Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Кальяк А. М.

Основные новеллы Кодекса Республики Молдова «Об образовании»


Аннотация: в статье анализируются основные новеллы Кодекса Республики Молдова «Об образовании» 2014 года, а также проводятся параллели с законодательством других государств СНГ. Рассматриваются положения, посвященные международному сотрудничеству в сфере образования, трансформации шкалы оценивания знаний обучающихся, системе высшего образования, обеспечению качества образования, 
а также отражающие представления об образовании как предмете правового регулирования. По итогам сравнительно-правового анализа делаются выводы, отражающие 
отдельные современные тенденции законодательного регулирования в сфере образования.


Ключевые слова: реформа законодательства об образовании; кодификация законодательства об образовании; Кодекс Республики Молдова «Об образовании»; система оценивания знаний обучающихся; международное сотрудничество в сфере образования; академическая мобильность; язык образования; уровень обязательного образования; система высшего образования; взаимосвязь уровней высшего образования; обеспечение качества образования.


В Кодексе установлен приоритет международно-правовых документов об образовании. Причем не в виде общей отсылочной нормы, как в большинстве законов об образовании стран СНГ (например, ч. 2 ст. 2 Закона Республики Казахстан «Об образовании»[2]), а путем перечисления наиболее важных из них.

На территории постсоветского пространства в 2014 году начал действовать еще один Кодекс об образовании. Такой значительный шаг в деле совершенствования образовательного законодательства сделан Парламентом Республики Молдова. Кодекс Республики Молдова «Об образовании» был принят 17 июля 2014 г. (далее – Кодекс, Кодекс РМ об образовании) и введен в действие 23 ноября 2014 г.[1]. В числе его основных наиболее значимых новелл хотелось бы отметить следующие.

Согласно ч. (2) ст. 2 Кодекса к их числу относятся Всеобщая декларация прав человека, Устав ООН, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейская социальная хартия, Конвенция ООН о правах ребенка, Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств, Конвенция ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования, Конвенция ООН о правах инвалидов, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Болонская декларация.

Соглашения в рамках СНГ в число основных соглашений Республики Молдова не попали. Стоит отметить, что Болонская декларация (очевидно, речь идет об Объединенной декларации европейских министров образования 1999 г.), которая лишь провозгласила некоторые цели в сфере высшего образования в Европе без установления четких обязательств государств-участников, не может рассматриваться как международный договор и является актом «мягкого» права.

Далее. Министерство просвещения отдает приоритет сотрудничеству в области образования с Европейским союзом в рамках проектов и программ партнерства и сотрудничества; Министерство просвещения участвует в программах и проектах международного сотрудничества на региональном и европейском уровне в целях модернизации и приведения национальной системы образования в соответствие с европейскими ценностями и стандартами (части (1) и (2) ст. 149 Кодекса).

Отражено это и в регулировании документального оформления получаемого образования. Так, программы среднего профессионально-технического образования завершаются сдачей квалификационного экзамена и выдачей сертификата о квалификации и дескриптивного приложения к нему в соответствии с системой Europass (ч. (7) ст. 62 Кодекса).


Провозглашая в Кодексе защиту и приоритет международного сотрудничества, молдавский законодатель предусмотрел конкретные формы такого сотрудничества. В частности, этим вопросам посвящен разд. XII Кодекса «Внешние связи и международное сотрудничество в сфере образования и исследований»Вместе с тем европейские акты об образовании тоже не выглядят как главенствующие. Так, при определении структуры и системы образования в Кодексе (ст.ст. 12, 59, 61, 63, 76, 121, 132) за основу была взята Международная стандартная классификация образования (МСКО-2011 г.), разработанная ЮНЕСКО.

Как указано в ст. 148 Кодекса, такое сотрудничество основывается на международных соглашениях Республики Молдова, договорах Министерства просвещения, на прямых соглашениях образовательных учреждений с зарубежными образовательными учреждениями, которые поддерживаются Министерством просвещения в случаях:

а) участия в программах академической мобильности, академического 
и культурного обмена, а также в совместных проектах;

b) организации и осуществления исследовательской деятельности или художественного творчества, а также совместных научных и культурных мероприятий;

c) проведения фундаментальных и прикладных научных исследований по заказу юридических лиц из-за рубежа;

d) создания с участием зарубежных партнеров структурных единиц образовательного учреждения (центры, лаборатории, технологические парки, бизнес-инкубаторы и т. п.);

e) приобретения членства региональных и международных неправительственных организаций;

f) участия в региональных и международных программах и проектах.

Статья 136 Кодекса в числе прав учащихся и студентов называет право участвовать в национальных и/или международных проектах и/или программах академической мобильности (п. «g» ч. (1)).

Интересным представляется положение Кодекса, предусматривающее установление национальной рамки квалификаций (ст. 97), которая обеспечивает прозрачность высшего образования, академическую мобильность и признание дипломов на международном уровне. Содержанием рамки квалификации являются: описание направления профессиональной подготовки; описание квалификаций и занятий; образовательные цели и компетенции; объем трудозатрат по каждому циклу, выраженный в переводных зачетных единицах (кредитах); методы обучения, преподавания и оценивания; процедуры обеспечения качества высшего образования. Национальная рамка квалификаций в высшем образовании разрабатывается по каждому циклу обучения и направлению профессиональной подготовки в соответствии с Европейской рамкой квалификаций и потребностями национального и европейского рынка труда в квалификациях.

Согласно ст.ст. 150 и 151 Кодекса иностранцы могут получать образование в Молдове на равных с гражданами Республики условиях, а граждане Молдовы, в рамках реализации академической мобильности, вправе обучаться за рубежом, как на основе международных соглашений, так и по индивидуальным договорам с зарубежными образовательными учреждениями.

Обучение иностранцев осуществляется на румынском языке или – по желанию кандидатов – на другом языке международного общения в соответствии с возможностями образовательного учреждения и в пределах выделенных на эти цели бюджетных средств (ч. (4) ст. 150 Кодекса).

Данное положение раскрывается через другие нормы Кодекса.

Так, ст. 9 предусматривается, что государство гарантирует формирование и развитие навыков эффективного общения на румынском языке, по обстоятельствам – на языках национальных меньшинств и по меньшей мере на двух языках международного общения (ч. (7)); государство обеспечивает условия формирования и развития навыков общения на английском, французском 
и русском языках во всех публичных общеобразовательных учреждениях 
(ч. (8) – вводится в действие с 2018–2019 учебного года).

