практически во все договорные отношения, преду-смотренные гражданским законодательством : договоры поставки, перевоз-ки, аренды, подряда на ведение строительных и ремонтных работ и др. За-щита авторских прав работников образовательных учреждений, формирова-ние и деятельность временных творческих коллективов также осуществля-ются по нормам гражданского законодательства. Словом, большая часть норм гражданского законодательства активно используется образовательны-ми учреждениями и если все эти нормы дублировать в законодательстве об образовании, то нужно включать в него как минимум весь Гражданский ко-декс.

На период принятия в 1992 г. Закона РФ «Об образовании» наличие в нем норм гражданского оправдывалось тем, что соответствующие нормы гражданского законодательства не были кодифицированы либо вовсе отсут-ствовали в действующем законодательстве. Однако с принятием первой час-ти Гражданского кодекса 1994 г. потребность в воспроизведении этих норм в законодательстве об образовании отпала и их следовало убрать из текста еще в 1995 г., в процессе подготовки и принятия Федерального закона «О внесе-нии изменений и дополнений в Закон РФ «Об образовании». Сохранение в действующей редакции названного Закона норм, принятых по вопросам гра-жданского права и дублирующих действующий Гражданский кодекс, явля-ется анахронизмом, тем более, что ряд положений Закона РФ «Об образова-нии» противоречит гражданскому законодательству.

При изложении содержания комплексных институтов гражданского права в образовательном праве приводились факты неполного соответствия положений Закона РФ «Об образовании» действующему гражданскому за-конодательству.

Приведем еще один пример. Не в полной мере соответствует граж-данскому праву ч. 2 ст. 39 Закона РФ «Об образовании», согласно которой объекты собственности, закрепленные учредителями за образовательным уч-реждением, находятся в оперативном управлении этого учреждения. Соглас-но ч. 2 ст. 48 ГК РФ право собственности и иное вещное право учредителей сохраняется на имущество переданное юридическому лицу, если: 1) имуще-ство передается государственным или муниципальным унитарным предпри-ятиям; 2) учреждение финансируется ее учредителями. Таким образом, Закон РФ «Об образовании» неправомерно ограничивает право собственности не-государственных образовательных учреждений, не имеющих финансовой поддержки со стороны учредителей, на переданное им имущество.

Законодательство об образовании, дублирующее, а тем более проти-воречащее нормам гражданского законодательства, представляет собой раз-новидность законотворческих ошибок, обусловленных тем, что законодатель неточно определил предмет правового регулирования законодательства об образовании и вышел за него, поместив в законах об образовании нормы по вопросам гражданского законодательства. Поэтому нормы, дублирующие, а тем более противоречащие гражданскому законодательству, должны быть изъяты из законодательства об образовании.

Во взаимосвязи гражданского права и законодательства об образова-нии имеют место акты экспансии не только со стороны последнего. В юри-дической литературе и на практике предпринимались попытки распростра-нить на сферу образовательных отношений нормы гражданского законода-тельства, регулирующие отношения граждан-потребителей образовательных услуг с торговыми и иными организациями, предоставляющими такие услу-ги.

С.В. Куров, один из последовательных сторонников признания обра-зовательных отношений, возникающих на платной основе, в качестве раз-новидности гражданскоправовых отношений, свою позицию аргументирует следующим образом: « Из содержания правоотношений, составляющих воз-мездное оказание образовательной услуги, вытекает, что подобного рода деятельность и связанные с ней договорные и иные обязательства основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их уча-стников. Отношения, возникающие в результате договорного обязательства относительно возмездного оказания образовательной услуги, являются, та-ким образом, гражданско-правовыми отношениями. В отношениях, связан-ных с обязательством из договора возмездного оказания услуги, одна сторо-на (производитель услуги) оказывает эту услугу, т.е. совершает определен-ную деятельность по обучению, а другая сторона ( потребитель услуги) оп-лачивает соответствующие действия» ( 40. С. 78).

