Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

3.1. Понятие и элементы правового статуса студента

В российской науке все отчетливее признается особая роль проблем молодежи на современном этапе развития нашего общества. Молодежь представляет собой и фактор политического баланса, и воспроизводственный потенциал нации. От состояния молодежи зависит и самое близкое будущее страны, и историческая перспектива России. Значительную часть молодежи составляет студенчество, прежде всего студенты вузов. Это особая социальная группа в составе молодежи (страта), ее «самый организованный отряд»;477субъекты со специальным правовым статусом в административном праве478и особый контингент обучающихся в образовательном праве.

На необходимость тщательного исследования структуры, особенностей и способов (приемов) законодательного оформления административно-правового статуса российских граждан в свете меняющихся приоритетов системы государственного и муниципального управления указывается в административно-правовой литературе. И с этих позиций статус гражданина, реализующего свое право на ВПО в системе разнообразных связей в образовательных отношениях, во многом обусловленный административно-правовыми подходами, представляет значительный интерес.

Исследуя проблемы административно-правового обеспечения права граждан на ВПО, необходимо провести анализ статуса студентов – активных субъектов образовательных отношений. Во многом именно ради него запускается весь механизм. Юридический статус субъекта права, характеристика субъектов общественных отношений имеют основное значение при исследовании проблемы предмета правового регулирования. «Недооценка тщательного структурного исследования главного системного элемента структуры конкретной отрасли в определенной степени сказывается и на правотворческом процессе... Человеческий фактор как ведущий правообразующий фактор и воздействующий на формирование различных институтов не получает достаточно четкого и полного своего выражения».479В равной степени это относится и к отношениям в области образования. Многие недостатки образовательного законодательства действительно можно объяснить недостаточным вниманием к истинному положению гражданина в сфере высшего образования.

«Каждой ступени в историческом развитии прав и свобод присуща своя юридическая концепция человека как субъекта права и соответствующие представления о его правах и обязанностях, его свободе и несвободе».480Статус студента тоже претерпевает существенные изменения по мере становления и развития российской государственности, отражая тип социально-экономической организации общества, ступень соответствующего развития цивилизации, степень его гуманизации и либерализации. На каждом историческом этапе правовое положение студента отличается определенным своеобразием.

С точки зрения логики и техники законотворческого процесса законодатель должен определять правовое положение субъектов, их права и обязанности в соответствии со свойствами и особенностями урегулированных данной отраслью общественных отношений, а также в соответствии со свойствами и особенностями субъектов этих отношений. Если не определены надлежащим образом на теоретическом уровне и законодательно не закреплены свойства и особенности общественных отношений, не может быть и надлежащего закрепления статуса субъектов этих отношений. Совершенствование законодательства об образовании, нормативное обеспечение права граждан на ВПО во многом зависят именно от того, как государство, общество и личность воспринимают студента, каким «пакетом» прав, обязанностей и ответственности сопровождают его пребывание в стенах вуза и вне его в период обучения.

Н.В. Витрук характеризует правовой статус личности в социальном отношении как определенную систему («каталог», «номенклатура») социальных возможностей жизнедеятельности человека. В законе она закреплена в системе юридических (субъективных) прав и обязанностей и законных интересов, содержание которых определяется господствующими общественными отношениями. Содержание правового статуса в целом определяет рамки деятельности лица по отношению к другим людям, коллективам, границы его активной жизнедеятельности и самоутверждения. Став студентом, личность становится полноправным участником собственно образовательных и связанных с ними отношений, являющихся составной частью длящихся отношений по реализации конституционного права на ВПО, и приобретает специальный правовой статус. Именно этот статус – по схеме, предложенной Н.В. Витруком, – с момента издания приказа о зачислении «очерчивает границы возможного и необходимого поведения личности, определяет меру пользования конкретными материальными и духовными благами через указание прав, обязанностей и законных интересов» в данной области общественных отношений.481Вместе с тем статус студента в цивилизованном государстве не должен каким-либо образом ограничивать личность в ее общегражданских правах, так как он производен от правового статуса гражданина, является его частью.Будучи студентом, личность продолжает нести установленные Конституцией и другими законами обязанности: платить налоги, служить в армии, соблюдать действующее законодательство и иные нормативно-правовые акты. Студент имеет право на объединение в общественные организации, на свободу слова и т.д.

