Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Козырин А.Н., профессор, д.ю.н.,

профессор Государственного университета –

Высшей школы экономики,

директор Центра публично-правовых исследований



Государственная политика Российской Федерации в области образования: понятие и законодательные принципы[1]


Ключевые слова:

государственная политика в области образования, образовательная реформа, законодательство об образовании, принципы государственной политики

Аннотация:

В статье рассмотрены понятие и общие начала государственной политики Российской Федерации в области образования. Подробно охарактеризованы такие принципы, закрепленные в Законе РФ «Об образовании», как гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, единство федерального культурного и образовательного пространства, общедоступность образования, его светский характер, свобода и плюрализм в образовании, а также демократический, государственно-общественный характер управления образованием и автономность образовательных учреждений.

Образование представляет собой сферу общественной жизни, где самым тесным образом переплетаются интересы государства и граждан. Вот почему образовательная политика и крупномасштабные реформы в этой сфере, проводимые в настоящее время российским правительством, представляют интерес не только для чиновников, занятых в системе управления образованием, преподавателей вузов, школьных учителей, но и практически для всех российских граждан разных возрастных категорий, которые составляют самый многочисленный «класс» – обучающихся (школьников, студентов, аспирантов и докторантов, слушателей различных курсов дополнительного образования, программ профессиональной переподготовки и т.п.).

Государственная политика в сфере образования представляет собой совокупность различных мероприятий, действий, решений и т.д. государственных органов, объединенных общей целью – поступательным развитием российского образования.

Российская Федерация провозглашает область образования одним из приоритетов государственной политики (п. 1 статьи 1 Закона РФ «Об образовании»), что непосредственно вытекает из конституционной нормы, в соответствии с которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина составляют обязанность государства (статья 2 Конституции РФ).

Государство заинтересовано в неуклонном развитии сферы образования, так как с этим напрямую связаны не только вопросы соблюдения прав и свобод человека и гражданина, но и успешное развитие российской экономики, социальное благополучие нации, а также состояние национальной безопасности.

Таким образом, сфера образования представляет собой объект правового регулирования не только в связи с реализацией конституционного права на образование и иных основных прав и свобод человека и гражданина, но и как отрасль экономики, от состояния которой во многом зависит будущее государства, одна из важнейших составляющих социально-культурной жизни общества, а также как фактор национальной безопасности.

Курс на приоритетность сферы образования государство реализует посредством:

создания развитой нормативно-правовой базы, формирования самостоятельной отрасли законодательства в сфере образования (нормативная составляющая государственной политики в сфере образования);

финансирования системы образования и создания благоприятных экономических предпосылок для развития российского образования (финансово-экономическая составляющая государственной политики в сфере образования);

формирования оптимальной структуры организации и управления образованием (организационно-управленческая составляющая государственной политики в сфере образования);

подготовки научно-педагогических кадров для сферы образования (кадровая составляющая государственной политики в сфере образования);

укрепления связи образования и науки (академическая составляющая государственной политики в сфере образования);

развития международных контактов и академической мобильности (международная составляющая государственной политики в сфере образования).

Основополагающим государственным документом, устанавливающим приоритет образования в государственной политике, стратегию и основные направления его развития, является Национальная доктрина образования в Российской Федерации, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 4 октября 2000 года № 751[2]. Доктрина определяет цели воспитания и обучения, пути их достижения посредством государственной политики в области образования, ожидаемые результаты развития системы образования на период до 2025 года.

Организационной основой государственной политики Российской Федерации в области образования является Федеральная целевая программа развития образования.

Для упорядочения действий, предпринимаемых в рамках государственной образовательной политики, используется метод программирования, результатом которого становится система программ средне- и долгосрочного развития образования, разрабатываемых на различных уровнях (федеральном, региональном, ведомственном, муниципальном, на уровне образовательного учреждения). При этом ключевой программой, безусловно, является Федеральная целевая программа развития образования, разрабатываемая и утверждаемая Правительством РФ. Ею определяется стратегия реформирования системы российского образования и намечаются важнейшие мероприятия по ее реализации.

Действующая программа – «Федеральная целевая программа развития образования на 2006-2010 годы» – утверждена Постановлением Правительства РФ от 23 декабря 2005 года № 803[3]. Положение об управлении Федеральной целевой программой развития образования на 2006-2010 годы было утверждено Приказом Минобрнауки России от 19 декабря 2008 года № 391[4].

