Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

3.4. Обязанности и ответственность студента. Проблемы защиты законных прав и интересов студентов

Расхожая фраза «нет прав без обязанностей и нет обязанностей без прав» в любом ее прочтении актуальна и для системы образования, где она дополняется также ответственностью носителей прав и обязанностей и гарантированностью этих прав.

Н.В. Витрук определяет обязанность как возможность поведения, имеющую, однако, необходимый характер с точки зрения воли общества, государства, выраженной в законе.610Следовательно, обязанность – это социальная необходимость. Невыполнение обязанностей подрывает систему объективно сложившихся общественных отношений и направлено против объективной необходимости. Предоставляя студентам значительный блок социально значимых возможностей и прав, общество и государство вправе потребовать ответных обязательств, а также ответственности за их реализацию. Границы положительных и отрицательных обязанностей (известных как запреты) российских студентов определяют нормы законодательства и иных актов об образовании. И хотя равным правам граждан должны соответствовать равные обязанности, разница в обязанностях разных групп студентов менее заметна, чем разница в правах отдельных категорий граждан при поступлении в вузы, а затем и в качестве студентов (дети–сироты, участники боевых действий и др., о чем говорилось в разделе 3.2). Благодаря этой части статуса государство в определенной степени выравнивает граждан в процессе реализации права на ВПО.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в законе «Об образовании» практически нет норм, налагающих на обучающихся обязанности или предусматривающих какую-либо ответственность в связи с вхождением в состав административного коллектива (см. ст. 50, 51 закона РФ «Об образовании»).Закон отсылает к уставу и иным локальным актам образовательного учреждения (п.1 ст.50). Это, с одной стороны, определенная недоработка закона, так как общий правовой статус обучающегося должен быть обязательно определен в законе общего характера с учетом всех составляющих: юридических оснований статуса, прав, обязанностей и ответственности. С другой стороны, это дополнительное свидетельство того, что закон «Об образовании» все-таки готовился в расчете на общее образование. Отсюда и чрезмерно лояльное определение статуса обучающихся, без указания на их социальную ответственность перед обществом. Можно сколь угодно долго говорить о несовершеннолетии большинства из них, однако принцип ответственности, безусловно, должен быть заложен в основном законе, регламентирующем такую важную сферу общественной жизни, как образование.

Этот пробел постарались восполнить авторы проекта Общей части Кодекса РФ об образовании. В ст. 37 проекта в качестве основных обязанностей обучающихся, воспитанников названы обязанность соблюдать устав образовательного учреждения (организации), добросовестно учиться, бережно относиться к имуществу учреждения (организации), уважать честь и достоинство других обучающихся, воспитанников и работников организации, соблюдать правила внутреннего распорядка образовательного учреждения (организации). Иные обязанности предусматривалось определить в Особенной части Кодекса и иных законах.

В настоящее время обязанности студента, закрепленные в ФЗ «О ВППО», уже созвучны намерениям законодателя. Основной обязанностью студента является обязанность «овладевать знаниями, выполнять в установленные сроки все виды заданий, предусмотренных учебным планом и образовательными программами ВПО, соблюдать устав вуза, правила внутреннего распорядка и правила общежития» (п.8 ст. 16 ФЗ «О ВППО»). При всей краткости формулировки она очень емкая и охватывает основные требования к пребыванию студента в этом социальном качестве во всех возможных проявлениях.

Все образовательные учреждения следуют этой логике, перечисляя в уставе аналогичные обязанности. И отчисление обучающихся, как правило, связано именно с неисполнением их обязанностей независимо от типа образовательного учреждения.

В числе легализованных в федеральных нормативных актах обязанностей нужно также назвать обязанность студентов, проживающих в общежитии, заключить договор по типовой форме (которая до сих пор не утверждена федеральным органом управления образованием, и вузы разрабатывают ее самостоятельно); обязанность студентов, проходящих обучение по программам подготовки офицеров запаса, заключать контракт; обязанность студентов, обучающихся за счет собственных средств, своевременно оплачивать стоимость обучения в соответствии с условиями договора; для студентов–«договорников» и «целевиков» также может быть предусмотрена обязанность освоения дополнительных учебных дисциплин.

