Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Ежегодник российского образовательного законодательства

Том 13, 2018 (№18)

С. 96-108

Чеха В.В.

Финансово-бюджетное содействие русским школам за рубежом: правовые вопросы

Аннотация: в статье раскрываются вопросы, связанные с правовым регулированием процесса финансирования из бюджетов Российской Федерации деятельности русских школ за рубежом. Отдельно рассматриваются международные договоры с участием Российской Федерации и их роль в поддержке русских школ за рубежом, а также фактически сложившиеся к настоящему времени способы финансового содействия таким школам. Критически исследуется содержание утвержденной в 2015 г. Президентом РФ Концепции «Русская школа за рубежом» с точки зрения возможностей использования ее для правового регулирования финансового содействия русским школам за рубежом. Также автором предлагаются некоторые решения имеющихся проблем правового регулирования.

Ключевые слова: русская школа за рубежом; образование; бюджет; интернационализация образования; концепция; образовательные организации; соотечественники; русский язык; дискриминация в области образования; международные договоры.

Для современного глобального мира все более характерным становится усиление тенденции интернационализации сферы образования. В качестве ответа на глобализацию некоторые государства сформировали собственную стратегию продвижения образования в мире. Помимо США, Китая, Великобритании, Австралии, речь идет о таких странах, как Германия, Франция, Испания и даже Польша[1]. В свою очередь, объективно существующая потребность дальнейшего продвижения российских образовательных организаций, российских образовательных технологий актуализирует вопросы выработки стратегии поддержки российского образования и русского языка в мире. Одним из важнейших способов такого продвижения является поддержка общего образования на русском языке за рубежом.

В связи с этим содействие деятельности русских школ за рубежом объективно является важнейшей задачей как органов государственной власти Российской Федерации, так и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

В качестве подтверждения данного тезиса можно указать Федеральный закон от 24 мая 1999 г. № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»[2], в котором предусматриваются обязанности органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по поддержке соотечественников в получении ими равного доступа к образованию на родных языках (ч. 1 ст. 17). При этом Российская Федерация в целях формирования образовательного пространства, в котором учитываются права и интересы соотечественников, проводит линию на выработку с государствами их проживания согласованной политики в области образования (ч. 7 ст. 17).

Напомним, что ч. 2 ст. 105 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[3] (далее — Закон об образовании) предусматривает полномочие на осуществление взаимодействия в сфере образования с иностранными государственными органами не только федеральных органов исполнительной власти, но и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Вышесказанное свидетельствует о том, что содействие зарубежным образовательным организациям общего образования, имеющим «русскую» компоненту, обусловленную, в частности, потребностями соотечественников, предполагает необходимость формирования системы правового регулирования, включающей нормы, регламентирующие соответствующие финансово-бюджет­ные вопросы.

Финансовое содействие русским школам за рубежом организуется уполномоченными органами власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. На федеральном уровне это, прежде всего, Министерство просвещения Российской Федерации, Министерство иностранных дел Российской Федерации, Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству и ряд других уполномоченных органов, осуществляющих процесс планирования и использования выделенных для поддержки русских школ за рубежом бюджетных средств. Деятельность данных органов предполагает взаимодействие с организациями, предоставляющими различного рода ресурсы — материальные, методические и иные для русских школ за рубежом. Эти организации выступают непосредственными получателями бюджетных средств, выделенных в целях финансового содействия деятельности русских школ за рубежом.

Таким образом, фактическое содействие русским школам реализуется посредством деятельности различных российских организаций, таких, в частности, как федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина». Положительный эффект от такого рода деятельности получают именно русские школы за рубежом в виде, например, предоставления учебников, методических пособий, проведения занятий, повышения квалификации на территории России и др.

Данное положение коррелирует с обозначенной в ряде работ тенденцией, выражающейся в смещении акцента с процесса накопления нормативно-правового материала в сторону организационно-правового механизма обеспечения реализации содействующих нормативных предписаний при совместном участии самых разнообразных субъектов — от международных организаций (как правительственных, так и неправительственных) до сети информационных центров[4]. Это предполагает, что, как правило, не возникает прямого финансово-бюджетного взаимодействия органов государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и русских школ за рубежом.