В дочерней отрасли современного административного права – праве образовательном – роль граждан–студентов в составе субъектов образовательных отношений должна существенно вырасти. Следует признать, что идея о студенте как ведущей фигуре в системе высшего образования может вызывать известное неприятие со стороны представителей академического сообщества и вузовской администрации. Этому обстоятельству можно дать свое логическое объяснение, так как обучение – это лишь одна из трех задач вуза как центра образования, науки и культуры (ст. 8 ФЗ «О ВППО»).

Правовой статус является сердцевиной нормативного выражения основных принципов взаимоотношений между личностью и государством, по сути он представляет собой систему эталонов, образцов поведения, поощряемых и защищаемых от нарушений государством и, как правило, одобряемых обществом. В условиях демократизации всей жизни, постепенного отхода от преимущественно командно-административных методов руководства, изменения государственных функций в управлении социальными процессами, а также формирования качественно новых принципов педагогики изменился и статус студента. Важнейшим приоритетом административно-правового обеспечения положения граждан в сфере публичной администрации (добавим, в том числе, в образовании), является развитие, детализация, конкретизация и гарантирование конституционных норм, фиксирующих основные права, свободы и обязанности российских граждан.482Правовой статус студента как квинтэссенция отношения государства и общества к этой фигуре также должен отражать эти тенденции.

Согласно ст.16 ФЗ «О ВППО», студент – это лицо, в установленном порядке зачисленное в вуз для обучения. Строго говоря, под это определение подпадают и другие категории обучающихся в вузе. Так, если в составе вуза есть подразделения начального или среднего профессионального образования, то, следуя логике законодателя, обучающиеся в этих структурах тоже могут называться студентами. Следовательно, необходимо законодательное уточнение: не просто для обучения, а для освоения в полном объеме образовательных программ ВПО, завершающегося выдачей соответствующего документа об образовании.

Студенты – это основной, но не единственный «объект» приложения вузовской активности. В процессе выполнения своих основных функций вуз аккумулирует различные категории обучающихся. В современном образовательном учреждении ВПО ими, в соответствии с ФЗ «О ВППО» могут быть:

  • слушатель – лицо, обучающееся в вузе на подготовительном отделении, в подразделениях повышения квалификации; в ординатуре или интернатуре медицинских вузов; лицо, параллельно получающее второе высшее образование (ст. 18);

  • аспирант – лицо, имеющее высшее профессиональное образование, обучающееся в аспирантуре и подготавливающее диссертацию на соискание ученой степени кандидата наук;

  • докторант – лицо, имеющее ученую степень кандидата наук и зачисленное в докторантуру для подготовки диссертации на соискание ученой степени доктора наук (ст.19).

Кроме того, не будучи обучающимися, являются субъектами отношений, связанных с образовательными, абитуриенты. Это лица, выразившие желание пройти вступительные испытания в вуз (вузы) и подавшие необходимые документы.

Если вуз реализует программы общего, начального профессионального образования, в его контингенте также числятся обучающиеся (п. 62 Типового положения о вузе). Очевидно, что использование этого термина в таком контексте нельзя считать удачным, так как обучающийся – это понятие универсальное, определяющее одного из субъектов образовательных отношений. Именно так его применяет законодатель в двух цитируемых законах об образовании, так им оперируют в соответствующей литературе.483

Несмотря на расширяющуюся практику включения в структуру вуза учреждений среднего профессионального образования – техникумов, колледжей и т.п., статус обучающихся в вузе по программам среднего профессионального образования до сих пор нормативно однозначно не определен. Представляется, что и для них нет иного варианта, как отнести их к другим категориям обучающихся в вузе.

Строго говоря, статус вуза как коллективного субъекта административного права предполагает необходимость комплексного исследования статуса всех обучающихся – все они, в конечном счете, обеспечивают основную уставную деятельность вуза, а следовательно, сопровождают реализацию права на ВПО. Их присутствие в вузе позволяет дополнять статус студента, студенты в процессе обучения могут дополнительно осваивать образовательные программы иного уровня, переходить в другие категории обучающихся в том же образовательном учреждении; следовательно, их надлежащая оценка позволяет полнее оценить статус студентов.