В соответствии с ч. (1) ст. 10 Кодекса учебный процесс в системе образования осуществляется на румынском языке[3] и – в пределах возможностей системы образования – на одном из языков международного общения.

Еще одно конкретное положение, которое может использоваться как направление внутригосударственного и трансграничного сотрудничества 
содержится в гл. II «Организация образовательных программ в высшем образовании» – совместные программы высшего образования (ст. 92), которые могут реализовываться двумя или более образовательными учреждениями, совместно ответственными за:

а) разработку и утверждение лиценциатской/магистерской/докторской программы;

b) организацию приема;

c) академический контроль, присвоение квалификаций и обеспечение качества.

Названная статья устанавливает следующие особенности реализации 
таких образовательных программ: сотрудничество организуется, как правило, 
в форме консорциума[4] учреждений высшего образования с другими учреждениями и организациями; полученное образование подтверждается выдачей совместного диплома, наряду с национальными дипломами, либо без выдачи национальных дипломов, либо выдачей сертификата наряду с национальными дипломами; совместные дипломы и сертификаты оформляются на языках 
общения, установленных в рамках партнерства, и на английском языке; при реализации совместных программ студенты каждого учреждения – участника 
совместной программы проводят период обучения в учреждениях-партнерах, но не обязательно во всех учреждениях консорциума; учебные периоды и экзамены, которые проводятся в учреждениях-партнерах, признаются полностью и автоматически; студент подписывает контракт на обучение с обоими учреждениями.

Следует отметить, что законодательство отдельных стран СНГ закрепляет особые формы международного сотрудничества, направленные на поддержку зарубежной диаспоры. К примеру, Закон Туркменистана от 1 октября 1993 г. № 874-XII «Об образовании»[5] предусматривает, что государство в соответствии с международными договорами Туркменистана оказывает содействие гражданам туркменской национальности, проживающим за пределами его территории, 
в получении ими общего среднего образования на родном языке (ч. 6 ст. 5); лица туркменской национальности, не являющиеся гражданами Туркменистана, имеют право на получение образования в образовательных учреждениях Туркменистана на условиях, установленных для граждан Туркменистана (ч. 3 ст. 57).

Закон Республики Казахстан «Об образовании» устанавливает 
квоты на прием при поступлении на учебу в организации образования, реализующие профессиональные учебные программы технического и профессионального, послесреднего и высшего образования для лиц казахской нацио­нальности, не являющихся гражданами Республики Казахстан (ч. 8 ст. 26); лица казахской национальности, не являющиеся гражданами Республики Казахстан, имеют право на получение образования в Республике Казахстан; государство содействует удовлетворению образовательных потребностей зарубежной казахской диаспоры; создание организаций образования для казахской диаспоры за рубежом и предоставление ей финансово-материальной помощи осуществляются в порядке, установленном международными договорами (ст. 66).

Российский законодатель (ст. 105 Закона об образовании в РФ[6]) устанавливает следующие направления международного сотрудничества в сфере образования:

1) разработка и реализация образовательных программ и научных программ в сфере образования совместно с международными или иностранными организациями;

2) направление обучающихся, педагогических и научных работников российских образовательных организаций в иностранные образовательные 
организации с предоставлением специальных стипендий для обучения за рубежом, а также прием аналогичных категорий лиц в российские образовательные организации в целях обучения, повышения квалификации и совершенствования научной и образовательной деятельности, в том числе в рамках международного академического обмена;

3) проведение совместных научных исследований, осуществление 
фундаментальных и прикладных научных исследований в сфере образования, совместное осуществление инновационной деятельности;

4) участие в сетевой форме реализации образовательных программ;

5) участие в деятельности международных организаций и проведении международных образовательных, научно-исследовательских и научно-техни­ческих проектов, конгрессов, симпозиумов, конференций, семинаров или самостоятельное проведение указанных мероприятий, а также обмен учебно-научной литературой на двусторонней и многосторонней основе.

Кодексом РМ об образовании установлена оригинальная система аттестации знаний обучающихся: оценивание результатов обучения на всех уровнях образования осуществляется с помощью отметок от «10» до «1» и оценок «отлично», «очень хорошо», «хорошо», «удовлетворительно», «неудовлетворительно», «зачтено», «не зачтено» или посредством дескрипторов (части (4) и (5) ст. 16). В начальном образовании оценивание результатов обучения является критериальным и осуществляется посредством дескрипторов (согласно ст.152 последнее положение вводится в действие с 2015 г.). В высшем образовании при заполнении приложений к диплому и для обеспечения академической мобильности применяется шкала оценок в соответствии с Европейской системой переводных зачетных единиц (A, B, C, D, E, FX, F). Эквивалентность национальной шкале оценок устанавливается следующим образом: A: 9,01–10,0; B: 8,01–9,0; 
С: 7,01–8,0; D: 6,01–7,0; Е: 5,0–6,0; FX: 3,0–4,99; F: 1,0–3,0 (ч. (7) ст. 16 Кодекса).

Стоит отметить, что и другие страны СНГ пошли по пути изменения шкалы оценок в сфере образования. Например, десятибалльная шкала закреплена в Кодексе Республики Беларусь «Об образовании»[7]. В частности, согласно ст. 164 «Текущая и промежуточная аттестация учащихся при освоении содержания образовательных программ общего среднего образования» результаты текущей и промежуточной аттестации учащихся, за исключением учащихся I и II классов, оцениваются отметками в баллах по десятибалльной шкале, в том числе отметкой 0 (ноль) баллов, либо отметками «зачтено», «не зачтено», «не аттестован(а)» или делаются записи «освобожден(а)», «не изучал(а)». Положительными являются отметки от 1 (одного) до 10 (десяти) баллов, «зачтено» и записи «освобожден(а)», «не изучал(а)». Текущая и промежуточная аттестация учащихся I и II классов осуществляется на содержательно-оценочной основе, которая предполагает словесную оценку результатов учебной деятельности учащихся, без выставления отметок (части (3) и (4)).

Законодательство стран СНГ исходит из необходимости повышения уровня обязательного образования. Очевидно, что научно-технический прогресс требует освоения более сложных и разнообразных навыков даже для малоквалифицированного труда.

Например, согласно п. 2 ст. 6 Закона об образовании в РФ «Федеральные государственные органы вправе обеспечивать в федеральных государ­ственных образовательных организациях организацию предоставления общедоступного и бесплатного общего и среднего профессионального образования». Как известно, Конституция РФ 1993 г. закрепляет как общеобязательное лишь основное общее образование (то есть 9 классов общеобразовательной школы).

