Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Право на образование как источник образовательных отношений
Система ценностных ориентиров современного общества определяется представлением о правах человека, то есть о совокупности фундаментальных или основных прав, принадлежащих каждому от рождения. Соблюдение и обеспечение этих прав вменяется в обязанность всякому государству.1 «Сегодня уже общепризнанно, - отмечает М.В.Баглай, - что права человека, в какой бы стране он ни жил, находятся под защитой мирового сообщества и являются достоянием всей цивилизации». .2 С принятием Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Декларации прав ребенка (1959 г.), Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.), Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) и других международных актов человек стал субъектом не только внутригосударственного, но и международного права.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации,3 общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15). Сама Конституция Российской Федерации, провозглашающая Россию правовым государством (ч. 1 ст. 1), основана на «идеологии естественных и неотчуждаемых прав человека». .4 Согласно ст. 2 Конституции, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Соблюдение и защита этих прав является обязанностью государства, которое признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ч. 1 ст. 17).

Право на образование принадлежит к совокупности основных прав и свобод человека. Оно закреплено во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) (ст. 26), в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) (ст. 13, 14), в Конвенции о правах ребенка (1989 г.) (ст. 28, 29), в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека (1995 г.) (ст. 27). Право на образование относится к тем правам, которые находятся под защитой Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) (Протокол № 1 (1952 г.) ст. 2). Право на образование закреплено в Конституции Российской Федерации (ст. 43) и «является одним из основных и неотъемлемых конституционных прав граждан РФ» (преамбула Закона). Важно подчеркнуть, что в 1996 году Россия стала полноправным членом Совета Европы, подписав и ратифицировав (в 1998 г.) Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней, а так же целый ряд других документов Совета Европы, касающихся образования.

В соответствии с международными правовыми актами и Конституцией РФ (ст. 43), каждый человек имеет право на образование. Как и все основные права и свободы человека, право на образование, понимаемое как свобода образования, является естественным, неотчуждаемым и принадлежит каждому от рождения (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ). Эти свойства присущи всем основным правам человека, поскольку они являются проявлением свободы, которую, по словам Н.А.Бердяева, «нельзя не из чего вывести», ибо «в ней можно лишь изначально пребывать». .5 То есть человек обладает всеми основными правами изначально, просто потому, что он – человек. Государство не может иметь монополию на образование.

>Естественный характер права на образование объясняется тем, что человеку свойственно развиваться, творить, создавать новое, накапливать опыт, знания в той или иной сфере, и конечно, передавать наработанное и познанное другим поколениям, в чем, собственно и заключается сущность образования. Как подчеркивает Дж.Дьюи, «роль образования в социальной жизни аналогична роли питания и воспроизводства для физиологического существования». .6 Таким образом, образование и самосовершенствование являются естественным состоянием человека, условием его полноценного существования в обществе. Соответственно право на образование, базирующееся на свободе образования, «настолько же естественно, как и право жить». .7

Право на образование не может быть передано другому лицу, группе лиц, обществу, государству ни по договору, ни в силу закона, ни на каком другом основании. Сам человек не может отказаться от своего права на образование. Более того, по международным и российским стандартам основное общее образование является обязательным, поскольку без него невозможна нормальная социализация человека в современном обществе.

Человеку нельзя запретить воспользоваться этим правом. «Никому не может быть отказано в праве на образование», - говорится в ст. 2 Протокола № 1 (1952 г.) к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Протокол № 1). .8 В соответствии с Конвенцией о борьбе с дискриминацией в области образования, «закрытие для какого-либо лица или группы лиц доступа к образованию любой ступени или типа», а также «ограничение образования для какого-либо лица или группы лиц низшим уровнем образования» является дискриминацией и признается недопустимым. .9

Как отмечают европейские исследователи, в этом смысле, образование является типичным образцом основных прав человека и имеет две черты, характерные для этой группы прав и свобод. Прежде всего, должна признаваться свобода образования (то есть получение его всеми желающими), во-вторых, каждому должна быть предоставлена возможность (право) получать образование в соответствии с его идеологическими или религиозными убеждениями. .10

В деятельностном плане это означает необходимость различать свободу образования, свободу образования в соответствии с убеждениями, а также свободу педагогическую, в частности свободу выбора педагогических методов, учебников и т.п.

Нарушение свободы образования, как и нарушение любого другого из основных прав и свобод, дает человеку право на защиту или протест. Не случайно в преамбуле Всеобщей декларации прав человека говорится, что Генеральная Ассамблея ООН провозглашает эту Декларацию, «чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения». .11

Однако свобода образования останется не более чем теоретическим принципом, если свобода не будет трансформирована в эффективное социальное или культурное право, закрепленное в законодательстве. В современных условиях реализация права на образование зависит от ряда социальных условий, что предопределяет относительность этого права. Так, на практике право на образование вряд ли может быть в полной мере реализовано без определенной социальной инфраструктуры, которой в данном случае является система образования, призванная обеспечить образовательный процесс. В рамках имеющейся системы образования человек выбирает форму получения образования, образовательное учреждение (организацию), включается в образовательный процесс и в результате реализует свои основные права и свободы. При этом право на образование является источником возникновения образовательных отношений, через вступление в которые это право может быть реализовано полноценно.

