Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Правовой статус обучающихся в актах федерального законодательства и законах субъектов Российской Федерации



Аннотация

На основе теоретических представлений об элементах правового статуса в статье рассматривается правовой статус обучающихся. Исследуется федеральное законодательство и акты субъектов Российской Федерации, проводится сравнительный анализ действующих норм и положений проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Ключевые слова: правовой статус, права, свободы, обязанности, законные интересы, ответственность, академические права, социальные права, право на образование.

В современной российской теории права под категорией «правовой статус» чаще всего понимается совокупность прав и обязанностей того или иного вида субъектов. Однако возрастает количество исследований, в которых к этому перечню добавляется ответственность[1], законные интересы[2], а также происходит отграничение прав от свобод, в результате чего последние рассматриваются как самостоятельные элементы правового статуса[3]. В то же время в ряде исследований структура категории «правовой статус» значительно усложняется, поскольку в нее помимо указанного выше включаются такие элементы как: правосубъектность; гражданство; правовые принципы и др.[4]

Будучи единым по содержанию, правовой статус подразделяется на общий правовой статус (права, свободы и обязанности согласно нормам Конституции Российской Федерации) и специальный. Последний включает в себя нормы иных актов, которые, основываясь на конституционных положениях, отражают особенности правового положения определенных категорий граждан (военнослужащих, инвалидов, участников войны и т.д.). Индивидуальный статус – это совокупность прав, свобод и обязанностей, законных интересов, которыми обладает конкретное физическое лицо с учетом конкретизирующих его правовое положение факторов (пол, возраст, семейное положение, трудовая деятельность и т.д.).

В рамках данного исследования интерес представляет специальный правовой статус обучающихся как специфической группы субъектов образовательных правоотношений. Если правовой статус обучающихся – общее родовое понятие, основы которого закреплены Законом Российской Федерации от 10.07.1992 № 3266-I «Об образовании», то правовой статус обучающихся по уровням образования или в зависимости от особенностей самого обучающегося (например, лица, осваивающие основную образовательную программу в форме самообразования или семейного образования) – это видовое понятие. Причем в отношении студентов высших учебных заведений и лиц, получающих послевузовское образование, определяющее значение имеет Федеральный закон от 22.06.1998 № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Также важное значение для специальных правовых статусов различных категорий обучающихся имеют типовые положения, которые утверждаются Правительством Российской Федерации, а также нормы законов о социальном обеспечении обучающихся, закрепляющие многие элементы механизма реализации права на социальную защиту лиц, обучающихся на разных уровнях системы образования.

При принятии интегрированного акта, коим является проект федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», произойдет частичная кодификация норм, закрепляющих правовой статус обучающихся, поскольку отныне эти вышеобозначенные статусы получат регламентацию в рамках одного акта. Следовательно, будет снижено значение иных актов, содержащих подобные нормы.

Что касается понимания сущности основных элементов правового статуса (права, свободы и обязанности), то полагаем необходимым придерживаться следующих позиций, высказанных в научной литературе. Еще Н.М. Коркунов определял право (отдельное правомочие) как то дозволенное, возможность чего обеспечена установлением соответствующей обязанности.[5] Подобное отношение сохранилось в российской науке и сегодня, но значительно обогатилось за счет подробной характеристики этих возможностей: возможность совершения определённых положительных действий; возможность пользоваться различными социальными благами и ценностями; возможность требовать от других лиц выполнения своих обязанностей; возможность защитить своё право с помощью предусмотренного законом юридического механизма.[6] При этом если права – это юридические возможности человека, осуществление которых предполагает исполнение государственными органами соответствующих обязанностей, то свободы – это «правомочия индивида, которые он может реализовать самостоятельно, без взаимодействия с государственными органами[7]».

Обязанность – это мера требуемого правом поведения, причем несоблюдение требований есть основание для применения мер юридической ответственности. Обязанность как осознание связанности своей воли[8] может выражаться как в положительном действии (получать образование, содействовать лицам в получении образования), так и в отрицательном деянии в форме бездействия, когда лицу требуется воздержаться от совершения тех или иных действий. Обязанность может быть персонифицирована в относительных правоотношениях (когда определена группа обязанных субъектов) или же быть неопределенной, когда потенциально касается неограниченного круга лиц.

Законный интерес понимается как отраженная в объективном праве, либо вытекающая из его общего смысла и в определенной степени гарантированная государством юридическая дозволенность, выражающаяся в стремлениях субъекта пользоваться определенным социальным благом, а также в необходимых случаях обращаться за защитой к компетентным государственным органам или общественным организациям[9].

Основу правового статуса обучающегося составляют права, свободы и обязанности, зафиксированные в ст. 43 Конституции Российской Федерации. Среди них: право каждого на образование; право на доступность для всех и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях; право каждого на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии.

В отношении граждан закреплена одна обязанность: получать общее образование, в отношении которой имеется несколько дискуссионных моментов.

Так, если использовать теоретический постулат о том, что права могут совпадать с обязанностями («то, что в одних отношениях является правом, в других является обязанностью»[10]), следует признать, что граждане Российской Федерации обладают как правом на основное общее образование (ч. 2 ст. 43 Конституции России), так и обязанностью получать основное общее образование (ч. 4 ст. 43 Конституции России). Единство права и обязанности в отношении одного и того же объекта правоотношения многими учеными[11] выводится из публичных интересов в образовании.