В соответствии со ст. 13 Кодекса РМ об образовании обязательное 
образование начинается с подготовительной группы дошкольного образования и завершается лицейским или средним и послесредним профессионально-техническим образованием. Требование посещения учреждений обязательного образования прекращается в возрасте 18 лет. Однако это положение, согласно ст. 152 Кодекса, вводится в действие не позднее 2018 г., а до этого обязательность посещения школы прекращается в возрасте 16 лет, на уровне гимназического образования.

Еще одной тенденцией развития законодательства об образовании 
в странах СНГ, отразившейся в Кодексе РМ об образовании, является размывание представлений об образовании как правовом институте.

В конституционно-правовой доктрине право на образование и упоминаемая совместно с ним свобода образования относятся к числу социально-экономических прав. Закрепляемое в конституциях право на образование обычно дополняется указанием на необходимость получения определенной степени обязательного и бесплатного образования, что гарантируется созданием государственных и муниципальных школ. Свобода образования означает возможность обучения в бесплатных частных школах и университетах (например, во Франции), в дорогих частных школах и университетах, а также наличие принципа академической свободы в высшей школе (свободы обучения согласно взглядам преподавателя, но в рамках утвержденного учебного плана)[8].

Включая в содержание права на образование и самообразование, 
Е. И. Козлова, тем не менее, признаком права на образование считает формирование государством федеральных образовательных стандартов[9]. То есть, юристы-конституционалисты рассматривают право на образование в его формализованном, «оформленном» состоянии; оно получается при посещении 
образовательных учреждений, выполнении образовательных стандартов и подтверждается соответствующими документами об образовании[10].

Энциклопедическая литература представляет образование несколько иначе.

В частности, БСЭ дает следующую характеристику образованию – это средство передачи от поколения к поколению знания духовных богатств, отраженных в науках о природе, обществе, в технике и искусстве, а также овладение трудовыми навыками и умениями; необходимое условие подготовки к жизни и труду, основное средство приобщения человека к культуре. Основной путь получения образования – обучение в различных учебных заведениях, 
однако существенную роль играют самообразование, культурно-просвети­тельная работа, участие в общественно-трудовой деятельности. Образование тесно связано с воспитанием, объединение обучения с общественно-полезным трудом позволяет успешно решать образовательные и воспитательные задачи[11].

В Новой российской энциклопедии образование рассматривается как специальная сфера социальной жизни, уникальный социокультурный феномен, способствующий накоплению знаний, умений, навыков и интеллектуальному развитию человека. В соответствующей статье энциклопедии приводятся сведения о лингвистическом анализе понятия «образование», педагогических подходах к категории «образование», религиозном смысле слова «образование». Образование рассматривается как процесс (целостное единство обучения, воспитания, развития и саморазвития личности), как средство социализации личности, как средство передачи накопленного духовного потенциала человеческой цивилизацией; как институционализированная (через образовательные учреждения), структурная (через уровни образования) категория; указывается на новое понимание образования в документах ЮНЕСКО: оно имеет четыре основания: учиться знать (ежедневное конструирование обучающимися собственного знания), учиться делать (практическое применение полученного знания), учиться жить (умение жить вне любой дискриминации с целью собственного развития, своей семьи и своего сообщества), учиться быть (развитие потенциала каждого человека)[12].

Как представляется, такое понимание, устойчиво воспроизводимое 
в течение нескольких десятилетий в энциклопедической литературе и основанное на сформировавшихся в педагогике подходах (авторами обеих статей приведенных изданий являются доктора педагогических наук), могло привести 
к трансформации содержания термина «образование» также и в законодательстве стран СНГ (безусловно, наряду с другими факторами).

Так, в ст.3 Кодекса РМ об образовании («Основные понятия») названы следующие виды образования:

формальное образование – комплекс дидактических и педагогических действий, институционально осуществляемых посредством системно организованных – по уровням и циклам обучения – структур в рамках строго структурированного во времени и пространстве учебного процесса;

неформальное образование – комплекс обучающих действий, планируемых и осуществляемых в рамках внешкольных структур, представляющий собой «мост» между знаниями, усвоенными на уроках, и знаниями, полученными неформальным путем;

информальное образование – комплекс обучающе-педагогических воздействий, спонтанно и постоянно воспринимаемых личностью в семье, поселении, квартале, на улице, в социальных (микро)группах, социальной среде (культурной, профессиональной, экономической, религиозной и пр.), в сообществе (национальном, региональном, территориальном, местном), а также средствами массовой информации (печать, радио, телевидение и др.).

С учетом изложенного выше доктринального понимания права на образование представляется, что два последние вида являются лишними.

Тем не менее соответствующие положения получили развитие в других статьях Кодекса. Например, разд. VII, включающий пять статей, посвящен обучению в течение всей жизни. Согласно ст. 123 Кодекса, обучение в течение всей жизни осуществляется в контексте формального, неформального и информального образования; в контексте неформального образования – комплексное обучение в рамках планируемой деятельности, имеющее образовательные цели; в контексте информального образования – результат повседневной деятельности, связанной с работой, семейной средой, свободным временем, не будучи организованным или структурированным с точки зрения целей, продолжительности или поддержки обучения.

В последующих положениях той же статьи делается попытка связать неформальное и информальное обучение с формальным образованием. Обучение в течение всей жизни в контексте неформального образования, которое может быть различным по продолжительности, и обучение в контексте информального образования зависят от намерения обучаемого и не ведут автоматически к сертификации приобретенных знаний и компетенций, но которая может производиться уполномоченными на это структурами на основе положения, утвержденного Министерством просвещения (части (9) и (10) ст. 123 Кодекса).

Возникает вопрос: если такое «образование» не было сертифицировано, то можно ли его считать образованием в собственном смысле? Как оно соотносится с представлением об образовании? А при попытке его сертификации кто будет определять соответствующий уровень образования и исходя из каких соображений? Например, могут ли полученные в жизни знания, навыки стать основой для выдачи диплома о высшем образовании?

Как следует из ст. 17 Кодекса РМ об образовании, документы об образовании дают их обладателям право продолжить обучение на следующем уровне образования или трудоустроиться по полученной квалификации (ч. (4)). С учетом предыдущих процитированных положений, какими документами будет подтверждаться неформальное и информальное образование?

