Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Тематические обзоры судебной практики по спорам в сфере образования за 2013-2014 годы

Обзор 4. Ответственность за жизнь и здоровье детей

В настоящем обзоре представлены решения судов общей юрисдикции ряда субъектов РФ по вопросам, связанным с привлечением образовательных организаций и их должностных лиц к ответственности за ненадлежащее выполнение обязанности по обеспечению жизни и здоровья детей во время образовательного процесса. К данной категории можно отнести дела о нарушении санитарных норм и требований пожарной безопасности, дела о причинении вреда детям во время нахождения под надзором образовательной организации, а также дела о привлечении к ответственности третьих лиц за продажу алкогольной и табачной продукции вблизи образовательных организаций в нарушение установленного законодательством запрета.

Дела данной категории, как правило, основаны на статье 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» «Охрана здоровья обучающихся», которая в ч. 4 возлагает на организации, осуществляющие образовательную деятельность обязанность по созданию условий для охраны здоровья обучающихся при реализации образовательных программ, в том числе обеспечению:

1) текущего контроль за состоянием здоровья обучающихся;

2) проведения санитарно-гигиенических, профилактических и оздоровительных мероприятий, обучение и воспитание в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации;

3) соблюдения государственных санитарно-эпидемиологических правил и нормативов;

4) расследования и учета несчастных случаев с обучающимися во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность.


Соблюдение санитарных требований при осуществлении образовательной деятельности

Значительное число дел в рассмотренный период связаны с нарушениями образовательными организациями санитарных норм, выявленными в ходе лицензионной экспертизы, плановой проверки или проверки по жалобе родителей обучающихся.

Интерес в данной категории дел представляет перечень нарушений – какие нарушения и в какой степени суды признают достаточными для привлечения образовательных организаций к ответственности. В случае признания судом факта нарушения образовательной организацией санитарных норм возникает вопрос о пределах ответственности в случае недостатка финансирования.

Так, например, в Республике Татарстан в ходе проверки было установлено, что в деятельности детского сада не соблюдаются требования санитарных правил и нормативов: не исправны теневые навесы на игровой площадке, повреждено асфальтовое покрытие территории учреждения, не оборудованы физкультурные площадки. Верховный суд республики в Апелляционном определении от 20 января 2014 г. по делу № 33-584/2014 отметил, что несоблюдение санитарно-эпидемиологических требований создает потенциальную угрозу безопасности жизни и здоровья несовершеннолетних детей и неопределенного круга лиц и возложил обязанность по устранению нарушений санитарно-эпидемиологического законодательства на орган местного самоуправления и на детский сад как образовательную организацию, ответственную за жизнь и здоровье обучающихся.

В Липецкой области в ходе проверки был установлен факт нарушений требований санитарного законодательства при осуществлении образовательной деятельности муниципальной средней школой, в частности, уровень искусственной освещенности в учебных помещениях начальных классов, кабинете математики и спортивном зале не соответствовал нормативу. Неоднократно школе выдавались предписания устранить нарушения, в свою очередь школа неоднократно обращалась в отдел образования с заявлением о выделении денежных средств, однако до момента судебного разбирательства нарушения не были устранены. Липецкий областной суд в Апелляционном определении от 14 апреля 2014 г. по делу № 33-951/2014 определил, что обязанность по финансированию данных расходов лежит на администрации муниципального района в случае недостаточности у муниципального бюджетного образовательного учреждения денежных средств для осуществления указанных действий. Такая обязанность возлагается на администрацию непосредственно как на учредителя, собственника имущества, а также органа, осуществляющего организацию предоставления образования, финансовое обеспечение выполнения муниципального задания, с учетом расходов на содержание недвижимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением.

