Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

Проблемы и пути модернизации системы образования России

В. И. Осейчук, директор Центра повышения квалификации государственных и муниципальных служащих Института государства и права Тюменского государственного университета, кандидат философских наук, доцент

Ведя поиск путей выхода России из системного кризиса, следует обратить внимание на то обстоятельство, что все государства, добившиеся в XX веке социально-экономического прорыва, начинали с объявления образования своим приоритетом. А приоритет – это то, ради чего государство может пожертвовать всем остальным, в том числе и очень ценным. К тому же сфера образования - это очень прибыльная область. По некоторым оценкам, каждый рубль, вложенный в образование, возвращает обществу 6 рублей, а специалист производит ценности, в среднем в 11раз превышающие затраты на его образовании [1]. Поэтому заслуживает поддержки рекомендация Н. П. Ващекина и А. Д. Урсула о переходе России к опережающему образованию [2].

Доктрина социально-экономического прогресса современного государства базируется на концепции всемерного раскрытия человеческих возможностей. Послевоенный опыт Японии, Южной Кореи, Гонконга и других стран наглядно свидетельствует, что за счет концентрации ресурсов в образовательной системе можно всего за 10-15 лет подняться до уровня, сравнимого с показателями передовых государств. Следовательно, приоритетные вложения в человека являются не следствием роста благосостояния, а его причиной.

Представляется, что в современных условиях одной из приоритетных целей развития отечественного государства должно стать обеспечение лучшего в мире образования для российского народа. Но это станет возможным тогда, когда каждый семнадцатилетний россиянин будет иметь возможность обучаться в высшем учебном заведении, а каждый взрослый россиянин сможет продолжать обучение и образование на протяжении всей своей жизни. Причем образование должно рассматриваться не столько в качестве фактора профессионализма работника, сколько средством развития его личностного потенциала. Ведь образование никогда не бывает лишним, и оно еще никому не помешало.

Статья 43 Конституции Российской Федерации установила, что каждый имеет право на образование, а основное общее образование обязательно. При этом Конституция России сделала шаг назад, отказавшись от одного из достижений советского периода – всеобщего среднего образования. Критика отдельных недостатков советской системы образования привела к тому, что российские либералы с водой выплеснули и ребенка. С принятием в 1992 году Федерального закона “Об образовании” Россия отказалась от всеобщего среднего образования. Причем отказ от всеобщего среднего образования косвенно ударил по системе профессионально-технической подготовки. Как известно, сегодня нередко уже некому качественно точить и крутить гайки, чинить унитазы, строить дома и дороги.

За период либеральных преобразований в России индекс интеллектуального потенциала общества снизился с 0,71 в 1989 г. до 0,47 в 1997 год.[3, с.69] Это произошло в результате сокращения расходов на образование, снижения образовательного уровня молодого поколения. Дело дошло до того, что в годы либеральных “реформ” 2-3 млн. детей (это 10-15% детей школьного возраста) вообще не посещали школы. По показателю интеллектуализации молодежи, Россия в 50-е годы XX столетия делила с Канадой 2-3 место (первое место было у США), а сейчас переместилась на 67 строку. Что касается уровня финансирования сферы образования, то отечественное государство с первых мест опустилась ниже 70-й строки: в 1970 году на образование приходилось 20,3% расходов госбюджета, а в 1998г. – 3,45%.

По справедливому мнению О. Е. Кутафина, в настоящее время “самая большая проблема в том, что у нас нет нормальной школы – школы, которой мы всегда гордились, которая на порядок была выше школы Соединенных Штатов. А теперь мы подходим к уровню образования в Соединенных Штатов и тоже начинаем выпускать людей полуграмотных и неграмотных вообще” [4, с. 21].

Представляется, что сфера образования в России станет приоритетной тогда, когда зарплата педагога будет самой высокой в бюджетной сфере. Примеры подобного подхода к сфере образования имеются в некоторых развитых государствах. А пока, по данным ООН за 2004 год, зарплата педагога России меньше его коллеги в Южной Корее – в 38,2 раза, Великобритании – 37, 2 раза, США – 37, 2 раза, Тунисе – 16,1 раза, Чили – 10,5 раза, Турции – 9, 04 раза, Венгрии – 8, 04 раза.