В статье 124 Кодекса закреплено, что обучение в течение всей жизни 
в контексте неформального образования может осуществляться во внешкольных учреждениях, центрах по присмотру и защите ребенка, предприятиях, культурных учреждениях, профессиональных, культурных, профсоюзных объединениях, неправительственных и иных организациях; а в контексте информального образования – в семье, на рабочем месте, в сообществе, в социальных сетях, посредством волонтерской, спортивной, культурной и прочей деятельности и может вести к формированию компетенций и квалификаций.

Исходя из ст. 3 Кодекса РМ об образовании, система образования – это совокупность учреждений и организаций (образовательных, экономических, политических, научных, культурных, общественных), а также сообществ (семья, народ, нация, профессиональные группы, средства массовой информации), которые непосредственно или опосредованно, эксплицитно или имплицитно осуществляют образовательные функции, обеспечивая процесс формирования и развития личности в рамках формального, неформального и информального образования. В соответствии с ч. (7) ст. 57 Кодекса вспомогательный педагогический персонал включает такую категорию, как инструктор-аниматор.

Как представляется, содержание предыдущих положений даже не требует комментирования, настолько оно далеко от традиционного юридического понимания права на образование.

По-видимому, с данными положениями взаимосвязаны образовательные цели (они же называются ключевыми навыками (компетенциями), которые должны сформироваться в результате получения образования), перечисленные в ст. 11 Кодекса:

а) навыки общения на румынском языке;

b) навыки общения на родном языке;

c) навыки общения на иностранных языках;

d) навыки в математике, науках и технологиях;

e) навыки в цифровых технологиях;

f) навык умения учиться;

g) социальные и гражданские навыки;

h) навыки предприимчивости и инициативности;

i) навыки культурного самовыражения и осознания культурных ценностей.

Аналогично были трансформированы представления об образовании, 
а, соответственно и о содержании законодательства об образовании и в других государствах СНГ.

Например, в Кодексе Республики Беларусь об образовании от 13 января 2011 года № 243-З[13] содержится гл. 18 «Система дошкольного образования», одним из положений которой является дефиниция «ранний возраст» – начальный этап физического, психического и социального развития личности ребенка от двух месяцев до трех лет (ч. 2 ст. 141).

В разделах XIII и XIV этого кодекса содержатся положения о системе дополнительного образования детей, молодежи (детские школы искусств, объединения по интересам и т. п.) и взрослых (переподготовка руководящих 
работников и специалистов, имеющих высшее или среднее специальное образование, переподготовка рабочих и служащих, подготовка лиц к поступлению 
в учреждения образования).

В основных понятиях, используемых в Законе Азербайджанской Республики от 7 октября 1992 г. № 324 «Об образовании»[14], названы следующие (ст. 1):

информальное образование – форма усвоения знаний путем самообразования;

неформальное образование – форма образования, получаемого на различных курсах, в кружках и на индивидуальных занятиях и не сопровождаемая выдачей государственного документа об образовании.

В Законе Республики Армения от 8 мая 1999 г. № ЗР-297 «Об образовании»[15] (при перечислении образовательных программ разного уровня) указано внешкольное воспитание (ст. 20), целью которого является создание условий для развития интересов обучающихся путем организации их досуга, и оно 
направлено на их духовное, эстетическое, физическое развитие, военно-патриотическое воспитание, приобретение экологических и прикладных знаний. Внешкольное воспитание осуществляется через детско-юношеские творческие и эстетические центры, музыкальные, художественные школы и школы искусства, клубы, станции юных патриотов, техников, натуралистов и туристов, спортшколы, оздоровительные лагеря и иные организации, осуществляющие внешкольное воспитание.

Рассмотрим организацию системы высшего образования.

Для стран СНГ в этом вопросе одной из основных проблем можно считать введение двухуровневого образования (хотя двухуровневым его можно считать довольно условно: например, в Армении, Кыргызстане, России, 
Таджикистане, Туркмении, Украине наряду с системой «бакалавриат-магистратура» сохраняется подготовка по уровню квалификации «специалист»; неопределенной остается ситуация и с подготовкой кадров высшей квалификации, которая долгое время считалась послевузовской – послевысшей. 
В настоящее время Закон об образовании в РФ относит аспирантуру к высшему образованию).

Очевидным последствием введения такой системы становится дефектность высшего образования. Специалитет, обеспечивавший подготовку кадров высшей квалификации, оказался искусственно разорван. Магистратура 
в настоящее время выглядит как непонятная «надстройка», которая относится 
к высшему образованию (и сводится к углубленному изучению уже пройденных дисциплин в рамках бакалавриата), а, с другой стороны, возможна только 
после получения «простого», «массового» высшего образования (то есть бакалавриата). Магистратура, как представляется, призвана стать элитным высшим образованием, ориентированным (в отличие от прикладного по своему характеру бакалавриата) на научно-исследовательскую работу. Поэтому руководство магистрантами должно быть почти аналогичным научному руководству аспирантами. Следовательно, количество обучающихся в магистратуре должно быть небольшим по отношению к количеству руководителей магистерских работ 
(по-видимому, число магистрантов на одного руководителя не должно превышать 3–4 человек). Однако работодатели, в основном, отреагировали на внедрение двухуровневого высшего образования как на появление «доученных» (прошедших магистратуру) и «недоученных» (прошедших лишь бакалавриат) специалистов. Например, в России рассчитывать на должность судьи лицам 
с юридическим образованием, подтвержденным дипломом бакалавра, не приходится[16]. Очевидно, что «штучное» обучение магистров в конце концов приведет к тому, что магистров будет недостаточно, например, для простого воспроизводства судебных кадров и аналогичных юридических должностей (прокуроров, адвокатов, нотариусов и пр.), а следовательно, потребуется переход на «конвеерное» обучение на уровне магистратуры, и поступление на бакалавриат будет предполагать свободную возможность продолжения обучения на магистратуре.

Другой проблемой двухуровневого высшего образования становится отсутствие необходимости наличия «профильного» бакалаврского образования для доступа к обучению в соответствующей магистратуре (хотя в России 
неформально многие юридические вузы принимают на программы магистратуры только бакалавров, обучавшихся юриспруденции). Возникает вопрос: можно ли считать человека, получившего диплом магистра по юриспруденции за 
2 года после бакалавриата по педагогике, экономике и пр., более подготовленным к судебной деятельности, чем человека с дипломом бакалавра, полученным в результате четырехлетнего обучения?