К аналогичному выводу пришел Верховный суд Республики Мордовия в Апелляционном определении от 01 июля 2014 г. по делу № 33-1148/2014. Суд обязал администрацию муниципального образования выделить денежные средства на капитальный ремонт кровли, замену окон в групповых помещениях и рекреациях здания детского сада, обязал учреждение организовать капитальный ремонт кровли и замену окон, обеспечения непрерывного процесса воспитания на период ремонта, так как установлено, что здание детского сада эксплуатируется с многочисленными нарушениями санитарно-эпидемиологических правил и нормативов. В частности, установлены следующие нарушения:

- оконные блоки во всех групповых ячейках находятся в ветхом состоянии, частично не функционируют и требуют замены;

- в спальной комнате окна закрыты полиэтиленом, рамы ветхие, прогнили и пропускают тепло;

- остекление окон выполнено не из цельного стеклопакета, а смонтировано и подобрано из частей стекла;

- с наружной стороны спальни подготовительной группы окна покрыты льдом;

- потолки и стены в спальной и туалетной комнатах первой младшей группы, в групповой, спальной и туалетной комнатах подготовительной группы, в спальной и туалетной комнатах средней группы находятся в неудовлетворительном состоянии, видны следы протекания кровли, плесени по потолку и стенам;

- кирпичная кладка стен спальни подготовительной группы, зимнего сада, музыкального зала имеет выбоины и сколы, куда затекает вода.

Таким образом, суд подчеркнул в очередной раз, что обязанность обеспечить соблюдение требований санитарно-эпидемиологической безопасности в силу закона является общей обязанностью органов местного самоуправления и образовательных организаций. Аналогичное решение принял Омский областной суд, который в Апелляционном определении от 04 июня 2014 г. по делу № 33-3458/14 обязал бюджетное образовательное учреждение устранить нарушения санитарно-эпидемиологического законодательства: 1) заменить оконные блоки в ванном зале бассейна, 2) заменить кафельную плитку с дефектами во всех помещениях бассейна, в чаше бассейна; 3) провести ремонт потолка помещений бассейна; 4) заменить старую мозаичную плитку во всех помещениях бассейна. При этом обязанность по финансированию расходов по устранению нарушений суд возложил на собственника имущества бюджетного учреждения, отметив, что отношения по содержанию имущества, принадлежащего муниципальному образованию и закрепленного за муниципальным бюджетным образовательным учреждением на праве оперативного управления, основаны на положениях о праве собственности и других вещных правах, а также обусловлены полномочиями органа местного самоуправления.

Не только неудовлетворительное состояние помещений, но и несоответствие территории образовательной организации требованиям законодательства может быть предметом рассмотрения в суде. Так, Приморский краевой суд в Определении от 04 июня 2014 г. по делу № 33-4683 установил, что въезды и входы на территорию образовательной организации, проезды, дорожки к хозяйственным постройкам, к площадкам для мусоросборников должны быть покрыты асфальтом, бетоном и другим твердым покрытием. При этом покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин, иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств. Крышки люков смотровых колодцев, ремонтные вставки и решетки дождеприемников должны плотно прилегать к соответствующим опорным поверхностям их корпусов. Поскольку выявленные проверкой нарушения создают реальную опасность причинения вреда жизни и здоровью неопределенного круга лиц, суд возложил на органы местного самоуправления обязанность по устранению нарушений за счет муниципального бюджета.

Аналогичное дело о нарушении требований к обеспечению безопасности территории образовательной организации было рассмотрено Волгоградским областным судом. Как следует из материалов дела в Апелляционном определении от 20 февраля 2014 г. № 33-2176/2014 при обследовании ограждения ГБОУ было установлено, что большая его часть разрушена, сеточное ограждение по 90% всей длины забора отсутствует, наблюдается отклонение опорных стоек от вертикали. Суд сделал вывод, что выявленные нарушения создают аварийную ситуацию, угрожающую жизни и здоровью обучающихся. Указанные факты, по мнению суда, свидетельствуют о ненадлежащем содержании имущества, используемого для реализации полномочий в сфере образования. Поскольку Министерство образования и науки области является учредителем данного учреждения, суд обязал учреждение восстановить ограждение и провести ремонт аварийных построек, а учредителя – профинансировать эти расходы. Вместе с тем суд подчеркнул, что само по себе отсутствие финансового обеспечения деятельности учреждения, осуществляемого ответчиком, не может быть основанием неисполнения требований безопасности жизни и здоровья учащихся и преподавателей образовательного учреждения.