В то же время возможность повышения научной или профессиональной квалификации в том же учебном заведении позволяет моделировать и образовательные программы, и траекторию обучения студентов. Она также может служить дополнительной мотивацией к хорошей учебе, к выбору соответствующего уровня (ступени) высшего образования и т.д. В определенной степени благодаря аспирантам и докторантам осуществляется интеграция образовательной и научной деятельности в вузе. В свою очередь, слушатели подразделений ДПО вуза – ФПК, факультетов дополнительного образования и др. – обеспечивают изменение содержания образования как фактор обратной связи «образование - производство», являются своеобразным тестом качества знаний преподавателей и стимулируют их обновление с учетом современного состояния техники и технологий. Кроме того, это особый контингент, который требует иных педагогических подходов и обучающих методик, высокой квалификации и педагогического мастерства лектора. Следовательно, реализация программ ДПО в вузе позволяет улучшать качество образовательного процесса и для студентов, так как благодаря слушателям совершенствуются и сами преподаватели, и учебные курсы, и образовательные технологии.

Таким образом, триединая задача вуза как центра образования, науки и культуры и его статус коллективного субъекта административного права означают важность и значение комплексного исследования как статуса самого образовательного учреждения, так и статусов различных категорий обучающихся в вузе. Все они, в конечном счете, обеспечивают основную уставную деятельность вуза в силу своего присутствия - как объекты приложения вузовской активности, а, следовательно, так или иначе, прямо или косвенно сопутствуют процессу обеспечения реализации права на ВПО, взаимодополняют и обогащают статус студента.

Однако задача этой работы несколько уже. Ядро, стержень отношений в системе высшего образования составляют студенты. Само название образовательного учреждения этой сферы – высшее учебное заведение, образовательное учреждение ВПО – корреспондирует именно к студенту как к лицу, основная задача которого заключается в надлежащем освоении этих программ.

Студенты - основной вузовский контингент. Это и есть то лицо, которое реализует собственно права на ВПО. И вся деятельность вуза в конечном счете направлена на обеспечение организации учебного процесса. Можно ограничиться только научными исследованиями, подготовкой кадров высшей квалификации – и это будет научное учреждение. Можно сосредоточиться на воспитательной и просветительской работе – это будет учреждение культуры или дополнительного образования. Можно обучать, подготавливая в вуз, повышая квалификацию или давая дополнительную профессию, – и это будут организации ДПО. Вузы, наоборот, тяготеют сегодня к объединению разноуровневых образовательных структур, включают в свой состав научные, производственные, социально-культурные учреждения – но при этом останутся университетами, институтами, академиями до тех пор, пока в контингенте есть хоть один студент. То есть статус образовательного учреждения ВПО обеспечивают именно студенты. Следовательно, с учетом вышеизложенного статус студента должен представлять наиболее объемную, законченную модель статуса личности, обучающейся в системе ВПО и аккумулирующей в себе все составляющие вузовской жизнедеятельности. Эта модель и является объектом настоящего исследования. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что, говоря о специальном правовом статусе в административном праве, упоминают, как правило, студентов, гораздо реже – обучающихся. Студенты уже обладают полной дееспособностью и в административном, и в образовательном праве, это наиболее «оформленные» субъекты образовательных отношений.

В настоящее время, когда, как уже отмечалось, перспективы жизни общества во многом зависят от состояния образования и уровня образованности населения, от степени подготовленности, профессиональной квалификации и общего культурного уровня специалистов, вопрос о реализации права на ВПО и правовом статусе студента приобретает особую актуальность. Статус студента – это важная социально-юридическая категория, неразрывно связанная с политикой государства, социальной структурой общества и уровнем его демократии. Однако с юридической точки зрения эта проблема практически не исследована до настоящего времени.