В то же время в научной литературе, посвященной анализу законодательства об образовании, имеется точка зрения о том, что ребенок, будучи субъектом права на образование, не является субъектом соответствующей конституционной обязанности, поскольку эта обязанность возложена Конституцией России и законодательством на родителей и лиц, их замещающих[12]. Заметим также, что в конституциях иных государств, когда речь идет об обязательном образовании, не всегда субъектами данных обязанностей выступают родители или обучающиеся. Так, например, согласно Конституции Великого герцогства Люксембург от 17 октября 1868 г. (ст. 23) государству предписано следить за тем, чтобы каждый люксембуржец получил обязательное и бесплатное начальное образование.

Полагаем, что рассматриваемая конституционная обязанность предполагает совершение определенных действий как со стороны родителей, так и со стороны несовершеннолетних граждан. Действия последних, несомненно, ограничены их недееспособностью, но эта недееспособность не является полной. Речь идет об институте частичной дееспособности, не известном российскому праву, но широко применяющемуся в западной правовой доктрине и нормотворческой практике. В последнее время в законодательстве можно отметить тенденцию восприятия института частичной дееспособности. Примером подобных законодательных решений может считаться ч. 7. ст. 56 Федерального закона от 21.11.2011 №323 – ФЗ «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которой при искусственном прерывании беременности у совершеннолетней, признанной в установленном законом порядке недееспособной, требуется а) в ряде случаев выявить ее волеизъявление, б) обеспечить ее присутствие на судебном процессе. Аналогичный подход к учету волеизъявления недееспособных лиц содержится и в ст. 57 данного акта, содержащей нормы о медицинской стерилизации.

В силу наличия элементов дееспособности несовершеннолетние обязаны выполнять правила внутреннего распорядка учебного заведения при освоении программ общего образования, их отказ от посещения учебного заведения или обучения в иной предусмотренной законом форме – есть основание для применения к ним мер негативного воздействия. Так, органы управления образованием и образовательные учреждения в силу ст. 14 Федерального закона от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» ведут учет несовершеннолетних, не посещающих или систематически пропускающих по неуважительным причинам занятия в образовательных учреждениях.

Дискуссия о границах между субъективным правом и обязанностью в свое время была предложена таковой[13]: у субъекта права есть лишь возможность осуществлять свой интерес, но нет таковой обязанности; субъективное право есть отражение обязанностей, возложенных на иных лиц, и без них немыслимо. Признавая важными достижения теории права прошлых лет, необходимо признать, что современные реалии дают почву по-новому взглянуть на традиционные границы прав и обязанности, принцип добровольности волеизъявления. Так, например, Клаус Гюнтер (проф. Франкфуртского ун-та им. И.Ф. Гёте[14]) считает, что важно решить общую проблему: может ли право защитить человека от вредных для него последствий его же решений, следует ли допускать или запрещать действия лица, которые способны причинить вред данному лицу в ближайшей или отдаленной перспективе. Немецкий ученый считает, что проблема «неприкосновенности» человеческой природы может подразумевать не только запрет на посягательство со стороны государства, но и запрет самому индивиду произвольно распоряжаться собой, поскольку тем самым может быть в частном порядке нарушена неприкосновенность человеческой природы как общей ценности.

Если «неприкосновенность» рассматривать как наличие ограничений на человеческое вмешательство в отношении собственной природы (или же собственного поведения), то мы должны признать, что реализация права на образование отдельной личности есть залог благополучия всех членов общества. Поэтому данное возможное поведение перестает быть только правом и становится и обязанностью.

Как право на образование, так и обязанность в связи с общим образованием, не являются единственным правомочием, а являются совокупностью взаимосвязанных и взаимообусловленных, дополняющих друг друга возможностей[15]. Так, Г.Ф. Шершеневич писал, что человек имеет не одно субъективное право, а множество субъективных прав, а само субъективное право – представление сложное, поскольку в него включаются не отдельные права, а лишь различные направления, в каких лицо, имеющее право, оставаясь в пределах своего права, может осуществлять свой интерес[16].

Совершая действия по посещению учебных занятий, обучающийся и исполняет свою обязанность и осуществляют свое субъективное право[17], однако следует помнить, что в одном и том же правоотношении одно и то же содержание (дозволенное поведение) не могут быть и правом и обязанностью одновременно. Так, обучающийся, реализуя право на бесплатное получение основного общего образования, несет ряд обязанностей, не указанных в Конституции, но фрагментарно закрепленных в иных актах (включая локальные). В то же время, исполняя обязанность получения основного общего образования (в форме обязательного посещения занятий), обучающийся имеет право на выбор формы получения этого образования и т.п.

В ряде актов международного права помимо собственно прав и обязанностей различных субъектов образовательных отношений происходит закрепление принципов и гарантий, которые: а) способствуют реализации того или иного права и могут рассматриваются как часть механизма его реализации, б) создают дополнительную основу для исполнения государством взятых на себя обязанностей. Так, Конвенция о правах ребенка (ст. 29) не устанавливая прав и обязанностей субъектов образовательных отношений, тем не менее, закрепляет ряд принципов, которые определяют содержание образовательных программ, направленность государственной образовательной политики, а также служат в качестве принципов, которые должны соблюдаться в любых учебных заведениях.