В соответствии с пунктом 4 статьи 1 Закона РФ «Об образовании» доклад Правительства РФ о ходе реализации Федеральной целевой программы развития образования должен ежегодно представляться палатам Федерального Собрания РФ и публиковаться в официальном печатном органе.

Оформляя основы правового регулирования государственной политики в области образования, законодатель установил запрет на создание и деятельность организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций (объединений) в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, органах управления образованием (п. 5 статьи 1 Закона РФ «Об образовании»).

Данный запрет в целом соответствует Конституции РФ (ст. ст. 13, 14, 28 и 29) и направлен на исключение влияния указанных структур на содержание и порядок деятельности государственных и муниципальных образовательных учреждений, органов управления образованием в целях защиты конституционных прав обучающихся. Следует отметить, что запрет не распространяется на частные образовательные учреждения (даже в том случае, если такое учреждение имеет государственную аккредитацию).

Норма, закрепленная в пункте 5 статьи 1 Закона РФ «Об образовании», не исключает для педагогов, должностных лиц, иных работников государственных, муниципальных образовательных учреждений и органов управления образованием возможность входить в организационные структуры политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций (объединений) индивидуально.

Принципы (то есть общие, основополагающие начала), которыми государство обязано руководствоваться при формировании и реализации своей образовательной политики, в том числе и при формировании законодательства в области образования, закреплены в статье 2 Закона РФ «Об образовании».

1. Гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности; воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье.

Данный принцип устанавливает рамки, в которых определяется содержание образования, формируются методы образования, важнейшие установки образовательной политики. Он полностью соответствуют положениям Конституции РФ, устанавливающим правовой статус личности.

Российское образование имеет давние и богатые традиции. Названные принципы максимально полно их учитывают, подытоживая достижения отечественного образования, его нацеленность на общечеловеческие и универсальные ценности.

Свободное развитие личности в качестве принципа образовательной политики государства означает признание за ней собственной позиции и права на самоопределение в процессе образования.

2. Единство федерального культурного и образовательного пространства; защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства.

Принцип, вытекающий из конституционного определения Российской Федерации как федеративного и многонационального государства, нашел свое развитие как в самом Законе РФ «Об образовании» (статьи 6, 28, 29, 31 и др.), так и в иных законодательных актах (например, в Федеральном законе от 30 апреля 1999 года № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»[5], Федеральном законе от 17 июня 1996 года № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии»[6] и др.).

3. Общедоступность образования, адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников.

Этот принцип является одной из важнейших гарантий реализации конституционного права на образование. Каждый, независимо от его пола, возраста, национальной принадлежности, вероисповедания, местожительства, экономического достатка, имеет доступ к получению образования в рамках, установленных законом.

В ряде случаев для обеспечения общедоступности образования необходимо адаптировать систему образования к особенностям развития и подготовки обучающегося или воспитанника, например образовательные учреждения компенсирующего вида для детей со сложными (комплексными) нарушениями в развитии. Постановлением Правительства РФ от 12 марта 1997 года № 288[7] было утверждено Типовое положение о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с отклонениями в развитии.

Профессиональное образование инвалидов осуществляется в соответствии с государственными образовательными стандартами на основе образовательных программ, адаптированных для обучения инвалидов (см., например, письмо Минобразования России от 25 марта 1999 года № 27/502-6[8]).

Адаптивность системы образования к особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников проявляется также и в создании образовательных учреждений, реализующих образовательные программы повышенной сложности.

4. Светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях – принцип, вытекающий из положений статьи 14 Конституции РФ: «Российская Федерация светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

В статье 4 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» закрепляется, что в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

При этом каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими (статья 5 того же Закона).

Воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания.

Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения.

По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

5. Свобода и плюрализм в образовании.

Образование в демократическом обществе должно быть свободным, обеспечивающим плюрализм мнений, взглядов и убеждений. В противном случае невозможно воспитать подлинно свободную и независимую личность, гарантировать многие конституционные права и свободы (свобода мнений, творчества и т.д.).

Конечно, свободу и плюрализм в образовании не следует воспринимать как вседозволенность, пропаганду и реализацию идей, запрещенных законом (расовая, религиозная и национальная вражда и нетерпимость, фашизм, пропаганда войны и т.д.).

Данная норма нашла свое развитие в пункте 3 статьи 3 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», в котором закрепляется, что автономность, самостоятельность высших учебных заведений проявляется в предоставлении студентам, педагогическим и научным работникам определенных академических свобод свободы педагогических работников излагать учебный предмет по своему усмотрению, выбирать темы для научных исследований и проводить их своими методами, а также свободы студента получать знания согласно своим склонностям и потребностям.

