Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Обзор судебной практики по делам о незаконном отчислении обучающихся


В соответствии с ч. 2 ст. 30 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» образовательная организация принимает локальные нормативные акты по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе порядок и основания отчисления и восстановления обучающихся. Существует три требования, предъявляемых к локальным нормативным актам такого рода. Во-первых, они должны соответствовать законодательству, входить в компетенцию организации и быть приняты с соблюдением установленного порядка. Вероятно, предполагается, порядок, установленный законодательством (уровень принятия решения, орган, принимающий решение, срок, наличие обязательных консультаций и др.) или уставом образовательной организации.   Во-вторых, они не могут ухудшать положение обучающихся образовательной организации по сравнению с установленным законодательством об образовании. В-третьих, при принятии локальных нормативных актов, затрагивающих права обучающихся, учитывается мнение советов обучающихся, советов родителей, представительных органов обучающихся. В случае нарушения указанных требований акты не применяются и подлежат отмене образовательной организацией.

Отчисление является формой прекращения образовательных отношений по инициативе образовательной организации (ч. 2 ст. 61 Закона), в том числе в случае невыполнения обучающимся по профессиональной образовательной программе обязанностей по добросовестному освоению такой образовательной программы и выполнению учебного плана (далее - неуспеваемость). 

Минобрнауки РФ в 2015 году разъяснило, что следует понимать под неуспеваемостью (см. Письмо от 15 сентября 2015 г. № АК-2655/05). Не выполнившими обязанностей по добросовестному освоению образовательной программы и выполнению учебного плана признаются обучающиеся, не ликвидировавшие в установленные сроки академической задолженности (часть 11 статьи 58 Закона).

Академической задолженностью признаются неудовлетворительные результаты промежуточной аттестации по одному или нескольким учебным предметам, курсам, дисциплинам (модулям) образовательной программы или непрохождение промежуточной аттестации при отсутствии уважительных причин.

  При этом, даже если обучающийся получил неудовлетворительные результаты промежуточной аттестации или не прошел промежуточную аттестацию при отсутствии уважительных причин, то организация не вправе отчислить обучающегося за неуспеваемость сразу после указанной промежуточной аттестации. Такому обучающемуся должна быть предоставлена возможность пройти промежуточную аттестацию по соответствующим учебному предмету, курсу, дисциплине (модулю) не более двух раз в пределах одного года с момента образования академической задолженности. В указанный период не включаются время болезни обучающегося, нахождение его в академическом отпуске или отпуске по беременности и родам. Сроки прохождения обучающимся промежуточной аттестации определяются организацией.

Возможность пройти промежуточную аттестацию не более двух раз предоставляется обучающемуся, который уже имеет академическую задолженность. Таким образом, указанные два раза представляют собой повторное проведение промежуточной аттестации или, иными словами, проведение промежуточной аттестации в целях ликвидации академической задолженности.

Таким образом, обучающийся может быть отчислен за неуспеваемость только в следующем случае: обучающийся имеет неликвидированную академическую задолженность, организацией были дважды установлены сроки для прохождения повторной промежуточной аттестации в целях ликвидации академической задолженности, обучающийся не ликвидировал академическую задолженность в установленные сроки.

Не допускается взимание платы с обучающихся за прохождение промежуточной аттестации (в том числе повторной промежуточной аттестации в целях ликвидации академической задолженности).

Рассмотрим ряд случаев, в которых локальный нормативный акт образовательной организации об отчислении был оспорен в суде.

До судов, как правило, доходят только дела об отчислении студентов, а родители школьников предпочитают решать вопрос об отчислении в административном порядке. Хотя бывают и исключения. В таких случаях дела об отчислении несовершеннолетних школьников рассматриваются как нарушение конституционного права на образование. Образовательная организация не только обязуется восстановить школьника на прежнем месте обучения, но и привлекается к административной ответственности в виде штрафа, на основании ч. 1 ст. 5.57 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП).

