Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

Правоотношения по оказанию образовательных услуг: заметки о некоторых особенностях.

Т.В. Твердова, зам. зав. кафедры частно-правовых дисциплин Международного университета в Москве, кандидат юридических наук

Для того, чтобы гражданин получил образование, он должен стать участником определенного общественного отношения. Как известно, общественные отношения – это связи между людьми, устанавливающиеся в процессе их совместной деятельности. Регулирующим фактором, придающим определенность и устойчивость общественным отношениям, является право. Общественные отношения, урегулированные правом, становятся правоотношениями.

Правоотношения обладают определенными признаками, выделяющими их из спектра общественных отношений, а именно:

любое правоотношение юридически закрепляет взаимное поведение его участников. Как указывал О.С.Иоффе, «…всякое правоотношение существует только как взаимное отношение людей…» [1, с. 508-509];

правоотношение связывает конкретных лиц, которые всегда могут быть определены. Между ними возникает связь, обусловленная известными внешними обстоятельствами, требующими юридического выражения;

правоотношение представляет собой, как минимум, двустороннюю связь между лицом, являющимся управомоченным, и лицом обязанным. Однако чаще всего правоотношения имеют сложную структуру, когда каждая из сторон является и управомоченной, и обязанной;

общественное отношение, ставшее правовым, с самого момента его возникновения обеспечивается гарантией его осуществления при помощи принудительной силы государства.

Вышеназванное принято считать общими признаками правоотношения как общественного отношения особого рода.

Образовательная сфера представляет собой переплетение самых различных правоотношений, которые, разумеется, обладают указанными общими признаками. Вместе с тем, им присущи и специальные признаки.

Прежде всего, правоотношения в области образования имеют конституционную природу, что является их главным признаком. Закрепление субъективного права гражданина на образование в главном Законе государства обусловлено социальной значимостью указанного права. Эта значимость проявляется в заинтересованности государства иметь образованных граждан, способных применять свои знания в интересах государства и общества, что подтверждается установлением обязательности основного общего образования (п.4 ст.43 Конституции). Интересно, что еще Аристотель называл образование и воспитание человека не частным, а общественным делом, мощным средством достижения экономических, социальных и политических целей государства [2, с. 627-628].

Другим признаком отношений сферы образования является их взаимозависимость, хотя одни из них регулируются нормами публичного права, а другие – частного. Гражданин обязан в интересах государства не

только получить основное общее образование, но и вправе извлечь лично для себя пользу от этого: свободно выбрать профессию (п.1 ст.37 Конституции); использовать свои способности для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности (п.1 ст.34 Конституции); создавать и распоряжаться интеллектуальной собственностью (п.1 ст.44 Конституции). При этом государство обязуется признавать, соблюдать, защищать права и свободы человека и гражданина (ст.2 Конституции). Переплетение публичного и частного начала следует непосредственно из Конституции Российской Федерации, поэтому можно говорить о том, что частно-правовое регулирование должно соответствовать целям публично-правового регулирования отношений в области образования.

Третий характерный признак – это принадлежность правоотношений сферы образования к различным отраслям права. Несмотря на то, что не однородные отношения концентрируются в одной общественной сфере, они продолжают регулироваться своей «родной» отраслью права. Это позволяет говорить о, так называемом, «двойном» правовом регулировании – правовыми нормами той отрасли, которая является основной и правовыми норами об образовании.

Среди множества отношений сферы образования значительное положение занимают гражданские правоотношения. Без обращения к гражданско-правовым нормам невозможно создать образовательное учреждение, оформить его имущественные права, обеспечить осуществление образовательной деятельности.

Образовательная деятельность выражается в форме предоставления гражданину образовательных услуг. Данный термин закреплен в качестве правовой категории в Законе РФ «Об образовании».

Правоотношение по оказанию образовательных услуг, в принципе по своей природе является гражданско-правовым, и, естественно, оно должно обладать соответствующими признаками, обозначенными в ст.1 Гражданского кодекса РФ: равенство участников, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственное осуществление гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав и их судебная защита. Однако проявляются эти признаки в анализируемых отношениях достаточно своеобразно.

В силу основных начал гражданского законодательства субъекты должны быть свободны при заключении ими договоров. Свобода договора – это весьма широкое понятие, включающее в себя: соединение свободного волеизъявления всех участников правоотношения; выбор ими любого предмета и/или действия в качестве объекта договора; свободное определение условий договора; избрание формы договора по усмотрению участников; расторжение договора в одностороннем порядке только как исключение, определяемое законом или самими участниками; привлечение неисправного участника к гражданско-правовой ответственности.