Очевидно, что нормативно закрепленные обязанности студентов подразделяются на несколько блоков: обязанности в области учебного процесса, в части соблюдения внутреннего распорядка, иных правил и договорных обязательств, обязанности морально-этического свойства.

В уставах вузов, наряду с воспроизведением норм закона, обычно предусматриваются и такие обязанности, как поддержание авторитета вуза (или содействие его росту), бережное отношение к имуществу вуза, исполнение законных приказов и распоряжений администрации.611Может быть вменено в обязанность посещать аудиторные занятия по расписанию, выполнять все виды заданий, постоянно повышать общую культуру и нравственность, соблюдать принципы морали;612уважать и поддерживать традиции вуза;613повышать культурный и профессиональный уровень, нравственно и физически совершенствоваться, уважать человеческое достоинство и мнение обучающихся, преподавателей и сотрудников вуза, терпимо относиться к мнению других лиц.614В уставе Санкт-Петербургского государственного горного института им. Г. В. Плеханова выделена обязанность соблюдать правила противопожарной безопасности и правила техники безопасности при работе в научных и учебных заведениях.

Во многих уставах отражена обязанность нести материальную ответственность за ущерб, причиненный имуществу университета.

Дополнительно можно выделить обязанность тех студентов, которые заключили трехсторонние договоры с вузом и работодателями и обязались отработать на предприятии после окончания вуза.615В то же время для «целевиков» – лиц, принятых в вуз в рамках целевого приема по договору с органами государственной власти и местного самоуправления, несмотря на их возможность поступления в вуз в рамках отдельного конкурса, не существует норм, требующих последующей «отдачи» долгов.616Это безусловное упущение, отставание нормативной базы от практики общественных отношений. Обязанность отработать установленный срок для этой категории студентов должна быть сровни альтернативной гражданской службе.617

В целом можно считать объем прав и обязанностей студентов достаточно сбалансированным – с учетом того, что их академические права, свободы и обязанности корреспондируют автономии вуза. Особенно убедительно то обстоятельство, что обязанности студентов государственных и негосударственных вузов практически совпадают. Вместе с тем, как и в случае с правами, обязанности обозначены как требования достаточно общего характера. И, как и в случае с правами студентов, зарубежное законодательство об образовании нередко дает множество примеров гораздо более детальной регламентации статуса студента в части его обязанностей.

Так, в федеральном законе Австрии об организации университетов и обучении в университетах перечислены следующие специфические обязанности студентов:

  • незамедлительно информировать университет об изменении фамилии и адреса;

  • в установленные сроки подавать заявление о продлении обучения;

  • в случае предполагаемого прекращения обучения своевременно подать заявление о прекращении обучения;

  • в установленные сроки записываться на сдачу экзамена и забирать заявление о сдаче экзамена;

  • при присвоении академической степени передавать по одному экземпляру работы в библиотеку университета и Национальную библиотеку (в российских вузах обязанность по движению и хранению выпускных квалификационных работ несут выпускающие кафедры или факультет в целом).618

Как видно из перечня, эти обязанности во многом обусловлены свободой обучения и передвижения в период учебы, характерной для западной модели образования. И ни слова об общей дисциплине. Однако у австрийских студентов, как и у студентов в Германии, есть обязанность оплачивать обучение.