От органов государственной власти требуется цивилизованное отношение к оценке труда работников сферы образования. Однако в настоящее время их труд оценивается по остаточному принципу. По оценке Центрального комитета профсоюзов работников народного образования и науки, даже после запланированных правительством России трех индексаций заработной платы бюджетников в 2006 году зарплата доктора наук, профессора не достигала 80% средней зарплаты по стране, а труд педагога стоит в 3-4 раза дороже, чем государство платит за него сейчас. За 16 лет так и не выполнено требование указа Президента РСФСР № 1 “О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР”, предусматривающего оплату труда профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений в размере, превышающем в 2 раза среднюю оплату труда в промышленности. Разве нищий профессор может готовить хороших врачей, хороших учителей, хороших инженеров и хороших управленцев?

Об остроте ситуации с оплатой труда учителей свидетельствуют следующие факты. По оценке Г. Балыхина, в России не хватает 40-50 тысяч учителей в общеобразовательных школах. В 2005 году не добрали на бюджетные места в педагогических вузах почти тысячу человек [5]. При этом Правительство России делает вид, что оно решает проблему путем повышения оплаты труда педагогов на 20%, которая тут же съедается инфляцией. В этой связи правящему классу России уместно напомнить следующую мудрую мысль В. И. Ленина: “Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе. Это истина, не требующая доказательств. К этому положению дел мы должны идти систематической, неуклонной, настойчивой работой и над его духовным подъемом, и над его всесторонней подготовкой к его действительно высокому званию и, главное, главное и главное – над поднятием его материального положения” [6, с.365-366].

В целях решения проблемы подготовки педагогических кадров было бы целесообразно взять эту часть студенчества полностью на государственное финансирование. При этом отбор студентов в педвузы следовало бы ужесточить. Например, предоставить право поступать в педвузы только тем, кто имеет оценки «отлично» и «хорошо» по результатам обучения в средней школе. Представляется, что средства федерального бюджета необходимо вкладывать, прежде всего, в учителя, а от него пойдет отдача другим людям.

Сейчас многие студенты учатся за государственные деньги, но имеют свободное распределение. По состоянию на 1 октября 2004 года направления на работу получили лишь 49% специалистов, окончивших очную форму обучения на бюджетной основе государственных и муниципальных высших учебных заведений. Это неэффективное использование государственных средств. Поэтому целесообразно восстановить систему распределения на работу студентов, обучающихся за государственный счет.

Для опережающего развития системы образования в новой Конституции России следует закрепить норму, которая гарантировала бы гражданам не только общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего (то есть 9-летноего) и среднего профессионального образования, но и общего среднего образования. Слава богу, В 2007 году правящий класс России наконец осознал порочность отказа от всеобщего среднего образования и принял Федеральный закон, возвращающего российское государство в разряд развитых стран по этому показателю.

При этом российским политикам следует обратить внимание на то обстоятельство, что в некоторых развитых странах мира уже взят курс на массовое высшее образование, на этом построена сама процедура приема в вуз. Не с помощью вступительных экзаменов, как это делается в России, а практически все выпускники средних школ США, Германии, Франции автоматически зачисляются в университеты. Страна обязана принять все 100%. После первого курса, в процессе обучения, происходит отсев, до 40% . Следует также учесть, что не только в ряде развитых стран, но и в некоторых странах Африки взят курс на переход ко всеобщему высшему образованию. Очевидно, что страны, взявшие курс на переход к всеобщему высшему образованию, думают о достойном будущем своего государства, о повышении образованности народа, о качестве жизни гражданина. В России пока нет даже обстоятельного разговора об условиях постепенного перехода ко всеобщему высшему образованию.

О влиянии уровня образования на развитие государства свидетельствуют следующие факты. Например, ученые США подсчитали, что более 50% ВВП страны производят работники, имеющие образование продолжительностью более 14 лет. Подобные исследования, проводившиеся в России, показали, что работники с высшим образованием, составляющие четверть персонала, производят 56% прибавочной стоимости.