Законодательство Молдовы в плане строения высшего образования традиционно является оригинальным. Так, согласно ст. 20 утратившего силу Закона Молдовы «Об образовании» 1995 г.[17] диплом бакалавра вообще не относился к дипломам о высшем образовании и являлся подтверждением сдачи экзамена на степень бакалавра, завершающей лицейское образование, что дает право на поступление в высшие учебные заведения. В соответствии со ст. 25 названного закона для лиц, принятых на учебу в колледж на базе гимназического образования, обеспечивается получение лицейского образования и сдача экзаменов на бакалавра. Статья 6 этого закона предусматривала три цикла высшего образования: высшее образование на получение степени лиценциата; высшее образование на получение степени магистра; высшее образование на получение степени доктора. Статья 28 того же закона содержала положение 
о том, что высшее образование на получение степени магистра в профессиональной области обеспечивает углубление специализации в определенной 
области и основывается на получении знаний прежде всего прикладного характера. Высшее образование на получение степени магистра в области 
научных исследований заключается в развитии научно-исследовательских способностей студентов и является обязательным промежуточным этапом для 
поступления в докторантуру.

В действующем Кодексе РМ об образовании сохранена указанная структура высшего образования, и, как указано в его ст. 12, она основана на Международной стандартной классификации образования (МСКО-2011 г.). Согласно этому документу система образования делится на уровни и циклы:

а) уровень 0 – раннее образование:

– преддошкольное образование;

– дошкольное образование;

b) уровень 1 – начальное образование;

c) уровень 2 – среднее образование, I цикл: гимназическое образование;

d) уровень 3:

– среднее образование, II цикл: лицейское образование;

– среднее профессионально-техническое образование;

e) уровень 4 – послесреднее профессионально-техническое образование;

f) уровень 5 – послесреднее нетретичное профессионально-техническое образование;

g) уровень 6 – высшее образование, I цикл: лиценциатура;

h) уровень 7 – высшее образование, II цикл: магистратура;

i) уровень 8 – высшее образование, III цикл: докторантура.

Согласно ст. 78 Кодекса лиценциатура и магистратура (ступени высшего образования, эквивалентные системе «бакалавриат–магистратура») осуществляются по очной, заочной, дистанционной формах обучения. Как пред­ставляется, использование дистанционной формы обучения при магистратуре совершенно неоправданно. Углубленные научные исследования не могут 
проводиться без непосредственного участия в различных научных проектах руководителя и в целом учебного заведения (даже при тесном «общении» с руководителем по интернету и т. п.).

Получается, что если в России принято безоговорочно критиковать 
заочное образование, превращающееся в псевдообразование[18], то в Молдове даже магистерская подготовка, направленная на углубленное изучение научной материи и согласно ст. 90 Кодекса содержащая исследовательские элементы, может осуществляться дистанционно.

Повсеместно отмечаемое в бывших республиках СССР снижение официальных требований к подготовленности выпускников высших учебных заведений отразилось и в Кодексе РМ об образовании, в частности, в ст. 89, согласно которой лиценциатура завершается сдачей экзаменов и/или защитой дипломной работы/дипломного проекта на степень лиценциата (ч. (6)). 
По-видимому, выбор конкретного из выделенных шрифтом союзов относится 
к компетенции образовательного учреждения. В Российской Федерации аналогичный подход закреплен не в самом Законе об образовании, а в нормативных актах федерального Министерства образования и науки о стандартах к образовательным программам бакалавриата[19].

Вместе с тем стоит отметить важный позитивный момент, отраженный в Кодексе РМ об образовании. В случае поступления на II цикл высшего образования на программу, отличную от пройденной на I цикле высшего образования, кандидаты должны накопить 30 переводных зачетных единиц по основным и специальным дисциплинам избранного направления (ч. (4) ст.90). Пусть и таким «окольным» путем, но молдавский законодатель дает понять, что приоритет для продолжения обучения на уровне магистратуры имеют лица, получившие бакалаврскую подготовку по соответствующей программе. Однако Кодекс оставляет «лазейку» и для желающих продолжить обучение на уровне магистратуры по другой специальности, требуя накопления 30 переводных зачетных единиц[20] по основным и специальным дисциплинам соответствующего направления. Согласно ч. (5) той же статьи этот минимум может быть получен при обучении в лиценциатуре. Но, по-видимому, этот путь является самым естественным и предполагает получение не 30 зачетных единиц, как было указано, а того количества, которое означает обучение в лиценциатуре (согласно 
ч. (3) ст. 89 Кодекса это 180–240 переводных зачетных единиц – по 30 кредитов за каждый семестр). При этом иные пути получения такого образовательного минимума в Кодексе не определены. Можно ли посещать лишь отдельные дисциплины в вузе для получения требуемого количества зачетных единиц, 
не обучаясь в этом вузе по программе лиценциатуры? Либо необходимо поступить в учебное заведение на программу лиценциатуры, но посещать лишь 
отдельные дисциплины? А если они относятся к разным годам обучения и соответствующим семестрам, то может ли обучающийся быть отчислен за неуспеваемость, поскольку не посещал часть преподаваемых дисциплин? Эти 
и другие аналогичные вопросы остаются без ответа[21].

Как было указано выше, некоторые государства СНГ наряду с переходом на двухуровневое высшее образование сохранили квалификацию высшего образования «специалист». Можно сказать, что как исключение из общего правила такой подход закреплен и в Кодексе РМ об образовании под видом интегрированного высшего образования, объединяющего программы лиценциата 
и магистратуры. Согласно ст. 91, посвященной этому вопросу, зачисление на интегрированное высшее образование осуществляется одновременно и в сходных условиях с зачислением в лиценциатуру; совокупная продолжительность обучения должна соответствовать минимум 300 переводным зачетным единицам (кредитам); завершается интегрированное высшее образование сдачей 
экзаменов/защитой выпускной работы и выдачей диплома, эквивалентного 
диплому магистра.

Наряду с указанными тремя циклами высшего образования разд. V 
Кодекса, посвященный высшему образованию, устанавливает программы 
постдокторантуры (по-видимому, в России формальным эквивалентом является подготовка и защита диссертации на соискание ученой степени доктора наук), в которых осуществляются продвинутые фундаментальные и прикладные 
научные исследования и которые имеют продолжительность максимум 3 года (ст. 95). Эти программы организуются в рамках учреждений, осуществляющих научно-исследовательскую, разработочную и инновационную деятельность 
(ч. (3) ст. 95); финансируются, в том числе, из специальных фондов учреждений высшего образования и организаций сферы науки и инноваций в порядке, установленном законом (ч. (4) ст. 95); постдокторант может быть принят по совместительству на должность научного сотрудника в учреждения высшего образования или организации сферы науки и инноваций (ч. (5) ст. 95).

