Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Ежегодник российского образовательного законодательства

Том 12, 2017 (№18)

С. 244-258

Хачикян Е.И., Филиппова Т.И., Пацакула И.И.


Социально-правовые аспекты оценки грантовой активности ученых в регионах России (на примере Калужской области)


Аннотация: в статье рассматривается проблема оценки грантовой активности ученых как одного из важнейших индикаторов состояния научного потенциала в регионах России, что продиктовано современными реалиями, поскольку не всегда ученые осведомлены о доступных формах грантовой поддержки научно-исследовательских работ и, соответственно, слабо вовлечены в грантовую деятельность. Данная проблема рассматривается через призму анализа ее социально-правовых аспектов. В статье приведен терминологический анализ самого понятия «грант» и проблем, сопряженных с множественностью его трактовок в российском законодательстве. Подчеркнута актуальность проведения оценки состояния грантовой активности ученых в регионах России, в том числе и в целях обязательного мониторинга эффективности работы научных организаций и вузов нашей страны. Оценка грантовой активности ученых осуществлена авторами статьи на примере Калужской области — одного из динамично развивающихся регионов РФ с высокой концентрацией ученых.

Ключевые слова: грант, фонды грантовой поддержки, грантовые конкурсы, научный потенциал, грантовая активность ученых, индикаторы грантовой активности ученых, мотивация ученых, уровень исследовательской и проектной компетентности ученых, комплексная методика оценки грантовой активности ученых, эффективность деятельности научных организаций и вузов.

В настоящее время возросла потребность в отечественных научных разработках (в том числе и в целях импортозамещения), а одной из важнейших доступных форм их финансовой поддержки стала грантовая. Получение средств через грантовую систему, являющееся доминирующим в Европе и США, для России относительно новая форма поддержки научных исследований. В ряде работ[1] приводится подробный сравнительный анализ отечественного и зарубежного опыта грантового финансирования.

Обратимся к самому понятию «грант», закрепленному в правовых актах российского законодательства.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»[2] (далее — Закон о науке) грантами являются денежные и иные средства, передаваемые безвозмездно и безвозвратно гражданами и юридическими лицами, в том числе иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, а также международными организациями, получившими право на предоставление грантов на территории Российской Федерации в установленном Правительством Российской Федерации порядке, на осуществление конкретных научных, научно-технических программ и проектов, инновационных проектов, проведение конкретных научных исследований на условиях, предусмотренных грантодателями.

В статье 15 Закона о науке указано, что финансовое обеспечение научной, научно-технической, инновационной деятельности основывается на его целевой ориентации и множественности источников финансирования и может осуществляться Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями, а также физическими лицами и (или) юридическими лицами способами, не противоречащими законодательству Российской Федерации и законодательству субъектов Российской Федерации. 

Финансовое обеспечение научной, научно-технической, инновационной деятельности осуществляется посредством выделения бюджетных средств научным организациям и образовательным организациям высшего образования, фондам поддержки научной, научно-технической, инновационной деятельности, а также иным организациям, осуществляющим указанную деятельность в рамках конкретных научных, научно-технических программ и проектов, инновационных проектов в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации и муниципальными правовыми актами.

Основным источником финансирования фундаментальных научных исследований, поисковых научных исследований являются средства федерального бюджета, а также средства фондов поддержки научной, научно-технической, инновационной деятельности (ст. 15 Закона о науке).

Бюджетный кодекс Российской Федерации[3] (п. 7 ст. 78) содержит упоминание о грантах в форме субсидий: «В законе (решении) о бюджете могут предусматриваться бюджетные ассигнования на предоставление в соответствии с решениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрации юридическим лицам (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам грантов в форме субсидий, в том числе предоставляемых на конкурсной основе».