По поводу места и роли принципов и гарантий в правовом статусе личности пока не имеется единой доктринальной позиции. Однако ряд исследователей[18] предлагают рассматривать и принципы и гарантии элементами правового статуса. Считаем, что в случаях, когда права и обязанности закреплены недостаточно четко, имеются пробелы в механизме их реализации, принципы и гарантии можно считать равными по значению правам, свободам, обязанностям и законным интересам, поскольку они имеют общие цели - обозначение границ дозволенного поведения, определение параметров взаимодействия с иными субъектами правоотношений.

Конвенция о правах ребенка 1989 г.[19] в статье 28 закрепляет обязанности государства, которые проистекают из признания права ребенка на образование на основе равных возможностей. Среди них: введение бесплатного и обязательного начального образования; поощрение развития различных форм среднего образования, обеспечение его доступности для всех детей, введение бесплатного образования и предоставление в случае необходимости финансовой помощи; обеспечение доступности высшего образования для всех на основе способностей каждого с помощью всех необходимых средств; обеспечение доступность информации и материалов в области образования и профессиональной подготовки для всех детей; содействие регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу.

Европейская социальная хартия (ETS № 163 принята в г. Страсбурге 03.05.1996), нормы которой стали носить обязательный для Российской Федерации характер в силу Федерального закона от 03.06.2009 № 101-ФЗ «О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года»[20] в ст. 10 устанавливает обязанности государства в целях обеспечения эффективного осуществления права на профессиональную подготовку.

Таким образом, на уровне международного права в отношении правового статуса обучающихся происходит закрепление как прав обучающихся, так и обязанностей иных субъектов (государства, юридических лиц, родителей и т.п.). Несомненно, что речь не идет об обязанностях обучающихся как элементе их правового статуса, но принципы и обязанности лиц, не являющихся обучающимися, можно рассматривать как гарантии реализации закрепленных и иных прав собственно обучающихся. Кроме того, следует учитывать, что в двусторонних правоотношениях, где праву одной стороны соответствует (корреспондирует) обязанность другой, реализация обязанностей предполагает и право второй стороны требовать её реализации. Обучающиеся вправе требовать исполнения обязанностей различных субъектов, которые являются элементом механизма реализации социальных прав. Без исполнения обязанностей государства в лице его органов и учреждений социальные права граждан реализованы быть не могут[21].

Сравнительный анализ норм международного права, российского законодательства об образовании и проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» показал, что элементы правового статуса различных субъектов образовательных отношений, закрепленные в актах международного права восприняты и конкретизированы в правовом статусе обучающихся, закрепленном нормами российского законодательства об образовании.

Среди рассмотренных нами элементов правового статуса следует отграничивать права граждан в сфере образования от прав обучающихся. В последнем случае обучающийся – это специальный субъект, состоящий в образовательных правоотношениях с образовательной организацией. Проектом федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предлагается в качестве обучающегося рассматривать лицо, «зачисленное в установленном порядке в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, и (или) заключившее в установленном порядке договор об образовании … и осваивающее образовательную программу, либо осваивающее образовательную программу в форме семейного образования или самообразования»[22].

В зависимости об содержания собственно прав и свобод можно выделять:

1. Общие (основные) права и свободы лиц, получающих образование, которые имеют в качестве базовых личные (гражданские) права человека (на выбор образовательного учреждения и формы получения образования; на получение образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, федеральными государственными требованиями; на обучение по индивидуальным учебным планам; на ускоренный курс обучения; на бесплатное пользование библиотечно-информационными ресурсами библиотек; на получение дополнительных (в том числе платных) образовательных услуг; на участие в управлении образовательным учреждением; на уважение своего человеческого достоинства, на свободу совести, информации, на свободное выражение собственных мнений и убеждений; право на свободное посещение мероприятий, не предусмотренных учебным планом и др.).

Данные права дифференцируются в зависимости от уровня образовательных программ, что в свою очередь тесно связано с возрастом обучающихся. Поэтому объем прав, непосредственно реализуемых самим обучающимся, что совершенно очевидно, растет с возрастом, как и объем гражданских прав.

2. Права обучающихся на социальную защиту или социальные права обучающихся (неоднократно получать бесплатное профессиональное образование по направлению государственной службы занятости, в случае потери возможности работать по профессии, специальности, в случае профессионального заболевания и (или) инвалидности; на дополнительный оплачиваемый отпуск по месту работы, на сокращенную рабочую неделю и на другие льготы и др.).

Права данной группы имеют более тесную связь с особенностями обучающегося, обладают большей специализацией, поскольку определяющим для возникновения соответствующих правоотношений является не только факт обучения, но и факт принадлежности к той или иной социально незащищенной группе населения. Данные права в отличие от первой группы менее дифференцируются в зависимости от возраста обучающихся.

Права обучающихся в сфере охраны здоровья можно рассматривать как разновидность социальных прав обучающихся. В самом общем виде их можно обозначить как гарантированные законом в качестве правомерных притязания на действия со стороны иных лиц (физических и юридических), в результате совершения которых создаются условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников (для детей, нуждающихся в длительном лечении, организуются оздоровительные образовательные учреждения, в том числе санаторного типа, учебные занятия на дому или в лечебных учреждениях; право на отсутствие угрозы здоровью детей со стороны педагогических работников образовательных учреждений (данное право реализуется посредством закрепления обязанности последних проходить периодические бесплатные медицинские обследования, которые проводятся за счет средств учредителя); право на медицинское обслуживание в образовательном учреждении; право на перерыв достаточной продолжительности для питания обучающихся, воспитанников во время занятий; право на питание в образовательном учреждении во время занятий и др.).