Отношения по оказанию образовательных услуг, в принципе, должны возникать на основе свободного волеизъявления. Однако оно (волеизъявление) имеет определенные границы, очерченные законодательством и, прежде всего, Конституцией. Пункт 2 статьи 43 Конституции провозглашает гарантию общедоступности и бесплатности дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Одновременно пункт 4 этой статьи возлагает на граждан обязанность получить основное общее образование, при этом родители или лица, их заменяющие, обязаны обеспечить получение детьми такого уровня образования. Соответствующие обязанности установлены и Семейным кодексом Российской Федерации. Статьей 63 СК РФ предусмотрено, что родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования и учитывать их мнение при выборе образовательного учреждения и формы обучения. Следовательно, гражданин, достигший установленного законом возраста, должен участвовать в гражданско-правовом отношении по предоставлению ему образовательных услуг с целью получения им основного общего образования, независимо от его собственной воли и воли его родителей (законных представителей). Оформление это происходит либо путем заключения договора, либо подписания документов, в совокупности содержащих все существенные условия договора на оказание образовательных услуг и, тем самым, приравненных к договору (заявление о приеме в образовательное учреждение, приказ о приеме, медицинская карта, индивидуализирующая ребенка). Формы всех документов, закрепляющих взаимоотношения участников, чаще всего утверждены уполномоченным органом и уставом образовательного учреждения, что следует из Закона «Об образовании». Объем образовательных услуг также регламентирован образовательными стандартами и учебными планами. Налицо некие признаки императивного регулирования стадии возникновения указанных правоотношений и это одна из их особенностей.

Однако, как было указано выше, правоотношения по оказанию образовательных услуг носят, главным образом, гражданско-правовой характер, следовательно, в них не может не присутствовать принцип свободного волеизъявления субъектов гражданского права. В исследуемых отношениях соблюдение этого признака проявляется в том, что гражданин и его законные представители должны быть свободны в выборе образовательного учреждения (организации), как своих контрагентов, а также свободно обсуждать условия документов, оформляющих правоотношение по предоставлению образовательных услуг.

Любой гражданин, желающий получить образование того или иного уровня, вправе требовать от уполномоченного на то субъекта обеспечить ему надлежащий образовательный процесс, поскольку его право на это закреплено ст.43 Конституции. В то же время субъект, осуществляющий образовательную деятельность, в частности, образовательное учреждение, принимает на себя обязательства по оказанию образовательных услуг, руководствуясь тем, что гражданин не только имеет право на образование, но и в процессе его получения должен соблюдать определенные требования, установленные законодательством. Если гражданин не согласен соблюдать такие требования, то образовательное учреждение (организация) может отказать ему в приеме на обучение или затем исключить из него, так как уклонение от соблюдения законных требований не позволит реализовать конституционное право на получение образования. Таким образом, имеет место еще одна особенность правоотношений по оказанию образовательных услуг – обязанность заказчика услуг соблюдать императивные правовые нормы под «страхом» невозможности продолжения правоотношений при невыполнении или нарушений этих норм.

Участники исследуемого правоотношения равны между собой и юридически независимы друг от друга. С позиции гражданского права это означает, что ни одна из сторон правоотношения не может повелевать другой стороной и диктовать ей свои условия, пользуясь своим положением. Если следовать нормам ст.782 ГК РФ, то обучающийся вправе в любое время в одностороннем порядке отказаться от получения образовательных услуг, оплатив при этом образовательному учреждению (организации) фактически понесенные им расходы. В свою очередь, и образовательное учреждение (организация) также может односторонне отказаться от предоставления образовательных услуг гражданину, но при обязательном выполнении законного требования о полном возмещении гражданину убытков. Однако законодательство об образовании, не запрещая в принципе такого способа прекращения правоотношений по оказанию образовательных услуг, предусматривает определенные условия, несоблюдение которых делает иногда это делает невозможным. Например, 15-летний гражданин вправе отказаться от продолжения обучения только при наличии согласия родителей (законных представителей) и местного органа управления образованием. Пока такое согласие не будет получено в установленной форме, правоотношения должны продолжаться, даже, если цель их возникновения явно не будет достигнута. Указанное позволяет отметить очередную особенность данных правоотношений – для их прекращения не всегда достаточно только тех способов, которые предусмотрены гражданским законодательством.

Представляется целесообразным выделить также некоторые особенности объекта правоотношения по оказанию образовательных услуг.

Как известно, любое правоотношение имеет свой объект – то, по поводу чего возникает и осуществляется деятельность его участников.