В едином (органическом) законе об университетах Испании названа единственная обязанность студентов, являющаяся одновременно и правом, – обучение (ст.46). Иные обязанности, как и в России, определяются уставом университета.619

Очень схож объем обязанностей российских и китайских студентов, особенно с учетом вышеприведенного содержания уставов вузов РФ. Однако китайским студентам вменена также обязанность воспитания в духе патриотизма, коллективизма и социализма (в России это обязанность вуза и преподавателей), сохраняется в Китае и ряд идеологических требований – усваивать марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзедуна и теорию Дэн Сяопина (ст. 53 закона КНР о высшем образовании).620

В законе о высшем образовании и научных исследованиях Нидерландов нет специального раздела об обязанностях. Обязанности студентов, вытекающие из контекста, лежат в плоскости образовательного процесса. На них ложится обязанность оплачивать учебу в вузе.621Также есть требование к студентам организационного характера – трудоустраиваться в случае учебы с неполной нагрузкой (ст. 284 закона). В советские времена такое требование предъявлялось к студентам, обучающимся по вечерней и заочной форме.

А в рамочном законе о высшем образовании ФРГ обращает на себя внимание § 37, согласно которому правом и обязанностью всех членов вуза, в том числе студентов, записавшихся на обучение, является сотрудничество в самоуправлении вуза. Строго говоря, иные обязанности студентов особо и не оговариваются.622

Ряд требований к студентам, согласно закону о высшем образовании Баварии, связан со спецификой обучения и необходимостью рациональной организаций учебного процесса.623

Таким образом, напрашивается важный вывод. Несмотря на давние и прочные традиции демократии в развитых странах Запада, во многих из них довольно подробно, а следовательно, жестко регламентируются образовательные отношения. В этой сфере, в том числе и в тех случаях, когда законодательно закрепляется принцип автономии вузов, государство в интересах подлинной защиты интересов обучающихся старается максимально конкретизировать их права и обязанности в законе, акте наивысшей юридической силы. В России, где автономия образовательных учреждений, особенно вузов, закреплена законодательно, и они используют ее в значительной степени, статус конкретного студента во многом зависит от уровня демократии в отдельном вузе. Также в формировании статуса студента российского вуза значительную роль играют подзаконные нормативные акты.

Однако в цитируемых законах, равно как и в российском законодательстве, практически отсутствуют обязанности отрицательные, то есть запреты. Между тем запреты также относятся к сфере юридического долженствования. Они устанавливают необходимость воздержания от определенных нормативно-правовыми актами действий и потому рассматриваются как наиболее удобный предостерегающий прием, посредством которого достигается эффективная защита общественных отношений.624Представляется, что в образовании российский законодатель необоснованно и преждевременно отказался от этого метода воздействия. Лишь из уставов вузов вытекает косвенный запрет на совершение действий, умаляющих авторитет образовательного учреждения.

Не существует и очевидных ограничений студентов в политических, имущественных, трудовых правах. Наоборот, в зарубежных законах об образовании вводятся специальные нормы о запрете на ущемление в правах в связи с теми или иными обстоятельствами: выполнение служебных обязанностей, служба в развивающихся странах, прохождение добровольной социальной службы, уход за ребенком или другими родственниками и т.п. (§ 34 рамочного закона о высшем образовании ФРГ).625

Тем не менее представляется, что в сфере образования не менее важно, чем в государственной службе или предпринимательской деятельности, обозначить общеотраслевой принцип добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективным правом как метод обеспечения гармонии частных и публичных интересов. Представляется очень удачной конструкция Ю.С. Адушкина – «позитивные отношения дисциплины».626При этом добросовестное, дисциплинированное поведение студента – некий социальный идеал, модель которого заложена в системе российского высшего образования ее создателями. В разный исторический период она также отличается. В высшей школе России до 1917 года использовалось немало разнообразных способов и методов, иногда жестких и даже жестоких, для обеспечения надлежащего поведения студентов.627