В статье 251 Налогового кодекса Российской Федерации[4], где говорится о доходах, не учитываемых при определении налоговой базы, грантами признаются денежные средства или иное имущество в случае, если их передача (получение) удовлетворяет следующим условиям: гранты предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основах российскими физическими лицами, некоммерческими организациями, а также иностранными и международными организациями и объединениями по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством Российской Федерации, на осуществление конкретных программ в области образования, искусства, культуры, науки, физической культуры и спорта (за исключением профессионального спорта), охраны здоровья, охраны окружающей среды, защиты прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных законодательством Российской Федерации, социального обслуживания малоимущих и социально незащищенных категорий граждан; гранты предоставляются на условиях, определяемых грантодателем, с обязательным предоставлением грантодателю отчета о целевом использовании гранта.

Есть подход отождествления гранта с пожертвованием, порядок которого определен ст. 582 Гражданского кодекса Российской Федерации[5] (далее — ГК РФ). Пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. Пожертвования могут делаться гражданам, медицинским, образовательным организациям, организациям социального обслуживания и другим аналогичным организациям, благотворительным и научным организациям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, иным некоммерческим организациям в соответствии с законом, а также государству и другим субъектам гражданского права.

В письме Пенсионного фонда РФ от 27 мая 1999 г. № ЕВ-16-26/4987 «О применении Федерального закона от 4 мая 1999 г. № 95-ФЗ» указано, что грант (денежные и иные средства, передаваемые безвозмездно и безвозвратно) является предметом гражданско-правового договора пожертвования, и отношения, возникающие с его заключением, регулируются нормами ст. 582 ГК РФ[6].

В докладе одного из ведущих отечественных фондов грантовой поддержки — Российского фонда фундаментальных исследований[7] подчеркивается, что значительную правовую проблему представляет неопределенность правового режима гранта в российском законодательстве. Правовой статус грантов по-разному квалифицируется различными отраслями законодательства, такими как законодательство в области образования и науки, бюджетное, налоговое законодательство[8].

Отмечается фрагментарность исследований грантов, проводимых в юридической науке, так как они касаются в основном вопросов налогообложения и порядка бюджетного финансирования, а также вопросов о правовой природе договора о гранте[9].

Понятие «грант» нельзя отнести к категории унифицированных понятий для всех отраслей права России. В российском праве грант — это и благотворительное пожертвование, имеющее целевой характер, и целевое финансирование отдельных общественно полезных программ общественных объединений по их заявкам, и бюджетные ассигнования, налоговые освобождения. В российском законодательстве понятие «грант» трактуется по-разному в зависимости от вида: грант Президента Российской Федерации, государственный, благотворительный и т. д. Можно встретить функциональные понятия грантовых программ; бюджетных грантов для поддержки отечественных инновационных проектов; грантовой поддержки выпускников вузов для работы в сельских школах; предоставления грантов для устойчивого развития сельских территорий, грантового поощрения инициатив сельских сообществ и иные.

Преференции, устанавливаемые законодателем для грантов, отражают степень государственных нужд, общественных и (или) частных интересов.

С социологической точки зрения грантовое финансирование представляет собой механизм реальной эффективной конкуренции между научными коллективами ученых при распределении бюджетных средств на проведение исследований и разработок[10]. Распределением бюджетных средств на указанные цели на конкурсной основе занимаются специально учрежденные государством фонды грантовой поддержки, организации.

К основным российским получателям средств федерального бюджета на цели финансирования фундаментальных и поисковых научно-исследовательских работ (далее — НИР), передающим их в виде грантов физическим и юридическим лицам на конкурсной основе, относятся следующие учреждения и фонды грантовой поддержки:

- Федеральное агентство научных организаций (ФАНО);

- ФГБУ «Российская академия наук»;

- Российский научный фонд;

- ФГБУ «Российский фонд фундаментальных исследований» (РФФИ), к которому в 2016 г. присоединился Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ);

- МГУ им. М. В. Ломоносова;

- СПбГУ;

- РНЦ «Курчатовский институт».

В 2017 году планируется потратить на эти цели указанными учреждениями и фондами грантовой поддержки в сумме 117,5 млрд руб.[11]

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2009 г. № 602 «Об утверждении перечня российских организаций, получаемые налогоплательщиками гранты (безвозмездная помощь) которых, предоставленные для поддержки науки, образования, культуры и искусства в Российской Федерации, не подлежат налогообложению»[12] утвержден перечень российских организаций, гранты которых не подлежат налогообложению, что делает более привлекательным для ученых получение грантов от этих организаций.

