Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Образовательное право: термин и понятия
Термин «образовательное право» уже прочно вошел в язык педагогической и правовой наук, широко он используется и представителями юридической и педагогической практики. «Образовательно-правовая» библиография пусть и медленно, но неуклонно расширяется. В учебных планах педагогических и юридических вузов, институтов и факультетов повышения квалификации педагогических работников всех уровней образования все чаще отводится место учебной дисциплине «Образовательное право», а для специальности 032700 Юриспруденция она входит в число дисциплин предметной подготовки федерального компонента соответствующего государственного образовательного стандарта.

Вместе с тем полисемантичность термина «образовательное право», как показывает анализ его научно-практического использования, в известной мере затрудняет системный и целенаправленный характер исследований образовательно-правовой проблематики. Это вынуждает обратиться к основным смысловым значениям самого этого термина и, соответственно, тем понятиям, которые и отражают эти смыслы. Без такой смысловой систематизации весьма велика опасность девальвации научной значимости термина «образовательное право».

В самом общем плане можно выделить следующие основные значения данного термина:

а) образовательное право как комплексная отрасль права;

б) образовательное право как нормативно-правовой массив (образовательное законодательство);

в) образовательное право как элемент системы конституционных прав и свобод, в том числе как элемент системы международных стандартов прав и свобод («право на образование»);

г) образовательное право как элемент образовательных прав участников образовательных отношений;

д) «Образовательное право» как учебная дисциплина;

е) образовательное право как актуальное направление теоретико-правовых, социолого-правовых и отраслевых юридических научных исследований;

ж) образовательное право как элемент (сторона) системы образования в целом.

Образовательное право как комплексная отрасль права. В современной классификации отраслей, представленной в научной и учебной юридической литературе, образовательному праву как отрасли самостоятельного места практически не отводится. Такое положение обусловлено достаточно острыми дискуссиями среди ученых-юристов относительно того, считать ли образовательное право правовой отраслью или нет. Основным аргументом противников является то, что у образовательного права отсутствуют собственные предмет и метод правового регулирования общественных отношений – главные критерии отраслевой дифференциации. Сторонники же возможности, более того, необходимости выделения образовательного права в качестве отрасли права, причем не самостоятельной, а именно комплексной правовой отрасли, полагают, что уже сама природа и специфика отношений, складывающихся в сфере образования, дают все необходимые и достаточные основания для выделения образовательного права как уже вполне сложившейся правовой отрасли, имеющей комплексный характер. Признание образовательного права как правовой отрасли характерно и для ряда представителей административного права.

Сравнение аргументов обеих сторон требует специального глубокого, прежде всего, теоретико-правового анализа. Здесь достаточно ограничиться утверждением, что, во-первых, современный уровень развития правовой и образовательных систем во всех современных демократических государствах, во-вторых, резкий количественный рост и иерархическое усложнение нормативно-правового массива, регулирующий образовательные отношения, в-третьих, исключительная значимость образования как социального института в нашу эпоху и ряд других факторов и условий, объективно приводят не только к признанию и обоснованию возможности, но и необходимости выделения образовательного права как комплексной правовой отрасли, занимающей важное место как в целом в правовой системе общества, так и в системном строении самого права1.

Обратим внимание также на еще одно важное обстоятельство. Комплексный характер образовательного права действительно обусловлен, прежде всего, особенностями его предмета, представляющий собой особое строение и содержание общественных отношений, складывающихся в сфере образования. Эти отношения, имея немало общего с другими видами отношений как объекта правового воздействия, обладают, тем не менее, такими чертами, которые отсутствуют в других сферах жизнедеятельности. В этой связи можно говорить о двух относительно самостоятельных, и в то же время органически взаимосвязанных типах отношений в сфере образования, особенности регулирования которых правовыми средствами и дают основания говорить о специфике предмета образовательного права и, следовательно, об относительной самостоятельности последнего как комплексной отрасли права.

Первый тип отношений в сфере образования связан непосредственно с организацией и управлением образовательной деятельности (образовательного или, иначе, педагогического, процесса). Это, главным образом, педагогические отношения (т.е. собственно образовательные отношения в главном значении термина «образование»), психолого-педагогические, организационно-управленческие, нравственно-воспитательные и иные отношения, которые прямо и непосредственно связаны с процессами обучения и воспитания. С известной степенью условности данные отношения можно было бы назвать преципионными (от лат. praecipio – наставлять, учить) образовательными отношениями.

Преципионные отношения вполне возможно рассматривать как отношения первичные, поскольку именно обучение и воспитание выступают ведущими целями и задачами всякой образовательной деятельности (педагогического процесса). Иное дело, что в различных ситуациях удельный вес обучающей и воспитательной компонент в образовательном процессе не одинаков. Скажем, в системе дошкольного и общего образования роль воспитания значительно выше, чем в системе профессионального, особенно высшего и послевузовского образования. В то же время ни в высших учебных заведениях, ни в аспирантуре и даже докторантуре, а также при оказании образовательных услуг вне установленных традиционных форм образовательной деятельности, элементы воспитания в той или иной степени присутствуют; более того, они не могут не присутствовать.