Характеризуя суть договора возмездного оказания услуг, С.В. Куров практически воспроизводит ч.1 ст. 779 ГК РФ. Тем не менее он не обраща-ет внимания на то, что содержание договора не соответствует содержанию образовательного отношения, возникающего на платной основе. Вопрос за-путывает, в какой то мере, положение ч. 2 ст. 779 ГК РФ, согласно которому правила договора возмездного оказания услуги распространяются на услуги по обучению. Трудно сказать, что конкретно имел ввиду законодатель под «услугами по обучению», скорее всего налицо законотворческая ошибка. Но из смысла ч. 1 ст. 779 ГК РФ прямо вытекает, что образовательные отноше-ния на платной основе такой услугой не являются.

Термин «услуги» имеет полисемантичный характер и широко приме-нятся в системе права. Им обозначаются три вида правовых отношений. Это отношения-услуги, которые: 1) подпадают под действие норм Гражданского кодекса, регулирующих договор возмездного оказания услуг; 2) образуют содержание иных гражданско-правовых институтов; 3) не регулируются гражданским правом.

Содержание договора возмездного оказания услуг составляет обязан-ность заказчика услуг оплатить их, а исполнителя - оказать по заданию за-казчика возмездные услуги. Это договоры медицинских, ветеринарных, ау-диторских, консультационных услуг, услуг по туристическому обслужива-нию и др. Однако договоры с более сложным содержанием, в Гражданском кодексе выделены в особый вид. Согласно ч. 2 ст. 779 ГК РФ правила главы «Возмездное оказание услуг» не применяются к договорам перевозки, транспортной экспедиции, банковского вклада, банковского счета, хранения, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом и др.

Так, в договоре перевозки помимо норм, закрепляющих обязанности перевозчика и грузополучателя, имеются предписания по вопросам формы договора, провозной платы, подачи транспортных средств и выгрузки груза, ответственности перевозчика за неподачу транспортных средств, за задержку отправления пассажиров, за утрату, недостачу или повреждение груза или багажа. Особо регулируется ответственность отправителя за неиспользова-ние поданных средств. Сложным и в силу этого требующим дополнительно-го регулирования предстает и договор доверительного управления имущест-вом. Особый правовой статус Гражданский кодекс устанавливает для дове-рительного управляющего, конкретизирует существенные условия и форму этого договора.

По сравнению с договором возмездного оказания услуг более слож-ное содержание имеют и образовательные отношения, возникающие на платной основе. Это осознает С.В. Куров, утверждая, что «структура содер-жания правоотношения, возникающего из возмездного оказания образова-тельной услуги, является сложной. Помимо главного права потребителя ус-луги (обучающегося) требовать ее исполнения и его главной обязанности уплатить за ее оказание и корреспондирующих им главных прав и обязанно-стей исполнителя, у сторон возникает ряд прав и обязанностей, связанных как с исполнением и осуществлением главных обязанностей по обязательст-ву, так и обусловленных специфическими обязанностями педагогического взаимодействия» ( 40. С. 82).

Если это так, то, следуя логике ГК РФ, законодатель должен был вы-делить специальную главу, посвященную нормативно-правовому регулиро-ванию образовательных отношений, ибо присущий им «ряд прав и обязанно-стей» оказался гражданским законодательством вообще не урегулирован-ным. Но создавшееся положения не является пробелом в гражданском за-конодательстве. Законодатель умолчал квалифицированно, поскольку образовательные отношения, возникающие на платной основе, как и ряд иных услуг он не признает в качестве гражданско-правовых отно-шений.

Вряд ли сегодня кто из юристов будет всерьез утверждать о том, что услуги адвоката в качестве защитника по уголовному или гражданскому де-лу представляют собой разновидность гражданско-правовых отношений, а между тем они полностью вписываются в критерии, которым, по мнению С.В. Курова должны удовлетворять любые гражданско-правовые отношения, в том числе и образовательные отношения.