Принцип добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективным правом в равной степени применим ко всем участникам образовательной деятельности. Для преподавателей и администрации его возможно прямо или косвенно заложить в соответствующие положения и должностные инструкции, необходимое поведение студента достигается на основе устава вуза, правил внутреннего распорядка путем использования традиционных для советской и российской системы управления методов. В сфере образования, как и в административно-правовых отношениях, применяются широко известные методы убеждения и принуждения, хотя и не выделенные специально в законодательстве об образовании. Цитируемые выше акты Минобразования России, свидетельствующие о необходимости восстановления воспитательной работы в вузах, есть не что иное, как способ активизации применения убеждения в целях формирования добросовестного поведения студента на всех этапах и во всех видах образовательных отношений, в том числе и за пределами образовательного учреждения. В образовании особенно актуально внедрение установки на регулирование поведения субъекта поощрительным способом.628

Принуждение в образовании (по терминологии ряда авторов, дисциплинарно-правовое принуждение) зачастую влечет за собой ответственность студента.

Проблемы ответственности студентов можно разделить на несколько составляющих. В равной степени ко всем аспектам ответственности, перекликающейся с проблемой добросовестного поведения и недопустимости злоупотребления субъективным правом, применимо напоминание Гоббса: «…в чисто естественном состоянии, или до того, как люди связали друг друга какими-либо договорами, каждому было позволено делать все, что ему угодно.., а также владеть и пользоваться всем, что он хотел и мог обрести…».629Посредством ответственности субъект взаимосвязан с обществом и государством. Поступив в вуз, используя предоставленные государством и законом возможности в сфере высшего образования, личность должна вписаться в существующую систему отношений в высшем образовании, вокруг него и по поводу его. Она добровольно связывает себя определенными обязательствами, входя в состав коллективного субъекта. В случае заключения договора на компенсацию затрат на обучение эта связь дополняется обязательствами перед плательщиком.

Следовательно, во-первых, на студентах лежит собственно социальная ответственность. Студент получает целый ряд возможностей, льгот, приоритетов, предусмотренных законодательством об образовании и иными релевантными нормативно-правовыми актами, материально-финансовую и организационную поддержку государства, особый социальный статус. Масштабы поддержки конкретного студента могут быть различны, следовательно, возможна и разная степень ответственности. Так, студент, обучающийся за счет средств бюджета, в значительной степени должен чувствовать бремя социальной ответственности перед государством и налогоплательщиками. Студент, который платит за обучение родительскими деньгами или средствами спонсора, работодателя, ответствен прежде всего перед ними, но также и перед государством, и перед обществом (см. выше).

Во-вторых, это ответственность студента как участника образовательных отношений – за соблюдение установленных норм и правил, исполнение обязанностей, надлежащую реализацию своих прав и свобод и т.д., то есть юридическая ответственность. Однако и в том, и в другом случае речь идет об ответственности, возникающей у личности в связи с адресным получением от государства возможности реализации конституционного права на ВПО.

С позиций социальной ответственности студент должен учиться, в полной мере реализуя те возможности, которые дает статус обучающегося в вузе. Его ответственность перед государством и обществом, иными структурами или субъектами, финансирующими его обучение, состоит в овладении знаниями и подготовке к квалифицированному труду. К примеру, в Германии, где обучение платное, наряду с различными формами финансовой поддержки обучающихся предусмотрено и частичное погашение выданной ссуды в случае успешной сдачи экзаменов (в числе первых 30%) в установленные сроки (§ 18 b федерального закона об индивидуальной помощи в получении образования).630В КНР учащиеся, получающие кредиты или пособия, согласно закону КНР «О высшем образовании», должны выполнять соответствующие обязательства (ст.54). При этом государство поощряет тех выпускников, кто едет работать в отдаленные и особо трудные регионы (ст.59).631А согласно закону о высшем образовании Баварии, студент даже может быть отчислен, если по определенным причинам он «не признает более обязательств работать по необходимой с общественной точки зрения профессии, а это было условием при выделении для него учебного места» (ст. 65).632

Для студентов, заключивших договоры с работодателями, направленных на обучение в рамках целевого приема, «попавших» в государственный заказ, ответственность конкретизируется обязанностью отработать после окончания вуза в организациях по направлению заказчика (о некоторых изъятиях в случае целевого обучения было сказано ранее). Это ответственность за будущее поведение, то есть ответственность позитивная. Хотя пока эти случаи единичны, очевидно стремление государства связать возможность обучения за счет средств бюджета с обязанностью последующей работы там, где потребуется. Идея государственного распределения возвращается в обновленном виде – в силу своей оправданности, справедливости и востребованности.