В проекте федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не только употребляется категория «правовой статус» (правовой статус руководителя организации, правовой статус педагогического работника), но и в ч. 1 ст. 48 раскрывается содержание последнего. Если сегодня в Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» не содержится определение академических свобод, а их содержание раскрывается через их перечисление и указание на категории субъектов – их носителей, то в проекте сделан шаг вперед. Под правовым статусом педагогического работника понимается совокупность прав и свобод, гарантированных государством, в том числе академических прав и свобод, трудовых прав, социальных гарантий и компенсаций, а также ограничений, обязанностей и ответственности, установленных законодательством Российской Федерации, субъектов Российской Федерации. Если исходить из предложенного подхода, то под правовым статусом обучающихся следует понимать совокупность прав и свобод, гарантированных государством, в том числе академических прав и свобод, социальных гарантий и компенсаций, а также ограничений, обязанностей и ответственности, установленных законодательством Российской Федерации, субъектов Российской Федерации.

В связи этим интерес представляют академические права и свободы, являющиеся в силу предписаний ст. 3 проекта общим элементом как для правового статуса педагогических работников, так и для правового статуса обучающихся. В проекте дан развернутый перечень академических прав и свобод педагогических работников, но отсутствует подобная дифференциация при перечислении прав и свобод обучающихся.

По мнению А.Н. Козырина[23] целями академических свобод выступают создание оптимальных условий для научного и педагогического творчества, поиска истины, ее свободного изложения и распространения. А само понятие «академические свободы» используется в сфере высшего и послевузовского профессионального образования, где самым тесным образом переплетены образование и наука. Именно поэтому носителями академических свобод выступают студенты и научные, научно-педагогические работники организаций высшего образования

Если исходить из более узкого понимания академических свобод[24], то академическая свобода в качестве субъектов будет иметь юридических лиц (высшие учебные заведения) и профессорско-преподавательский состав вузов.

Анализ академических прав и свобод педагогических работников, которые в проекте федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» представлены в виде закрытого перечня, показывает, что под академическим правами и свободами понимаются нескольку групп прав и свобод: 1) конституционно закрепленные свободы и права (ст. 28, 29, 30, 44 Конституции Российской Федерации), 2) права, производные от них и конкретизирующие свободу преподавания свободы и права (например: свобода выбора и использования педагогически обоснованных форм, методов, способов и приемов обучения и воспитания освоения обучающимися образовательных программ; право на творческую инициативу, разработку и применение авторских программ и методик обучения и воспитания; право на выбор учебников, учебных пособий, материалов и иных средств обучения и др.); 3) права, представляющую собой конкретизацию общих прав на бесплатный доступ к культурным ценностям, информационным ресурсам; 4) права, связанные с доступом к управлению образовательной организацией; 5) права в области защиты личных и иных прав.

Таким образом, в проекте федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»[25] наблюдается бóльшая системность в изложении прав, свобод и обязанностей, образующих правовой статус обучающихся, нежели в действующих сегодня актах федерального законодательства.

Так, в ст. 35 специальной Главы 4. «Обучающиеся и их родители (законные представители) в сфере образования» проекта обособлены основные права обучающихся, которые условно можно разделить на следующие группы:

1) конституционно закрепленные (ст. 28, 29, 30, 44 Конституции Российской Федерации) гражданские свободы и права (право на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности), которые используются обучающимися в образовательных правоотношениях;

2) права и свободы, которые характеризуют обучающихся как самостоятельного субъекта образовательных правоотношений, вытекающие из особенностей образовательного процесса (право на освоение помимо учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей) по осваиваемой образовательной; перевод для получения образования по другой профессии, специальности и (или) направлению подготовки по другой форме обучения; переход с платного обучения на бесплатное; перевод в другую образовательную организацию (после получения основного общего образования); восстановление для получения образования в образовательной организации; обучение по индивидуальному учебному плану, в том числе на ускоренный курс обучения, в пределах осваиваемой образовательной программы; выбор организации, осуществляющей образовательную деятельность, и формы получения образования и формы обучения после получения основного общего образования и др.)

3) конкретизация права на охрану здоровья (ст. 41 Конституции РФ) при получении образования (предоставление условий для обучения с учетом особенностей их психофизического развития и состояния здоровья; охрану жизни и здоровья во время образовательного процесса и др.)

4) конкретизация иных конституционно закрепленных прав и обязанностей (право на отсрочку от призыва на военную службу, предоставляемую в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе»; право на каникулы – плановые перерывы при получении образования для отдыха и иных социальных целей; право на академический отпуск, а также отпуск по беременности и родам, отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет)

5) конкретизация права на бесплатный доступ к культурным ценностям, информационным ресурсам (право на ознакомление со свидетельством о государственной регистрации, уставом, лицензией на осуществление образовательной деятельности, свидетельством о государственной аккредитации, учебно-программной документацией, другими документами, регламентирующими организацию образовательного процесса в образовательной организации; право на бесплатное пользование библиотечно-информационными ресурсами, учебной, производственной, научной, лечебной базой, объектами культуры и объектами спорта образовательной организации; право на информацию от образовательной организации о положении в сфере занятости по осваиваемым ими профессиям, специальностям и направлениям подготовки; развитие своих творческих способностей и интересов, включая участие в конкурсах, олимпиадах, выставках, смотрах, физкультурных мероприятиях, спортивных мероприятиях и массовых мероприятиях; участие в научно-исследовательской, научно-технической, экспериментальной и инновационной деятельности; направление для обучения и проведения научных исследований по избранным темам, прохождения стажировок, в другие образовательные организации и научные организации, в том числе в образовательные организации высшего образования и научные организации иностранных государств; опубликование своих работ в изданиях образовательной организации; поощрение за успехи в учебной, физкультурной, спортивной, общественной, научной, научно-технической, творческой, экспериментальной и инновационной деятельности);