Модернизируя сферу высшего образования, не следует форсировать вхождение в Болонский проект. Ведь очевидно, что Россия в очередной раз становится заложницей идеи реформирования высшей школы по западному образцу, которая усиленно лоббируется рядом высокопоставленных отечественных чиновников. Ведь пока никто не привел убедительных аргументов относительно того, что сокращение сроков обучения бакалавров до 4 лет повысит качество подготовки специалистов с высшим образованием. О том, что отечественная система высшего образования была вполне качественной, свидетельствуют наши успехи в космической и ядерной областях, а также тот факт, что около 80 % персонала Силиконовой долины – это выходцы из СССР. Похоже, что Россию затягивают в ловушку, позволяющую развитым странам изящно изымать у нее интеллектуальный потенциал. На мировом экономическом рынке не видно лиц, которые заботились бы о развитии России как достойном конкуренте, в том числе в сфере высшего образования. В этой связи нельзя не согласиться со следующим мнением О. Е. Кутафина: “Конечно, Болонский процесс хорош тем, что он дает возможность общения. …Плохо то, что он приобретает разрушительный характер, если его использовать так, как используем мы” [4, с.18]. Более того, трудно не заметить, что в последние два десятилетия России все в большей степени стараются навязать роль поставщика недорогих энергоресурсов и интеллектуального потенциала.

При этом возникают большие сомнение в том, что новации последних лет в сфере высшего образования приведут к повышению качества подготовки специалистов. К тому же приоритетный национальный проект “Образование” имеет ряд существенных недостатков. В частности, он не направлен на институциональную реформу сферы образования, не содержат четких целей и критериев оценки деятельности органов государственной власти по их реализации. Суть приоритетного национального проекта сводится в основном к частичному улучшению финансированию сферы, которая ранее недофинансировались. Так, выплаты по 100 тысяч рублей 10 тысяч учителей коснуться менее одного процента учительского корпуса, а остальные 99 процентов педагогов по-прежнему остаются на бобах.

Естественно, приоритетный национальный проект “Образование” можно и нужно рассматривать в качестве первого шага на пути модернизации сферы образования. Но проблема заключается в том, что этот шаг пока очень робкий, не связан с существенным увеличением доли расходов на образование в федеральном бюджете. Более того, достаточно очевидно, что без таких национальных приоритетов, как развитие промышленности, повышение зарплаты и пенсий до уровня, ориентированного на международные стандарты, успешная реализация национального проекта “Образование” невозможна. Но Россия до сих пор не имеет промышленной политики, у нее нет стратегии сокращения импорта продовольствия и других товаров широкого потребления и перехода к их экспорту, то есть завоевания иностранных рынков.

По-прежнему не решен вопрос о долгосрочных ориентирах устойчивого развития российского государства. Проводимые в России многочисленные преобразования не увязаны между собой главной целью государственного развития. Данное обстоятельство обрекает проводимые преобразования на неудачу. М. М. Сперанский отмечал: “Отчего все человеческие установления столь несовершенны. Сверх многих причин оттого, что все они делаются по большей части отрывками и без общего начертания” [7, с.111]. Как подчеркивал в свое время В. И. Ленин, кто “берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя “натыкаться” на эти общие вопросы. А натыкаться слепо на них в каждом частном случае значит обрекать свою политику на худшие шатания и беспринципность” [8, с. 368].

Политический класс России, как правило, не замечает или адекватно не реагирует на ряд новых тенденций в развитии ее конкурентов на мировой арене. Так, в то время когда в России разрушали систему государственного планирования, Конгресс Соединенных Штатов Америки в 1993 принял закон, предусматривающий введение стратегического планирования и установку критериев эффективности работы федерального правительства. В соответствии с предписаниями закона руководитель каждого ведомства обязан представлять директору Административно-бюджетного управления и Конгрессу США стратегический план программных мероприятий, охватывающих период не менее пяти лет с начала финансового года. Не реже одного раза в три года план обновляется и уточняется.

Япония для ликвидации отставания в образовательном уровне от США в 1997 году приняла закон о всеобщем обязательном высшем образовании. Данный закон явился реакций на тот факт, что в США около 35% граждан 25-летнего возраста имеют высшее образование, а в Японии - лишь 14%. Таким образом, многие изменения в современной России не соответствуют поступи передовых стран, которые все дальше уходят в отрыв.