Ответственность студента в образовательных отношениях – это также ответственность за выполнение надлежащим образом графика учебного процесса, посещение обязательных занятий, соблюдение учебной дисциплины и многочисленных требований Правил внутреннего распорядка и общежития. Она наступает в случаях нарушения установленных предписаний и неисполнения обязанностей.

Очевидно, что нарушения, совершаемые студентами, прежде всего затрагивают сферу жизнедеятельности образовательного учреждения, отчасти – сферу экономики и социальную сферу (если отказываются выполнить условия договора об отработке после обучения), и в определенной степени – сферу государственного управления, так как противоправное поведение участника образовательных отношений свидетельствует о недостатках в организации системы.

Однако п. 9 ст. 16 ФЗ «О ВППО» предусматривает для студентов ответственность только за нарушение обязанностей, предусмотренных уставом вуза и правилами его внутреннего распорядка – вплоть до отчисления из вуза. Дисциплинарные правонарушения не конкретизируются. Не детализируются и наказания, нет и отсылки к каким-либо уточняющим нормам, поэтому в вузах традиционно руководствуются ТК РФ (ст. 192) и применяют к студентам следующие виды взысканий: замечание, выговор и упомянутое отчисление. Процедуры наложения и снятия взысканий идентичны тем, что предусмотрены в ТК и КоАП. Безусловно, все это дает основание ряду авторов считать ответственность студентов разновидностью дисциплинарного принуждения.633Такая конструкция возможна и в силу родственного происхождения образовательного права от права административного, о чем было сказано в главе 2 настоящего исследования.

Для сравнения, закон о высшем образовании Баварии вст. 93 однозначно закрепляет те правонарушения студентов и иных членов вуза, за которыми может последовать применение дисциплинарных взысканий.634

Вопрос о характере ответственности студентов Д.Н. Бахрах рассматривает с позиций современного административного права, называя ее дисциплинарной ответственностью в административном праве. Это вполне логичное развитие темы: очевидно, что ответственность студента за какие-либо нарушения в процессе обучения не может быть просто административно-правовой, так как эти ситуации, естественно, не предусмотрены КоАП РФ. Очевидно, однако, и мы уже обсуждали эту проблему в разделе 2.2, что дисциплинарная ответственность студента, для которой в законе «Об образовании» заимствованы соответствующие процедуры из трудового права, и дисциплинарная ответственность работника или военнослужащего – также явления разнопорядковые: студент не связан с вузом трудовыми отношениями; его пребывание в вузе не регламентировано уставом о дисциплине, он не находится в таких жестких отношениях субординации, как военнослужащие, работники милиции и т.д. Говоря о дисциплинарной ответственности студента, следует определить: какую дисциплину он при этом нарушает? Академическую? Дисциплину образовательного учреждения? Или дисциплину студента? Характер возможных правонарушений студента напрямую связан с его специальным правовым статусом, охватывающим не только учебный процесс. Не случайно студента можно отчислить и за правонарушения, совершенные вне стен учебного заведения, в том числе не связанные с учебным процессом. Хотя это и вызывает возмущение некоторых специалистов в области образовательного права, большинство вузов отчисляет студентов, совершивших уголовные правонарушения, серьезные административные правонарушения, со ссылкой на свои уставы. Что-то вроде из недавнего прошлого: «за действия, не совместимые с высоким званием студента»... Отчасти это можно объяснить и упомянутой ранее высокой степенью социальной ответственности обучающихся в образовательных учреждениях ВПО. Показательно поэтому, что в главе 9 «Правовая ответственность» закона КНР «Об образовании» перечислены разные виды возможных правонарушений в системе образования – финансовые, административные, имущественные, а также нарушения, связанные с зачислением, проведением экзаменов, выдачей дипломов об академических степенях и т.п. Однако ответственность за подобные нарушения предусмотрена другими законами.635