Второй тип отношений в сфере образования, подлежащих урегулированию правом, связан с необходимостью материального, кадрового, финансового и иного рода обеспечением деятельности по достижению образовательных целей и задач. Тем самым отношения данного типа могут рассматриваться как вторичные, которые можно было бы условно определить как комиторные (от лат. comitor – сопровождать) образовательные отношения.

Комиторные отношения регулируются нормами соответствующих отраслей права: трудового права (прием на работу педагогических работников и вспомогательного персонала и заключение соответствующих трудовых договоров (контрактов); установление режима рабочего дня и отдыха и т.д.), гражданского права (установление организационно-правовых форм образовательных учреждений, заключение различного рода хозяйственных договоров и т.д.); финансового права (установление системы оплаты труда педагогического состава, установление размера оплаты за обучение и др.); налоговое право (установление налогового режима деятельности образовательных учреждений, определение вида и размера налоговых льгот и т.д.) и др.

К данному типу отношений следует, очевидно, отнести и отношения, связанные с обеспечением права на образование, о чем выше уже шла речь. В то же время, учитывая особую значимость данной, по сути дела, конституционной, проблемы в настоящее время, эти отношения стоят как бы особняком, что обусловливает и особое к ним внимание со стороны законодателя и субъектов правоприменения.

В действующем отраслевом законодательстве, конечно, имеются определенные механизмы, обеспечивающие своими возможностями регулирование столь специфических отношений, которые складываются в сфере образования. Так, в Трудовом кодексе Российской Федерации существует глава 52 «Особенности регулирования труда педагогических работников», нормы статей которых отражают наиболее основные особенности регулирования труда педагогических работников. В этом плане данная глава может быть отнесена и к образовательному праву с тем лишь уточнением, что в системе образования трудятся не только педагогические работники, но и множество других субъектов – учащиеся, административно-управленческий и учебно-вспомогательный персонал образовательных учреждений, работники органов управления образованием и т.д., трудовая деятельность также обладает спецификой. Все это много- и разнообразие специфических отношений не может быть урегулировано одним лишь трудовым законодательством, что также следует рассматривать в качестве дополнительного аргумента для необходимости выделения образовательного права.

Представленная структура отношений в сфере образования и дает основания говорить о действительно уникальной особенности предмета образовательного права. Уникальность эта состоит в том, что образовательное право, аккумулируя в себе возможности (правовые средства и механизмы) различных отраслей права, использует их для достижения и решения главных целей и задач, которые стоят перед образовательным институтом общества вообще, а также целей и задач, отражающих особенностей различных уровней и форм образования. Тем самым, образовательное право включает в себя опосредованно институты и нормы тех отраслей права (законодательства), которые регулирует прямо или опосредованно соответствующие отношения в сфере образования. Однако, это не означает, что образовательное право представляет собой некую механическую совокупность такого рода отраслевых институтов права. Исходя из того, как отмечалось, что существуют первичные (преципионные) образовательные отношения, в образовательном праве существуют нормы и институты, которые непосредственно регулируют эти образовательные отношения: отношения между учителем и учеником, учителем и родителями ученика, родителями и администрацией образовательного учреждения, образовательным учреждением и органом управления образования по вопросам учебно-методического характера и т.д.

Оба типа образовательных отношений очень тесно взаимосвязаны. В чистом виде их обнаружить трудно, а то и невозможно. Скажем, даже, например, «чисто» педагогические отношения учителя и ученика, преподавателя и студента так и или иначе связаны с возможностями изменения трудовых отношений педагогического работника и образовательного учреждения через механизм аттестации или механизмы юридической ответственности за совершение противоправного деяния со стороны как преподавателя (унижение достоинства ученика, рукоприкладство, взятки и т.п.), так и со стороны обучаемого (оскорбление преподавателя, клевета в его отношении, то же рукоприкладство и т.д.).