Таким образом, право на образование непосредственно связано со «вторым поколением» прав человека. Эти права сформировались в борьбе за улучшение экономического положения и повышения культурного статуса «небогатых» слоев населения и призваны «смягчить противостояние бедных и богатых». 12

Права «второго поколения» называются позитивными и образуют status positivus, в отличие от прав «первого поколения», которые образуют status negativus и признаются «негативными», ибо отрицают условия, «которые совершенно исключают возможность достойной человеческой жизни». 13 Права «первого поколения» имеют абсолютный характер и предполагают свободу человека от чьего-либо, в том числе государственного, вмешательства в сферу его частной жизни, интересов, убеждений. Позитивное значение прав «второго поколения» заключается в том, что они направлены не на отрицание несвободы, а на обеспечение достойного существования и достижение свободы для самоопределения, самовыражения, реализации творческих способностей.

Наиболее значимые для современного общества позитивные права сформулированы в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. .14 (далее – Международный пакт). В преамбуле этого документа, в частности, говорится: «Согласно Всеобщей декларации прав человека идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен только, если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как и своими гражданскими и политическими правами». Обязанность создания таких условий возлагается на государство, в чем соглашаются «участвующие в настоящем Пакте государства». Без участия государства, без государственных гарантий все эти права не могут быть обеспечены, а потому являются весьма условными и имеют относительный характер. По справедливому замечанию А.Я. Капустина, данная группа прав «не подлежит немедленной имплементации, поскольку для этого требуется созревание целого ряда социальных и экономических условий в государстве». .15

Как устанавливает Международный пакт, «каждое участвующее в Пакте государство обязуется … принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер» (п. 1 ст. 2). В отношении права на образование участие в Международном пакте означает, что государство будет стремиться к тому, чтобы обеспечить гарантии получения образования каждым человеком. Следовательно, государство по мере возможности должно взять на себя определенные обязательства в области образования, в том числе обязанность создать систему образования, посредством которой будет реализовано право каждого на образование.

СССР, правопреемником которого является Российская Федерация, не присоединился к Декларации прав человека и гражданина, однако подписал и ратифицировал Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. .16 В ситуации непризнания в СССР основных прав и свобод человека и «надправового» характера реальных институтов власти, ратификация Международного пакта не привнесла существенных изменений в правовой статус граждан СССР. Тем более что система образования оформилась в СССР еще в середине 30-х годов. .17

В то же время сам факт признания Международного пакта существенно повлиял на дальнейшее развитие советского законодательства об образовании. В связи с ратификацией Международного пакта в 1973 г. были разработаны и приняты «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании» 18 (1973 г.), ставшие основополагающим правовым актом, регулирующим правоотношения в сфере народного образования.

В настоящее время законодательство Российской Федерации в области образования состоит из Конституции Российской Федерации, Закона Российской Федерации «Об образовании», Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (1996 г.), 19 а также включает другие законы и нормативные правовые акты, в том числе принимаемые субъектами Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации относит вопросы образования и воспитания к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (п. «е» ч. 1 ст.72). Это означает возможность правового регулирования сферы образования на федеральном и региональном уровнях: на федеральном уровне принимаются федеральные законы, определяющие общее направление и регламентирующие общие вопросы сферы образования, которые получают дальнейшее развитие в нормативных актах субъектов Федерации, что позволяет учитывать местные особенности того или иного региона. 20

В Российской Федерации образование «осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормами международного права», – заявлено в преамбуле Закона Российской Федерации «Об образовании». Этот Закон является основным нормативным актом, определяющим политику российского государства в области образования, регламентирующим ключевые моменты образовательного процесса, а также построение системы образования и системы управления образованием.

В основе системы образовательного законодательства лежат международно-правовые обязательства Российской Федерации и конституционные нормы, определяющие социальный характер российской государственности (ч.1 ст.7 Конституции Российской Федерации). Именно социальные характеристики права на образование определяет наличие института государственного регулирования образовательных отношений и совокупность обязанностей и полномочий государства в сфере образования.

Минимальные требования к государству в области образования сформулированы в ст.13.2 Международного пакта:

  • а) начальное образование должно быть обязательным и бесплатным для всех;
  • b) среднее образование в его различных формах, включая профессионально-техническое среднее образование, должно быть открыто и сделано доступным для всех путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;
  • c) высшее образование должно быть сделано одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;
  • d) элементарное образование должно поощряться или интенсифицироваться, по возможности, для тех, кто не проходил или не закончил полного курса своего начального образования;
  • e) должно активно проводиться развитие сети школ всех ступеней, должна быть установлена удовлетворительная система стипендий и должны постоянно улучшаться материальные условия преподавательского персонала».