Не обошел вниманием молдавский законодатель вопрос о соответствии полученных ранее квалификаций тем, которые предусмотрены в новом законодательстве. Так, в соответствии со ст. 154 квалификации, приобретенные педагогическими кадрами до вступления в силу настоящего Кодекса, признаются 
и приравниваются на основе методологии их признания и установления эквивалентности, утвержденной Министерством просвещения.

Этот вопрос вызывает интерес и у властных структур других государств СНГ. Например, в России 7 апреля 2014 г. Минобрнауки России был принят приказ № 276 «Об утверждении Порядка проведения аттестации педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность»[22].

Согласно переходным положениям Закона Азербайджана об образовании ученая степень кандидата наук, присвоенная до вступления настоящего Закона в силу, приравнивается к степени доктора философии; лицо, получающее образование в аспирантуре при вступлении настоящего Закона в силу принимает статуса докторанта (ст. 46). Хотя однозначность такой эквивалентности может вызывать и возражения[23].

Значительное внимание в законодательстве об образовании стран СНГ уделяется вопросам качества образования.

Например, в Закон Азербайджанской Республики «Об образовании» включена ст. 9, названная «Уровень качества образования», который, согласно ч. 1 этой статьи определяется в соответствии с системой показателей качества по ступеням образования (образовательные программы, уровень подготовки абитуриентов, материально-техническая база, инфраструктура, информационные ресурсы, профессиональный и научно-педагогический уровень преподавателей, передовые учебные технологии и т. д.), приведенной в соответствие 
с принципами международной и общеевропейской системы образования, на основании принятых в стране государственных образовательных стандартов. Как установлено в следующих частях 2 и 3 той же ст. 9, уровень качества кадровой подготовки в образовательном учреждении определяет конкурентоспособность выпускников на национальном и международном рынке труда, их роль в социальном и экономическом развитии страны; уровень качества образования вытекает из требований, связанных с общественно-политическим, 
социально-экономическим, научным и культурным развитием на каждом историческом этапе, и оценивается в соответствующем порядке аккредитационной службой.

Согласно ч. 4 ст.16 названного закона аккредитация образовательного учреждения проводится государственной аккредитационной службой, созданной в установленном соответствующим органом исполнительной власти 
порядке. Аккредитация завершается выдачей соответствующего документа – сертификата качества.

Более того, как указано в ст. 42, в случае дачи заключения аккредитационной службой о некачественной подготовке обучающихся в образовательном учреждении в результате несоответствия организации образования в нем государственным образовательным стандартам, соответствующий орган 
исполнительной власти может возбудить в суде иск о возмещении данным 
образовательным учреждением причиненного ущерба, в том числе расходов, необходимых для переподготовки обучающихся в других образовательных 
учреждениях.

Украинский законодатель в вопросе качества образования более лаконичен. В соответствии с частями 2 и 3 ст. 12 Закона Украины от 23 мая 1991 г. № 1060-ХII «Об образовании»[24], центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере образования, в числе прочих полномочий осуществляет контроль и принимает участие в мониторинге качества подготовки учеников и студентов; центральные органы исполнительной власти, которым подчинены учреждения образования, совместно с Министерством образования Украины осуществляют контрольные функции по соблюдению требований относительно качества образования.

Согласно ч. 4 ст. 15 по результатам аккредитации высших учреждений образования, учреждений последипломного образования центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере 
образования, совместно с центральными органами исполнительной власти, 
которым подчинены учреждения образования, информирует общественность 
о качестве образовательной и научной деятельности таких учреждений.

Как указано в ч. 3 ст. 18 того же закона, учреждения образования независимо от их статуса и принадлежности обеспечивают качество образования 
в объеме требований государственных стандартов образования.

Можно сказать, что украинский закон сформулировал лишь положения-цели. В этом плане результат работы законодателя Молдовы представляется чрезвычайно конкретизированным.

Кодекс РМ об образовании определяет качество образования как совокупность характеристик образовательной программы и ее организаторов, которыми удовлетворяются ожидания потребителей, вытекающие из стандартов качества (ст. 3). Стоит отметить, что назвать это определенным понятием не получается, поскольку акцент с установления четких критериев (а сам Кодекс устанавливает принцип прозрачности как ключевой для образования – п. «n» ст. 7) переносится на соответствие ожиданиям потребителей, которые, очевидно, могут очень сильно колебаться в зависимости от самых разных обстоятельств.

Статья 7 Кодекса в качестве основополагающего принципа образования называет принцип качества, согласно которому учебная деятельность соотносится с базовыми национальными стандартами и передовыми национальными и международными практиками.

В части (7) ст. 18 Кодекса названы компетентные субъекты менеджмента качества в общем образовании:

– на национальном уровне – Министерство просвещения и Национальная школьная инспекция; на местном уровне – отраслевые местные органы 
в области образования; на институциональном уровне – менеджеры общеобразовательных учреждений;

в профессионально-техническом и высшем образовании:

– на национальном уровне – Министерство просвещения, компетентные министерства и Национальное агентство по обеспечению качества в профессиональном образовании; на институциональном уровне – соответствующие структуры обеспечения качества в образовании.

Внешняя оценка образовательного процесса в высшем образовании осуществляется Национальным агентством по обеспечению качества в профессиональном образовании; внутренняя оценка образовательного процесса 
в высшем образовании производится институциональными структурами обеспечения качества на основе институционального регламента (ст. 99 Кодекса).

Обеспечение качества в высшем образовании реализуется посредством комплекса мер по развитию институциональных возможностей разработки, планирования и внедрения образовательных программ, которыми формируется и укрепляется уверенность потребителей, что учреждение, предоставляющее образовательные услуги, соответствует стандартам качества и улучшает их 
в соответствии со своей миссией (ч. (1) ст. 112 Кодекса).

Направлением партнерства высшего образования с деловой средой 
является привлечение высококвалифицированных кадров из состава деловой среды к мониторингу и оценке качества высшего образования (ч. (4) ст.110).

Статья 140 Кодекса РМ об образовании в числе полномочий Министерства просвещения устанавливает руководство, мониторинг и оценку национальной системы образования, включая исследования в сфере высшего образования, а также утверждение процедуры оценки педагогических и руководящих кадров образования в целях присвоения им или подтверждения ими педагогических и управленческих степеней и обеспечение контроля за соблюдением этих процедур (ч. (1)). Также Кодексом предусмотрена оценка педагогического, научно-педагогического и научного персонала, причем оценка научно-педагогического персонала студентами является обязательной (ст. 120).