Отношения, связанные с оказанием адвокатских услуг, возникают и действуют между лицами, которые обладают равенством, автономностью воли и имущественной самостоятельностью. Адвокаты и их клиенты –физические и юридические лица – бесспорно обладают равенством, ибо ни-кто из них не может выражать свою волю в качестве общеобязательной для другого участника правоотношения. Автономность воли обвиняемых, по-терпевших, гражданских истцов выражается в праве самостоятельно, по сво-ему усмотрению выбирать себе адвоката, а последний правомочен по сво-ему усмотрению избирать способы исполнения услуги. Бесспорной пред-ставляется и имущественная самостоятельность адвокатов и их клиентов.

Тогда почему же адвокатские не подпадают под действие граждан-ского права? Кстати, это обстоятельство В.С. Курову нужно взять на замет-ку. Между тем ответ прост – отношения, связанные с оказанием адвокатских услуг по уголовным или гражданским делам, хотя и формально имеют тер-минологическое сходство с договором оказания платных услуг и даже име-ют ряд общих признаков, но различаются своим непосредственным содер-жанием. Получается Федот, да не тот.

Во-первых, заказчик услуги всегда имеет право требовать от испол-нителя достижение конкретного результата, например, доставки письма по конкретному адресу, оказание медицинской помощи в связи с конкретным заболеванием, туристической поездки в конкретную страну и др. Лицо, об-ращаясь за помощью к адвокату не может требовать достижение желатель-ного для него результата в качестве одного из обязательных условий догово-ра, например, вынесение оправдательного приговора, применения мер, не связанных с лишением свободы, выигрыш искового заявления.

Во-вторых, в договоре возмездного оказания услуг заказчик правомочен требовать исполнения договора надлежащим образом. Исполни-тель обязан добросовестно выполнять основанные на законе и договоре по-желания заказчика. Однако потерпевший, подсудимый, истец или ответчик не могут вмешиваться в деятельность адвоката и требовать от него обяза-тельного исполнения своих пожеланий, рекомендаций. Адвокат осуществля-ет защиту по уголовному делу или представительство в гражданском про-цессе, исходя из собственных профессиональных навыков, умений, знаний, а также требований материального и процессуального законодательства.

В-третьих, в соответствии со ст. 782 ГК РФ односторонний отказ ис-полнителя от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг влечет за собой обязанность полного возмещения заказчику убытков. Однако эта норма не действует в отношении адвоката. УПК прямо допус-кает возможность смены обвиняемым адвоката, который не может участво-вать в процессе в течение длительного срока. При этом действующем зако-нодательством не предусматривается никаких денежных обязательств адво-ката или коллегии адвокатов по отношению к подзащитному.

В связи с тем, что содержание договора возмездного оказания услуг не соответствует содержанию договора, связанного с предоставлением ад-вокатских услуг, последний регламентируется специальными нормами, ко-торые к тому же находятся за пределами гражданского права. Равным обра-зом и содержание образовательных отношений, возникающих на платной основе, не вписывается ни в прокрустово ложе договора возмездного оказа-ния услуг, ни в метод гражданского права.

Особый правовой статус обучающихся как участников образователь-ного отношения является следствием специфики содержания этих отноше-ний, которые существенно отличаются не только от договора возмездного оказания услуг, но и от любого иного гражданскоправового договора.

Во-первых, если в договоре возмездного оказания услуг обязанности заказчика сводятся только к обязанности оплатить их стоимость, а затем свято верить в способность исполнителя оказать услуги, то в образователь-ном правоотношении одного факта оплаты обучающимся стоимости обуче-ния явно недостаточно. Чтобы в полной мере овладеть объектом правоотно-шения – необходимыми знаниями, навыками, умениями – обучающийся должен сам активно учиться, посещать лекции, практические занятия, свое-временно и успешно проходить текущую и промежуточную аттестацию и др. Активное участие заказчика «услуги по обучению» на всем протяжении образовательного правоотношения составляет его основную обязанность. Оплата стоимости обучения выступает лишь в качестве факта, необходимого для возникновения образовательного отношения.