Грантовое финансирование призвано помочь в решении ряда проблем отечественной науки, связанных с реализацией НИР российскими учеными. Одной из таких ключевых проблем на сегодняшний день является не всегда эффективное использование научного потенциала российских ученых и доведение полученных ими результатов до внедрения в реальный сектор экономики. Ученые, привыкшие заниматься научной деятельностью, не всегда осведомлены о возможностях финансирования НИР, а также последующего выхода разработанной научно-технической продукции на рынок, что снижает качество исследований и лишает ученых стимула к их проведению. Особенно это характерно для регионов, в которых не функционируют ведущие научные школы страны и отмечается средний либо низкий уровень грантовой активности ученых.

По указанным выше причинам, несомненно, важно, чтобы механизмы грантового финансирования НИР региональными учеными (из различных уровней бюджетов) были доступны, четко отрегулированы и закреплены нормативными правовыми актами, получали реальную поддержку со стороны региональных органов власти (либо специально уполномоченных на то организаций (учреждений)). Но не менее важным является готовность самих ученых к получению предлагаемой финансовой поддержки научных разработок посредством выделяемых грантов, осведомленность о формах такой поддержки и их инициативность для участия и победы в конкурсах грантовой поддержки.

Необходимо определить, насколько ученые в регионах ориентированы на получение грантового финансирования своих научных исследований, каков уровень их грантовой активности. Под грантовой активностью ученых региона понимается вовлеченность ученых разных научных специальностей в конкурсы грантовой поддержки. В данном случае грантовая активность выступает в качестве одного из ключевых индикаторов научной активности ученых в целом.

Для решения указанной проблемы авторами настоящей работы проведена оценка актуального состояния грантовой активности ученых на примере одного из наиболее динамично развивающихся регионов Российской Федерации с высокой концентрацией ученых (докторов и кандидатов наук на 1000 жителей региона) — Калужской области, на территории которой располагаются ведущие научные организации и вузы.

В Законе Калужской области от 9 октября 1998 г. № 17-ОЗ «О науке и научно-технической деятельности в Калужской области» (с изменениями на 5 декабря 2014 г.)[13] (далее — Закон о науке в Калужской области) закреплены полномочия Правительства Калужской области в сфере управления научной и научно-технической деятельностью. В статье 3 Закона о науке в Калужской области указано, что Правительство Калужской области:

- участвует в реализации на территории Калужской области единой государственной научно-технической политики;

- участвует в определении приоритетных направлений развития науки и техники в Калужской области;

- обеспечивает формирование системы научных организаций;

- участвует в осуществлении межотраслевой координации научной и (или) научно-технической деятельности, развития форм интеграции науки и производства, реализации достижений науки и техники;

- принимает в пределах своих полномочий нормативные правовые акты, регулирующие научную, научно-техническую и инновационную деятельность в Калужской области;

- утверждает государственные программы Калужской области в сфере научной и научно-технической деятельности.

Согласно ст. 4 Закона о науке в Калужской области уполномоченные в сфере управления научной и научно-технической деятельностью органы исполнительной власти Калужской области:

- разрабатывают и представляют Правительству Калужской области проекты нормативных правовых актов, регулирующих научную, научно-техническую и инновационную деятельность в Калужской области;

- разрабатывают государственные программы Калужской области в сфере научной и научно-технической деятельности;

- разрабатывают, утверждают и реализуют ведомственные целевые научные и (или) научно-технические программы с участием научных работников и специалистов научных организаций;

- разрабатывают предложения по приоритетным направлениям и формам государственной поддержки науки и научно-технической деятельности, сотрудничают с научно-техническими советами муниципальных образований и местными администрациями в указанной сфере;

- проводят конкурсы в сфере научной и научно-технической деятельности;

- осуществляют финансирование научных и (или) научно-технических программ и проектов в соответствии с законами Калужской области;

- организуют проведение экспертиз научных и (или) научно-технических программ и проектов, финансируемых за счет средств областного бюджета, осуществляемых при формировании научных и научно-технических программ и проектов, а также проведении конкурсов на участие в научных и научно-технических программах и проектах, контроль за их осуществлением и использованием полученных научных и (или) научно-технических результатов;

- организуют работы по пропаганде научных достижений;

- осуществляют организационно-техническое обеспечение работы консультативных или совещательных органов по вопросам науки и инновационной деятельности, экспертных советов.