Так, например, поступил мировой судья района Сокольники г. Москвы. Его решение было впоследствии подтверждено Московским городским судом. Впервые в российской судебной практике договор об оказании образовательных услуг был признан договором административного характера, а не гражданским договором. Поэтому все ссылки образовательной организации на Гражданский кодекс РФ были отвергнуты судом, поскольку значение для дела имели только факты, подтверждающие нарушение административного порядка заключения и расторжения публичного договора.

Напомним детали данного дела. В Постановлении Московского городского суда от 24 августа 2015 г. № 4а-2129/15 частная гимназия признана судом виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.57 КоАП РФ – нарушение права на образование в виде незаконного отчисления – с присуждением штрафа в размере 100 000 рублей. Нарушение состояло в том, что в противоречии с уставом гимназии решение об отчислении было принято в одностороннем порядке генеральным директором гимназии с последующим утверждением попечительского совета, а не педагогическим советом, как того требует устав. Руководство гимназии полагало, что право на образование нарушено не было, так как гарантии реализации данного права обеспечиваются только органами государственной власти и органами местного самоуправления, тогда как гимназия является частной организацией и оказывает платные образовательные услуги в рамках гражданско-правовых отношений. Суд опроверг данные утверждения и постановил, что возникновение, изменение и прекращение отношений, связанных с оказанием как бесплатных, так и платных образовательных услуг, относится к сфере регулирования законодательства об образовании, содержащего нормы административного права. В связи с этим ссылки заявителя на нормы ГК РФ, предусматривающие основания изменения и расторжения гражданско-правового договора, нельзя принять во внимание, так как к отношениям, возникшим на основании договора об образовании, содержащего элементы административно-правового договора, они не могут быть применены.

Еще одна категория дела, в которых оспаривается незаконность отчисления школьников, связана с отказом в приеме в 10 класс. Практика не принимать школьников в 10 класс по причине несоблюдения порядка приема в 10 класс, установленного в образовательной организации, отсутствия мест или по причине неудовлетворительного уровня знаний вызывает особую обеспокоенность. Представляется, что такой подход судов к решению вопроса о приеме в 10 класс может повлечь нарушение конституционного права на обязательное полное общее образование.

Так, например, в Постановлении Самарского областного суда от 18 мая 2015 г. № 4а-325/2015 Директор гимназии была признана невиновной в ограничении права девятиклассника на образование. Как постановил суд, поскольку родители окончившего 9-й класс и получившего аттестат об основном общем образовании школьника своевременно не обратились с заявлением о зачислении его в 10-й класс, который приказом директора был укомплектован, отчисление заявителя из образовательной организации не повлекло нарушения или незаконного ограничения прав и свобод обучающегося в сфере образования. Суд указал, что при получении основного общего образования и завершении освоения основных образовательных программ порядок перевода учащихся на следующий уровень среднего общего образования законодательством РФ об образовании не определен и в соответствии с ч. 9 ст. 55  Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» устанавливается самостоятельно организацией, осуществляющей образовательную деятельность по образовательным программам. Учитывая изложенное, привлечение к административной ответственности директора гимназии суд признал незаконным, поскольку в ее действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.57 КоАП РФ.

Другой пример отказа в приеме в 10-й класс – из Комсомольска-на-Амуре. В Апелляционном определении Хабаровского краевого суда от 13 марта 2015 г. по делу № 33-1577/2015 суд признал законным отказ в приеме в 10-й класс по причине низкой успеваемости. Ребенок истца принял решение продолжить обучение в школе с целью получения общего среднего образования и обратился с заявлением о приеме в 10 класс, в чем ему было отказано по причине низкого образовательного рейтинга. Суд подтвердил правомерность решения директора школы, указав, что отбирая учащихся в профильные классы, директор руководствовался установленной в учреждении шкалой оценок. Программа обучения в 10-х классах была рассчитана только для обучения по профильным предметам, общеобразовательных 10 классов в школе не имелось, в связи с чем продолжить обучение по общеобразовательной программе ребенок истца не имел возможности.