Понятие объекта гражданского правоотношения является достаточно спорным. В свое время известный цивилист О.С.Иоффе, посвятивший много времени исследованию данного понятия, выделил основные теории об объекте правоотношения, которые оказали существенное влияние на позицию современных авторов. Например, он подробно изучал имевшую широкое распространение теорию множественности объектов. Ее сторонники полагали, что в качестве объектов могут выступать самые разнообразные явления не только внешнего, но и внутреннего мира человека и, прежде всего, сам человек. Как объект права человеческая личность фигурирует в этой теории наряду с вещами, промышленными предприятиями, продуктами духовного творчества [1, с. 582]. В противовес теории множественности объектов была выдвинута теория единого правового объекта, сторонники которой исходили из того, что единым и единственным объектом права являются человеческие действия[1, с. 583]. Наряду с этими диаметрально противоположными взглядами было предложено и своеобразное компромиссное решение вопроса, выраженное в признании объектом и вещи, и человеческие действия одновременно.

Указанные теории нашли свое отражение во взглядах современных исследователей. Так, имеет место точка зрения о том, что объектом следует считать тот предмет окружающего мира, материальное или нематериальное благо, по поводу которого сложились правоотношения.

Существует позиция, согласно которой объект представлен поведением участников правоотношения, направленным на какие-либо блага, способным удовлетворять потребности человека.

Действующее гражданское законодательство не определяет понятие объекта гражданского правоотношения, следуя, однако, смыслу вышеназванных современных научных теорий. Законодатель использует формулировку не «объекты гражданского правоотношения», а объекты гражданских прав», что по смыслу гражданско-правовых норм в основном идентично. В ст. 128 ГК РФ названы виды таких объектов.

В соответствии с позицией законодателя объектами гражданских правоотношений являются вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность), нематериальные блага.

Правоотношения по оказанию образовательных услуг имеют свои объектом образовательную услугу, что соответствует ст.ст.128, 779 ГК РФ. Правда, в ст.779 среди перечня услуг названы не образовательные услуги, а услуги по обучению.

Понятие «образовательная услуга» появилось, благодаря Закону «Об образовании». Из преамбулы Закона следует, что образование – это целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов). Из указанного следует, что законодатель относится к обучению, как к части образования, которое немыслимо без одновременного воспитания.

В ряде статей Закон упоминает об образовательной услуге, когда необходимо подчеркнуть ее возмездный и/или дополнительный характер. Например, в ст.13 среди обязательных условий устава образовательного учреждения указывается положение о наличии платных образовательных услуг.

Невольно возникает вопрос: является ли это одним и тем же видом услуг или имеет место различие между ними? Ответ на него может быть дан на основе анализа как гражданско-правовых норм, так и норм Закона «Об образовании».

Пункт 2 статьи 3 Гражданского кодекса РФ позволяет регулировать гражданские правоотношения не только Кодексом, но и принятыми в соответствии с ним иными федеральными законами. Это дает нам основание считать нормы Закона «Об образовании» источниками для определения понятия образовательной услуги.

Из Закона «Об образовании» следует, что понятие «образовательная услуга» шире, чем понятие «услуга по обучению», поскольку образование нормативно определяется как соединение процесса воспитания с процессом обучения. В силу Закона вся деятельность по предоставлению образовательных услуг должна состоять из последовательных действий, определенных законодательством, основанном на ст.43 Конституции. В пункте 5 данной статьи установлено, что образование осуществляется на основе федеральных государственных образовательных стандартов с использованием различных форм образования и самообразования. Данный конституционный принцип отражен и подробно регламентирован в законодательстве об образовании. Из этого следует, что любые действия по оказанию образовательных услуг определяются, прежде всего, законодательно. Государственные образовательные стандарты являются обязательной составляющей российской системы образования и служат основой для любой образовательной программы, по которой осуществляется обучение граждан. В итоге - образовательная услуга всегда должна соответствовать требованиям законодательства, государственных стандартов, утвержденных постановлениями Правительства РФ и образовательной программы, утвержденной образовательным учреждением (организацией). А все вместе - это своеобразный предел волеизъявления участников правоотношения по оказанию данных услуг, не позволяющий им неограниченно свободно определять объект данного правоотношения, а также свои права и обязанности.

Используя общее понятие услуги, представленное в ст.779 ГК РФ и смысл выше названных норм Закона «Об образовании», можно следующим образом определить понятие образовательной услуги:

под образовательной услугой следует понимать оформленные установленным законом и иными нормативными правовыми актами способом определенные действия или определенную деятельность по воспитанию и обучению гражданина для достижения и подтверждения им определенного образовательного ценза, что удостоверятся документом законодательно установленной формы.

Подводя некоторые итоги, можно отметить, что правоотношение по оказанию образовательных услуг, являясь по своей сущности гражданско-правовым, обладает и свойствами публичного правоотношения, что, безусловно, требует учета в процессе правового регулирования.

Литература:

1. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. Статут. М., 2000.

2. Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т.IV.М., 1969.