Наиболее активно ученые Калужской области участвуют в программе региональных конкурсов грантовой поддержки, проводимых на территории региона совместно с РФФИ и РГНФ (до 2016 года, теперь он в структуре РФФИ). Финансирование проектов — победителей конкурсов, отобранных по результатам многоэтапной экспертизы, осуществляется на паритетных началах из средств федерального бюджета (со стороны РФФИ) и из средств областного бюджета. Уполномоченным на организацию и проведение указанных конкурсов (на всех ступенях его реализации) органом исполнительной власти является министерство образования и науки Калужской области. Проведение указанных конкурсов осуществляется на основании многолетних соглашений, заключаемых между РФФИ (ранее и РГНФ) и Правительством Калужской области, о намерениях по проведению совместных конкурсов на территории Калужской области. Порядок проведения конкурсов, объемы и механизмы финансирования конкурсов и иных положений закреплены в многолетних соглашениях, заключаемых между РФФИ (ранее и РГНФ) и министерством образования и науки Калужской области.

Отметим, что региональные конкурсы проектов фундаментальных научных исследований успешно проводятся на территории Калужской области ежегодно с 1999 г. и привлекают ученых и специалистов из ведущих научных организаций и вузов региона. Фундаментальные исследования в актуальных научных направлениях являются главным фактором накопления знаний и их использования для привлечения инвестиций и создания инновационной экономики в регионе. Ежегодно Калужская область занимает лидирующие позиции по количеству участников региональных конкурсов, совместных с РФФИ, а также по количеству проектов-победителей.

Оценка грантовой активности как одного из индикаторов научной активности ученых важна в контексте обязательной оценки эффективности деятельности вузов, расположенных на территории регионов Российской Федерации[14], закрепленной Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»[15]. Согласно Перечню показателей оценки эффективности деятельности федеральных государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования и их филиалов (утв. Минобрнауки России 9 августа 2012 г. № АК-11/05вн)[16] одним из обязательных показателей эффективности научно-исследовательской деятельности наряду с количеством публикаций, объемов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (далее — НИОКР) является число выигранных российских и зарубежных грантов за последние три года. При оценке эффективности деятельности вузов используется утвержденная Министерством образования и науки методика[17].

Актуальное состояние грантовой активности ученых Калужской области изучалось посредством проведения аналитического социологического исследования с использованием метода соцопроса. В соцопросе приняли участие ученые разных научных специальностей (всего 108 человек), являющиеся сотрудниками научных организаций Калужской области, преподавателями вузов региона и прочих организаций (музеев, конструкторских бюро и т. д.). Для полноты исследования были учтены мнения ученых, активно вовлеченных в грантовую деятельность, и, наоборот, не участвующих в конкурсах грантовой поддержки. Важными индикаторами оценки грантовой активности ученых региона, являлись:

- исследовательская активность ученого;

- исследовательская и проектная компетентность ученого;

- результативность НИР ученого[18];

- интегрированность ученого в научные сообщества;

- академическая мобильность ученого;

- публикационная активность ученого[19];

- осведомленность ученого о конкурсах грантовой поддержки;

- мотивация ученого;

- оценочная и аналитическая способность ученого (в части оценки действенности и перспективности грантовой формы поддержки НИР в целом и для самого ученого в частности).