Содержание российского образовательного законодательства в основном соответствует указанным требованиям. Однако следует обратить внимание на то, что предоставляемые гражданам государственные гарантии по-разному сформулированы в Конституции Российской Федерации и в Законе Российской Федерации «Об образовании». Конституция гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях (п.п. 2,3 ст. 43). Закон, содержит расширительное толкование данных гарантий, то есть подчеркивает, что общедоступным и бесплатным являются уровни начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования и начального профессионального образования. Профессиональное среднее, высшее и послевузовское образование, доступное на конкурсной основе, является бесплатным (в государственных и муниципальных образовательных учреждениях) только в том случае, «если образование данного уровня гражданин получает впервые» (п.3 ст. 5). С 01 января 2005 года в сферу государственных гарантий законом включено также дошкольное образование.

Очевидно, что только государство способно создать систему, позволяющую обеспечить все перечисленные гарантии и сделать право на образование доступным для каждого. При этом важно, чтобы система образования не была исключительно государственной. Для нормального и эффективного функционирования любой системы образования необходимо, чтобы «государственное и частное, государственное и общественное начала находились в разумном сочетании и оптимальном балансе». 21 Только в этом случае будут соблюдены требования международного законодательства относительно свободы образования, тесно связанной с пониманием права на образование как естественного права.

В соответствии с п.3 ст. 13 Международного пакта, участвующие в нем государства «обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями». Сходные требования содержатся в ст. 2 Протокола № 1: «государство при выполнении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать это образование и обучение своих детей в соответствии со своими собственными религиозными и философскими убеждениями».

То есть государство не вправе устанавливать какую-либо философскую, идеологическую или религиозную идею в качестве единственной основы образовательной системы своей страны. Любой человек или группа людей вправе использовать свои убеждения в качестве идейной основы для получения образования. В этом состоит «негативная» свобода образования, связывающая право на образование с «первым поколением» прав человека.

В то же время «не всякие философские убеждения родителей должны приниматься во внимание при реализации ими свободы определять характер образования и обучения детей, а лишь такие убеждения, которые достойны уважения в демократическом обществе, совместимы с человеческим достоинством и соответствуют праву ребенка на образование». 22 Приведенное разъяснение Европейского Суда по правам человека свидетельствует о том, что свобода образования не может носить абсолютного характера. В первую очередь эта свобода ограничена целями образования, которые должны отражать основополагающие ценности человеческого сообщества.

Международный пакт определяет, что «образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности, сознание ее достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам» (п.1 ст. 13). В Пакте также отмечается, что «образование должно дать возможность всем быть полезными участниками свободного общества, способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и всеми расовыми, этническими и религиозными группами и содействовать работе Организации объединенных наций по поддержанию мира» (п.1 ст.13).

В ст. 29 Конвенции о правах ребенка (1989 г.) указывается, что образование должно быть направлено на развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме; на воспитание уважения к правам человека и основным свободам; на «воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной», а также на «воспитание уважения к окружающей природе». 23

В отношении определения целей образования российское законодательство практически полностью соответствует международным стандартам. Законом Российской Федерации «Об образовании» провозглашается «гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности» (п.1 ст. 2). Закон также устанавливает, что образование в РФ должно быть направлено на «воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье» (п.1 ст. 2).

В сфере образования, при помощи которой «общество воспроизводит и совершенствует само себя», 24 необходимо исключить всякую возможность пропаганды убеждений, чуждых общечеловеческим ценностям. Именно поэтому цели образования должны быть установлены государством и закреплены в образовательном законодательстве. Такое ограничение свободы образования необходимо в интересах общества и не является чрезмерным вмешательством со стороны государства.

В то же время в случае жесткого идеологического нормирования государством целей образования право человека на образование, безусловно, не может рассматриваться как свобода. Так, советская система народного образования, представляя собой сферу, полностью подчиненную государству, исключала само понимание права на образование в смысле «негативного» права или «свободы от». В СССР не существовало негосударственных образовательных учреждений (организаций). Советские граждане не могли воспользоваться правом выбора формы получения образования и образовательного учреждения (организации) и получать образование в соответствии с убеждениями своих родителей, а по мере взросления – в соответствии со своими собственными убеждениями.

Толкование права на образование как свободы стало возможным лишь с принятием Закона Российской Федерации «Об образовании», создавшего правовые рамки, в которых граждане России получили определенную свободу в образовании, в том числе право создавать образовательные учреждения (организации), определять их идейную направленность и содержание предлагаемого в них образования. Гарантией обеспечения этой свободы является закрепленное в п.1 ст. 11 Закона право на создание образовательных организаций не только органами государственной власти и местного самоуправления, но также всеми желающими (физическими и/или юридическими лицами). Проявлением свободы и плюрализма в образовании является правовое признание и развитие разнообразных форм получения образования и самообразования (ч. 5 ст. 43 Конституции РФ; п.1 ст.10 Закона), а также право родителей и иных законных представителей «дать ребенку начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее образование в семье» (п.3 ст.52 Закона). Кроме того, Закон определяет, что содержание получаемого гражданами образования «должно учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений» (п.4 ст. 14).

