Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Обзор судебной практики по государственной итоговой аттестации в форме единого государственного экзамена

 

В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Закон об образовании) освоение имеющих государственную аккредитацию основных образовательных программ, в том числе среднего общего образования, завершается государственной итоговой аттестацией. Государственная итоговая аттестация (далее также – ГИА) проводится государственными экзаменационными комиссиями (далее – ГЭК) в целях определения соответствия результатов освоения обучающимися основных образовательных программ соответствующим требованиям федерального государственного образовательного стандарта или образовательного стандарта.

Порядок проведения ГИА по соответствующим образовательным программам различного уровня и в любых формах определяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования (часть 5 статьи 59 Закона об образовании). Во исполнение данного положения приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 26 декабря 2013 года № 1400 утверждён Порядок проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования (далее - Порядок).

Проведение ГИА возможно в нескольких формах: а) в форме ЕГЭ с использованием контрольных измерительных материалов, представляющих собой комплексы заданий стандартизированной формы (далее также - КИМ); б) в форме государственного выпускного экзамена с использованием текстов, тем, заданий, билетов; в) в иной форме, устанавливаемой органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в сфере образования. Как показывает практика, большинство обучающихся по образовательным программам среднего общего образования проходят ГИА в форме ЕГЭ.

ГЭК для проведения ГИА по образовательным программам основного общего и среднего общего образования на территориях субъектов Российской Федерации создаются уполномоченными органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (пункт 1 части 9 статьи 59 Закона об образовании). Согласно пункту 19 Порядка общее руководство и координацию деятельности ГЭК субъекта Российской Федерации осуществляет её председатель, утверждаемый Рособрнадзором. К полномочиям председателя, помимо прочих, относятся: рассмотрение после каждого экзамена полученной информации о нарушениях, выявленных при проведении ГИА, принятие мер по противодействию нарушениям установленного порядка проведения ГИА, в том числе организация проведения проверок по фактам нарушения установленного порядка проведения ГИА; рассмотрение результатов проведения ГИА и принятие решения об утверждении, изменении и (или) аннулировании результатов ГИА; принятие решения о допуске (повторном допуске) к сдаче ГИА в случаях, установленных Порядком. К компетенции членов ГЭК относится, в частности, обеспечение соблюдения установленного порядка проведения ГИА, а в случае выявления нарушений указанного порядка принятие решения об удалении с экзамена обучающихся, выпускников прошлых лет, а также иных лиц, находящихся в пункте проведения экзаменов (пункт 20 Порядка).

Анализ судебной практики показал, что большинство споров, связанных с прохождением ГИА в форме ЕГЭ относятся к спорам по оспариванию актов об удалении обучающихся из пунктов проведения экзаменов и решений ГЭК субъектов РФ об аннулировании результатов ГИА. В совокупности с данными требованиями в административных исковых заявлениях ставились также вопросы об обязании ГЭК субъекта РФ допустить лицо, подлежащее прохождению ГИА, к сдаче незачтённого экзамена в дополнительные сроки в текущем учебном году или о восстановлении результатов сданного экзамена. Последнее требование предъявлялось в ситуации, когда решение об аннулировании результатов ГИА принималось ГЭК субъекта РФ ввиду полученных и нашедших подтверждение данных о фактах нарушения порядка проведения ГИА со стороны обучающихся после утверждения результатов ГИА.

Верховный Суд Российской Федерации обобщая судебную практику по указанной категории дел за 2016 год (Обобщение утверждено Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 июня 2017 г.) отметил, что при рассмотрении данной категории дел положения Закона об образовании и Порядка, регламентирующие спорные правоотношения, в большинстве случаев применялись правильно. Вместе с тем Суд обратил внимание на следующие затруднения, возникающие в судебной практике.

1). Оценка видеозаписей.