Важным представляется установление в ч. (4) ст. 83 Кодекса критериев оценки образовательных учреждений высшего образования: количество мест 
с финансированием из государственного бюджета; бюджетные средства, выделяемые для научно-исследовательской, разработочной, инновационной и художественно-творческой деятельности, другие нормы в соответствии с законом.

Конкретные положения об оценке качества в высшем образовании 
закреплены в ст. 113 Кодекса. Оценка качества представляет собой комплекс действий по самооценке и внутренней оценке (осуществляются институциональными структурами, ответственными за обеспечение качества, в соответствии с национальными базовыми стандартами) и внешней оценке качества (осуществляется Национальным агентством по обеспечению качества в профессиональном образовании или другим агентством по оценке качества, включенным в Европейский реестр обеспечения качества в высшем образовании) 
в соответствии со стандартами аккредитации и утвержденными критериями 
и показателями. Оценка качества в высшем образовании касается институционального потенциала, образовательной эффективности (включая академические результаты), качества программ начальной и непрерывной профес­сиональной подготовки, институционального менеджмента качества, результатов научных исследований и/или художественного творчества, соответствия внутренней оценки реальному положению дел.

Отдельная статья Кодекса посвящена Национальному агентству по обеспечению качества в профессиональном образовании (ст. 115). Стоит 
отметить, что она включает 12 частей, а по объему превышает две страницы текста. Это отражает подход законодателя к вопросам обеспечения качества образования, а также отражает одну из целей Болонской декларации 1999 г. – создание системы оценки качества образования, существующей параллельно с традиционными властными структурами, осуществляющими административное руководство и контроль над системой образования. Названное агентство определяется как административный орган национального значения, со статусом юридического лица, автономный по отношению к Правительству, независимый в принятии решений и организационно, который финансируется из государственного бюджета и за счет собственных доходов (ч. (1)).

Функции и обязанности агентства (ч. (2)):

- реализует политику государства в области качества профессионально-технического, высшего и непрерывного образования;

- разрабатывает в соответствии с европейскими стандартами и обнародует собственную методологию оценки и аккредитации образовательных 
учреждений, осуществляющих профессиональную подготовку, и представляет ее на утверждение Правительству;

- разрабатывает на основе европейского и международного опыта стандарты аккредитации, национальные базовые стандарты и показатели оценки 
и качества в образовании;

- производит на договорной основе оценку учреждений, предоставляющих программы профессиональной подготовки, а также их программ, в целях авторизации на временное функционирование, аккредитации и переаккредитации в профессионально-техническом, высшем и непрерывном образовании, а также производит по договору (по запросу Министерства просвещения) оценку качества программ и учреждений, предоставляющих программы профессиональной подготовки в указанных сферах образования;

- обеспечивает объективность и достоверность результатов, полученных в процессе внешней оценки учреждений, предоставляющих программы, 
а также их программ;

- обеспечивает прозрачность процесса внешней оценки, в том числе 
путем опубликования результатов оценки;

- издает учебные пособия, методические указания и труды по обобщению положительного опыта внутренней и внешней оценки и обеспечения качества;

- разрабатывает Кодекс профессиональной этики экспертов, привлекаемых к оценке;

- представляет Правительству ежегодный отчет о работе и публикует его на своей официальной веб-странице;

- сотрудничает с аналогичными агентствами других стран в целях изучения их опыта;

- направляет необходимые запросы с целью включения Агентства 
в Европейский реестр обеспечения качества в высшем образовании.

В состав Национального агентства входят подразделения по оценке программ и учреждений, предоставляющих программы профессиональной подготовки в высшем образовании, и по аккредитации программ и учреждений, предоставляющих программы профессиональной подготовки в высшем образовании (ч. (5)).

Структура, срок полномочий и полномочия руководящих органов Агентства установлены в частях (7)–(12) ст. 115. В частности, члены Руководящего совета выбираются на четырехлетний срок на основе открытого конкурса, проводимого с участием международного жюри, с правом однократного переизбрания.

Проведенный анализ основных новелл правового оформления образовательных отношений в Кодексе Республики Молдова в сравнении с законодательством об образовании отдельных стран СНГ позволяет сделать следующие выводы.

1. Парламенту Молдовы удалось принять образовательный кодекс, что пока недоступно, к сожалению, законодателю Российской Федерации (хотя 
характер изложения, содержание и объем Федерального закона показывают специалистам, что форма кодекса рассматривалась как приоритетная, тем 
не менее не была реализована[25]). Однако стоит отметить, что общая часть 
Кодекса РФ оказалась довольно небольшой для основополагающего в своей сфере правового регулирования акта. Она составляет всего около 14 процентов объема Кодекса (для сравнения: аналогичные главы российского закона «Об образовании» и общая часть Кодекса Республики Беларусь составляют около половины соответствующих актов).

2. Несмотря на провозглашенную еще в 1997 г. цель формирования единого (общего) образовательного пространства СНГ[26], государства – члены Содружества более активно закрепляют свою приверженность целям создания единого европейского образовательного пространства. При определении международно-правовой основы регулирования образования в Кодексе РМ не указаны акты, принятые под эгидой СНГ.

3. Образовательные отношения активно реформируются. Закрепляются новые способы оценивания знаний учащихся, новые виды и уровни образования. Однако такие новеллы требуют теоретического осмысления в юридической доктрине и изменения представлений в юриспруденции об объеме законодательного регулирования и о характере отношений в сфере образования, которые должны получать статус образовательных правоотношений.

4. Активно изменяются представления о системе высшего образования. При этом если в других странах СНГ взаимосвязь между уровнями высшего образования практически отсутствует (например, в России поступление в магистратуру не связано с содержанием образования, полученного на уровне бакалавриата), то в Кодексе РМ требуется наличие определенного «задела» при поступлении на непрофильные в сравнении с бакалавриатом образовательные программы магистратуры. Однако закрепленные в Кодексе в связи с этим положения не позволяют однозначно решить, каким путем должен быть этот «задел» получен.

5. Значительное внимание уделяется установлению системы контроля качества образования; соответствующие структуры получают независимый от министерства образования статус; провозглашается цель их активного взаимодействия с аналогичными европейскими структурами. Как представляется, это связано с реализацией целей Болонской декларации 1999 г.