Анализ вузовских уставов484свидетельствует о том, что вузы не уделяют достаточного внимания этой проблеме. Формулировки, определяющие статус студента, воспроизводят нормы закона РФ «Об образовании», ФЗ «О ВППО», Типового положения о вузе. Вузы, подведомственные одному органу исполнительной власти, в уставах в основном копируют друг друга, если в соответствии с законом какие-либо вопросы студенческого статуса должны быть урегулированы в локальных актах. Это касается, например, условий перевода с платного обучения на бесплатное, порядка и срока восстановления лиц, отчисленных по неуважительным причинам, видов поощрения и др. Безусловно, определяющим моментом в формировании статуса студента является закон, и именно он наряду с Типовым положением о вузе является образцом и обеспечивает единообразие в подходах, гарантирует необходимый объем предоставляемых возможностей и налагаемых обременений. С учетом автономии вузов и предполагаемых различий в их статусе в зависимости от типа и вида, формы собственности и т.д. логично было бы ожидать большего разнообразия в локальных актах.

Понятие «правовой статус» в достаточной степени исследовано в отечественной литературе – как в общетеоретическом плане, так и по отраслям, в том числе в праве административном. При этом в состав статуса традиционно включаются правосубъектность, права и обязанности, ответственность и гарантии.

Правовое положение граждан определяется прежде всего объемом и характером их правосубъектности в той или иной сфере правоотношений в привязке к сфере частного или публичного права. Через общеправовую характеристику исследуемый объект «связывается» с той отраслью права, которая в основном, главным образом воздействует на него. Правовое положение студентов, равно как и иных категорий обучающихся в вузе (курсантов, слушателей, ординаторов, адъюнктов, аспирантов), отличается значительной спецификой. В их статусе отражается пересечение публично-правовых и частных интересов, в формировании их прав и обязанностей задействованы многие отрасли права (см. главу 2). Поэтому в состав элементов статуса должна быть включена общеправовая характеристика конкретного субъекта права, позволяющая в полной мере учесть те отрасли права, которые участвуют в формировании его специального статуса.

Общеизвестная позиция, что студент – это лицо со специальным правовым статусом в ряду категорий «общее – особенное – специальное».485Общеправовой статус студента – это правовой статус личности, человека и гражданина. С этого, как правило, начинается характеристика любого специального статуса.

Особенный статус в процессе реализации конституционного права на ВПО гражданин приобретает, поскольку включается механизм обеспечения этого права, то есть личность становится участником административно-правовых отношений (так появляется административно-правовой статус). Специальный статус – это собственно статус студента.

В.М Сырых различает шесть видов статусов гражданина в зависимости от уровня норм, которыми определяются права и обязанности участников образовательного правоотношения: международно-правовой, конституционный, отраслевой, специальный, региональный и индивидуальный.486Его классификация носит специальный характер, поскольку автор распространяет ее на тех, кто уже обладает специальным правовым статусом как участник образовательных отношений. В то же время ее как универсальную можно применить к любому участнику общественных отношений. В этой связи уместно вспомнить, что процесс конкретизации правовых статусов личности «заканчивается, в сущности, лишь применительно к отдельному гражданину – Иванову, Сидорову и т.д.».487

Реальный объем правосубъектности студента зависит от различных обстоятельств. Прежде всего, в его основе лежат общие права, обязанности и ответственность обучающегося с точки зрения российского законодательства и иных нормативно-правовых актов об образовании. Особый статус обучающихся в военных и т.п. образовательных учреждениях закреплен в Типовом положении о военном образовательном учреждении ВПО.488Его также обусловливают такие факторы, как статус вуза (государственный, муниципальный или частный, аккредитованный или нет); ведомственная принадлежность образовательных учреждений; источник финансирования обучения (бюджет различного уровня, средства физических или юридических лиц); региональные особенности (например, наличие специального нормативного правового акта о льготах и компенсациях); обучение на договорной основе, в соответствии с целевыми договорами между вузом и органами исполнительной власти или местного самоуправления, иными договорами, допустимыми Порядком приема, двух– или трехсторонними договорами с участием работодателя; индивидуальные способности студента, предшествующий уровень его образования; право на льготы (сиротам, участникам боевых действий, жертвам аварии на ЧАЭС, студентам из семей с низким доходом и др.) и т.д.