В проекте Общей части Кодекса РФ об образовании впервые выделена самостоятельная норма об ответственности обучающихся, воспитанников: это ст. 40 проекта. Ответственность для вышеназванных участников образовательных отношений коррелирует их обязанностям и может наступить за невыполнение в установленные сроки учебного плана, нарушение правил внутреннего распорядка и устава образовательного учреждения (организации), а также за виновное причинение вреда имуществу образовательного учреждения (организации). Коль скоро дисциплинарно-правовое принуждение подразделяется на виды в зависимости от того, какой отраслью оно регламентировано,636этот вид ответственности, предусмотренный нормами образовательного права, вероятно, так и следует именовать ответственностью в образовательном праве.

Дисциплинарное производство в вузе в отношении студентов характеризуется и специфическим кругом субъектов дисциплинарного производства. Хотя приказ о наложении может издать только ректор, замечание может налагать любой преподаватель. А в промежуточных процедурах могут быть задействованы и заведующий кафедрой, и декан, и заведующий общежитием, и специальные комиссии факультета, вуза, органы студенческого самоуправления, и даже ученый совет.

Ответственность в образовательном праве может принимать и нетрадиционные формы, свойственные только системе образования. Так, например, отметка студента на экзамене – это тоже мерило его ответственности за выполнение своих учебных обязанностей, для студентов дневного обучения – основной социальной обязанности. Ответственность за качество обучения в течение семестра студент несет, не получив возможного «автомата» или даже стипендии. Ответственность за неуплату средств за обучение в виде отчисления – это также не дисциплинарная, не гражданско-правовая и не административно-правовая ответственность, однако ее применение напрямую связано с возможностью продолжения образования. Таким образом, и в рамках дисциплинарного принуждения в образовательном праве существуют особые процедуры и санкции, свойственные только этой отрасли.

Необходимо, следовательно, внимательное изучение проблем дисциплинарной ответственности студентов в целях восполнения имеющихся в правоведении и законодательстве пробелов. Для эффективной защиты любых общественных отношений необходима их упорядоченность. В этом мы единодушны с Ю.С. Адушкиным и Д. А. Липинским.

Свидетельством того, что практика давно вывела ответственность студентов за рамки административно-правовой, является то обстоятельство, что вузы, как правило, при отчислении студентов за неуспеваемость не соблюдают требований ст. 16 ФЗ «О ВППО» по процедуре отчисления: объяснения, соблюдение сроков и т.п. Если проводить какие-либо аналогии, то в первую очередь, надо вспомнить, что речь идет о защитеконституционногоправа на ВПО. Для защиты такого конституционного права, как право на труд, предусмотрены специальные механизмы и процедуры. Множество процессуальных норм обеспечивает конституционное право обвиняемого на защиту и т.д. С.В. Куров отмечает необходимость приведения в соответствие с Конституцией РФ положений об отчислении студентов из вузов (впрочем, не уточняя, как именно это должно быть сделано).637Особенно велико в этом случае значение правоприменительной деятельности администрации вуза, которая должна установить событие правонарушения, его субъектов, собрать необходимые материалы и доказательства, проверить их и определить соответствие юридического и фактического оснований ответственности.638