Что касается метода правового регулирования, под которым понимается совокупность способов, приемов и средств правового регулирования образовательных отношений, то главная его особенность связана, безусловно, с той же спецификой образовательной деятельности по обучению, воспитанию и личностному развитию обучающихся в различного рода образовательных учреждениях, на разных уровнях и формах образования. К числу наиболее значимых специфических черт метода образовательного права в теории образовательного права относятся (В.В. Сырых):

а) применение императивного и императивно-диспозитивного методов правового регулирования общественных отношений;

б) своеобразие правового статуса участников образовательных отношений;

в) общедоступность и бесплатность начального и основного общего образования, а также среднего (полного) общего образования и начального профессионального образования;

г) сочетание нормативно-правового регулирования образовательных отношений на федеральном уровне с нормативно-правовым регулированием субъектами Российской Федерации (региональный уровень), нормативно-правовым регулированием органами местного самоуправления и локальным регулированием образовательными учреждениями;

д) единство и дифференциация нормативно-правового регулирования образовательных отношений;

е) сочетание государственного контроля за качеством образования автономностью образовательных учреждений, свободой и плюрализмом в образовании;

ж) специфика правоприменительной деятельности в процессе текущей и итоговой аттестации обучающихся;

з) особенности применения юридической ответственности за противоправные посягательства на образовательные отношения, на правопорядок в образовательной сфере.

Добавим к этому, что методы правового регулирования первичных (преципионных) и вторичных (комиторных) образовательных отношений отличаются также и тем, что при регулировании первых особую значимость приобретают психологические составляющие как императивного, так и диспозитивного методов. Речь, конечно, идет об убеждающих методах и приемах, без чего невозможно никакое обучение и воспитание, а тем самым и личностное развитие как обучаемого, так и педагогическая профессионализация, в том числе развитие педагогической компетентности, самого педагогического работника, особенно, молодого.

Образовательное право как синоним образовательного законодательства. Известно, что термин «законодательство» может применяться как в «узком», так и в «широком» смыслах. В первом случае под законодательством понимается совокупность только законодательных актов (в России - федеральных законов и законов субъектов РФ). В широком же смысле законодательство представляет собой всю совокупность нормативно-правового массива (законодательных и подзаконных нормативно-правовых актов, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, а также локальных нормативно-правовых актов).

Термин «образовательное право», употребляемый в ином значении, чем обозначение комплексной отрасли права, чаще всего выступает синонимом термина «образовательное законодательство» именно в широком его толковании. Именно в этом значении он будет использоваться и в дальнейшем изложении материала настоящего пособия. Следует лишь уточнить, что локальные нормативно-правовые акты, т.е. акты, издаваемые администрацией образовательного учреждения, не следует, думается, включать в понятие законодательства (в широком смысле). В то же время локальные акты с полным основанием могут и должны включаться в понятие «нормативно-правовой образовательный массив».

Помимо общего понятия законодательства следует иметь в виду и его соотнесение с отраслевой дифференциацией системы права и, тем самым, системы законодательства как формально-определенного бытия последней. В этом плане понятие «законодательство» соотносится с той или иной отраслью права – «конституционное законодательство», «трудовое законодательство», «уголовное законодательство» и т.д. Исходя из изложенного относительно образовательного права как комплексной правовой отрасли, есть более чем достаточные основания говорить как об образовательном законодательстве, так и его строении, содержании и дифференциации.

Обратимся кратко к последней, поскольку, во-первых, анализ строения и содержания образовательного законодательства в значительной мере детерминирован критериями дифференциации, а, во-вторых, строение и содержание законодательства об образовании будут рассмотрены подробно в следующей главе пособия.

Применительно к Российской Федерации как федеративному государству можно говорит о нескольких критериях дифференциации образовательного законодательства.

По юридической силе, характеризующей место и роль нормативно-правового акта в иерархии отраслевого законодательства, выделяются:

а) федеральные законы;

б) законы субъектов Российской Федерации;

в) подзаконные акты федеральных органов исполнительной власти;

г) подзаконные акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

д) нормативные правовые акты органов местного самоуправления по вопросам образования.

Нижнюю ступень в этой пирамиде занимают локальные акты образовательных учреждений, входящие, как уже говорилось, в общий нормативно-правовой образовательный массив.

По критерию образовательно-правовой компетенции выделяются несколько уровней такой компетенции, отражающейся в соответствующих нормативно-правовых актах:

а) конституционная компетенция;

б) федеральная компетенция;

в) региональная компетенция (включающая компетенцию субъектов РФ и органов местного самоуправления);

д) компетенция образовательных учреждений.

Так, вопросы образования, как показывает анализ пункта «е» части 1 ст. 72 Конституции РФ, относятся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ. Что же касается местного самоуправления, то вопросы образования, находящиеся в их ведении, определяются уже законодательством РФ и субъектов РФ. В частности, Законом РФ «Об образовании» (с изменениями и дополнениями на 22.08.2004 г.) в ст.ст. 28–32 такая законодательная граница управленческой компетентности, включающая в себя и компетентность по изданию нормативно-правовых актов по вопросам образования, между этими тремя субъектами управления образованием, а также компетенция образовательных учреждений, проведена достаточно отчетливо.