6) права, связанные с доступом к управлению образовательной организацией и процессом образования (участие в формировании содержания своего профессионального образования; выбор факультативных и элективных учебных предметов, курсов, дисциплин (после получения основного общего образования);

7) права в области защиты личных и иных прав (право на обжалование актов органов управления образовательной организации),

Данная группа прав в целом близка тем правам, которые обозначены как академические права и свободы педагогических работников, однако полного соответствия не имеется, поскольку в группу основных прав и свобод обучающихся входят как академические права и свободы (согласно их пониманию по отношению к педагогическим работникам), так и иные права (например, права, связанные с охраной здоровья).

В отличие от действующего законодательства об образовании в проекте наблюдается попытка отграничения общих прав обучающихся от прав, предусматривающих предоставление мер социальной поддержки. Как было показано выше при этом не используется термин «академические права» и свободы, что затрудняет корреляцию положений ч. 1 ст. 35 с иными положениями проекта, не позволяет определить характеристики академических прав и свобод как самостоятельной группы.

Если академические права и свободы отражают специфику образовательной деятельности, то иные права и свободы конкретизируют содержание прав, закрепленных нормами Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных законов иной отраслевой принадлежности, в условиях образовательных отношений.

Меры стимулирования не отделяются от мер социальной поддержки (хотя эти две группы притязаний имеют разную природу) и включают в себя: 1) полное государственное обеспечение, обеспечение одеждой, обувью, жестким и мягким инвентарем; 2) обеспечение питанием; 3) обеспечение местами в общежитиях, интернатах; 4) транспортное обеспечение; 5) стипендии, материальная помощь и другие денежные выплаты, предусмотренные законодательством об образовании; 6) предоставление в установленном порядке образовательного кредита.

При этом перечень установленных в ст. 35 проекта прав и мер социальной поддержки обучающихся не является исчерпывающим. Иные права устанавливаются в иных статьях проекта, а также в иных нормативных правовых актах Российской Федерации, в уставах и локальных нормативных актах образовательных организаций.

В проекте сохранен имеющийся сегодня в законодательстве подход, согласно которому регулирование отношений в связи с обучением по основным общеобразовательным программам на дому определяется нормативным правовым актом уполномоченного органа государственной власти субъекта Российской Федерации. При этом такой же уровень регуляции предусмотрен и для отношений по обучению детей в медицинских организациях.

В настоящее время значительное количество субъектов Российской Федерации регулируют данные отношения, в том числе и с использованием формы закона[26].

Как было отмечено выше неотъемлемым элементом правового статуса обучающихся являются их обязанности. В статье 44 проекта помимо закрепления обязанностей предпринята попытка закрепить и меры соответствующей ответственности. Среди основных[27] обязанностей обучающихся:

1) добросовестно и ответственно осваивать образовательную программу, выполнять учебный план (индивидуальный учебный план);

2) выполнять требования устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка, правил проживания в общежитиях, интернатах;

3) заботиться о своем здоровье, стремиться к нравственному, духовному и физическому развитию и самосовершенствованию;

4) уважать честь и достоинство других обучающихся и работников организации, осуществляющей образовательную деятельность;

5) бережно относиться к имуществу организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Согласно проекту дисциплинарной ответственности обучающиеся будут подлежать не во всех случаях нарушения указанных обязанностей, а лишь в трех: не освоение или неполное освоение в установленные сроки образовательной программы, невыполнение учебного плана; нарушение правил внутреннего распорядка и устава образовательной организации или положения о специализированном структурном образовательном подразделении организации, осуществляющей обучение; за вред, причиненный по их вине имуществу организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Статья 45 проекта устанавливает основные права, обязанности и ответственность родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся в сфере образования, но при этом происходит и прямое указание на отдельные права обучающихся. Так, ребенок, получающий образование в семье, наделяется правом продолжить образование в образовательной организации.

Статьей 46 проекта также предлагается установить нормы, связанные с реализацией права на защиту своих прав. При этом не происходит дифференциации прав по субъектам и в результате перечисленные права в качестве носителей имеют как обучающихся, так и их родителей (законных представителей). Среди них: право на ходатайство о проведении дисциплинарного расследования деятельности работников образовательных организаций, нарушающих и (или) ущемляющих их права; обращаться в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений; использовать иные способы защиты прав и законных интересов, не запрещенные законодательством Российской Федерации.

Регулирование отношений, связанных с государственными стипендиями за счет средств бюджета субъектов Российской Федерации должно осуществляться на уровне субъекта Российской Федерации, выплачиваемых за счет бюджетных ассигнований местного бюджета, – органами местного самоуправления.

В настоящее время законами субъектов Российской Федерации установлены различные правовые нормы, связанные с дополнительными правами и мерами социальной поддержки обучающихся, финансовое обеспечение которых осуществляется за счет бюджетных ассигнований бюджета субъектов Российской Федерации. При этом, как правило, отдельную группу составляют законы о стипендиях и отдельную группу – о социальном обеспечении.