В то же время говорить о свободе применительно к российскому образованию можно лишь с определенными оговорками, хотя в Законе «свобода и плюрализм» объявлены принципами государственной образовательной политики РФ (п.5 ст. 2 Закона). Как констатирует голландский исследователь П.Ван ден Берг, действующая Конституция Российской Федерации не содержит приниципа свободы образования, в ней в частности не закреплено учреждение частных школ как право или свобода. 25 Это означает, что свобода образования не является конституционным принципом, она лишь вытекает из других конституционных прав. Соответственно свобода образования не является официально декларированным принципом российского образовательного законодательства и построения системы образования.

Отсутствие правового обеспечения принципа свободы образования сказывается на правовом положении негосударственных образовательных учреждений (организаций), которые на практике никогда не обладали равными (в сравнении с государственными и муниципальными образовательными учреждениями) правами в российской системе образования, на что неоднократно обращали внимание исследователи.26

Другим следствием является заметная неопределенность места религиозного образования в системе образования РФ. С одной стороны, одним из принципов государственной политики в области образования признается светский характер образования (п.4 ст. 2 Закона Российской Федерации "Об образовании"). С другой стороны, Российская Федерация, как государство, подписавшее целый ряд международных документов, обязуется уважать свободу родителей обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями. К тому же необходимость доступа к религиозному образованию вытекает из естественного права на свободу совести, а также закрепляется в п.1 ст. 5 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях». 27

При этом право на получение религиозного образования не регламентировано в законодательстве. Закон Российской Федерации «Об образовании» не содержит норм о религиозном образовании, а Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» лишь формально предоставляет возможность для получения религиозного образования (п.4 ст. 5). 28 Попытка создать правовые основы религиозного образования была предпринята на уровне подзаконных актов. Приказом Минобразования России от 01.07.2003 № 2833.29устанавливается, что обучение основам религии в школе осуществляется не образовательным учреждением, а религиозной организацией соответствующей конфессиональной принадлежности, причем религиозные предметы не входят не только в основную, но и в дополнительные образовательные программы, то есть выводится за рамки образовательного процесса. В результате, как отмечает О.А.Чернега, правовому институту обучения религии по сути отказывается в его образовательном характере. 30

В международной практике религиозное образование как особый вид образования рассматривается в рамках свободы совести, что предполагает осуществление религиозного образования исключительно на добровольной основе и в тесном взаимодействии с религиозными организациями. В соответствии с принципом свободы образования, родители могут отдать своих детей в частные религиозные школы, но во многих странах также существует возможность изучения религии в государственных школах. Как подчеркивает диакон Н.Лызлов, «несмотря на принцип отделения Церкви от государства, в большинстве европейских стран в государственных общеобразовательных школах преподаются религиозные предметы», 31 что закрепляется и регламентируется в законодательстве. 32

Очевидно, что неразработанность соответствующего механизма правового регулирования затрудняет доступ граждан к религиозному образованию, и это существенно ограничивает их свободу получить (или дать своим детям) образование в соответствии со своими религиозными и нравственными убеждениями.

Наличие проблем такого рода подчеркивает, что свобода образования не только не закреплена на уровне конституционных принципов, но в целом не обеспечена законодательно. В то же время нельзя не признать, что сам факт законодательного закрепления в образовании некоторых свобод и создание правовых механизмов, позволяющих гражданам воспользоваться этими свободами, в целом свидетельствует о позитивных тенденциях. Одним из важнейших результатов явилось интенсивное развитие негосударственного сектора сферы образования, что создает возможность выбора образовательного учреждения (организации) и способствует удовлетворению возрастающих образовательных потребностей граждан.

По мере развития негосударственного образования стало очевидно, что свобода не должна отрицательно сказываться на качестве образования. Во избежание этого, Международный пакт предусматривает, что не только государственные, «но и другие школы» должны соответствовать «тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством» (п.3 ст. 13). Эта международная норма нашла отражение в ч.5 ст.43 Конституции Российской Федерации, где определяется, что «Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты». В соответствии с Законом Российской Федерации "Об образовании" государственные образовательные стандарты «определяют обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников и являются основой объективной оценки уровня образования и квалификации выпускников независимо от форм получения образования».33

Поскольку согласно п.3. ст. 12 Закона Российской Федерации "Об образовании действие образовательного законодательства «распространяется на все образовательные учреждения (организации) на территории Российской Федерации, независимо от их организационно-правовых форм и подчиненности», то и в государственных, и в муниципальных, и в негосударственных образовательных учреждениях (организациях) содержание образования должно быть не ниже уровня, предусмотренного государственными стандартами. Подтверждением соответствия содержания и условий образовательного процесса в образовательном учреждении государственным требованиям является получение образовательным учреждением (организацией) государственной аккредитации (п.17 ст.33 Закона). Процедура государственной аккредитации не является общеобязательной и осуществляется по заявлению образовательного учреждения (организации) (п.18 ст.33 Закона). Однако образовательные учреждения, как государственные и муниципальные, так и негосударственные, заинтересованы в том, чтобы получить государственную аккредитацию. В частности, негосударственные образовательные организации, имеющие государственную аккредитацию, обладают правом выдачи документов об образовании государственного образца (п.16 ст. 33 Закона). Наличие у граждан таких документов об образовании служит своего рода гарантией того, что полученное ими образование является качественным и соответствует требованиям государства.