При недостатке финансовых ресурсов трудно рассчитывать на социально-экономический прорыв. Поэтому приватизация природной ренты является одним их необходимых условий ускоренного развития образования и науки. Политическому классу России придется разрешить главное противоречие современной России, связанное с тем, что у группы лиц, численность которой не более одной сотой процента населения Российской Федерации, оказалось 92 процента всех доходов, дарованных природой. Без разрешения этого противоречия у отечественной сферы образования нет достойной перспективы. Но разрешить это противоречие пока мешают те, кто природную ренту присваивает. Причем, разрешая данное противоречие России, меньше всего надо думать, что по этому поводу подумают в Вашингтоне, а больше делать для наращивания интеллектуального, экономического, духовного и военного потенциала российской нации.

Однако процессы олигархизации общественных отношений в последние годы только нарастают. Так, в 2003 году в России было 17 миллиардеров. По итогам 2004 года в список богатейших людей планеты журнал “Форбс” включил уже 27 россиян с капиталом в 90 миллиардов долларов. В 2005 году в этот список были включены 33 человек с совокупным состоянием более 172 млрд. долл. В 2006 году журнал “Форбс” общее состояние 53 отечественных миллиардеров оценил в 282 млрд. долл., что равно половине общего денежного дохода россиян [9]. Но многие россияне уже поняли, что то, что выгодно отечественным миллиардерам, далеко не всегда выгодно России.

Правительство Российской Федерации и частные лица, вместо того чтобы вкладывать финансовые ресурсы внутри страны, в том числе в сферу высшего образования, вывозят их за рубеж, дабы уберечь страну от “лишних”, c точки зрения отечественных либералов, денег. По некоторым оценкам, за один только 2006 год вывоз государственного и частного капитала превысил 150 млрд. долларов [10].

Известно, что Россия по сравнению с европейскими стандартами (в долях от ВВП) недофинансирует сферу образования и научных исследований, но находятся умники, которые заявляют, что у нас есть какие-то “излишки”, которые можно отложить “для будущих поколений”. Однако здравомыслящим и ответственным гражданам понятно, что необразованный народ не сделает того социально-экономического прорыва, о котором так много разговоров в последнее время. Только образованный русский народ и его самосознание, его познание себя и отечественного государства может определить развитие российской нации как великой.

Становится все очевиднее, что многие проблемы современной России порождены отсутствием стратегического государственного планирования и управления. Только в июне 2007 года первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации С. Иванов обозначил некоторые элементы стратегии развития России до 2020 года. Но о стратегии развития России до 2020года речь должна была пойти еще в декабре 1991 года. Но, как говорится, лучше позже, чем никогда.

Обращает на себя внимание то, что в высших эшелонах государственной власти России пока нет критической массы стратегически мыслящих и действующих политиков. Большинство правящего класса действует преимущественно в собственных интересах, а не в интересах России. Они не в состоянии сопереживать тем 80 процентам россиян, которые оказались в бедности и нищете, чьи дети почти не имеют шансов получить качественное образование. Очевидно, что без очищения органов государственной и муниципальной власти от тех, кто думает, прежде всего, о себе, а потом о Родине, создание инновационной образовательной среды останется утопией.

Литература:

1. Переверзенцев С. История, которую мы потеряли // Литературная газета. - 2002. - 23-29 октября.

2. Ващекин Н. П., Урсул. А. Д. Ориентиры опережающего развития образования // Социологические исследования. – 2000. - № 6.

3. Савченко П., Федорова М., Шелкова Е. Уровень и качество жизни: понятия, индикаторы, современное состояние в России (материалы к лекциям и семинарам) // Российский экономический журнал. - 2000. - № 7.

4. Кутафин О. Е., Оводков А. А. Наша задача поддержать законность в стране // Юридический мир. - 2006. - № 12.

5. Балыхин Г., Шиц М. Педагогическая яма // Российская газета. - 2005. - 3 августа.

6. Ленин В. И. Полн. собр. соч. – 5-е изд. - М., 1964. - Т. 45.

7. Сперанский М. М. Проекты и записки. - М.-Л., 1961.

8. Ленин В. И. Полн. собр. соч. М., 1964. Т. 15.

9. Кто в России самый богатый // Аргументы и факты. – 2007. - № 11.

10. Айвазов А. Китай: разбег после долгого сна // Литературная газета. - 2007. - 7-13 марта.