Таким образом, понятие «статус студента» не является универсальным. Оно всегда предполагает известные уточнения. И если с точки зрения юридической терминологии право – это применение равной меры к неравным людям, то понятие «студент» дает нам обратную картину: это неравная мера, применяемая к людям, которые в силу принадлежности к одной социальной группе должны обладать примерно равным набором прав и обязанностей. В свою очередь, обучающийся, даже если мы имеем в виду обучающихся в вузах, в том числе в его специализированных структурных подразделениях, – это очень емкое родовое понятие, включающее в себя много разновидностей. Следовательно, в правовом статусе обучающего можно выделить общие права и обязанности, обусловленные его добровольным вхождением в коллектив вуза, то есть «коллективные» права, общие для любого члена этого коллектива. Это неизменный для всех категорий обучающихся блок, статичное ядро – минимальный (хотя и довольно значительный) набор прав, обязанностей и ответственности, а также гарантии, его обеспечивающие.

Статус вуза для студента является одним из определяющих факторов. Объем и содержание правомочий обучающегося в значительной степени производны от статуса образовательного учреждения.

Статус вуза как организационно-структурной формы социальных объектов (некоммерческих организаций) отражает специфику образовательных отношений в системе ВПО. Наделение вуза определенным статусом призвано обеспечить оптимальный режим его деятельности. Правовой статус вуза - это его своеобразная модель, образованная системой взаимосвязанных правовых предписаний, характеризующая положение вуза в обществе по отношению к государству, его органам, другим лицам. Главное функциональное назначение этого статуса - правовое обеспечение жизнедеятельности вуза в интересах решения стоящих перед ним задач.

Как коллективный субъект права (административного, образовательного) вуз – это организованная, обособленная самоуправляемая группа людей, наделенная правом выступать в отношениях с другими субъектами персонифицированно, как единое целое. Вуз опосредует его коллектив во внешних связях. Члены этого коллектива, в свою очередь, олицетворяют вуз, реализуют его функции. Жизнедеятельность вуза складывается из действий конкретных физических лиц – участников вузовских отношений: студентов и иных категорий обучающихся, преподавателей, научных сотрудников, других работников. Поэтому в правах, обязанностях и ответственности разнообразных членов вузовского коллектива всегда проявляются права, обязанности и ответственность вуза. Другая сторона этой взаимосвязи – это то, что правам и обязанностям обучающихся корреспондируют обязанности и права образовательных учреждений.

Поскольку правовой статус интегрирует те общие качества, которые характеризуют правовое положение субъектов одной социальной категории, а его видовые модификации формируются в зависимости от характера объекта правового регулирования, то и статус вуза отражает специфические особенности образовательного учреждения ВПО в сравнении с другими учреждениями, интегрирует те общие качества, которые характеризуют правовое положение вуза. Следовательно, и статус лиц, получающих образование в вузе, иной, нежели статус обучающихся в образовательных учреждениях других уровней. Поэтому обучающиеся в колледжах или лицеях, входящих в состав вуза, имеют гораздо больше возможностей и для продолжения образования, и для получения дополнительных образовательных услуг, а зачастую и просто для более качественного образования.

Коллективное образование обезличивает конкретных людей, в то же время его жизнедеятельность неразрывно связана с участниками образовательных отношений: это те самые «активные элементы, существенная особенность организационных систем, которым свойственно целенаправленное поведение»489. Именно их активность, целенаправленность в принятии и исполнении решений по всем аспектам деятельности вуза обеспечивают выполнение задач образовательного учреждения. Способность субъекта предвидеть управляющее воздействие со стороны управляющего органа и действие других элементов системы и с учетом этого выбирать в рамках имеющихся альтернатив свои действия и стратегию поведения требует отвести ему самостоятельное место в механизме реализации статуса.

Таким образом, в отличие, к примеру, от государственных служащих как субъектов административного права, статус студента – это четырехмерная модель гражданина, включающая в себя: конституционный статус российского гражданина, административно-правовой статус члена административного коллектива, общий статус обучающегося и статус участника образовательных отношений в вузе. Именно универсальная многомерная модель статуса студента обеспечит надлежащую гарантированность реализации конституционного права граждан на ВПО и производного от него права на дальнейшее повышение научной и профессиональной квалификации в системе ВПО.