В то же время государственная аккредитация не может быть единственным критерием для определения качества образования. По верному замечанию А.Г.Кислова, оценку качества образования «должна давать сама жизнь». 1Поэтому никому не может быть отказано в приеме на работу или в продолжении обучения на последующих ступенях только по причине представления документа об образовании негосударственного образца. Такого рода ограничения являются нарушением основных прав и свобод человека, прежде всего, права на труд (ст. 37 Конституции Российской Федерации) и права на образование (ст. 43 Конституции Российской Федерации).

По мнению бельгийского профессора права Яна де Гроофа, залогом качества образования является свобода выбора. 35 Следовательно, допуская существование образовательных учреждений различных организационно-правовых форм и предоставив гражданам возможность создания негосударственных образовательных организаций, а также свободу выбора образовательного учреждения (организации), действующее законодательство создает условия для конкуренции этих учреждений, что естественным образом способствует повышению качества предлагаемого образования. Неслучайно установленные ограничения свободы образования не подлежат расширительному толкованию. В Международном пакте прямо указывается, что никакая часть ст. 13 не должна толковаться в смысле умаления свободы отдельных лиц и учреждений создавать учебные заведения и руководить ими.

Российское законодательство в целом соответствует этой международной норме, хотя из текста Закона Российской Федерации "Об образовании" (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) было исключено положение, в соответствии с которым «никому не может быть отказано в регистрации образовательного учреждения по мотивам нецелесообразности» (п.2 ст. 33).

Закон Российской Федерации "Об образовании определяет, что учредителями образовательных учреждений, наряду с органами государственной власти и органами местного самоуправления, могут быть отечественные и иностранные организации всех форм собственности, отечественные и иностранные общественные и частные фонды, общественные и религиозные организации (объединения), зарегистрированные на территории РФ, а также граждане РФ и иностранные граждане (ст. 11). Законом провозглашается принцип автономности образовательного учреждения (организации) (п.6 ст.2), в соответствии с которым оно становится субъектом самостоятельной образовательной, организационной и финансовой деятельности, получает возможность оперативно перестраивать свою работу в соответствии с меняющимися потребностями личности и запросами общества.

В тоже время на практике государство нередко излишне регламентирует деятельность образовательных учреждений (организаций) посредством процедур контроля качества образования. При этом, по мнению А.Г.Кислова, «подходов к решению вопроса качества образования достаточно много, а государственная монополия в определении показателей качества образования не может не вести к унификации образования», 36 а, следовательно, к ограничению его свободы. Нельзя не согласиться с мнением ряда исследователей, считающих, что роль государства в образовании состоит не в подчинении образовательных учреждений (организаций) различного рода предписаниям, а в создании законодательной базы, которая бы исключала саму возможность существования «некачественных» образовательных учреждений. 37

Таким образом, при правовом регулировании образовательных отношений, вытекающих из права на образование, неразрывно связанные свобода образования и право на образование должны рассматриваться как два взаимодополняющих принципа. В связи с этим следует как можно более четко и однозначно устанавливать пределы ответственности государства и государственного участия в сфере образования. «Государственное проникновение в сферу образования, – считает И.М.Ильинский, – должно иметь свои рубежи, которые нельзя ни умалять, ни преувеличивать». 38

Очевидно, что невозможно отказаться от участия государства в системе образования и рассматривать сферу образования исключительно с позиций так называемого «рыночного подхода», представляющего образование в виде набора образовательных услуг, что означает введение платности практически всех образовательных уровней, кроме обязательного основного общего. В современных условиях, когда именно на образовании «лежит ответственность как за успехи социально-экономического развития, так и за его изъяны, кризисы и катастрофы», нельзя забывать о том, что образование является отнюдь не роскошью, но необходимым общественным благом, которое, во избежание непоправимых последствий, должно быть доступно каждому. Поэтому государственное участие в образовательной сфере должно гарантированно обеспечивать гражданам возможность доступа к бесплатному образованию в объемах, предусмотренных Конституцией Российской Федерации (ст. 43) и Законом Российской Федерации «Об образовании» (п.3 ст. 5). Любые искусственные препоны на пути к образованию будут резко снижать эффективность всей системы образования в целом и приведут к нарушению одного из важнейших прав человека, что в принципе является недопустимым.

Сфера действия основных прав и свобод не исчерпывается ситуацией противостояния и взаимодействия человека и государства. Современное общество столкнулось с феноменом «социализации основных прав и свобод». В период после второй мировой войны стало формироваться «третье поколение» прав человека. Это «права народов» (право на мир, здоровую окружающую среду, на социальное, культурное и экономическое развитие), принадлежащие «каждому человеку, каждому народу и человечеству в целом». 39

Право на образование в определенном отношении также относится и к этим «коллективным» правам, поскольку индивидуальное право каждого человека на образование, направленное на развитие личности, осуществляется преимущественно в коллективных формах с участием разного рода формальных и неформальных объединений людей, сплоченных общими интересами. Поступая в образовательное учреждение любой организационно-правовой формы и любого уровня, человек вступает в коллектив людей, целью которых является получение образования. Точно также педагогический состав образовательного учреждения представляет собой коллектив людей, которые объединены общей целью – создавать условия для передачи знаний. Нередко в школах, вузах или даже в кружках учитель (преподаватель, профессор) и ученики (студенты), которых объединяют общие увлечения и научные интересы, образуют общности, выступающие как неразрывное целое.