В соответствии с пунктом 36 Порядка пункты проведения экзаменов оборудуются стационарными и (или) переносными металлоискателями, средствами видеонаблюдения. Аудитории также оборудуются средствами видеонаблюдения. Материалы видеозаписи экзамена используются лицами, привлекаемыми к проведению ГИА, а также Рособрнадзором и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в сфере образования, в целях обнаружения и выявления фактов нарушения порядка проведения ГИА.

В соответствии с требованиями Кодекса об административном судопроизводстве Российской Федерации (далее - КАС РФ) (части 1 и 2 статьи 59, часть 1 статьи 84) при рассмотрении административного дела об оспаривании решений государственных экзаменационных и конфликтных комиссий субъекта РФ при проведении ГИА суду надлежит непосредственно исследовать все имеющиеся доказательства по делу, в том числе материалы видеозаписи проведения ГИА. На основании указанных материалов видеозаписей в ряде случаев суды отказывали в удовлетворении заявленных исковых требований об оспаривании решений ГЭК субъектов РФ, указывая на то, что материалами видеозаписи проведения ЕГЭ подтверждается факт наличия у экзаменуемого средств связи или иных запрещённых предметов (электронно-вычислительная техника, фото-, аудио- и видеоаппаратура, справочные материалы, письменные заметки и иные средства хранения и передачи информации).

Так, районный суд города Б. отказал в удовлетворении административного искового заявления административного истца, действовавшего в интересах несовершеннолетнего М., о признании незаконным акта об удалении М. с ЕГЭ по обществознанию. Судом при рассмотрении данного административного дела, в частности, исследованы видеоматериалы, сделанные в ходе проведения ЕГЭ по обществознанию, из которых следует, что во время данного экзамена М. достал из кармана пиджака письменную заметку, спустя несколько секунд положил её на парту под экзаменационные материалы, после чего она была обнаружена организатором пункта проведения экзамена Х. и продемонстрирована в объектив видеокамеры. На основании собранных доказательств по делу, в том числе с учётом указанной видеозаписи, судом был сделан вывод о законности решения ГЭК субъекта Российской Федерации об удалении М. с ЕГЭ по обществознанию ввиду допущенного М. нарушения порядка проведения ГИА.

2). Отсутствие факта использования обучающимися запрещённых предметов и материалов на экзамене.

В соответствии с положениями пунктов 45 и 71 Порядка для удаления обучающегося с экзамена и (или) аннулирования результатов ЕГЭ достаточно установить факт наличия у экзаменуемого запрещённого к использованию в период проведения ГИА предмета, независимо от его фактического использования данным обучающимся в период ЕГЭ.

Решением районного суда города И., оставленным судом апелляционной инстанции без изменения, отказано в удовлетворении административного искового заявления, поданного в интересах несовершеннолетнего Л., о признании незаконным решения ГЭК субъекта РФ об аннулировании результата экзамена по обществознанию. В процессе судебного заседания было установлено, что результаты экзамена Л. по обществознанию были аннулированы, поскольку по итогам просмотра видеозаписи хода данного экзамена выявлены допущенные Л. нарушения правил проведения ГИА: в ходе экзамена у Л. из-под пиджака выпали справочные материалы. При этом, по мнению административного истца, факт наличия у Л. справочных материалов не свидетельствует об их использовании Л. в ходе ЕГЭ по обществознанию. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что наличие у Л. справочных материалов подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе не опровергается административным истцом, следовательно, факт допущенных Л. нарушений правил проведения ГИА установлен и оснований для признания незаконным решения ГЭК субъекта РФ об аннулировании результата экзамена Л. по обществознанию не имеется.

В ряде случаев требования административных исковых заявлений о признании незаконными актов об удалении обучающихся из пунктов проведения экзаменов и решений ГЭК субъектов РФ об аннулировании результатов ГИА удовлетворялись со ссылкой на то, что обнаруженный у экзаменуемого запрещённый предмет в процессе ГИА не использовался, что, по утверждению Верховного Суда Российской Федерации, следует признать ошибочным. Так, например, наличие у экзаменуемого при себе в ходе ГИА в пункте проведения экзаменов неработающего телефона является нарушением п. 45 Порядка. В соответствии с абз. 16 п. 45 Порядка лица, допустившие нарушение установленного порядка проведения ГИА, удаляются с экзамена. Для этого организаторы, руководитель пункта проведения экзаменов или общественные наблюдатели приглашают членов ГЭК, которые на основании соответствующего акта удаляют лиц, нарушивших установленный порядок проведения ГИА, из пункта проведения экзаменов.