Исходя их выделенных элементов анализа, был построен опросник, состоящий из вопросов смешанного типа, построенных с применением элементов развертки. Вопросы опросника были разделены на блоки: первый блок включал общие вопросы, дающие представление о респонденте с позиции наличия ученой степени, ученого звания, возраста ученого, места его работы и занимаемой должности; второй — вопросы, направленные на оценку исследовательской активности ученого, его интегрированности в научные сообщества, академической мобильности ученого, его публикационной активности; третий — вопросы, позволяющие оценить уровень осведомленности ученого о конкурсах грантовой поддержки, его исследовательской и проектной компетентности; четвертый — вопросы, направленные на оценку опыта участия ученого в конкурсах грантовой поддержки (в качестве руководителя и исполнителя проектов), а также результативности НИР ученого; пятый — проблемные вопросы, позволяющие дать оценку отношения ученого к грантовой форме поддержки НИР в целом, приемлемости, действенности и эффективности грантовой формы поддержки НИР лично для ученого и его последователей; оценку мотивации ученого, побуждающей его к активному участию в конкурсах грантовой поддержки, и наоборот, сдерживающей его грантовую активность, а также получить предложения ученого, направленные на повышение уровня грантовой активности ученых Калужской области.

Результаты проведенного соцопроса дали обширный материал, характеризующий ученых Калужской области с точки зрения уровня их грантовой активности. Были выявлены высокий уровень грантовой активности ученых региона (особенно среди респондентов, имеющих ученые степени доктора и кандидата наук), средний и выше среднего коэффициент публикационной активности ученых, высокий уровень академической мобильности ученых.

Большинство опрошенных ученых (94 %) высказались однозначно за перспективность и действенность грантовой формы поддержки НИР, отметив, что она способствует в большей степени получению дополнительной финансовой поддержки для ученых (указано в 78 % ответов); стимулированию научной активности ученого (77 %); реализации идей и научных проектов ученого, обнародованию результатов НИР (66 %); отбору и поддержке наиболее значимых, передовых научных исследований (57 %).

Результаты исследования позволили оценить научный настрой ученых в большей степени как позитивный, нацеленный на актуальность, новизну и практическую значимость заявленных работ. Возможно, это связано с тем, что из 108 опрошенных лишь 7 человек за последние пять лет не заявлялись в качестве возможного исполнителя или руководителя научных проектов. Кроме того, многие участники опроса имели за последние пять лет поддержанные проекты в различных российских и зарубежных фондах, причем 65 % респондентов выступили в качестве руководителя проектов; 69 % — в качестве исполнителей проектов; 2 % ученых имеют индивидуальный проект. Наиболее значимыми фондами грантовой поддержки для ученых Калужской области по результатам соцопроса являются РФФИ (для 80 % опрошенных), Отделение гуманитарных и общественных наук РФФИ (бывший РГНФ) (для 42 % опрошенных) и РНФ (для 41 % опрошенных). Значимость проведения региональных научных конкурсов в области естественных и гуманитарных наук совместно с РФФИ на территории Калужской области подчеркивает подавляющее большинство опрошенных ученых (94 %).

Среди основных мотивов, по которым ученые участвуют в конкурсах грантовой поддержки, выступают:

- получение дополнительного источника доходов (82 %);

- стремление заявить о собственных наработках, результатах исследований, оформить их и обнародовать (74 %);

- повышение престижа, собственного статуса ученого (48 %).

Таким образом, материальная составляющая и необходимость проводить научные исследования, поддерживая свой статус ученого, являются достаточно значимыми. Поскольку выбор в жизни уже сделан — ученые уже пришли в науку, зная обо всех трудностях, с которыми им придется столкнуться в практической деятельности, — необходимо поддерживать свой научный потенциал. Как показал опрос, получение грантов для респондентов в наименьшей степени связывается с возможностью сотрудничества с учеными из других организаций. Грантовая поддержка в наименьшей степени способствует научной интеграции, в том числе междисциплинарной.

Среди основных мотивов, по которым ученые не участвуют в конкурсах грантовой поддержки, наиболее значимыми оказались следующие:

- недостаточно высокий уровень финансирования отдельных грантов в рамках конкурсов (65 %);

- отсутствие времени на выполнение научного проекта, высокая степень занятости на основном месте работы (55 %);

- высокая конкуренция в ходе конкурсных отборов (41 %); отсутствие материально-технической базы для реализации ряда научных проектов (37

- отсутствие информации о возможных конкурсах грантовой поддержки (27 %).