В рамках концепции образовательного права можно говорить о том, что статус студента зиждется на так называемой образовательной правосубъектности – это его правоспособность, дееспособность и деликтоспособность в образовательных отношениях, в основе которых административно-правовая сущность. Однако в отличие от административно-правовых норм о правоспособности и дееспособности граждан, которые «рассеяны» по различным законам и подзаконным актам, правовой статус студента саккумулирован в специальных актах образовательного права. Кроме того, он дополняется гражданско-правовыми нормами в силу разнообразных договорных отношений, возникающих в процессе и по поводу образования: платное обучение, дополнительные образовательные услуги, репетиторство и т.п.

Студент – это отраслевой правовой статус. Но правоспособность студента органично проистекает из конституционного права на ВПО и охватывает все его субъективные права и юридические обязанности, предусмотренные нормами права.Право на получение ВПО как конституционное право имманентно присуще всем гражданам РФ. А вот возможность реализации правоспособности студента связана с таким юридическим фактом, как прием в вуз, то есть зачисление в число студентов, и ограничивается периодом пребывания в вузе. Не разделяя мнения В.М. Сырых о том, что это некая внешняя необходимость, согласимся с тем, что это предоставленная государством возможность вступать в образовательные и иные связанные с ними правоотношения, действовать определенным образом.

Вопрос, который заслуживает отдельного рассмотрения и потому уже поднимался в литературе, – возможность участия несовершеннолетних граждан в формировании образовательных отношений. В.М. Сырых со ссылкой на С.С. Алексеева полагает, что требования, предъявляемые к возрасту обучающихся, ранний возраст образовательной дееспособности – это еще одно свидетельство специфики образовательных отношений и доказательство самостоятельности отрасли – образовательного права.490

В административно-правовой науке давно замечено, что «момент наступления административной дееспособности гражданина единообразно и четко не определен законодательством».491Так и дееспособность студента в образовательных отношениях, то есть его способность своими действиями приобретать права и обязанности, осуществлять и исполнять их, не связана с определенным возрастом – она возникает с момента зачисления в вуз. В отличие от других отраслей права, образовательное право не устанавливает возраст дееспособности обучающихся. В Порядке приема в вузы РФ не определена ни верхняя, ни нижняя границы возрастного ценза студента (в этом принципиальное отличие в сравнении с Советским Союзом, когда возможность обучения на дневном отделении вуза ограничивалась возрастом в 35 лет). А реализация права на ВПО может быть начата с момента получения документа государственного образца о среднем (полном) общем или среднем профессиональном образовании, а также диплома о начальном профессиональном образовании, если в нем есть запись о получении среднего (полного) общего образования (п. 2 Порядка приема492). При этом обращает на себя внимание принципиальная ошибка, допущенная законодателем в п. 2 ст. 50 закона РФ «Об образовании», которая закрепляет правосовершеннолетнихграждан на выбор образовательного учреждения и формы получения образования. На самом деле этот выбор в сфере высшего образования лицо осуществляет самостоятельно после получения основного (полного) общего образования.

Вместе с тем, хотя В.М. Сырых считает, что образовательное право не знает института ограничения дееспособности,493можно привести единственный пример: с 2000 года не могут получать второе высшее образование безработные граждане по направлению службы занятости.494Кроме того, в основных положениях Концепции Кодекса РФ об образовании со ссылкой на ст. 55.3 Конституции РФ обращается внимание на необходимость воспроизведения в Кодексе перечня обстоятельств, по которым возможно ограничение прав граждан на образование. Между тем, несмотря на соответствующие формулировки ст. 5.1 закона РФ «Об образовании» о допустимости ограничений по признакам пола, возраста, состояния здоровья и наличия судимости, никаких специальных законов по этим вопросам не принималось. В Порядке приема оговаривается также исключение, касающееся иностранных граждан, при поступлении на обучение на так называемые «закрытые» специальности в интересах обеспечения сохранения государственной тайны.495

Субъективное право личности на ВПО, осуществляемое через статус студента, означает ту меру возможного поведения, которая определена нормами объективного права в целях пользования духовными и материальными благами и ценностями, проистекающими из высшего образования (это новые знания, информация, достижения науки и техники, культуры в целом, профессиональные навыки и т.д.). Единство и гармоничное сочетание в удовлетворении личных и общественных потребностей в статусе студента проявляются особенно четко.