3). Оформление акта об удалении обучающегося с экзамена.

Как следует из ряда судебных решений, некоторые административные истцы предъявляли требования о признании актов об удалении обучающихся с экзаменов и решений ГЭК субъекта РФ незаконными, полагая, что в случае отсутствия в акте об удалении обучающегося с экзамена подписей всех членов ГЭК субъекта РФ данный акт является принятым в нарушение установленного Порядка и, соответственно, незаконным.

Вместе с тем согласно абз. 3 п. 40 Порядка в ред. приказа Министерства образования и науки Российской Федерации от 16 января 2015 года № 9 «О внесении изменений в Порядок проведения 12 государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования, утверждённый приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 26 декабря 2013 года № 1400» в день проведения экзамена в пункте проведения экзаменов присутствуют, помимо иных лиц, перечисленных в абз. 3 п. 40 Порядка, не менее одного члена ГЭК субъекта Российской Федерации. Соответственно, акт об удалении обучающегося с экзамена должен быть составлен и подписан всеми присутствующими в пункте проведения экзаменов членами ГЭК субъекта РФ. Иллюстрацией данной ситуации является нижеприведенный пример.

Районный суд области Н. рассмотрел административное исковое заявление о признании незаконными акта об удалении участника ГИА Л. из пункта проведения экзаменов и решения ГЭК субъекта РФ об аннулировании результатов ГИА Л. по русскому языку, а также о недопущении Л. к сдаче экзамена в дополнительные сроки сдачи данного экзамена в текущем учебном году и возложении обязанности на ГЭК субъекта Российской Федерации допустить Л. к участию в ГИА в резервные дни основного периода сдачи ГИА по русскому языку в 2016 году. Административный истец, обращаясь с указанными требованиями в защиту прав своего несовершеннолетнего сына Л., в числе прочего утверждал, что акт об удалении Л. из пункта проведения экзаменов является незаконным ввиду того, что был подписан только одним членом ГЭК субъекта РФ, что является нарушением абз. 16 п. 45 Порядка. Однако суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, отметил, что доводы административного истца основаны на неправильном толковании пункта 45 Порядка и приведены без учёта взаимосвязи указанного положения с требованиями абз. 3 п. 40 Порядка, согласно которым в день проведения экзамена в пункте проведения экзаменов присутствуют, в частности, руководитель и организаторы пункта проведения экзаменов и не менее одного члена ГЭК.

4). Бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для административного дела.

Применительно к делам об оспаривании решений ГЭК субъекта РФ об удалении обучающихся с экзаменов и (или) аннулировании результатов ЕГЭ в связи с допущенными нарушениями правил прохождения ГИА, выразившимися в наличии у экзаменуемых предметов, нахождение которых при них во время проведения ГИА не допускается, требования КАС РФ предполагают, что доказательствами, представленными административным ответчиком, должно подтверждаться наличие у экзаменуемого запрещённых предметов. Таким образом, суды правильно исходят из того, что на административных истцах лежит бремя доказывания факта нарушения их прав и в силу этого при заявлении соответствующих доводов на них может быть возложена обязанность доказать, что имевшиеся у обучающегося во время проведения ГИА спорные предметы являются предметами, разрешёнными к использованию во время проведения ГИА.