Таким образом, практика показывает, что суды все чаще признают законным отказ в приеме в 10-й класс, несмотря на то, что все 11 классов общего образования являются обязательными, в соответствии с ч. 5 ст. 66 Закона.

Перейдем к рассмотрению дел об отчислении студентов вузов. По общему правилу, студенты, не ликвидировавшие в установленные сроки академической задолженности, отчисляются из образовательной организации как не выполнившие обязанностей по добросовестному освоению образовательной программы и выполнению учебного плана (ч. 11 ст. 58 Закона).

Первый вопрос, который возникает при прочтении вышеуказанной статьи 58, – что относится к понятию «академической задолженности». Несмотря на разъяснения Минобрнауки, приведенные в начале обзора, на практике все еще возникают вопросы к этому термину. Так, например, Алтайский краевой суд рассмотрел вопрос о том, является ли пропуск лекционных занятий академической задолженностью. В Апелляционном определении от 1 июля 2015 г. № 33-5923-2015 суд пришел к выводу о том, что уважительный пропуск лекционных занятий свидетельствует лишь о ненадлежащем выполнении учебного плана, но не может служить основанием для досрочного прекращения образовательных отношений.

Тем временем, требует уточнения понятие «уважительной причины» для пропуска занятий. Например, в Апелляционном определение Московского городского суда от 22 декабря 2014 г. по делу № 33-37960 суд отменил приказ об отчислении студента, поскольку, вопреки требованиям законодательства и локальных актов Университета, отчисление проведено в период госпитализации студента. Мера дисциплинарного взыскания в виде отчисления принята без предварительного письменного объяснения и во время болезни студента. При этом, как указал суд, сам по себе факт не информирования руководства Университета об уважительности причин отсутствия на занятиях не может повлечь отчисление тяжело больного студента, которому на период болезни предоставлен академический отпуск по состоянию здоровья.

Аналогичное дело было рассмотрено в Апелляционном определении Воронежского областного суда от 9 октября 2014 г. № 33-5431. Суд отменил приказ об отчислении студента академии по состоянию здоровья, поскольку, в подтверждение состояния здоровья были предоставлены некорректные документы. Согласно локальному нормативному акту образовательные отношения могут быть прекращены досрочно по обстоятельствам, не зависящим от воли обучающегося и академии, например, по состоянию здоровья обучающегося на основании справки врачебной комиссии. При этом, к материалам дела вместо заключения врачебной комиссии приобщено сообщение главного врача. Суд не принял данный документ в качестве подтверждения состояния здоровья, влекущего отчисление, и восстановил истца в числе студентов академии.

В то же время, неучастие в учебном процессе без уважительных причин, как и следует ожидать, признается судами в качестве достаточного основания для отчисления. Например, в деле, рассмотренном в Апелляционном определении Московского городского суда от 20 ноября 2014 г. по делу № 33-43376, приказ об отчислении из университета признан законным, поскольку истец без наличия надлежащего основания не участвовал в учебном процессе, что явилось основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде отчисления. Как следует из материалов дела, на основании заявления отчисленного студента и в результате недобросовестных действий последнего, ему был предоставлен академический отпуск без наличия для этого установленных оснований, что студент подтвердил в заседании судебной коллегии, указав, что данный отпуск ему был необходим из-за финансовых трудностей. В связи с фиктивным отпуском и без наличия надлежащего основания студент не участвовал в учебном процессе, что явилось основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде отчисления. Установленный порядок применения взыскания был соблюден должным образом, обжалуемые приказы вынесены в установленном порядке компетентным лицом в пределах имевшихся полномочий.