Известно, что в структуре субъективного права выделяют защищенную законом возможность того или иного поведения, право требовать от обязанной стороны совершения тех или иных действий, а также возможность прибегнуть к тем или иным способам защиты и поддержки, содействию государственного аппарата или даже общественности.496Только сочетание прав, обязанностей и ответственности позволяет обеспечивать личные и публичные интересы. В этом плане образовательные отношения особенно показательны. Неоднократно подчеркивалось значение высшего образования как важнейшего фактора экономического и социального прогресса общества. Не случайно право на образование относят к общественному долгу,497проблемы образования рассматриваются высшими государственными органами и общественностью в контексте национальной безопасности. Само понятие «юридические обязанности» тесно связано с ответственностью личности, и Н.В. Витрук справедливо определяет юридические обязанности в прямой аналогии с субъективными правами как гарантированнуюнеобходимостьв поведении личности, границы которой определены нормами объективного права в целях пользования определенными благами и ценностями для удовлетворения общественных и личных потребностей.498

Характер воплощения в жизнь прав, свобод, законных интересов личности в значительной степени определяется личностным отношением к ним их носителей. Предполагается, что личность сознательно и добровольно сделала свой выбор, став студентом, заняв определенное место в социуме. Необходимо осознать - тем самым она не только приобретает права, но и возлагает на себя определенные обязанности. Отношения в системе образования «обучающийся – вуз», «обучающийся – преподаватель» предполагают активное ответственное поведение самого носителя субъективного права на ВПО, как следствие - удовлетворительную учебу, восприятие информации, выполнение заданий, сдачу необходимых минимумов, участие в общественных вузовских процессах, соблюдение правил и запретов, исполнение предписаний и т.п. Н.В. Витрук также указывает не только на удовлетворение потребностей студента, но и на участие в создании духовных ценностей.499Без этого даже обязанный субъект образовательного процесса, добросовестно исполнивший свою функцию, не сможет способствовать реализации права студента на получение ВПО в соответствии с образовательными стандартами. Вероятно, это один из редких примеров обусловленности реализации субъективного права в первую очередь действиями самого субъекта, его обязанностями и высокой социальной ответственностью перед обществом за достижение того результата, ради которого развивается и поддерживается система высшего образования.

Свобода осуществления субъективного права на образование, возможное поведение в этой сфере общественных отношений предполагает социальную и юридическую ответственность носителя этого права за собственные действия. В обязанностях заложена определенная социальная необходимость, поэтому ненадлежащее поведение студента, в том числе не связанное напрямую с вузовской жизнью, с учебным процессом, относящееся к сфере морали и этики, может повлечь за собой прекращение образовательных отношений и наступление ответственности: административно-правовой, гражданско-правовой, уголовной. Кроме того, пребывание личности в среде студенчества для достижения определенных целей - образования, воспитания и др. - предполагает и отношения дисциплины, а следовательно, подчинение дисциплинарной власти, которая и является одним из средств достижения стоящих перед организацией целей и применяется для обеспечения ее функций. Неисполнение управленческих предписаний, требований нормативных актов об образовании, нарушение установленного порядка могут привести к дисциплинарной ответственности.

Нередко проблемы ответственности в образовательных отношениях рассматриваются только с точки зрения ответственности образовательного учреждения, педагогических работников; ответственность обучающихся выпадает из поля зрения.500Полагаем, что проблемы ответственности студентов как лиц, реализующих предоставленное им Конституцией и обеспеченное государством право на ВПО, как субъектов образовательных отношений со специальным правовым статусом заслуживают особого внимания именно с учетом социальной роли образования и его государственной поддержки. Мы подробнее вернемся к этому вопросу в разделе 3.4.

В системе образования свобода личности трансформируется в академические свободы, которые в равной степени касаются и вуза, и преподавателей, и студентов. Но у каждого своя степень свободы, учитывающая свободы других, предопределенная ими в рамках однородной социальной деятельности. Фактически, в сравнении с общей свободой личности, это суженные свободы. К примеру, свобода совести означает, что никто не вправе указывать, какой человеку сделать выбор, никто не может ограничить его, сам гражданин решает, в каких формах реализовать принадлежащую ему свободу совести.501А в системе высшего образования поведение личности – студента регламентировано, помимо названных стандартов, также стандартами образования, Уставом вуза и Правилами внутреннего распорядка, Типовым положением об общежитии,502условиями договора на обучение,графиком учебного процесса, решениями ученого совета, приказами ректора, требованиями деканата и отдельных преподавателей.