Так, Верховный Суд Республики Д., пересматривая в апелляционном порядке решение городского суда Республики Д., отказал в удовлетворении административного искового заявления, поданного в интересах несовершеннолетней Ч., о признании незаконным решения ГЭК субъекта Российской Федерации об аннулировании результатов ЕГЭ по химии. В процессе рассмотрения данного административного дела было установлено, что результаты ЕГЭ по химии, полученные Ч., были аннулированы ГЭК субъекта Российской Федерации на основании результатов видеонаблюдения федеральных инспекторов на официальном портале smotriege.ru за использование в период проведения ЕГЭ листа бумаги, расцененного ГЭК субъекта Российской Федерации в качестве справочного материала. При этом административный истец не отрицал наличие у Ч. в период проведения ЕГЭ посторонней бумаги, но возражал против её оценки в качестве справочного материала.

В ходе судебных заседаний по данному административному делу судами первой и апелляционной инстанций исследовалась видеозапись ЕГЭ по химии, из которой усматривалось, что Ч. в период проведения ГИА по химии два раза вытаскивала из кармана бумагу небольшого размера, держала её в руках, клала рядом или под другой лист формата А4. Однако суд первой инстанции посчитал, что данная видеозапись не является доказательством, достоверно свидетельствующим об использовании Ч. во время экзамена по химии справочного материала, и удовлетворил поданное в интересах Ч. административное исковое заявление. Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении административного искового заявления, суд проверочной инстанции указал на неправомерность выводов суда первой инстанции ввиду того, что материалами видеозаписи подтверждается наличие у Ч. в период проведения ЕГЭ по химии постороннего предмета – листа бумаги, что является нарушением правил проведения ГИА.

Однако проведённое обобщение выявило также случаи, когда суды ошибочно оценивали наличие у экзаменуемого лица во время проведения ГИА постороннего предмета как отсутствие нарушений установленных правил проведения ГИА со стороны данного лица. Например, при проведении ЕГЭ по химии Г. была удалена с экзамена за использование справочного материала. Рассматривая административное дело о признании незаконным акта об удалении Г. из пункта проведения экзаменов, а также решения ГЭК субъекта РФ об аннулировании результатов Г. по химии без права допуска к повторной сдаче ЕГЭ по химии в резервный день в текущем учебном году, районный суд Республики Д. установил, что во время сдачи ЕГЭ по химии к Г. подошёл представитель Рособрнадзора, нашёл на её парте два листа со штампами для черновиков, исписанных от руки экзаменационными заданиями без вариантов их решения, и изъял их, посчитав справочными материалами. После этого был составлен акт об удалении Г. из пункта проведения экзаменов, и в дальнейшем принято решение ГЭК субъекта РФ об аннулировании результатов ЕГЭ по химии Г. без права повторной сдачи ЕГЭ по химии в дополнительные сроки в текущем учебном году. В ходе рассмотрения данного дела административный истец ссылался на то, что обнаруженные у Г. письменные заметки не представляют собой запрещённые к использованию в ходе проведения ЕГЭ материалы, а являются черновиками, иметь которые в двух экземплярах правила сдачи ЕГЭ, установленные Порядком, не запрещают. Наличие у Г. второго листа со штампами для черновиков обосновывалось тем, что данный лист остался у экзаменуемой с предыдущего экзамена и был принесён с собой на случай, если одного черновика ей не хватит. По результатам рассмотрения данного административного дела районный суд Республики Д. принял решение о признании незаконными акта об удалении Г. из пункта проведения экзаменов, а также решения ГЭК субъекта РФ об аннулировании результатов Г. по химии без права повторной сдачи ЕГЭ по химии в резервный день в текущем учебном году, а также о возложении на Министерство образования и науки Республики Д. обязанности согласовать Г. место расположения пункта проведения экзамена по химии в форме ЕГЭ в резервный день. Вместе с тем следует признать правильной практику тех судов, которые на основании абзаца шестого п. 44 Порядка исходили из того, что черновики выдаются организаторами ГИА экзаменуемым по мере необходимости и принесены с собой быть не могут.

 

Автор: Селиверстова Ольга Игоревна, к.ю.н, старший научный сотрудник ФГБНУ «ФЦОЗ»

 

© О.И. Селиверстова, ФГБНУ «ФЦОЗ»

 


Возврат к списку