Образовательное право как элемент права на образование. Право на образование (ст. 43 Конституции РФ) как элемент системы прав и свобод человека, непосредственно проявляется в реальной образовательно-правовой практике в виде вполне конкретного юридического субъективного права как мера дозволенности (возможности) действия участников образовательных отношений по удовлетворению ими в рамках действующего законодательства своих образовательных потребностей, обеспечению и защите соответствующих законных интересов. В этом плане понятия «образовательное право» и «субъективное юридическое право» (как элемент содержания образовательного правоотношения) являются однопорядковыми и совпадают по своему содержанию. К таким образовательным правам относятся право на дошкольное образование, право на начальное образование, право на получение объективной оценки своих знаний и умений со стороны педагога (преподавателя), право на перевод из одного образовательного учреждения в другое, право на получение документа о получении документа об образовании определенного уровня при условии выполнения учебного плана и т.д. и т.д.

В последние годы внимание ученых и практиков все больше приковывает проблема прав обучающихся и, в частности, «студенческое право» (Барабанова С.В.). Не меньший, конечно же, интерес представляет и проблематика «ученического права» и особенно «педагогического права» (точнее, «права педагогического работника»). Все эти проблемы, действительно, исключительно актуальны и значимы как в научном, так и в практическом отношениях, требуют специального изучения.

Некоторые образовательные права фактически совпадают с другими правами, присущими субъектам образовательных правоотношений как человеку, гражданину и личности (право учащегося на личную неприкосновенность со стороны педагога, право учителя на недопустимость его унижения со стороны учеников и их родителей и т.п.).

Классификация и анализ таких образовательных прав представляет значительный теоретический и особенно практический интерес для самых разных участников образовательных правоотношений. В последние годы появилось немало такого рода учебно-практических пособий для субъектов образовательных отношений различных категорий (Е.Л. Болотова и др.).

Образовательное право как учебная дисциплина. В государственном образовательном стандарте высшего профессионального образования (ГОС ВПО) 032700 Юриспруденция, действующего с 2000 г. (ГОС-2000), учебная дисциплина «Образовательное право» занимает особое место. Вместе с дисциплиной «Теория и методика обучения праву», близость с которой очевидно уже из названий обеих дисциплин, «Образовательное право» определяет, по сути дела, профиль образовательно-правовой подготовки будущего учителя правовых дисциплин.

Нужно заметить, что дисциплина «Образовательное право» начинает сегодня постепенно вводиться в учебные планы подготовки «классических юристов, а также в университетские учебные планы, что совершенно оправдано и своевременно в условиях модернизации современного российского образования.

Образовательное право как направление научных исследований. Начиная со второй половины 1990-х годов прошлого столетия в теоретико-правовой, социолого-правовой и отраслевых юридических науках развернулись активные исследования в области образовательного права. В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и других крупных центрах правовой науки проводятся международные, всероссийские и региональные научно-практические конференции, научные семинары, «круглые столы» по самым различным теоретическим и практическим аспектам образовательного права. При Министерстве образования и науки Российской Федерации создан Федеральный Центр образовательного законодательства, являющийся сегодня крупным и авторитетным исследовательским и издательским центром, аккумулирующим самые последние достижения правовой и педагогической наук в области образовательного права. Развивается в последние годы «образовательно-правовая компаративистика», что особенно важно в контексте вступления России в европейское образовательное пространство («болонский процесс»). В ряде вузов страны, и не только педагогических, началась целенаправленная подготовка специалистов в области образовательного права посредством создания соответствующих отделений и институтов (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Пермь). Открываются кафедры образовательного права (Москва, Екатеринбург), готовятся и защищаются кандидатские и докторские диссертации по образовательно-правовой проблематике. Вопросы образовательного права становятся предметом пристального интереса со стороны уже не только вузовской и академической научной общественности, но и органов государственной власти и местного самоуправления. К примеру, в Уральском федеральном округе активно предпринимаются научные и организационные меры по повышению эффективности регионального образовательного законодательства, прошли три большие научно-практические конференции в гг. Екатеринбурге и Тюмени с участием представителей – правовой, педагогической, социологической наук, системы образования субъектов РФ, органов государственной власти и местного самоуправления.

_____________


Опубликовано:


Власть и властные отношения в современном мире: Материалы IX научно-практической конференции, приуроченной к 15-летию Гуманитарного университета (г. Екатеринбург)30-31 марта 2006 г: Доклады/ Редкол.: Л.А. Закс и др.: в 2 т. - Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2006. – Т.2. С. 195-205.


1 Заметим, что обоснование возможности выделения в качестве комплексных (и в этом смысле самостоятельных) таких правовых отраслей, как медицинское право, спортивное право и т.д., принципиально не отличается от приведенного по отношению к образовательному праву обоснования. Более того, этот процесс представляется закономерным, который трудно, в силу естественной динамики и усложнения общественных отношений, и остановить, и объяснить, исходя из традиционных представлений как о самом праве, так и о его системе и структуре.


Возврат к списку