Следовательно, в этом случае особенно важно закрепить в статусе студента гарантии со стороны государства на реализацию предоставленных им прав и свобод, на их охрану.

Природа социально-экономических прав делает их весьма зависимыми от устойчивости политики государства. Они менее универсальны, в отношении их допускаются нестрогие, рекомендательные формулировки, их реализация зависит от состояния экономики и ресурсов. Далеко не всегда граждане могут использовать их самостоятельно, без поддержки в лице государства, его органов, структур, надлежащих субъектов. Поэтому, как бы обстоятельно ни формулировались в законе типичные социальные права, это еще не означает для граждан реальной возможности непосредственной реализации их правопритязаний. Гарантии реализации права на ВПО как элемент статуса студента позволяют превращать его из правомочия в правообладание. И мы рассматриваем гарантии реализации прав и свобод, исполнения обязанностей, несения ответственности как необходимый элемент статуса обучающегося.В условиях многообразия форм собственности и разновидностей образовательных учреждений для участников образовательных отношений вопрос о гарантированности права на ВПО, академических свобод, иных прав студентов, исполнения обязанностей и наступления ответственности отнюдь не праздный. О.М. Кутафин и Е.И. Козлова называют гарантированность прав и свобод личности конституционно провозглашаемым принципом, при этом конкретные гарантии каждого права и свободы должны закрепляться отдельно.503Субъективные права должны иметь материальную обусловленность и гарантированность.504

В определении правового статуса личности имеет значение не только закрепленный за человеком фактический объем прав и свобод, но и те начала, на основе которых осуществляется их использование.505Таким началом в статусе студента и является конституционный статус личности. Это общий, базовый статус для всех общественных отношений. Статус студента, обучающегося в образовательном учреждении ВПО, - это тоже способ реализации конституционных прав, это статус видовой, и мы не будем выделять в его структуре то, что определено в статусе базовом.

Статус студента во многом обусловлен процедурами и условиями его вхождения в административный коллектив. Уровень и степень использования прав и свобод обучающегося в вузе или его структурных подразделениях в решающей степени зависят от стадии поступления. Именно в процессе формирования образовательных отношений на стадии приема определяется дальнейший объем прав, обязанностей, а также их возможные ограничения. Поэтому правовые основания возникновения прав и свобод, обязанностей и ответственности обучающегося (зачисление в вуз и все, что этому предшествует) также должны рассматриваться как элемент его правового статуса.

Таким образом, сложная конструкция статуса студентов и иных обучающихся в образовательных учреждениях ВПО с переплетением прав и обязанностей, свобод и ответственности, включающая базовую и факультативную части, начинается с правовых оснований возникновения статуса и логично должна быть завершена гарантиями реализации этого статуса. При этом базовой частью будут общие элементы статуса студента, а факультативной – те, которыми он отличается в зависимости от конкретного учебного заведения.

И в завершениеобщих рассуждений хотелось бы вновь обратить внимание на следующее обстоятельство: для каждой социально-экономической формации характерен исторически определенный тип социального положения и соответствующий правовой статус личности.506Переходный период обустройства России влечет за собой изменение подходов к наполнению статуса студента. Будучи производным от общего правового статуса личности, он детерминирован социальными факторами и закономерностями. Поэтому, в частности, оказались неуспешными попытки навязать нашим студентам избыточную степень участия в управлении вузами в 90-е годы, в период резкой смены идеологии, падения прежних социальных ориентиров, кризиса политики и экономики. Социальная детерминация дополняется и чисто юридической, в том числе требованиями международных договоров и соглашений. И здесь возможны некоторые коллизии. Присоединение к Болонскому процессу, безусловно, отражает всевозрастающее стремление современного Российского государства к международной интеграции. Однако нормы и требования Болонского соглашения значительно опережают финансовые, организационные, материально-технические возможности российской высшей школы и, что особенно значимо, пока не вполне соответствуют российской ментальности и образовательным традициям.