Во-вторых, обучающийся на платной основе не может уподобляться заказчику в договоре возмездного оказания услуги и устанавливать свои требования к заказываемой услуге, например, обязывать образовательное учреждение выдать «красный диплом», либо проставить в дипломе только хорошие и отличные оценки, оговаривать перечень предметов, которые он не будет изучать и др. Объект образовательной услуги в конечном итоге за-висит не только от образовательного учреждения, но и от самого заказчика, активные действия которого являются непременным условием качественного образования. Для договора возмездного оказания услуги такая ситуация представляется невозможной. Если заказчик сам, своими действиями будет обеспечивать исполнение услуги, то ему не нужны ни исполнитель услуги, ни договор.

В-третьих, в сфере образования не действует правило, закрепленное ч. 2 ст. 782 ГК РФ. Образовательное учреждение может по основаниям, пре-дусмотренным в законе или договоре, в одностороннем порядке отчислить обучающегося, не неся перед ним обязательства в виде возмещения поне-сенных убытков.

Таким образом, критерии, руководствуясь которым С.В. Куров пыта-ется обосновать гражданскоправовую природу образовательных отношений, подогнать их под нормы договора возмездного оказания услуг, в действи-тельности оказываются недостаточными В современном обществе имеется немало отношений, которые хотя и обозначаются термином «услуги», но не подпадают под действие как института «договора возмездного оказания услуг», так и иных институтов гражданского права. Это, в частности, отно-шения, возникающие в процессе оказания адвокатских услуг по уголовным и гражданским делам, нотариальных услуг. За пределами предмета граждан-ского права находятся и так называемые «образовательные услуги». Всякие попытки их отождествления с договором возмездного оказания услуг, при-водят к искажению действительного содержания платных образовательных услуг, приписыванию нехарактерных им свойств и отрицанию свойств дей-ствительно необходимых, составляющих «душу», суть этих отношений.

Оригинальную попытку признать разновидностью договора возмезд-ного оказания услуг платный договор, заключаемый обучающимися с обра-зовательными учреждениями с целью получения общего или профессио-нального образования, предпринял Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа. В постановлении от 21 января 2002 г. по делу № А56- 21085/01 он признал, что систематическое толкование ч. 3 ст. 46 Закона РФ «Об образовании», предусматривающей заключение договора между обу-чающимся и образовательным учреждением, а также ст. 431, 779 ГК РФ «по-зволяет определить правовую природу договора о подготовке специалиста с высшим образованием как комплексного договора, включающего в себя эле-менты как гражданских, так и административных правоотношений. Таким образом условия данного договора не должны противоречить нормам граж-данского законодательства и нормам, регулирующим отношения в области образования».

Предположим, что суд прав. В договоре имеются элементы и граж-данского и административного правоотношения. Но тогда какое же правоот-ношение возникает на основании такого договора? Гражданско-административное? Однако такого правоотношения ни гражданское , ни ад-министративное право не знают. Часть 3 ст. 421 ГК РФ допускает заключе-ние смешанного договора, содержащего элементы различных, но только гражданско-правовых договоров. Как отмечают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, едва ли не каждый заключенный договор – смешанный и их число необычайно велико. «Даже, если ограничиться только теми несколь-кими десятками типов и видов договоров, которые выделены в ГК, количе-ство возможных их сочетаний может достичь астрономической величи-ны» (М.И. Брагинский и В.В. Витрянский. Договорное право. Общие положе-ния. 1998. С. 331).

Для заключения комплексного гражданско-административного дого-вора, необходимо, чтобы один из его субъектов обладал властными полно-мочиями по отношению к другому, мог предписывать ему тот или иной ва-риант поведения. Если это условие выполнено, то правоотношение может быть только административным. Согласно ч. 2 ст. 2 ГК РФ к имуществен-ным отношениям, основанным на административном подчинении одной сто-роны другой, гражданское законодательство не применяется. Следовательно, вывод суда о наличии в договоре о подготовке специалиста с высшим об-разованием элементов гражданского и административного права не соот-ветствует Гражданскому кодексу, а также теории и практике правоотноше-ний.