Право объединения в коллективы с целью получения образования распространяется и на образовательные учреждения (организации). «В целях развития и совершенствования образования» образовательным учреждениям разрешается создавать «объединения (ассоциации, союзы), в том числе с участием учреждений, предприятий и общественных организаций (объединений)» (п.8 ст.12 Закона Российской Федерации "Об образовании"). Тем самым действующее образовательное законодательство гарантирует реализацию права человеческой солидарности в сфере образования.

Как справедливо отмечает Ян де Грооф, право на образование проявляется как коллективное право людей, реализуется группами единомышленников и поддерживается правительством в интересах основных прав каждого. В этом смысле право на образование выступает, как «опекун демократии, гарантируя адекватное обучение каждому гражданину с тем, чтобы обеспечить каждому способность к осуществлению его демократических прав». 40

Имея отношение ко всем трем поколениям прав человека, право на образование, в то же время, непосредственно связано с очень многими другими основополагающими правами и свободами, установленными Конституцией Российской Федерации. В первую очередь, право на образование теснейшим образом связано с правом на труд (ч.3 ст.37), поскольку образование открывает широкие возможности для трудовой деятельности. Посредством получения образования человек может реально пользоваться свободой «литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания» (ч.1 ст.44). Точно также свобода массовой информации (п.5 ст.29) и право «на доступ к культурным ценностям» (ч.2 ст.44) в полной мере будут реализованы только образованными людьми. Наличие соответствующего образования способствует реализации права «предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности» (ч.1 ст.34). Полноценное образование существенно расширяет возможности граждан для реализации своего права на участие в управлении делами государства (ч.1 ст.32).

Не будет преувеличением сказать, что право на образование является одним из связующих элементов в системе основных прав и свобод, составляющих основу конституционного строя России. В частности, право на получение религиозного образования неотделимо от свободы совести и свободы вероисповедания (ст. 28).

Для осуществления одних прав и свобод реализация права на образование является основой и предварительным условием. В то же время без целого ряда прав и свобод невозможно в полной мере воспользоваться самим правом на образование. К ним относятся следующие права, закрепленные в Конституции Российской Федерации: право на свободу мысли и слова (ч.1 ст.29), «право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ч.4 ст.29), право свободно выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст.37), право свободно выбирать религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28), а также право на объединение (ч.1 ст.30).

Таким образом, от реализации права на образование зависит полнота осуществления других прав и свобод, а в конечном итоге, качество жизни современного человека. Более того, по мнению Н.А.Селезневой и А.И.Субетто, образование является «основой национальной безопасности России и всех ее составляющих – военной, экономической, экологической, геополитической систем безопасности». 41 Сходного мнения придерживается и Е.Михайлова, полагая, что «образование является одним из компонентов национальной безопасности, так как обеспечивает полноценное развитие общества и всех граждан». 42

Поэтому неслучайно базовый уровень образования признается обязательным. Международный пакт определяет, что «начальное образование должно быть обязательным и бесплатным для всех» (подпункт «а» п.2 ст.13).

В соответствии с Конституцией Российской Федерации основное общее образование признается обязательным, и на родителей или лиц, их заменяющих, возлагается обязанность обеспечить получение их детьми образования данного уровня (ч.4 ст.43).

В настоящее время правовой смысл этой обязанности, как отмечает М.В. Баглай, фактически сводится «к разумному напоминанию людям о необходимости получения их детьми основного общего образования, без чего их жизненная адаптация окажется затрудненной». 43 В принципе Кодекс РФ об административных правонарушениях (2001 г.) предусматривает ответственность родителей или иных законных представителей (в виде предупреждения или наложения штрафа в размере от одного до пяти МРОТ) за неисполнение обязанностей в отношении несовершеннолетних, в том числе обязанностей по их воспитанию и обучению (п.35 ст. 5). Однако ни один из нормативных актов не устанавливает ответственность, которая применяется в том случае, когда родители умышленно уклоняются от исполнения этой обязанности (или когда сами обучающиеся уклоняются от получения обязательного образования), либо если государство в лице уполномоченных органов исполнительной власти не предпринимает мер по обеспечению получения гражданами обязательного образования.

Следует отметить, что в российском законодательстве не создано действенных механизмов обеспечения обязательности образования. В связи с этим, однако, повышается моральная ответственность самих граждан за будущее своих несовершеннолетних детей. Осознание этой ответственности рано или поздно приведет общество к созданию соответствующих правовых норм. Эти новые нормы будут исходить не из представления об ответственности государственной власти за поведение граждан, а из понимания личной ответственности каждого гражданина. Уже сегодня можно проследить очевидную тенденцию к вытеснению государственно-патерналистского подхода современными правовыми представлениями, лежащими в основе действующего законодательства об образовании. В частности, это проявилось в изменении самого понимания международного и конституционного требования обязательности общего образования.