Литература

1. Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации. – 6-е изд., изм. и доп. – М. : НОРМА, 2007. – 784 с.

2. Большая советская энциклопедия. – 3-е изд. – М., 1974. – Т. 18. – 632 с.

3. Гришин, С. П. Задача – научить студентов учиться / С. П. Гришин, И. А. Зинченко // Юридическое образование и наука. – 2012. – № 2.

4. Домнина, А. В. Новые тенденции, складывающиеся в сфере высшего юридического образования, их влияние на формирование профессионального правосознания / А. В. Домнина // Юридическое образование и наука. – 2011. – № 1.

5. Козлова, Е. И. Конституционное право России: учебник / Е. И. Козлова, О. Е. Кутафин. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Юристъ, 2004. – 587 с.

6. Новая российская энциклопедия: в 12 т. – М., 2014. – Т. XII (1). – 480 с.

7. Оводов, А. А. Интервью с проректором Московского государственного университета им. О. Е. Кутафина, доктором юридических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ И. М. Мацкевичем // Юрист. – 2013. – № 9.

8. Сырых, В. М. Федеральный закон «Об образовании в Российской 
Федерации» как предтеча Кодекса РФ об образовании: шаг вперед, три назад / В. М. Сырых // Ежегодник российского образовательного законодательства. – 2013. – Т. 8.

9. Чиркин, В. Е. Конституционное право: курс для преподавателей, аспирантов и магистрантов / В. Е. Чиркин. – М. : Норма: ИНФРА-М, 2013. – 688 с.




[1] См.: Официальный монитор Республики Молдова. 2014. № 319–324. Ст. 634.

[2] См.: Закон Республики Казахстан от 27.07.2007 № 319-III ЗPК «Об образовании». Доступ из ИПС «Законодательство стран СНГ.

WEB-версия»: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=18150.

[3] Следует упомянуть, что согласно постановлению Конституционного Суда Республики Молдова от 05.12.2013 № 36 «О толковании статьи 13 ч.(1) Конституции в соотношении с Преамбулой Конституции и Декларацией о независимости Республики Молдова», государственным языком Молдовы является румынский (см.: www.constcourt.ru-h_36_2013_ru).

[4] Согласно ст. 3 Кодекса консорциум – объединение образовательных учреждений и организаций, осуществляющих образовательную, научно-исследовательскую, разработочную, инновационную, художественно-творческую деятельность, на основе соглашения о партнерстве.

[5] Ведомости Меджлиса Туркменистана. 1993. № 9–10 (ч. V). Ст. 71.

[6] См.: Федеральный закон от 27.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7598.

[7] Доступ из ИПС «Законодательство стран СНГ. WEB-версия»: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=32756.

[8] См.: Чиркин В. Е. Конституционное право: курс для преподавателей, аспирантов и магистрантов. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013. С. 87.

[9] См.: Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. С. 279 (автор главы XII – Козлова Е. И.).

[10] Аналогичный вывод следует и из учебника М. В. Баглая «Конституционное право Российской Федерации» (6-е изд., изм. и доп. М.: НОРМА, 2007. С. 289, 290).

[11] См.: Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 18. М., 1974. С. 218–219 (авт. ст. – 
Э. И. Моносзон).

[12] См.: Новая российская энциклопедия: в 12 т. Т. XII (1). М., 2014. С. 213–214 (авт. ст. – В. А. Си­таров).

[13] Доступ из ИПС «Законодательство стран СНГ. WEB-версия»: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=32756.

[14] Доступ из ИПС «Законодательство стран СНГ. WEB-версия»: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=29005.

[15] Доступ из ИПС «Законодательство стран СНГ. WEB-версия»: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7468.

[16] Как указано в определении ВС РФ от 11.11.2009 № 41-Г09-21 «степень бакалавра является первой ступенью высшего образования и не дает права на занятие должности судьи». Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-Плюс».

[17] См.: Официальный монитор Республики Молдова. 1995. № 62–63. Ст. 692.

[18] См., напр.: Гришин С. П., Зинченко И. А. Задача – научить студентов учиться // Юридическое образование и наука. 2012. № 2. С. 11; Домнина А. В. Новые тенденции, складывающиеся в сфере высшего юридического образования, их влияние на формирование профессионального правосознания // Юридическое образование и наука. 2011. № 1. С. 9.

[19] См.: Приказ Минобрнауки России от 04.05.2010. № 464 (ред. от 31.05.2011) «Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) «бакалавр»)» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. № 26.

[20] Молдавский законодатель (ст. 88 Кодекса) не устанавливает эквивалент в учебных (академических) часах зачетным единицам, указывая лишь, что в системе высшего образования необходимый минимум трудозатрат при освоении одной дисциплины (учебного курса) составляет за один академический семестр 30 переводных зачетных единиц (кредитов), за один академический год – 60 переводных зачетных единиц (кредитов). Очевидно, что здесь редакционно изложено неверно: получается, что 30 зачетных единиц дается в семестр на одну дисциплину, хотя очевидно, что речь идет о всем семестре, это вытекает из общего количества зачетных единиц в течение обучения на лиценциате – 240–300. Иначе получилось бы, что для получения высшего образования требовалось бы лишь изучение 8–10 дисциплин.

[21] Как представляется, такая сложившаяся и традиционная «негибкость» системы получения образования, которая предполагает полную «интеграцию» обучающегося в жизнь образовательного учреждения, установление сроков обучения в рамках ступеней образования и другие особенности современных образовательных систем стран СНГ препятствуют, в том числе, академической мобильности, провозглашенной в Болонской декларации 1999 г.

[22] См.: Российская газета. 2014. 4 июня.

[23] Интересное сравнение приводит И. М. Мацкевич: «PhD и наш доктор юридических наук – это велосипед и ракета, а PhD и наш кандидат наук – это велосипед и автомобиль» (см.: Оводов А. А. Интервью с проректором Московского государственного университета им. О. Е. Кутафина, доктором юридических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ И. М. Мацкевичем // Юрист. 2013. № 9. С. 6).

[24] Доступ из ИПС «Законодательство стран СНГ. WEB-версия»: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=14645.

[25] См.: Сырых В. М. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» как предтеча Кодекса РФ об образовании: шаг вперед, три назад // Ежегодник российского образовательного законодательства. 2013. Т. 8. С. 61–62.

[26] Концепция формирования единого (общего) образовательного пространства Содружества Независимых Государств (утв. решением Совета глав правительств СНГ от 17.01.1997) // Российская газета. (Экономический союз). 1997. 01 фев.



Возврат к списку