Суд не настаивает на своем открытии гражданско-административных правоотношений. Он готов рассматривать правоотноше-ния обучающихся с образовательными учреждениями как отношения двух видов: гражданских и административных. Суд полагает , что наличие у обра-зовательного учреждения ряда властных полномочий, а у учащихся дисцип-линарной ответственности не исключает и гражданско-правовых отноше-ний, основанных на договоре возмездного оказания услуг. «На стадии за-ключения такого договора между сторонами отсутствуют властные отноше-ния и его участники действуют в своей воле и в своих интересах как равные субъекты, что является признаком гражданско-правовых отношений ( пунк-ты 1 и 2 статьи 1 ГК РФ)».

Суд, безусловно, прав, обучающиеся и образовательное учреждение, вступая в образовательное правоотношение, действуют в своей воле и своих интересах. Но этот признак не является специфическим для гражданских правоотношений. В своей воле и своих интересах действуют участники тру-довых, семейных, авторских правоотношений и даже все правонарушители. Специфическим признаком гражданского правоотношения является равен-ство сторон, но он то как раз плохо сочетается с положением, в котором на-ходятся граждане и образовательное учреждение на стадии заключения до-говора на условиях оплаты стоимости обучения.

Только человек, не участвовавший или давно участвовавший в проце-дурах поступления в среднее или высшее профессиональное образователь-ное учреждение, может всерьез думать о равенстве абитуриента и образова-тельного учреждения. Ст. 16 Закона РФ «Об образовании», закрепляющая общие требования к приему граждан в образовательные учреждения, обязы-вает последних знакомить с его уставом, лицензией на право ведения обра-зовательной деятельности, другими документами. Обязанности образова-тельных учреждений осуществлять прием обучающихся на началах равенст-ва и консенсуса Закон не устанавливает.

Не предусматривается такая обязанность и в Порядке приема в госу-дарственные вузы, утвержденном Минобразования России 24 февраля 1998, № 500. Этот порядок т применяется как к абитуриентам, поступающим в вуз на конкурсной основе, так и к лицам, поступающим на места с оплатой стоимости обучения. Порядок рекомендует образовательным учреждениям обеспечивать соблюдение прав граждан на образование, гласность и откры-тость работы приемной комиссии, объективность оценки способностей и склонностей поступающих, спокойную и доброжелательную обстановку на вступительных экзаменах. О соблюдении равноправия между поступающи-ми и образовательным учреждением в этом нормативно-правовом акте не го-ворится ни слова. Если нет равноправия на уровне норм права, то еще меньше шансов найти его в реальной жизни.

Никаких особых условий обучения или поступления в образователь-ное учреждение абитуриент оговаривать не может . Однако он обязан: 1) представить все необходимые документы и фотографии; 2) принять участие в собеседовании или во вступительных экзаменах; 3) показать удовлетвори-тельные знания. Кроме того, поступающие в негосударственные вузы либо в государственные , но с оплатой стоимости обучения, обязаны подписать с образовательным учреждением договор, который является стандартным и никаких индивидуальных привилегий для поступающего не предусматрива-ет. Специальных переговоров с поступающими относительно особых усло-вий обучения образовательное учреждение не ведет, да и вести не может, по-скольку образование всех уровней, за исключением послевузовского, носит коллективный, а не индивидуальный характер. Содержание общего и про-фессионального образования также ограничивается пределами государст-венного образовательного стандарта. Поэтому то качество и содержание об-разования, которые образовательное учреждение обязуется дать на платной основе, ничем не отличается от образования, получаемого обучающимися за счет средств государственного бюджета.

Следовательно, властный характер правоотношений между обучаю-щимися и образовательным учреждением имеет место не только в период обучения и воспитания, но и на стадии приема в это учреждение. Попытки придать статус гражданских правоотношений отношениям, которые возни-кают на стадии приема в образовательные учреждения граждан на условиях оплаты ими стоимости обучения, не основаны на действующем законода-тельстве и не соответствуют реальному положению вещей.