Изложенное позволяет определить финансово-бюджетное содействие русским школам за рубежом как деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, других органов и организаций по организации и (или) осуществлению процесса планирования, выделения и использования бюджетных средств в целях обеспечения функционирования и развития русских школ за рубежом в интересах соотечественников и других лиц, реализующих свое право на получение образования на русском языке и (или) с использованием российских образовательных стандартов.

Такого рода деятельность вышеуказанных органов предполагает прежде всего принятие нормативных правовых актов и иных документов, направленных прямо или косвенно на регулирование отношений, в которых русские школы за рубежом выступают в роли выгодоприобретателей. 

Необходимо иметь в виду то, что финансовая поддержка со стороны Российской Федерации и ее субъектов не является необходимым условием существования русских школ за рубежом. Такие школы могут иметь самостоятельные, не зависящие от государства источники финансирования.

Характерным примером в этом смысле является целая система русских школ за рубежом, возникшая в мире в 20–30-х годах прошлого века в результате миграции из постреволюционной России. Русские школы, входившие в данную систему, по определению не только не могли пользоваться финансовой или какой-либо иной поддержкой государства, возникшего вместо разрушенной Российской империи, но и зачастую были открыто враждебны какому-либо влиянию, исходившему из этого государства. Образовательная деятельность данных школ строилась в основном на адаптации к зарубежным условиям дореволюционных образовательных технологий[5].

Важно отметить, что с приходом к власти в середине 30-х годов прошлого века правых авторитарных режимов в Латвии и Эстонии русское национальное образование, в том числе в формате русских школ, было сведено к минимуму посредством целенаправленных действий со стороны органов власти данных государств[6], что позволяет провести аналогию с сегодняшней политикой Латвии и Эстонии в отношении русских школ. 

Тем не менее в настоящее время поддержка русских школ за рубежом со стороны российского государства является более актуальной вследствие значительно большего, по сравнению с волной миграции после 1917 г., количества соотечественников за рубежом, оказавшихся там после распада СССР, а также вследствие отмеченного выше объективного процесса интернационализации образования.

 

Федеральный бюджет и государственные программы

 

В настоящее время отсутствуют основания говорить о некой цельной системе правового регулирования финансово-бюджетного содействия русским школам за рубежом.

Расходы бюджетных средств на финансовое содействие русским школам за рубежом предусматриваются Федеральным законом от 29 ноября 2018 г. № 459-ФЗ «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов»[7]. Так, в частности, ведомственная структура расходов федерального бюджета содержит положения о расходах Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников за рубежом и международному гуманитарному сотрудничеству, куда включены расходы на тиражирование лучших практик по развитию цифровой грамотности школьников на базе русских школ за рубежом в форме субсидий бюджетным, автономным учреждениям и иным некоммерческим организациям.

Другим источником финансового содействия деятельности русских школ за рубежом является Государственная программа Российской Федерации «Развитие образования», утвержденная постановлением Правительства РФ от 26 декабря 2017 г. № 1642[8], в которой предусмотрены некоторые направления расходования бюджетных средств. Так, например, в приложении к программе — Правилах предоставления из федерального бюджета грантов в форме субсидий юридическим лицам — предусматривается возможность получения грантов российскими юридическими лицами, включая гранты на разработку силами образовательных и научных организаций Российской Федерации единого электронного образовательного пространства, объединяющего широкий спектр ресурсов для организации обучения русскому языку и на русском языке на всех уровнях подготовки; на развитие онлайн-школы на русском языке; на обеспечение обучающихся на русском языке комплексной технической, консультационной, тьюторской поддержкой, в том числе с использованием возможностей голосового перевода в режиме реального времени; на развитие системы использования специальных дистанционных технологий в повышении квалификации преподавателей русского языка, а также преподавателей иных учебных предметов, ведущих занятия на русском языке в российских и иностранных школах, и на другие направления.

В целом, участниками процесса финансового содействия русским школам за рубежом выступают органы государственной власти Российской Федерации, включая органы, имеющие зарубежные представительства, органы власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, подведомственные организации, включая образовательные, зарубежные образовательные организации, попадающие под критерии «русских школ за рубежом», и др.