Однако вряд ли многие представители вузовской администрации задумываются о формально-юридической стороне этих процедур, равно как и о необходимости их соблюдения. Нет соответствующей управленческой установки. Не публикуется информация о случаях привлечения к дисциплинарной ответственности руководителей и других представителей администрации вуза за виновные действия в отношении студентов. Нет обобщения судебной практики по делам такого рода, и действенного для студентов механизма обжалования действий администрации также нет. Очевидно, что в случае возникновения подобного спора суд не будет руководствоваться ни КоАПом, ни ФЗ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»639(так как ректор, а тем более, декан, заведующий кафедрой не являются должностными лицами в российском праве, за исключением уголовной ответственности ректора за получение взятки). Иск студента будет рассматриваться в гражданско-правовом порядке – в лучшем случае, с применением законодательства об образовании и гражданского законодательства, в худшем – на основе ФЗ «О защите прав потребителя».

Таким образом, несмотря на перестройку системы образования, развитие демократии и автономии вузов, а, скорее, в силу этих обстоятельств, значение административно-процесуальной формы правоприменения в вузах должно только возрастать. И отечественная история, и современный опыт развитых зарубежных стран свидетельствуют о пользе специализированных судов или иных аналогичных структур, которые могут учесть всю специфику споров в системе образования, руководствоваться всей совокупностью отраслевых норм, регулирующих эту сферу, поддержать, в том числе, корпоративный дух и оказать мощное воспитательное воздействие как на участников спора, так и на заинтересованных лиц. Необходимость формирования действенных структур по защите прав и законных интересов молодежи, в том числе студенческой, отметило в своих рекомендациях Минобразование России.640

Федеральный закон Австрии «Об организации университетов и обучении в университетах» в специальном параграфе «Правовая защита при сдаче экзаменов» (№79) определяет орган, отвечающий за правовые аспекты обучения. Кроме того, в этом же параграфе детально расписана процедура экзамена, определены сроки для признания оценки недействительной и сроки хранения документации по экзамену и т.п.641В Едином (органическом) законе об университетах Испании, дополнение 14, предусмотрена «позиция университетского защитника», избираемого или назначаемого в соответствии с уставом университета для «наблюдения за соблюдением прав и свобод» профессоров, студентов, персонала.642

В вузах Нидерландов создаются советы по экзаменационным апелляциям из числа преподавателей и студентов. В компетенции этих советов – решения об исключении студентов, решения относительно допуска к экзаменам, а также решения экзаменационных советов и экзаменаторов. В масштабах страны функционирует апелляционный трибунал по высшему образованию, причем его членами также могут быть и студенты (раздел 2 статьи 4 Закона о высшем образовании и научных исследованиях Нидерландов). Частные учебные заведения могут создавать объединенные апелляционные советы (раздел 3 статьи 4).643

И в российских вузах объективно необходим специализированный орган для защиты прав и интересов студентов и иных участников образовательных отношений. Думается, что реальная степень остроты вузовских проблем и отсутствие необходимого опыта в части защиты нарушенных прав студентов требуют внимательного отношения государства к развитию вузовской демократии в том числе и путем создания внутри системы собственного механизма обеспечения прав и законных интересов всех ее членов. Специфика российской судебной системы не позволяет «множить» специализированные суды для подобных споров. Тем актуальнее создание административных судов, к компетенции которых, в частности, должно быть отнесено и рассмотрение споров в сфере образования.

Следует также помнить, что международно-правовые гарантии прав человека, получившие свое юридическое оформление с принятием Всеобщей декларации прав человека (1948), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950), Международного пакта о гражданских и политических правах (1966), Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975), различных конвенций и других актов, предусматривают создание надгосударственных органов защиты прав человека, таких как Комиссия ООН по правам человека, Международная организация труда, Европейский Суд по правам человека и др. Исчерпав национальные средства защиты своих прав, гражданин отныне имеет возможность апеллировать к международным, т. е. надгосударственным, органам, выступая нередко с иском против своего государства. Хотелось бы, чтобы студенты российских вузов находили должное удовлетворение своих образовательных потребностей и требований внутри страны, благодаря эффективному административно-правовому механизму обеспечения конституционного права граждан на высшее профессиональное образование.