Важными с точки зрения анализа социолого-правовых аспектов оценки грантовой активности ученых региона являются ответы опрошенных ученых на блок проблемных вопросов. Ответы на них позволили подчеркнуть имеющиеся на сегодняшний день проблемы в системе грантового финансирования региона, которые согласуются с существующими проблемами отечественной системы грантового финансирования в целом. Приведем наиболее значимые из них:

1.    Явная недостаточность выделяемых на реализацию НИР средств и, что еще важнее, неэффективное их расходование, выражающееся в дисбалансе между затрачиваемыми средствами и реальным эффектом[20]. Данную проблему подчеркнули 44 % опрошенных ученых, ответы некоторых из их содержали следующие предложения: увеличение бюджета программы региональных конкурсов, совместных с РФФИ, на территории Калужской области (бюджет не меняется уже много лет); привлечение к грантовому финансированию спонсоров и благотворителей с целью увеличения бюджета конкурсов; приоритетное финансирование проектов в рамках кластеров Калужской области с учетом междисциплинарных исследований и с привлечением партнеров с производственных площадок; увеличение объема финансирования в рамках одного гранта до значений, позволяющих осуществлять выплаты ученым — получателям гранта из расчета двух средних зарплат по региону; введение квот на финансирование проектов молодых ученых в рамках программы региональных конкурсов, совместных с РФФИ.

2.    Отсутствие четко выработанных механизмов информирования о конкурсах грантовой поддержки в регионе. Данную проблему подчеркнули 16 % опрошенных ученых. Для ее решения было предложено наладить более продуманную, систематизированную работу (с организациями, вузами региона) по проведению конкурсов; более широкое освещение информации о возможных конкурсах в сети «Интернет», в специально созданных аккаунтах в социальных сетях. Кроме того, было отмечено отсутствие четко выработанных правил и критериев предоставления грантовой поддержки, непрозрачность схем получения грантов.

3.    Слабый приток молодых ученых в конкурсы грантовой поддержки, особенно в качестве руководителей НИР. Данную проблему подчеркнули 16 % опрошенных. Меры, направленные на решение указанной проблемы, предложенные учеными, заключались в учреждении большего числа специализированных конкурсов для молодых ученых; поощрении молодых ученых, активно вовлеченных в грантовую деятельность, со стороны Правительства Калужской области и руководства научных организаций и вузов, сотрудниками которых они являются; создании системы наставничества для молодых ученых, курировании их грантовой деятельности; создании научных сообществ молодых ученых на базе научных организаций (вузов) региона.

4.    Сложности в подготовке заявок на конкурсы и предоставлении отчетности, обусловленные излишним бюрократизмом процедуры подготовки конкурсной документации. Данную проблему подчеркнули 14 % опрошенных ученых. Предложения по решению проблемы сводились к упрощению системы подачи заявок на конкурсы грантовой поддержки (10 % опрошенных), а также помощи ученым в оформлении заявок на конкурсы специальными посредническими структурами и организациями (9 % опрошенных).

5.    Отсутствие специальных мероприятий, направленных на интеграцию ученых, в том числе междисциплинарную, в рамках проведения совместных НИР, на обмен опытом, на освещение результатов проведенных исследований и пр. Данную проблему подчеркнули 14 % опрошенных ученых. Для ее решения было предложено проводить круглые столы по различным направлениям научных исследований, обучающие семинары; создать дискуссионные тематические площадки для обмена новыми идеями, опытом и формирования междисциплинарных научных коллективов; возобновить региональные мультидисциплинарные научные конференции; развивать межрегиональное научное сотрудничество.

6.    Отсутствие «заказа» от региона на проведение актуальных НИР в рамках конкурсов грантовой поддержки в виде четко сформулированных приоритетных направлений научной деятельности, отвечающих потребностям региона, а также помощь региона во внедрении результатов НИР в реальный сектор экономики. Данную проблему подчеркнули 9 % опрошенных ученых.