В общих законах субъектов Российской Федерации об образовании, как правило[28], имеется бланкетная норма о том, что органы исполнительной власти субъекта РФ осуществляют адресную финансовую поддержку наиболее одаренных обучающихся; лучших педагогических работников, а также инновационных образовательных учреждений в форме стипендий, грантов, премий, целевого финансирования. Права и обязанности обучающихся (иногда с использованием категории «долг») достаточно редко устанавливаются в актах субъектов Российской Федерации. Так, согласно ст. 18 Закона г. Москвы от 10.03.2004 № 14 «Об общем образовании в городе Москве» обучающиеся должны настойчиво овладевать знаниями и навыками самообразования, принимать активное участие в общественной и культурной жизни образовательного учреждения, общественно-полезном труде, готовиться к осознанному выбору профессии, систематически заниматься физкультурой и спортом, уважительно относиться к родителям, педагогическим и другим работникам.

Статья 15 Закона Республики Мордовия от 30.11.1998 № 48-З «Об образовании в Республике Мордовия» закрепляет ответственность воспитанников и обучающихся за: нарушение устава и правил внутреннего трудового распорядка образовательного учреждения; причинение материального ущерба, нанесенного образовательному учреждению; нанесение ущерба здоровью обучающихся и воспитанников, педагогических работников; участие, организацию в образовательных учреждениях азартных игр, иное противоправное поведение.

Имеется множество нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, непосредственно посвященных вопросам стипендиального обеспечения и социальной защиты отдельных категорий обучающихся[29]. Имеются примеры регулирования отношений по стипендиальному обеспечению на уровне подзаконных актов[30], но преобладающей формой регулирования является закон субъекта Российской Федерации.

Так, Закон Алтайского края от 2 февраля 2005 года № 1-зс «О стипендиальном обеспечении и иных мерах социальной поддержки отдельных категорий обучающихся в краевых государственных образовательных учреждениях среднего и начального профессионального образования», определяет размеры и порядок выплаты стипендий и оказания иных мер социальной поддержки студентам и обучающимся, получающим образование по очной форме в краевых государственных образовательных учреждениях начального профессионального и среднего профессионального образования. Законом установлены и другие меры социальной поддержки студентов и обучающихся краевых государственных образовательных учреждений: единовременная материальная помощь нуждающимся студентам и другие формы социальной поддержки студентов, а также ежегодное пособие в размере трехмесячной стипендии на приобретение учебной литературы и письменных принадлежностей для студентов и обучающихся из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В ряде субъектов Федерации приняты специальные законы о социальной поддержке отдельных категорий обучающихся[31], в иных – вопросы стипендиального обеспечения выделены в отдельный закон[32].

К числу законов субъектов Российской Федерации, устанавливающих иные помимо вышерассмотренных, меры социальной защиты обучающихся, можно отнести акты в области транспортного обеспечения обучающихся[33], обеспечения обучающихся питанием[34], включая обеспечение отдельными продуктами питания (например, Областной закон Новгородской области от 5 декабря 2011 года № 1136-оз «О дополнительной мере социальной поддержки по обеспечению бесплатным молоком некоторых категорий обучающихся в 2012 - 2013 годах и наделении органов местного самоуправления городского округа, муниципальных районов Новгородской области отдельными государственными полномочиями»). В отдельных случаях помимо традиционных категорий обучающихся, которым предоставляются меры социальной поддержки, в качестве субъектов социальных прав выделяются обучающиеся, проявившие способности в учебной и научно-исследовательской деятельности (например, Областной закон Новгородской области от 30 июля 2010 года № 800-оз «О дополнительных мерах социальной поддержки обучающихся, проявивших способности в учебной и научно-исследовательской деятельности»), талантливые дети, обучающиеся в учреждениях культуры (например, Закон Республики Коми от 27 декабря 2006 года № 141-рз «О мерах социальной поддержки талантливых детей, обучающихся в муниципальных образовательных учреждениях дополнительного образования детей в сфере культуры»).

Библиография:

1. Абалдуев В.А., Глушко Е.К., Дащинская З.П., Живаев М.Н., Козырин А.Н., Комягин Д.Л., Корф Д.В., Насонкин В.В., Сафронова Е.И., Смирнова М.В., Трошкина Т.Н., Шадрина О.В., Ялбулганов А.А. Комментарий к Федеральному закону «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (постатейный) / под ред. А.Н. Козырина // СПС КонсультантПлюс. 2009.

2. Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: НОРМА, 2008.

3. Волосникова Л.М. Конституционно-правовые основы академических свобод в странах СНГ и Балтии// Конституционное и муниципальное право, 2006, № 11.

4. Дащинская З. П. Правовое положение участников образовательных отношений: комментарий к главе 4 проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 5. Выпуск 2. 2010.

5. Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы российского права. М., 1996. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Отв. ред. Б.А. Страшун. В 4-х томах. Т. 1. М.: Бек, 1996.

6. Кечекъян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958.

7. Князев С.Д. Некоторые вопросы законодательного обеспечения административно-правового статуса российских граждан // Административно-правовой статус гражданина. М., 2004.

8. Козырин А.Н. Государственная поддержка экспорта образовательных услуг // СПС «КонсультантПлюс». 2010.

9. Конин Н.М., Журик В.В., Петров М.П. Административное право Российской Федерации / Под ред. Н.М. Конина. М.: Норма, 2005. .

10. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. Изд-е 3-е. СПб., 1899.

11. Кучинский Ю. Права человека и классовые права. М., 1981 С. 42.

12. Малько А.В. Законные интересы советских граждан. Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1985

13. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.

14. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2004.

15. Проблема свободы и прав человека в современной идеологической борьбе. М., 1986.

16. Румянцева Т.С. Конституционное право на образование в социалистических странах / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1987.

17. Санникова Л.В. Правовая природа отношений между образовательным учреждением и обучающимся (его родителями и иными законными представителями) //Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 4, 2009.

18. Строгович М.С. Избранные труды. В 3 т. Т.1. Проблемы общей теории права. М.: Наука, 1990 .

19. Субочев В.В. Законные интересы / под ред. А.В. Малько. М.: НОРМА, 2008.

20. Сырых В.М. Совершенствование законодательства субъектов Российской Федерации об образовании на современном этапе: теоретико-методологические подходы // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 4, Выпуски 2-3, 2009.

21. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов / А.И. Абрамова, С.А. Боголюбов, А.В. Мицкевич и др.; под ред. А.С. Пиголкина. М.: Городец, 2003.

22. Третьяк Н. В. О некоторых вопросах определения содержания конституционного права на образование // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 5. Выпуск 2. 2010.

23. Хаманева Н.Ю. Понятие и сущность административно-правового статуса гражданина // Административно-правовой статус гражданина. М., 2004.

24. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2-х томах. Т.2. Вып. 2, 3, 4. М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1995.



[1] Теория государства и права: Учебник для юридических вузов / А.И. Абрамова, С.А. Боголюбов, А.В. Мицкевич и др.; под ред. А.С. Пиголкина. М.: Городец, 2003.

[2] Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 31.

[3] Конин Н.М., Журик В.В., Петров М.П. Административное право Российской Федерации / Под ред. Н.М. Конина. М.: Норма, 2005. С. 127.

[4] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2004.

[5] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. Изд-е 3-е. СПб., 1899. С. 149.

[6] Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С.77.

[7] Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы российского права. М., 1996. С.116-117.; Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Отв. ред. Б.А. Страшун. В 4-х томах. Т. 1. М.: Бек, 1996. С. 70.

[8] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2-х томах. Т.2. Вып. 2, 3, 4. М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1995. - С. 210.

[9] Малько А.В. Законные интересы советских граждан. Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1985

С. 58.

[10] Строгович М.С. Избранные труды. В 3 т. Т.1. Проблемы общей теории права. М.: Наука, 1990 . С. 228.

[11] Например, см.: Сырых В.М. Совершенствование законодательства субъектов Российской Федерации об образовании на современном этапе: теоретико-методологические подходы // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 4, Выпуски 2-3, 2009. С. 115.

[12] См.: Смирнова М.В. Конституционное право на образование и гарантии его реализации в негосударственных образовательных учреждениях: дис. канд. юрид. наук. М., 2006 С. 10; Санникова Л.В. Правовая природа отношений между образовательным учреждением и обучающимся (его родителями и иными законными представителями) //Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 4, 2009. С. 40-41.

[13] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2-х томах. Т.2. Вып. 2, 3, 4. М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1995. С. 198 – 199.

[14] Поляков А.В., Антонов М.В., Архипов В.В. Научная полемика на берегах Майна: XXV Всемирный конгресс по философии права и социальной философии. // Правоведение. 2011, 34. С. 10-11.

[15] О том, что содержание права на образование составляет множество правовых возможностей (единую многоступенчатую систему возможностей и притязаний) см. Румянцева Т.С. Конституционное право на образование в социалистических странах / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1987. С. 33; Третьяк Н. В. О некоторых вопросах определения содержания конституционного права на образование // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 5. Выпуск 2. 2010. С. 58-62.

[16] Шершеневич Г. Ф. Ук. Соч. С. 204-205.

[17] См.: Санникова Л.В. Ук. Соч. – С. 47.

[18] Воеводин Л.Д. Содержание правового положения личности в науке советского государственного права // Советское государство и право. 1965. N 2. С. 42 – 50; Князев С.Д. Некоторые вопросы законодательного обеспечения административно-правового статуса российских граждан // Административно-правовой статус гражданина. М., 2004. С. 17; Хаманева Н.Ю. Понятие и сущность административно-правового статуса гражданина // Административно-правовой статус гражданина. М., 2004. С. 9.

[19] Сборник международных договоров СССР, выпуск XLVI, 1993.

[20] СЗ РФ. 2009. № 23. Ст. 2756.

[21] Так, праву обучающихся на получение мер социальной поддержки в форме стипендий и мест в общежитиях и интернатах соответствует обязанность образовательной организации (финансовое обеспечение образовательной деятельности которой осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов) обеспечивать обучающихся местных бюджетов стипендиями, местами в общежитиях и интернатах, иными мерами социальной поддержки.

[22] Проект федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»// URL: http://минобрнауки.рф/документы/2058. Дата обращения: 27 марта 2012 года, 17:55.

[23] Абалдуев В.А., Глушко Е.К., Дащинская З.П., Живаев М.Н., Козырин А.Н., Комягин Д.Л., Корф Д.В., Насонкин В.В., Сафронова Е.И., Смирнова М.В., Трошкина Т.Н., Шадрина О.В., Ялбулганов А.А. Комментарий к Федеральному закону «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (постатейный) / под ред. А.Н. Козырина // СПС КонсультантПлюс. 2009.