Аналогичным образом Хабаровский краевой суд пришел к заключению, что истица не предоставила доказательств наличия уважительных причин, объективно препятствовавших исполнению установленных уставом учреждения и законом обязанностей добросовестно осваивать образовательную программу, выполнять учебный план, осуществлять самостоятельную подготовку к занятиям, выполнять задания (Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 4 сентября 2015 г. по делу № 33-5718/2015). В частности, при наличии у истицы академической задолженности по 10 предметам, она обратилась с заявлением о продлении срока сдачи экзаменационной сессии, представив медицинскую справку. Распоряжением директора Института летняя экзаменационная сессия была продлена, однако истица не приступила к ликвидации образовавшейся академической задолженности. Взять у нее письменное объяснение по факту пропуска занятий и образования академической задолженности не представилось возможным в связи с тем, что она не посещала институт. На этом основании суд признал отчисление законным.

Не следует забывать, что суды имеют тенденцию к проверке подлинности медицинских справок, используемых студентами как обоснования уважительных причин пропуска занятий или неликвидации академической задолженности. Например, Мосгорсуд признал отчисление законным, поскольку дисциплинарное взыскание в виде отчисления было наложено на истца за представление поддельных документов. Несмотря на то, что медицинская справка содержала подлинные печати медицинского учреждения, подписи соответствующих должностных лиц, а также соответствовала форме, суд проверил ее подлинность непосредственно в медицинском учреждении и получил ответ о том, что данная справка не выдавалась (Апелляционное определение Московского городского суда от 12 февраля 2015 г. по делу № 33-4539/2015).

Большое количество успешных дел об оспаривании отчисления связано с тем, что образовательная организация не создала надлежащие условия для ликвидации академической задолженности. Отчисленные в такой ситуации студенты, как правило, подлежали восстановлению, как показывают следующие примеры.

Например, в Апелляционном определении Алтайского краевого суда от 2 июня 2015 г. по делу № 33-5044/2015 приказ об отчислении студента был признан судом незаконным, поскольку студенту не было предоставлено достаточно времени на сдачу экзаменов и зачетов. Фактически, истцу не были предоставлены надлежащие условия для сдачи зачетов и экзаменов: по истечении срока ликвидации академической разницы график ликвидации академической задолженности составлен не был, комиссия для повторной сдачи задолженностей не создавалась, несмотря на то, что истцом принимались все возможные меры по ликвидации академической разницы и академической задолженности.

Аналогичное решение было принято Московским городским судом. В Апелляционном определении от 4 февраля 2015 г. по делу № 33-3458/2015 суд признал незаконным приказ об отчислении из университета «за невыполнение обязанностей по добросовестному освоению образовательной программы», поскольку до даты отчисления из университета ответчиком истцу не были созданы условия для ликвидации академической задолженности. В частности, из материалов дела следует, что истец пять раз обращался к декану факультета с заявлением о предоставлении ему допуска для ликвидации академической задолженности, а в случае отказа просил предоставить мотивированный ответ. Однако мотивированного отказа в предоставлении допуска для ликвидации академической задолженности университетом дано не было.

В другом аналогичном решении Московский городской суд усмотрел несоблюдение университетом обязанности по предоставлению студенту доступа к ликвидации академической задолженности в том, что на неоднократные обращения истицы по поводу предоставления допуска для ликвидации задолженности университет ответа не дал, а графика отработок, который был доведен до сведения студентов, суду представлено не было (Апелляционное определение от 4 февраля 2015 г. по делу № 33-3457/2015).

При этом, имеет значение дата, на которую назначена ликвидация академической задолженности. Например, в Апелляционном определении Костромского областного суда от 9 июля 2014 г. по делу № 33-1078 суд удовлетворил требование об отмене приказа об отчислении из университета и восстановлении в списках студентов, взыскании компенсации морального вреда удовлетворено, поскольку доказано, что истцу до его отчисления из университета ответчиком не были созданы условия для ликвидации академической задолженности. Согласно законодательству об образовании обучающийся имеет право на две попытки ликвидации академической задолженности (пересдачи экзамена), при этом образовательное учреждение обязано создать обучающемуся условия для ликвидации академической задолженности и осуществлять контроль за своевременностью ее ликвидации. Вместе с тем, в рассматриваемом случае вторую попытку пересдачи университет предоставил истцу уже после даты его отчисления.