Таким образом, попытка втиснуть новый и сложный институт обра-зовательного договора с оплатой обучающимся стоимости обучения в фор-му простого договора платных образовательных услуг породила типичную ситуацию несоответствия содержания своей форме. И всякие изыски, пред-принимаемые в развитие этой конструкции, являются бесполезными. Стоит прислушаться к мудрому совету, данному в священном писании – не влива-ют также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают; но вино молодое вливают в новые мехи, и сбе-регается и то и другое.

Единственным способом закрепления взаимосвязи законодательства об образовании и гражданского права являются комплексные институты по вопросам гражданского права, формируемые в системе образовательного права. С помощью таких институтов законодательно закрепляется специфи-ка применения общих норм гражданского права с учетом особенностей предмета образовательного права, что создает дополнительные гарантии эф-фективного применения норм гражданского права в образовательной сфере.

Дублирование норм гражданского законодательства в Законе РФ «Об образовании» и других нормативно-правовых актах, наличие положений, противоречащих нормам гражданского законодательства, а также попытки необоснованного распространения норм гражданского права на образова-тельные отношения, лежащие за пределами предмета этой отрасли, свиде-тельствуют о необходимости совершенствования связи между образователь-ным и гражданским правом.

Для приведения правовой формы в соответствие с содержанием об-разовательного договора с оплатой обучающимся стоимости обучения, по нашему мнению, следует внести дополнения в Закон РФ «Об образовании».

1. Дать легальное определение понятия «образовательный договор с оплатой обучающимся стоимости обучения», назвав признаки, позволяю-щие весьма четко отличать данный договор от договора платных услуг по обучению. В числе этих признаков следует назвать специфические призна-ки, характерные образованию как предмету данного договора ( обучение в соответствии с государственным образовательным стандартом; целенаправ-ленный и системный характер образования, наличие итоговой аттестации обучающихся; завершение обучения выдачей диплома о соответствующем образовании и (или) квалификации ).

2. Конкретизировать особенности приема в образовательное учреж-дения граждан на условиях оплаты ими стоимости обучения ( возможность отсутствия вступительных экзаменов, обязательное заключение образова-тельного договора в письменной форме, оплата стоимости обучения за год или семестр как необходимое условия для признания договора заключен-ным).

3. Дополнить права обучающихся, закрепленные ч. 4 ст. 50 Закона РФ «Об образовании», правами и обязанностями, которые характеризуют пра-вовой статус обучающегося на условиях оплаты им стоимости обучения. Это, например, право обучающегося продолжать учебу, независимо от ре-зультатов промежуточной аттестации. Бытующая ныне практика отчисления этой категории обучающихся по мотивам их академической задолженности не соответствует духу образовательного договора на условиях оплаты обу-чающимся стоимости обучения. Однако обучающийся обязан дополнитель-но оплачивать пересдачу экзаменов, зачетов, повторное рецензирование контрольных, курсовых и дипломных работ.

4. Конкретизировать права и обязанности образовательного учрежде-ния относительно обучающихся на условиях оплаты ими стоимости обуче-ния. Законом должна быть повышена ответственность образовательных уч-реждений за качество образования и организацию образовательного процес-са, в том числе за неполное выполнение учебного плана, неявки преподава-телей на занятия, замены одного преподавателя другим с более низкой ква-лификацией.

Особо надлежит конкретизировать порядок отчисления по инициати-ве образовательного учреждения обучающихся на условиях оплаты им стои-мости обучения. Во-первых, нужно дать закрытий перечень оснований для принятия такого решения. Нельзя признать правомерным решение образо-вательного учреждения об отчислении обучающихся за деяния, не связан-ные с образовательным процессом и правилами внутреннего распорядка, на-пример, «за поведение вне образовательного учреждения, наносящее вред доброму имени учреждения». Во-вторых, следует предоставить образова-тельному учреждению право расторгать договор в одностороннем порядке в случае невнесения обучающимся платы за обучение в установленные сроки. В-третьих, необходимо наделить образовательное учреждение правом не возвращать обучающемуся плату за текущий год в случае расторжения дого-вора по инициативе обучающегося либо образовательного учреждения.