7.    Недостаточный для полноценной реализации экспериментальных НИР уровень оснащения имеющихся лабораторий, устаревшее оборудование. Данную проблему подчеркнули 6 % опрошенных ученых.

8.    Отсутствие налаженного контакта между органами власти, государственными структурами, бизнес-организациями, посредническими институтами и научной средой по проведению конкурсов грантовой поддержки. Данную проблему подчеркнули 6 % опрошенных ученых. Для ее решения было предложено повысить уровень содействия и заинтересованности в организации и проведении конкурсов грантовой поддержки со стороны органов власти региона, а также обеспечить возможность создания частных региональных фондов, направленных на связь науки с производством, закрепить это в региональных нормативных правовых актах.

На основе вышеуказанных предложений, сформированных по результатам проведения соцопроса ученых Калужской области и сопоставленных с обширным статистико-аналитическим материалом по проведенным на территории региона конкурсам грантовой поддержки, подготовлены практические рекомендации, направленные на повышение эффективности реализуемой на территории региона грантовой политики, а также на стимулирование грантовой активности ученых (особенно молодых докторов и кандидатов наук). Практические рекомендации могут быть в дальнейшем использованы при планировании сферы образования и науки Калужской области, а также в прогностических целях. Важно отметить, что проведенное авторами статьи исследование по оценке грантовой активности ученых региона может быть использовано в любом другом регионе России.


Литература

1.    Верзунова, Л. В. Изучение актуального состояния грантовой активности молодых исследователей Белгородской области / Л. В. Верзунова, Е. Н. Меньшикова, М. Ю. Семенов, Е. А. Болховитина // Молодой ученый. — 2012. — № 3. — С. 319–321.

2.    Гомбоева, М. И. Управление эффективностью НИР в региональном вузе: публикационная активность и грантовая деятельность ППС / М. И. Гомбоева // Гуманитарный вектор. — 2012. — № 1(29). — С. 172–178.

3.    Гутников, О. В. Правовой статус гранта по законодательству Российской Федерации / О. В. Гутников // Право и экономика. — М. : Юрид. дом «Юстицинформ», — 2005. — № 12. — С. 3–6.

4.    Исаева, Т. Е. Эффективность оценивания деятельности преподавателей вузов: сравнение отечественных и зарубежных методик / Т. Е. Исаева, М. П. Чуриков, Ю. Ю. Котляренко // Интернет-журнал «Науковедение». — 2015. — Т. 7. — № 3. URL: http://naukovedenie.ru/PDF/141PVN315.pdf (дата обращения 01.12.2017).

5.    Кольцов, А. В. Стратегия грантового финансирования научно-исследовательских работ в России на современном этапе / А. В. Кольцов, А. М. Октябрьский // Стратегическое планирование и развитие предприятия : материалы Пятнадцатого Всероссийского симпозиума (г. Москва, 15–16 апреля 2014 г.). Секция 5 : Проблемы прогнозирования деятельности предприятия. — М., 2014. — С. 100–102.

6.    Леонова, Т. Н. Эффективность грантового финансирования научно-исследовательских работ: мировой опыт и российские перспективы / Т. Н. Леонова // Экономическая наука современной России. — 2014. — № 4. — С. 89–101.

7.    Мельник, Т. Е. Правовое регулирование грантов в российском законодательстве / Т. Е. Мельник // Законодательство о науке: современное состояние и перспективы развития. — М. : Норма, 2004. — С. 208–226.

8.    Провалинский, Д. И. Гранты в системе правовых стимулов (общетеоретический и сравнительный анализ) : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.01 / Провалинский Дмитрий Игоревич. — Пенза, 2017. — 27 с.

9.    Фетисов, Ю. В. Проблемы грантовой поддержки науки в России и за рубежом / Ю. В. Фетисов // Управление инновационной деятельностью экономических систем (ИНПРОМ-2014) : труды Международной научно-практической конференции (г. Санкт-Петербург, 2–7 июня 2014 г.). — СПб., 2014. — С. 19–27.