В ряде случаев отчисленным студентам удалось доказать в суде, что приказ об отчислении был принят с нарушением порядка его принятия или не уполномоченным на то лицом. В качестве примера приведем два судебных решения.

В Апелляционном определении Саратовского областного суда от 1 октября 2014 г. по делу № 33-5507 суд признал приказ об отчислении незаконным, поскольку университетом нарушен порядок отчисления, в частности, порядок привлечения к дисциплинарному взысканию. Как следует из материалов дела, студент был отчислен за курение в общежитии. Приказ об отчислении признан незаконным, поскольку суд исходил из того, что наложенное на истца дисциплинарное взыскание не соответствует тяжести совершенного им нарушения, мера дисциплинарного взыскания применена без учета предшествующего поведения истца и отсутствия у него дисциплинарных взысканий, без учета мнения обучающихся. Например, суд отметил, что протокол заседания учебно-стипендиальной комиссии юридического факультета датирован днем издания приказа и из него не следует, что подписание приказа об отчислении следовало за заседанием учебно-стипендиальной комиссии. Кроме того, истец не был уведомлен о рассмотрении вопроса о возможном применении к нему меры воздействия в виде отчисления, отсутствует голосование по данному вопросу. В локальных нормативных актах ответчика отсутствует понятие грубого нарушения, в связи с чем при решении вопроса об отчислении из состава студентов, ответчик должен учитывать тяжесть дисциплинарного проступка, предшествующее поведение обучающегося. Как установлено судом, отчисленный студент ранее к дисциплинарной ответственности не привлекался, не допускал каких-либо нарушений локальных нормативных актов университета, отчисление из состава студентов за нарушение Правил внутреннего распорядка студенческого общежития не предусмотрено, запрет на курение в комнатах в общежитии, введен в действие после совершения вышеуказанного дисциплинарного проступка.

Второй пример касается принятия приказа об отчислении уполномоченным на то лицом. В деле, рассмотренном в Апелляционном определении Верховного суда Республики Татарстан от 25 июня 2015 г. по делу № 33-9331/2015, cтудентка была отчислена из филиала университета за нарушение обязанностей, предусмотренных уставом, правилами внутреннего распорядка университета и правилами проживания в общежитии университета, иными локальными актами университета. Вместе с тем, приказ об отчислении признан незаконным, поскольку он принят не уполномоченным на то лицом, а именно, в нарушение требований локальных нормативных актов, студентка отчислена не приказом ректора по представлению руководителя филиала, а приказом директора филиала.

Для контраста, рассмотрим примеры безуспешного оспаривания студентами приказов об отчислении. Наибольшая часть таких дел связана с выполнением образовательной организацией условия о предоставления студенту возможности ликвидировать академическую задолженность, которой студент либо не воспользовался, либо воспользовался безуспешно.

Так, например, в деле студента Омской государственной медицинской академии отчисление было признано законным, поскольку производилось трижды, студент имел академическую задолженность и систематически нарушал правила внутреннего распорядка (Апелляционное определение Омского областного суда от 17 декабря 2014 г. по делу № 33-8206/2014).

В Ростовской области суд не принял во внимание доводы отчисленного студента о признании незаконным и отмене приказа об отчислении из университета, поскольку было установлено, что студенту была предоставлена возможность пересдать три академические задолженности, возникшие после третьей сессии. Не сумев ликвидировать академическую задолженность в установленные сроки, студент был правомерно отчислен из университета, как не выполнивший обязанности по добросовестному освоению образовательной программы и учебного процесса (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 2 декабря 2014 г. по делу № 33-16089/2014).

Также, в Апелляционном определении Волгоградского областного суда от 26 февраля 2014 г. по делу № 33-2213/14 отчисление признано правомерным, поскольку учебный план за спорный период в нарушение положений действующего законодательства и устава учебного заведения истцом не выполнен, предоставленная ему возможность погасить академическую задолженность не использована.