Предоставление академических свобод нацелено на создание оптимальных условий для научного и педагогического творчества, поиска истины, ее свободного изложения и распространения.

Очевидно, что цели образовательной деятельности, осуществляемой высшими учебными заведениями, не могут быть достигнуты в отсутствие свободы выбора мировоззренческой, нравственной и идеологической основ образования, свободы в определении методики обучения, свободы научно-исследовательского и педагогического творчества, свободного поиска, изложения и распространения информации. В сфере высшего и послевузовского образования, где самым тесным образом переплетены образование и наука, названные свободы традиционно именуются академическими свободами.

Анализируя норму об академических свободах в сфере высшего и послевузовского образования, уместно вспомнить статью 44 Конституции РФ, в соответствии с которой «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания».

В Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» не содержится определения академических свобод. Понятие академических свобод раскрывается законодателем через перечисление наиболее важных составляющих таких свобод, а также субъектов права носителей академических свобод.

Академические свободы предоставляются не всем субъектам образовательных правоотношений, а только:

а) научно-педагогическому персоналу высшего учебного заведения, включающему профессорско-преподавательский состав (декана факультета, заведующего кафедрой, профессора, доцента, старшего преподавателя, преподавателя, ассистента) и научных работников высшего учебного заведения;

б) студентам высших учебных заведений.

Научно-педагогический персонал вуза наделяется свободой излагать учебный предмет по своему усмотрению, выбирать темы для научных исследований и проводить их своими методами. Данная норма находит развитие в ряде последующих статей Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 20 этого Закона научно-педагогические работники вуза наделяются правом определять содержание учебных курсов в соответствии с государственными образовательными стандартами высшего и послевузовского профессионального образования; выбирать методы и средства обучения, наиболее полно отвечающие их индивидуальным особенностям и обеспечивающие высокое качество учебного процесса, и т.д.

За студентами вуза закреплена академическая свобода получать знания согласно своим склонностям и потребностям.

Студенты вузов наделяются правом участвовать в формировании содержания своего образования при условии соблюдения требований государственных образовательных стандартов высшего образования (ст. 16 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»). И это право может быть ограничено только условиями договора, заключенного между студентом и лицом (физическим или юридическим), оказывающим ему содействие в получении образования и в последующем трудоустройстве.

Участие студента в формировании содержания своего образования осуществляется путем выбора факультативных и элективных[9] курсов, предлагаемых кафедрами и факультетом, через реализацию студентом права осваивать помимо учебных дисциплин по избранным направлениям подготовки любые другие учебные дисциплины, преподаваемые в данном вузе, в порядке, предусмотренном его уставом, а также преподаваемые в других высших учебных заведениях (по согласованию между их руководителями) и т.д.

Академические свободы влекут за собой академическую ответственность.

На субъектов образовательных правоотношений, которым предоставлены академические свободы, законом возлагаются соответствующие обязанности.

Так, студенты высших учебных заведений обязаны овладевать знаниями, выполнять в установленные сроки все виды заданий, предусмотренных учебным планом и образовательными программами высшего профессионального образования, соблюдать устав вуза и т.д. (п. 8 ст. 16 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»).

Педагогические и научные работники высших учебных заведений обязаны развивать у студентов самостоятельность, инициативу, творческие способности, обеспечивать высокую эффективность педагогического и научного процессов, формировать у обучающихся профессиональные качества по избранному направлению подготовки, гражданскую позицию, способность к труду и жизни в условиях современной цивилизации и демократии (п. 5 ст. 20 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»).

Предоставление высшим учебным заведениям основных академических свобод является общепризнанным принципом образовательного права и закрепляется в ряде международно-правовых документов высших учебных заведений[10].

В Великой хартии европейских университетов (Болонья, 18 сентября 1988 года) они отнесены к фундаментальным принципам университетской жизни.

В этом авторитетном источнике современного европейского образовательного права закрепляется: «Университет, будучи в центре различно организованных обществ в силу разнообразных географических условий и различий исторического развития, является автономным учреждением, которое критическим образом создает и распространяет культуру через научные исследования и образование. Чтобы адекватно реагировать на нужды современного мира, он должен иметь моральную и интеллектуальную независимость по отношению к любой политической и экономической власти, реализуя свою деятельность в области исследований и образования»[11]. Государственная власть и университеты (каждый в соответствии со своей компетенцией) должны гарантировать фундаментальный принцип жизни университетов – свободу исследований, образования и подготовки.