Логика советской правовой системы тесно увязывала наличие права на образование с соответствующей обязанностью родителей и самих несовершеннолетних граждан. Право на образование рассматривалось не в контексте прав человека, а в контексте характерного для советского права института прав-обязанностей, понимаемых как «единый элемент». 44 Право на образование толковалось как право, дарованное гражданам государством, создавшим систему образования. Государство оставляло за собой право требовать от граждан обязательного получения образования, причем только того содержания и формы, которые рассматривались государством как «правильные». Как подчеркивает Ю.И.Лейбо, подобные отношения складывались не только в системе образования, но и в других замкнутых системах – в больницах, воинских частях, тюрьмах, а человек, оказывавшийся вовлеченным в эти системы, приобретал так называемый «особый статус» учащегося, больного, солдата, заключенного. 45Такому пониманию права на образование корреспондировала трактовка возникающих при его реализации отношений как административно-правовых.

Неслучайно, что с появлением в российском законодательстве норм, открывающих гражданам свободу выбора (п.1 ст.10; п.1 ст.11; п.3 ст.12 Закона РФ «Об образовании»), международное и конституционное требование обязательности получения базового образования было выведено за пределы административно-правового поля и более не рассматривается как обязательное школьное обучение. Обязательность образования понимается не только как обязанность родителей обеспечить своим детям основное общее образование, но и как обязанность государства такое образование предоставить. Таким образом, обязательность образования перестала рассматриваться как инструмент подчинения.

Образование было и остается очевидным общественным благом, к обладанию которым должен стремиться каждый человек. Поскольку дети сами еще не способны осознать важность получения образования и самостоятельно приступить к образовательному процессу, родители должны помочь в этом своим детям. Именно поэтому правомочной стороной в образовательном правоотношении вместе с несовершеннолетними обучающимися выступают их родители или иные законные представители (ст.52 Закона Российской Федерации "Об образовании"). Выступая в образовательном правоотношении правомочной стороной, дети реализуют свое право на образование, а родители способствуют этой реализации, которая обеспечивается действиями обязанной стороны правоотношения, то есть образовательных учреждений (организаций), а также педагогических работников в качестве их представителей. В этой ситуации право на образование предстает как право субъективное и проявляется в целом ряде других субъективных прав и соответствующих им юридических обязанностей, из совокупности которых складывается определенный правовой статус каждого участника образовательных правоотношений.

Граждане Российской Федерации в процессе реализации своего права на образование и образовательные учреждения (организации), имеющие право на ведение образовательной деятельности, обретают образовательно-правовой статус, который фактически является дополнением к общему правовому статусу граждан и юридических лиц и строится в соответствии с принципами правового регулирования образовательных отношений в рамках единого правопорядка, установленного Конституцией Российской Федерации.

В частности, учреждения и организации, занимающиеся образовательной деятельностью, имеют ряд специфических субъективных прав и юридических обязанностей, что отличает их от других некоммерческих организаций. Педагогические работники также имеют отличный от других категорий трудящихся правовой статус, основные особенности которого закреплены в ст. 52 Трудового кодекса Российской Федерации. Соответственно своим специфическим правовым статусом обладают и обучающиеся.

Таким образом, если советское государство исключало принцип свободы образования и признавало право на образование, главным образом, как право социальное, искажая, в том числе и социальный смысл данного права, то в настоящее время ситуация существенно изменилась. Благодаря общественно-политическим и социально-экономическим переменам, приведшим к принятию Конституции Российской Федерации и формированию российского образовательного законодательства, в настоящее время в России право на образование понимается в контексте основных прав и свобод человека. Оно тесно взаимосвязано с принципом свободы образования, что существенно дополняет и расширяет его содержание как социального права и права человеческой солидарности. Такой подход к пониманию права на образование обусловливает принципы, условия возникновения и содержание образовательных отношений, источником которых оно является.