При таких обстоятельствах в настоящее время даже на федеральном уровне отсутствует необходимый уровень координации между различными органами, осуществляющими финансовое содействие деятельности русских школ за рубежом. В связи с этим актуальной задачей является формирование совещательного межведомственного органа, который бы обеспечивал комплексную поддержку русских школ за рубежом как со стороны различных органов и организаций, так и со стороны Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Также требует решения проблема, связанная с отсутствием четких критериев эффективности расходования бюджетных средств, выделяемых для финансового содействия русским школам за рубежом. 

 

Международные договоры

 

Одним из основных способов регулирования процесса содействия русским школам за рубежом, позволяющих легитимизировать такого рода содействие на территории зарубежных государств, является заключение международных договоров.

В науке международного права принято разделять международные нормы на универсальные — распространяющие свое действие на всех или большинство субъектов международного права; региональные — действующие в пределах одного региона; локальные — регулирующие взаимоотношения двух или нескольких субъектов международного права[9]. На основе данного подхода в науке международного финансового права выделяют многосторонние и двусторонние международные договоры между различными государствами[10].

Международные договоры, которые содержат положения, обеспечивающие содействие деятельности русских школ за рубежом, также возможно разделить на многосторонние и двусторонние.

К числу многосторонних договоров относится, прежде всего, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)[11] (далее — Пакт). В статье 2 этого документа предусматривается, что установленные в нем права должны осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-тов отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на образование. Они соглашаются, что образование должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам, а также должно дать возможность всем быть полезными участниками свободного общества, способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и всеми расовыми, этническими и религиозными группами (ч. 1 ст. 13 Пакта).

Отметим, что в литературе данный акт характеризуется как один из основополагающих документов, определяющих конституционно-правовые основы законодательной деятельности в России[12].

В Конвенции о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.) закреплено, что государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной (ст. 29 ч. 3)[13].

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (Париж, 14 декабря 1960 г.)[14] предусматривает, что в целях ликвидации или предупреждения дискриминации, подпадающей под определение, данное в настоящей Конвенции, государства, являющиеся сторонами этой последней, обязуются в том числе не допускать — в случаях, когда государственные органы предоставляют учебным заведениям те или иные виды помощи — никаких предпочтений или ограничений, основанных исключительно на принадлежности учащихся к какой-либо определенной группе, а также предоставлять иностранным гражданам, проживающим на их территории, такой же доступ к образованию, что и своим гражданам (ст. 3). «Обеспечить без дискриминации подготовку к преподавательской профессии» также определено в качестве одного из обязательств государств-участников (ст. 4).

Приведенные международные правовые акты, обосновывающие принципиальную возможность обучения на русском языке в странах-участниках, формируют нормативные основы деятельности русских школ за рубежом.

В свою очередь, Конституция Российской Федерации[15] устанавливает право на образование и гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных и муниципальных учреждениях и на предприятиях (части 1, 2 ст. 43). Вышеуказанные конституционные нормы конкретизируются в ст. 78 Закона об образовании. При этом применительно к возможности получения общего образования на территории Российской Федерации Закон об образовании содержит отсылку к международным договорам Российской Федерации. Данные нормы распространяются на всех граждан, находящихся на территории Российской Федерации, включая граждан иностранных государств. При этом они могут выступать ориентиром для международных договоров Российской Федерации, которые, бесспорно, выступают эффективным инструментом поддержки русских школ, находящихся за рубежом.  

Важную роль в обеспечении легализации деятельности русских школ за рубежом выступают двусторонние международные договоры, которые на взаимной основе позволяют обеспечивать поддержку соответствующим образовательным организациям, расположенным на территории договаривающейся стороны. Однако очевидно, что такого рода договоры могут заключаться с ограниченным числом государств, с которыми установлены более или менее нормальные политические и социально-экономические отношения и которые обладают собственным значимым образовательным потенциалом, позволяющим осуществлять экспансию на территорию России.