В статье 2 «Всемирной декларации о высшем образовании для XXI века: подходы и практические меры»[12] устанавливается, что в соответствии с Рекомендацией о статусе преподавательских кадров высших учебных заведений, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО в ноябре 1997 года, высшие учебные заведения, их сотрудники и студенты должны «пользоваться полной академической свободой и автономией, понимаемыми как комплекс прав и обязанностей, будучи при этом полностью ответственными и подотчетными перед обществом».

В Рекомендации ЮНЕСКО «О статусе научно-исследовательских работников»[13] зафиксировано, что академическая свобода, под которой следует понимать свободное распространение информации о результатах, гипотезах и критических высказываниях, является неотъемлемой частью научного процесса и обеспечивает наибольшую гарантию точности и объективности научных результатов.

6. Демократический, государственно-общественный характер управления образованием; автономность образовательных учреждений.

Демократизм управления образованием предполагает выборность органов управления (например, избрание ректора, деканов факультетов, заведующих кафедрами в высших учебных заведениях), коллегиальный характер управления (педагогический совет, ученый совет и т.д.), представительство в органах управления образованием обучающихся, представителей общественных организаций и т.д., публичность и гласность при принятии управленческих решений, создание системы эффективного контроля и т.д.

Управление образованием носит государственно-общественный характер. Это означает активизацию общественного участия в управленческой деятельности: общественность получает представительство в органах управления образованием, создаются различные общественные органы управления образованием (попечительские, родительские советы и т.д.).

Закрепляя данный принцип, законодатель формулирует также положение об автономности образовательных учреждений, являющееся одним из важнейших принципов государственной политики в области образования.

Использование понятия автономии образовательного учреждения необходимо для более строгого разграничения компетенции государственных органов управления образованием и органов управления учреждениями образования.

Данный принцип можно прокомментировать на примере его реализации в деятельности высшего учебного заведения.

В пункте 1 статьи 3 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании») под автономией высшего учебного заведения понимается его самостоятельность в подборе и расстановке кадров, осуществлении учебной, научной, финансово-хозяйственной и иной деятельности.

Автономия высшего учебного заведения проявляется в самых разных сферах.

В рамках действующего законодательства Российской Федерации высшее учебное заведение осуществляет разработку и принятие устава, в котором закрепляются основные положения, регулирующие его жизнедеятельность. Значительными полномочиями обладает вуз в сфере организационно-кадровой политики. Он самостоятельно определяет структуру управления, решает вопросы распределения должностных обязанностей, штатного расписания, подбора, приема на работу и расстановки кадров и т.д.

Им самостоятельно формируется студенческий контингент. Однако, реализуя данные полномочия, вуз должен руководствоваться установленными для него контрольными цифрами и квотами, оговоренными лицензией.

Высшее учебное заведение самостоятельно в осуществлении образовательного процесса в рамках, очерченных уставом, лицензией и свидетельством о государственной регистрации. Вуз разрабатывает и утверждает образовательные программы, учебные планы, программы учебных курсов; организует методическое обеспечение образовательного процесса; осуществляет контроль успеваемости и промежуточную аттестацию студентов.

К компетенции вуза относится ряд вопросов оплаты труда работников: установление ставок заработной платы и должностных окладов работников в пределах собственных финансовых средств (с учетом установленных ограничений), надбавок и доплат к должностным окладам работников, определение порядка и размеров премирования работников вуза и т.д.

Высшее учебное заведение осуществляет материально-техническое обеспечение образовательного процесса, оборудование учебных помещений в соответствии с установленными требованиями и в пределах собственных финансовых средств. Им создаются также необходимые условия нормального функционирования подразделений общественного питания, медицинских учреждений и т.д.

Понимаемая таким образом автономия высшего учебного заведения становится реальной правовой категорией, активно используемой в процессе правоприменения. По данному вопросу начинает формироваться судебно-арбитражная практика. В этой связи особого внимания заслуживает решение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2002 года № ГКПИ02-1254.