[24]Волосникова Л.М. Конституционно-правовые основы академических свобод в странах СНГ и Балтии// Конституционное и муниципальное право, 2006, № 11.

[26] Закон Амурской области от 28 ноября 2006 года № 246-оз «О воспитании и обучении детей-инвалидов в Амурской области», Закон Астраханской области от 6 июля 2007 года № 47/2007-оз «О воспитании и обучении детей-инвалидов на дому и порядке компенсации затрат родителей на эти цели», Закон Волгоградской области от 31 января 2005 года № 1217-оз «Об индивидуальном воспитании и обучении детей-инвалидов, детей, являющихся ВИЧ-инфицированными, и детей, находящихся на длительном лечении», Закон Забайкальского края от 29 марта 2010 года №350-ззк «О порядке воспитания и обучения детей-инвалидов на дому и о компенсации затрат родителей (законных представителей) на эти цели», Закон Калининградской области от 28 декабря 2010 года «О воспитании и обучении детей-инвалидов на дому в Калининградской области», Закон Карачаево-Черкесской Республики от 13 ноября 2006 года № 84-рз «О воспитании и обучении детей-инвалидов на дому», Закон Костромской области от 18 ноября 2009 года № 537-4-зко «О воспитании и обучении детей-инвалидов на дому в Костромской области», Закон Курской области от 27 февраля 2007 года № 13-зко «О воспитании и обучении детей-инвалидов на дому в Курской области», Закон Липецкой области от 22 декабря 2004 года № 152-оз «О воспитании и обучении детей-инвалидов в Липецкой области», Закон Республики Ингушетия от 26 декабря 2007 года № 54-рз «О воспитании и обучении детей-инвалидов на дому», Областной закон Новгородской области от 18 июля 2006 года № 698-оз «О порядке воспитания и обучения детей-инвалидов на дому», Постановление Правительства Республики Бурятия от 29 сентября 2009 г. № 369 «Об организации дистанционного обучения детей-инвалидов в Республике Бурятия».

[27] Иные обязанности обучающихся устанавливаются в иных статьях будущего Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», законодательством Российской Федерации и локальными нормативными актами организации, осуществляющей образовательную деятельность.

[28] Например, Закон Ивановской области от 27 мая 2005 года № 93-оз «Об образовании в Ивановской области».

[29] Напр.: Закон Костромской области от 27 марта 2008 года № 280-4-зко «О стипендиальном обеспечении и оказании иных мер социальной поддержки студентам и учащимся государственных образовательных учреждений среднего и начального профессионального образования, находящихся в ведении Костромской области», Закон Пермского края от 29 июня 2010 года № 642-пк «О стипендиальном обеспечении и дополнительных формах материальной поддержки обучающихся в общеобразовательных учреждениях, образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования».

[30] Постановление Правительства Московской области от 11 января 2005 г. № 5/53 «Об утверждении порядка стипендиального обеспечения и оказания иных мер социальной поддержки обучающихся», Постановление Правительства Республики Карелия от 8 апреля 2005 г. № 42-п «О стипендиальном обеспечении обучающихся и студентов государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования Республики Карелия».

[31] См., напр.: Областной закон Архангельской области от 26 ноября 2004 года № 276-34-оз «О социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающихся в областных государственных образовательных учреждениях, а также находящихся под опекой (попечительством) и в приемных семьях», Закон Волгоградской области от 14 октября 2005 года № 1109-од «О стипендиях и мерах социальной поддержки обучающихся в государственных образовательных учреждениях Волгоградской области начального профессионального образования и студентов государственных образовательных учреждений Волгоградской области среднего профессионального и высшего профессионального образования», Закон Волгоградской области от 15 декабря 2005 года № 1147-од «О мерах социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся и обучающихся в государственных и муниципальных учреждениях Волгоградской области», Закон Курской области от 30 августа 2007 года № 80-зко «Об установлении мер социальной поддержки студентов и аспирантов, обучающихся по очной форме обучения за счет средств областного бюджета в высших учебных заведениях, находящихся в ведении Курской области», Закон Липецкой области от 30 декабря 2004 года № 166-оз «О социальной поддержке обучающихся, студентов и аспирантов образовательных учреждений и дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Липецкой области», Закон Мурманской области от 28 декабря 2004 года № 568-01-змо «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и др.

[32] См., напр.: Закон Волгоградской области от 1 марта 2012 года № 2713-оз «О стипендиях обучающимся образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования Вологодской области», Закон Ивановской области от 8 декабря 2004 года № 161-оз «О стипендиальном обеспечении учащихся и студентов областных государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования», Закон Красноярского края от 10 декабря 2002 года № 4-714 «О краевых именных стипендиях для одаренных учащихся общеобразовательных учреждений красноярского края» и др.

[33] Напр.: Закон Кемеровской области от 17 января 2005 года № 3-оз «О льготном проезде иногородних студентов и учащихся, обучающихся по очной форме обучения в образовательных учреждениях высшего, среднего и начального профессионального образования, находящихся на территории Кемеровской области, а также воспитанников губернаторских заведений в автобусах междугородного сообщения и пригородных электропоездах в пределах территории Кемеровской области».

[34] Напр.: Закон Красноярского края от 6 июля 2006 года № 19-5023 «Об установлении норм питания, обеспечения мягким инвентарем обучающихся, воспитанников, находящихся в краевых государственных образовательных учреждениях».


Возврат к списку