Таким образом, неиспользование студентом возможности ликвидации академической задолженности, предоставленной университетом, ведет к признанию приказа об отчислении правомерным. При этом необходимо в установленном порядке уведомить студента об отчислении.

В Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 2 февраля 2015 г. № 33-382/2015 суд рассмотрел вопрос о том, кто конкретно должен уведомить студента об отчислении. Отчисленный студент оспаривал незаконное бездействие ректора учебного заведения, выразившегося в непредставлении приказа об отчислении, копий документов, послуживших основанием для отчисления. Вместе с тем, указанная информация была предоставлена ему отделом кадров обучающихся, поскольку положения устава учебного заведения не предусматривали полномочия ректора по ознакомлению студентов с соответствующими приказами.

В Апелляционном определении Иркутского областного суда от 11 февраля 2016 г. по делу № 33-1502/2016 суд рассмотрел спор о надлежащем уведомлении студента об отчислении. Между сторонами был заключен договор на оказание платных образовательных услуг. Истец отчислен из образовательного учреждения за невыполнение учебного плана. При этом он утверждает, что не был уведомлен об отчислении. Рассмотрев материалы дела, суд пришел к выводу о том, что занятость истца на работе уважительной причиной наличия академической задолженности признана быть не может. Поскольку академическая задолженность в установленный и согласованный с ним срок ликвидирована не была, ответчик принял решение уведомить истца об отчислении из ВУЗа, запросив у него письменное объяснение причин невыполнения учебного плана и документы, подтверждающие уважительную причину. Названное уведомление было вручено истцу лично. Согласно его собственноручной расписке на тексте уведомления, все объяснения были им даны ранее. Директором ВУЗа был издан приказ о его отчислении за невыполнение учебного плана. При этом, суд отметил, что в данном случае отчисление не относится к дисциплинарным взысканиям, применяемым к обучающимся, а является предусмотренным законом и договором об оказании платных образовательных услуг основанием досрочного расторжения договора. Таким образом, основания для признания недействительным оспариваемого истцом приказа об отчислении у суда первой инстанции отсутствовали.

Иная характеристика отчисления является не единственной особенностью обучения на основании договора об оказании платных образовательных услуг. Как правило, расторжение договора влечет за собой споры о возврате неиспользованных средств, уплаченных за обучение. Например, Верховный суд Республики Башкортостан рассмотрел в Апелляционное определении от 29 октября 2015 г. по делу № 33-18976/2015 вопрос о взыскании аванса за обучение в рамках защиты прав потребителя. По обстоятельствам дела, между сторонами был заключен договор на оказание образовательных услуг. Истец внес плату за обучение, но, добровольно отказавшись от обучения, просил вернуть уплаченные авансом денежные средства, в чем ему было отказано. Суд постановил, что истец, вступая в договорные отношения с ответчиком, рассчитывал на оказание ему образовательных услуг, поэтому плата за услугу, которая ему не была оказана, должна быть возвращена, за исключением фактически понесенных исполнителем расходов.

Интерес представляет необычная аргументация аналогичного дела, рассмотренного Мосгорсудом. В Апелляционном определении Московского городского суда от 26 ноября 2015 г. по делу № 33-44446/2015 истец утверждал, что локальные нормативные акты, на основании которых он был зачислен, являются дискриминационными и плата за обучение, установленная ректором вуза для иностранных студентов из стран СНГ, нарушает нормы закона, провозглашающие, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех. Вместе с тем, суд отказал в удовлетворении требований, поскольку истец не смог предоставить доказательств того, что ему был предоставлен доступ к образованию на иных условиях, чем для граждан РФ. Истец добровольно заключил договор на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования, согласившись с его условиями, а также с условиями стоимости обучения. По этой причине суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.  


15 октября 2016 г.

Смирнова М. В. 

Кандидат юридических наук, LLM

Научный сотрудник Университета Манчестера 

Старший научный сотрудник Федерального центра 

образовательного законодательства



Возврат к списку