[1] См., например: Леонова Т. Н. Эффективность грантового финансирования научно-исследовательских работ: мировой опыт и российские перспективы // Экономическая наука современной России. 2014. № 4. С. 89–101; Фетисов Ю. В. Проблемы грантовой поддержки науки в России и за рубежом // Управление инновационной деятельностью экономических систем (ИНПРОМ-2014) : труды Международной научно-практической конференции (г. Санкт-Петербург, 2–7 июня 2014 г.). СПб., 2014. С. 19–27; Мельник Т. Е. Правовое регулирование грантов в российском законодательстве // Законодательство о науке: современное состояние и перспективы развития. М. : Норма, 2004. С. 208–226.
[2] [Принят Гос. Думой 12 июля 1996 г.] // Российская газета. 1996. 03 сент.
[3] Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ : [принят Гос. Думой 16 июля 1998 г. : по состоянию на 28 дек. 2017 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. № 31, ст. 3824.
[4] Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 8 авг. 2000 г. № 117-ФЗ : [федер. закон : принят Гос. Думой 19 июля 2000 г. : по состоянию на 28 дек. 2017 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2000. № 32, ст. 3340.
[5] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ: [федер. закон : принят Гос. Думой 21 окт. 1994 г. : по состоянию на 29 дек. 2017 г. ] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32, ст. 3301.
[6] Текст письма опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
[7] Доклад РФФИ «Проблемы правового регулирования грантовой поддержки фундаментальных научных исследований в современном законодательстве Российской Федерации» (г. Москва, 24–25 мая 2017 г.) [Электронный ресурс]. URL: izak.ru›img_content/events/doklad-belyavskogo.pdf (дата обращения: 01.12.2017).
[8] См. об этом: Гутников О. В. Правовой статус гранта по законодательству Российской Федерации // Право и экономика. М. : Юрид. дом «Юстицинформ», 2005. № 12. С. 3–6.
[9] См. об этом: Провалинский Д. И. Гранты в системе правовых стимулов (общетеоретический и сравнительный анализ) : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12:00:01. Пенза. 2017. 27 с.
[10] См.: Кольцов А. В., Октябрьский А. М. Стратегия грантового финансирования научно-исследовательских работ в России на современном этапе // Стратегическое планирование и развитие предприятия : материалы Пятнадцатого Всероссийского симпозиума (Москва, 15–16 апреля 2014 г.). Секция 5: Проблемы прогнозирования деятельности предприятия. М., 2014. С. 100–102.
[11] Доклад РФФИ «Проблемы правового регулирования грантовой поддержки фундаментальных научных исследований в современном законодательстве Российской Федерации».
[12] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 30, ст. 3815.
[13] Весть. 1998. 30 окт.
[14] См. об этом: Исаева Т. Е., Чуриков М. П., Котляренко Ю. Ю. Эффективность оценивания деятельности преподавателей вузов: сравнение отечественных и зарубежных методик // Интернет-журнал «Науковедение». 2015. Т. 7. № 3. URL: http://naukovedenie.ru/PDF/141PVN315.pdf (дата обращения 01.12.2017).
[15] Российская газета. 2012. 09 мая.
[16] Документ опубликован не был Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
[17] Методика расчета показателей мониторинга эффективности образовательных организаций высшего образования 2016 года (на основе данных формы № 1-Мониторинг за 2015 г.) (утв. Минобрнауки России 21 марта 2016 г. № АК-6/05вн) [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».
[18] См.: Гомбоева М. И. Управление эффективностью НИР в региональном вузе: публикационная активность и грантовая деятельность ППС // Гуманитарный вектор. 2012. № 1(29). С. 172–178.
[19] См.: Гомбоева М. И. Управление эффективностью НИР в региональном вузе: публикационная активность и грантовая деятельность ППС // Гуманитарный вектор. 2012. № 1(29).
С. 172–178.
[20] См. об этом: Фетисов Ю. В. Проблемы грантовой поддержки науки в России и за рубежом // Управление инновационной деятельностью экономических систем (ИНПРОМ-2014) : Труды Международной научно-практической конференции (г. Санкт-Петербург, 2–7 июня 2014 г.). СПб., 2014. С. 19–27. 



Возврат к списку