1 Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Права и свободы человека и гражданина. Научно-практический комментарий ко второй главе Конституции РФ. М., 2000, с. 18 2 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1999, с. 160; также см. Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995, с. 33-35
3 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года).
4 Конституция РФ: проблемный комментарий (отв. ред. В.А.Четвернин) М., 1997, с. 17
5 Бердяев Н. Философия свободного духа. М., 1991
6 Дьюи Дж. Демократия и образование. М., 2000, с. 14
7 Волохова Е.Д. Понятие и содержание конституционного права на образование //Право и образование, 2002, № 3, с. 23
8 Протокол № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Париж, 20 марта 1952 г.), ст.2 //Международные акты о правах человека. Сборник документов, М., 2000
9 Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования. Принята 14 декабря 1960 г. Генеральной конференцией ООН по вопросам образования, науки и культуры. Вступила в силу для СССР 1 ноября 1962 г.// Международные акты о правах человека. Сборник документов, М., 2000
10 Charles Glenn, Jan de Groof . Finding the Right Balance: Freedom, Autonomy and Accountability in Education, 2 volume, Publisher: Lemma; 2002, p. 79-81; Jan De Groof. Education as a Basic Right in Present-Day Society. A Synthetic Approach//Comments on the Law on Education of the Russian Federation. Acco Leuven/Amersfoort, 1993, p.15-18
11 Всеобщая декларация прав человека. Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 //Международные акты о правах человека. Сборник документов, М., 2000
12 Общая теория прав человека (отв. ред. Е.А.Лукашева). М., 1996, с. 21
13 Новгородцев П. Право на достойное человеческое существование //Общественные науки и современность, 1993, № 5, с. 127
14 Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, (принят 16 декабря 1966 г., открыт для подписания, ратификации и присоединения 19 декабря 1966 г. Резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН). //Международные акты о правах человека. Сборник документов, М., 2000
15 Капустин А.Я. Основные характеристики права на образование. Международно-правовой аспект. //Право на образование: проблемы его реализации. Тезисы и доклады IV Международной научно-практической конференции. М., 2000, с. 15
16 Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Бюллетень Верховного Суда РФ, N 12, 1994) был подписан СССР 18 марта 1968 года, затем ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 года и вступил в силу 3 января 1976 года.
17 В ст. 17 Конституции РСФСР (1918 г.) ставилась задача «предоставить рабочим и беднейшим крестьянам полное всестороннее и бесплатное образование». В середине 30-х годов эта задача была выполнена, что нашло отражение в ст. 121 Конституции СССР (1936 г.), провозгласившей реально обеспеченное право на образование, что было подтверждено и в Конституции 1977 года (ст. 25;45).
18 Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании (приняты на шестой сессии Верховного Совета СССР восьмого созыва 19 июля 1973 г.)
19 Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ// СЗ РФ, 26.08.1996, № 35, ст.4135
20 Согласно п. 2 ст. 76 Конституции РФ, «по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации».
21 Ильинский И.М. Краткий экскурс в историю разгосударствления российского образования. //Право и образование, 2003, № 3, с. 46
22 Дело Campbell и Cosans. Решение от 25 февраля 1992 года// Издание Европейского Суда по правам человека. Серия. Решения и постановления. Том 48. Страсбург, 1982 с.14 §33
23 Конвенция о правах ребенка. Резолюция 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г. Вступила в силу 2 сентября 1989 г. //Международные акты о правах человека. Сборник документов, М., 2000
24 Ильинский И.М. Краткий экскурс в историю разгосударствления российского образования, с. 41 25 Ger van den Berg. Some constitutional Aspects of the Right to and Freedom of Education in the Russian Federation. // Jan De Groof, Veronica Spasskaya, Igor Roshkov. Shaping new Legislation on Education in Russia, Acco Leuven/ Amersfoort, 1997, p. 71-72
26 Петров В.Н. Правовые основы деятельности негосударственных образовательных учреждений в Российской Федерации //Государство и право, 1996, № 9; Петров В.Н. О некоторых вопросах правового регулирования деятельности негосударственных образовательных учреждений //Актуальные проблемы современного права: Материалы научно-практической конференции (г. Курск, 14-15 апреля 1995 года) М., 1995
27 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 №125-ФЗ, СЗ РФ,29.09.1997, № 39, ст.4465
28 В соответствии с Федеральным законом «О свободе совести и религиозных объединениях», «по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (п.4 ст. 5).
29 Приказ Министерства образования Российской Федерации «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ» от 1.07.2003 № 2833 (зарегистрирован в Минюсте РФ 5.08.2003 N 4955)
30 Чернега О.А. Правовые проблемы религиозного образования, //www.state-religion.ru
31 Лызлов Н., диакон. Религиозное образование за рубежом //www.state-religion.ru
32 Протопопов А.О. Религия и закон. Сборник правовых актов. М., 2002
33 соответствует положениям пунктов 1 и 6 ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.
34 Кислов А.Г. К определению современного образования как объекта правоотношения. //Право и образование, 2003, № 2, с. 93
35 Jan De Groof. The Marketisation of Education? On Vouchers.//Globalisation and Competition in Education. Edited by Jan De Groof, G.Lauwers. G.Dondelinger., Wolf Legal Publishers, 2003, p.20
36 Кислов А.Г. К определению современного образования как объекта правоотношения, с. 93
37 Петров В.Н. Право на образование и образовательное право. //Юрист, 1998, № 2, с. 62
38 Ильинский И.М. Краткий экскурс в историю разгосударствления российского образования…, с. 46
39 Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991, с. 30
40 Jan De Groof. Education as a Basic Right in Present-Day Society. A Synthetic Approach//Comments on the Law on Education of the Russian Federation. Acco Leuven/Amersfoort, 1993, p.17
41 Новое качество высшего образования в современной России /Под ред. Селезневой Н.А., Субетто А.И. М., 1995, с. 65
42 Михайлова Е. Образование и национальная безопасность: правовой аспект //Право и образование, 2001, № 3, с. 179
43 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации…, с. 268
44 Новоселов В.И. Теоретические проблемы развития административно-правового положения граждан СССР в современных условиях. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1979, с. 14
45 Лейбо Ю.И., Толстопятенко Г.П., Экштайн К.А. Права и свободы человека и гражданина…., с. 282

Возврат к списку