В качестве примера приведем Меморандум между Правительством Российской Федерации и Правительством Итальянской Республики в отношении организации в общеобразовательных учреждениях двуязычных классов с преподаванием на русском и итальянском языках (Рим, 5 ноября 2003 г.)[16].

Согласно ст. 1 данного документа его стороны организуют в общеобразовательных учреждениях договаривающихся государств двуязычные классы, то есть классы с преподаванием русского и итальянского языков и других предметов на русском и итальянском языках, и в соответствии с действующим в государствах сторон законодательством создают благоприятные условия для деятельности этих классов.

Благоприятные условия предполагают: организацию совместных разработок учебных программ с преподаванием на двух языках и порядок выставления итоговых оценок (ст. 4); возможности для выпускников двуязычных классов общеобразовательных учреждений в Российской Федерации или Итальянской Республике поступать в университеты другой страны без посещения специальных языковых курсов и сдачи экзаменов на знание языка этой страны, а также сверх ограничений численности, установленных для иностранных студентов (ст. 5); содействие в подготовке, подборе и направлении учителей двуязычных классов и преподавателей соответствующего языка и других предметов и повышению квалификации учителей двуязычных классов (ст.ст. 7, 8, 10); организацию предоставления функционирующим классам с преподаванием на двух языках учебных пособий и дидактических мультимедийных материалов в случае соответствующих ежегодных запросов (ст. 9).

Еще одним примером является Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Австрийской Республики о культурном сотрудничестве (Вена, 27 октября 1998 г.)[17]. 

Согласно ст. 5 данного соглашения стороны поддерживают в рамках своих возможностей сотрудничество в области общего и профессионального образования, в том числе путем содействия повышению квалификации преподавателей; направления преподавателей соответственно русского и немецкого языков в образовательные учреждения другой страны; поощрения партнерских связей между школами и другими образовательными учреждениями.

 

Концепция «Русская школа за рубежом»

 

Финансово-правовой статус русской школы за рубежом определяется на основе законодательства страны пребывания, за исключением школ, находящихся на территории дипломатических представительств Российской Федерации. Исходя из этого, очевидной является невозможность осуществления прямого управления русскими школами со стороны российских органов управления образованием. Особенно это касается внутренней структуры русской школы за рубежом, ее правомочий на ведение образовательной деятельности.

В переносном смысле школа, имеющая характеристики «русской» за рубежом, имеет двойную идентичность — с точки зрения законодательства страны нахождения школа, как правило, не имеет статуса «русской» и зачастую является обычной школой, где, например, русский язык изучают в качестве одного из предметов. В связи с этим наличествует противоречие между потребностью во взаимодействии русских школ с российскими органами и организациями различных видов, находящихся на территории Российской Федерации, и существующими ограничениями, обусловленными статусом русской школы в стране пребывания. Так, например, реализация образовательных программ русской школой на территории зарубежной страны не может напрямую регулироваться российскими образовательными стандартами.  

В то же время актуальность предоставления русским школам соответствующих возможностей усиливается ввиду усложнения условий существования русских школ в ряде государств, например, государств Балтии, связанных с политикой органов власти указанных государств по фактическому уничтожению русских школ за рубежом[18]. Такого рода усложнение характерно также и для других постсоветских стран, в частности для Молдовы[19]. Причем указанные в разд. 3 многосторонних международных договоров условия, участниками которых являются многие из постсоветских стран, не являются для этих стран какими-либо ограничителями в деятельности по уничтожению русских школ.

В настоящее время практически единственным документом, определяющим механизмы финансового содействия деятельности русских школ за рубежом, является концепция «Русская школа за рубежом», утвержденная Президентом Российской Федерации 4 ноября 2015 г.[20] (далее — Концепция). По своему содержанию этот документ является совокупностью систематизированных взглядов о целях, основных направлениях и механизмах деятельности русских школ.

В этом смысле Концепцию можно охарактеризовать как основу для принятия решений органами власти по различным вопросам, связанным с взаимодействием русских школ. Однако этот документ не может рассматриваться как нормативный правовой акт, регламентирующий деятельность органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также других органов и организаций по финансовому содействию деятельности русских школ за рубежом. При этом сама по себе Концепция не может являться основанием для возникновения расходных обязательств для реализации мер по улучшению учебных помещений, совершенствованию учебной, компьютерной техники, информационно-коммуникационного оборудования и специализированного программного обеспечения; по созданию современных учебно-методических комплексов в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами общего образования и с учетом соответствующих примерных основных общеобразовательных программ.