Рассматривая гражданское дело по жалобе г-на Юдина Г.П. об отмене пункта 8 Постановления Правительства РФ от 28 апреля 1994 года № 407 «О первоочередных мерах по поддержке системы образования в России»[14], в части разрешения государственным образовательным учреждениям высшего профессионального образования самостоятельно устанавливать размеры платы за проживание в общежитиях и коммунальные услуги[15], Верховный Суд РФ решил оставить жалобу без удовлетворения, ссылаясь, среди прочего, на норму Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», закрепившую принцип автономии высшего учебного заведения. В мотивировочной части своего решения Верховный Суд РФ отмечает, что в соответствии законодательно закрепленным принципом автономии высшего учебного заведения и исходя из особенностей экономики среднего профессионального и высшего профессионального образования, Закон РФ «Об образовании» в статье 42 предоставил право образовательным учреждениям устанавливать порядок и размеры оплаты за проживание в общежитиях, за предоставляемые коммунальные, бытовые и другие услуги, непосредственно не связанные с образовательным процессом.

Принцип автономии высшего учебного заведения не должен пониматься как некая гарантия «бесконтрольности» и «безнаказанности» вуза: он не означает выведения вуза из-под контроля органов, наделенных соответствующими полномочиями, и предполагает применение установленных законом санкций (неблагоприятных последствий) в случае нарушения вузом условий образовательной деятельности, предусмотренных лицензией.

Автономность вуза предполагает его ответственность за свою деятельность перед личностью, обществом и государством. Принцип автономности воспроизводится в Типовом положении об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации, а также, как правило, повторяется в уставе высшего учебного заведения.

В установленном порядке высшее учебное заведение несет ответственность за ненадлежащее выполнение функций, отнесенных к его компетенции, качество образования, за реализацию образовательных программ в неполном объеме. Ответственность вуза предусматривается и за жизнь и здоровье его студентов и работников во время образовательного процесса, нарушение прав и свобод участников образовательных правоотношений.

Контроль за соответствием деятельности вуза целям, предусмотренным его уставом, осуществляют в пределах своей компетенции учредители вуза и уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, выдавший ему лицензию на ведение образовательной деятельности.

Рассмотренные в статье принципы государственной образовательной политики имеют особое практическое значение: они намечают основные направления развития образования и образовательного законодательства, с их помощью устраняются различного рода противоречия, коллизии, восполняются пробелы нормативного регулирования. Используются принципы и в практике правоприменения – судами, органами управления образованием, иными правоприменителями.

В настоящее время, когда ведется интенсивная работа по подготовке проекта нового федерального закона об образовании, принципы государственной политики Российской Федерации в области образования могут и должны стать гарантией преемственности в законодательном регулировании образовательных отношений и его нацеленности на реализацию конституционного права каждого на образование.

Библиографический список:

Комментарий к Закону РФ «Об образовании» / под ред. А.Н. Козырина, В.В. Насонкина. – М., 2007.

Комментарий к Федеральному закону «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» / под ред. А.Н. Козырина, В.В. Насонкина. – М., 2008.

Международные правовые акты и документы по развитию европейской интеграции в образовании и исследованиях / Под ред. Г.А. Лукичева. – М., 2004.



[1]Статья подготовлена в рамках исследовательского проекта "Понятие, предмет, система и источники образовательного права: к формированию учебно-методической базы курса "Образовательное право"" по федеральной целевой программе "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России" на 2009 - 2013 годы.

[2] Собрание законодательства РФ. 2000. № 41. Ст. 4089.

[3] Собрание законодательства РФ. 2006. № 2. Ст. 186.

[4] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 14, 2009.

[5] Собрание законодательства РФ. 1999. № 18. Ст. 2208.

[6] Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2965.

[7] Собрание законодательства РФ. 1997. № 11. Ст. 1326.

[8] Бюллетень Минобразования РФ. 1999. № 5.

[9] Элективные курсы это курсы, избираемые в обязательном порядке для данного направления подготовки.

[10] Принцип автономии высших учебных заведений и предоставление академических свобод становился основным предметом обсуждения на международных конференциях (Конференции по академической свободе и университетской автономии (Синая, 1992 г.)).

[11] Цитируется по: Международные правовые акты и документы по развитию европейской интеграции в образовании и исследованиях / Под ред. Г.А. Лукичева. М., 2004. С. 28.

[12] Принята в Париже на Всемирной конференции ЮНЕСКО «Высшее образование в XXI веке: подходы и практические меры» (5-9 октября 1998 года).

[13] Принята в Париже 20 ноября 1974 года на 18-ой сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО.

[14] Собрание законодательства РФ. 1994. № 2. Ст. 104.

[15] Заявитель оспаривал нормативный правовой акт, так как он, по его мнению, противоречил действующему законодательству и нарушал его права, поскольку вынуждал его платить за проживание в общежитии суммы, превышающие в несколько раз оплату благоустроенной квартиры аналогичной площади.


Возврат к списку