Текст Концепции содержит многочисленные проблемы, касающиеся, в частности, подходов к определению статуса русских школ. Так, в п. 10 Концепции указаны виды образовательных организаций, относящихся к категории русских школ, включая: государственные и негосударственные иностранные образовательные организации, осуществляющие образовательную деятельность по основным и (или) дополнительным общеобразовательным программам полностью или частично на русском языке и (или) в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами.

При таком подходе к категории русских школ могут быть отнесены многочисленные общеобразовательные организации, расположенные на территориях различных стран. Если какая-либо образовательная организация, реализующая общеобразовательные программы, имеет образовательную программу, которая частично реализуется на русском языке, то всю образовательную организацию возможно относить к категории русских школ. При этом такого рода образовательная организация с точки зрения Концепции рассматривается как однопорядковая со специализированными структурными образовательными подразделениями в загранучреждениях МИДа России, осуществляющих образовательную деятельность по основным и дополнительным общеобразовательным программам.

В связи с этим крайне трудно определить точное количество русских школ в зарубежных странах и реализовать меры поддержки, включая материально-технические, охватывающие все образовательные организации, относимые к категории русских школ, желающих получать такого рода поддержку. 

Также в этих условиях затруднительной будет выглядеть материально-техническая поддержка русских школ, предусмотренная п. 5 Концепции.

Сложно выполнимым выглядит п. 17 Концепции, согласно которому государственная поддержка предоставляется организациям, включенным в реестр русских школ за рубежом, который должен вести уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти в целях определения конкретных направлений государственной поддержки.

Количество русских школ за рубежом объективно не является постоянной величиной и может изменяться — во многих странах создаются новые школы, а имеющиеся школы трансформируются (реорганизуются) либо исчезают. Включение в реестр предполагает некую статичность образовательных организаций, относимых к категории русских школ.

Во многих странах русские школы за рубежом могут существовать в виде нерегистрируемых в качестве юридических лиц объединений соотечественников, организующих предоставление дополнительного образования детям на русском языке. Данные школы нигде не учитываются и могут существовать определенные периоды времени, создаваться и ликвидироваться в зависимости от запросов соотечественников.


Также следует учесть возможность возникновения проблем с органами государственной власти страны нахождения русской школы в случае включения такой школы в реестр русских школ за рубежом.

К числу декларативных следует отнести и многие другие меры поддержки русских школ, предусмотренные в Концепции, включая меры информационной, методической поддержки, организации профессионального образования и дополнительного профессионального образования для работников русских школ за рубежом.

Как следует из п. 28 Концепции, она служит основой для разработки подпрограммы «Русская школа за рубежом» государственной программы Российской Федерации «Внешнеполитическая деятельность», а также подпрограмм других профильных государственных программ Российской Федерации, иных целевых программ, отдельных проектов, мероприятий и инициатив, направленных на поддержку русских школ за рубежом. В этом смысле государственная целевая программа могла бы выполнять функции системного интегратора всех направлений деятельности органов государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, других органов и организаций по финансовому содействию русским школам за рубежом.


Литература
1. Бочарова, З. С. Организация образования в российском зарубежье: правовые основы и исторический опыт 20-30-х годов ХХ века / З. С. Бочарова // Право и образование. — 2005. — № 5.
2. Каламкарян, Р. А. Международное право как регулятор современных международно-правовых отношений / Р. А. Каламкарян, Ю. А. Мигачев // Государство и право. — 2013. — № 11.
3. Калаускас, И. Русская школа в Эстонии: есть ли возможность ее сохранить? / И. Калаускас // Слово.ру: балтийский акцент. — 2012. — № 2.
4. Кашкин, С. Ю. Международная образовательная интеграция: содержание и правовое регулирование: монография / С. Ю. Кашкин, А. О. Четвериков. — М. : Проспект, 2018. —288 с.
5. Кондратюк, А. В. Международно-правовое регулирование сотрудничества государств в сфере образования : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.10 / Кодратюк Анна Владимировна. — СПб., 2007. — 22 с.
6. Мухаметшин, Ф. В защиту Русского мира. О некоторых аспектах защиты прав российских соотечественников в Молдавии в свете последних событий / Ф. Мухаметшин // Свободная мысль. — 2014. — № 4 (1646).
7. Нисневич, Ю. А. Законодательная деятельность: политико-правовой анализ : учебное пособие / Ю. А. Нисневич, В. М. Платонов, Д. Е. Слизовский. —М. : Аспеут Пресс, 2007. — 385 с.
8. Петрова, Г. В. Международное финансовое право : учебник для бакалавриата и магистратуры / Г. В. Петрова. — М. : Юрайт, 2015. — 441 с.
9. Шевченко, В. А. Русская школа в эмиграции. От Белграда до Харбина / В. А. Шевченко. — М. : АЙРИС-пресс, 2017. — 576 с.
10. Цюй, С. Русские школы в Харбине и ситуация образования русских эмигрантов / С. Цюй // Познание стран мира: история, культура, достижения. — 2014. — № 4.


[1] Подробнее см.: Кашкин С. Ю. Четвериков А. О. Международная образовательная интеграция: содержание и правовое регулирование : монография. М. : Проспект, 2018. С. 33–39.
[2] Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. № 22 ст. 2670.
[3] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598.
[4] См., например: Кондратюк А. В. Международно-правовое регулирование сотрудничества государств в сфере образования : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.10. СПб., 2007. С. 8.
[5] Подробнее см.: Бочарова З. С. Организация образования в российском зарубежье: правовые основы и исторический опыт 20-30-х годов ХХ века // Право и образование. 2005. № 5. С. 190–207; Цюй С. Русские школы в Харбине и ситуация образования русских эмигрантов // Познание стран мира: история, культура, достижения. 2014. № 4. С. 49–53.
[6] См. об этом: Шевченко В. А. Русская школа в эмиграции. От Белграда до Харбина. М. : АЙРИС-пресс, 2017. С. 437–475.
[7] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2018. № 49 (части II–VI), ст. 7531.
[8] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2018. № 1 (ч. II), ст. 375.
[9] См.: Каламкарян Р. А., Мигачев Ю. А. Международное право как регулятор современных международно-правовых отношений // Государство и право. 2013. № 11. С. 53.
[10] См.: Петрова Г. В. Международное финансовое право : учебник для бакалавриата и магистратуры. М. : Юрайт, 2015. С. 62–64.
[11] Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17, ст. 291.
[12] См., например: Нисневич Ю. А., Платонов В. М., Слизовский Д. Е. Законодательная деятельность: политико-правовой анализ : учебное пособие. М. : Аспеут Пресс, 2007. С. 28.
[13] Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. № 45, ст. 955.
[14] Ведомости Верховного Совета СССР. 1962. № 44, ст. 452.
[15] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 дек. 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 дек. 2008 г. № 7-ФКЗ, от 5 фев. 2014 г. № 2-ФКЗ, от 21 июля. 2014 г. № 11-ФКЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 31, ст. 4398.
[16] Постановление Правительства РФ от 4 нояб. 2003 г. № 662 «О подписании Меморандума между Правительством Российской Федерации и Правительством Итальянской Республики в отношении организации в общеобразовательных учреждениях двуязычных классов с преподаванием на русском и итальянском языках» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. № 45, ст. 4397.
[17] Бюллетень международных договоров. 2005. № 12.
[18] Подробнее см.: Калаускас И. Русская школа в Эстонии: есть ли возможность ее сохранить? // Слово.ру: балтийский акцент. 2012. № 2. С. 100–103.
[19] См. об этом: Мухаметшин Ф. В защиту Русского мира. О некоторых аспектах защиты прав российских соотечественников в Молдавии в свете последних событий // Свободная мысль. 2014. № 4 (1646). С. 5–14.
[20] Документ опубликован не был. Режим доступа: http://www.kremlin.ru.


Возврат к списку