Санитарно-эпидемиологические требования распространяются не только на образовательные организации, но и на организации, осуществляющие обучение. В качестве примера можно привести Апелляционное определение Сахалинского областного суда от 06 марта 2014 г. по делу № 33адм-380/2014. По материалам данного дела исправительное учреждение организовывало общее и начальное профессиональное образование и профессиональное обучение, а также заочное и дистанционное обучение осужденных в образовательных учреждениях среднего и высшего профессионального образования. При этом в образовательном учреждении не были созданы здоровые и безопасные условия для обучения осужденных в соответствии с требованиями санитарно-эпидемиологического законодательства, а именно, не соблюдались гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы, в частности: для проведения уроков информатики отдельного кабинета не выделено, помещение для занятий информатикой оборудовано 10 двухместными партами для взрослых и деревянными стульями, не предназначенными для работы с ПЭВМ, для проведения уроков информатики использовались ноутбуки в количестве 16 единиц, не имевшие санитарно-эпидемиологического заключения, не проводился контроль за соблюдением санитарных правил.


Осуществление образовательной организацией медицинского обслуживания обучающихся

Согласно требованиям ч. 1 ст. 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» охрана здоровья обучающихся включает в себя оказание первичной медико-санитарной помощи, прохождение обучающимися периодических медицинских осмотров и диспансеризации, проведение санитарно-противоэпидемических и профилактических мероприятий. Организацию оказания первичной медико-санитарной помощи обучающимся осуществляют органы исполнительной власти в сфере здравоохранения. Образовательная организация обязана предоставить безвозмездно медицинской организации помещение, соответствующее условиям и требованиям для осуществления медицинской деятельности. Прохождение периодических медицинских осмотров и диспансеризации осуществляется в порядке, установленном законодательством. В остальном организация охраны здоровья обучающихся в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, осуществляется этими организациями.

Таким образом, Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» возлагает на образовательную организацию обязанность по организации охраны здоровья обучающихся. Вместе с тем, формы осуществления данной обязанности законодательством не урегулированы, что влечет за собой необходимость устанавливать пределы ответственности образовательной организации в судебном порядке.

Например, Ленинградский областной суд в Определении от 17 октября 2013 г. № 33-4854/2013 рассмотрел вопрос о необходимости оборудования собственного медицинского кабинета в образовательной организации. Как следует из материалов дела, в детском саду отсутствовало медицинское обслуживание воспитанников, врач и медицинская сестра не осуществляли свою деятельность. Несмотря на то, что в учреждении имелся медицинский кабинет, что подтверждается техническим паспортом, по договору с городской больницей сотрудники данного медицинского учреждения осуществляли медицинское обслуживание воспитанников дошкольного учреждения в амбулаторно-поликлиническом подразделении (детской поликлинике), а не в помещении детского сада, что противоречит законодательству. Суд обязал учреждение здравоохранения осуществлять обслуживание воспитанников дошкольного учреждения, которое в свою очередь должно предоставить помещение для работы медицинского персонала.

Как показывает анализ судебной практики, недостаточно формально обеспечить условия для охраны здоровья обучающихся. Образовательная организация должна принимать меры по профилактике заболеваний, а в случае возникновения инфекций – обеспечивать безопасность обучающихся. Например, Ленинградский областной суд рассмотрел дело о привлечении к ответственности лиц, «виновных» в вспышке заболевания острыми кишечными инфекциями в одной из школ области. В Определении от 27 февраля 2014 г. № 33-1062/2014 в качестве ответчика по делу выступала городская больница, с которой у образовательной организации был заключен договор о взаимодействии по медицинскому обслуживанию учащихся. Предметом договора являлось оказание первичной медико-санитарной помощи и профилактической помощи медицинскими работниками учащимся школы. На основании договора в общеобразовательной организации функционировал медицинский кабинет и работала медицинская сестра городской больницы. Суд установил, что в соответствии с требованиями санитарно-эпидемиологических правил «Профилактика кишечных инфекций» обязанность по своевременному извещению о случаях заболевания острой кишечной инфекцией, ответчиком были выполнены. Поскольку доказательств того, что заболевание острой кишечной инфекцией детей произошло в результате ненадлежащего исполнения своих трудовых обязанностей медицинской сестрой, материалы дела не содержали, а медицинское обслуживание учащихся было в школе обеспечено надлежащим образом, суд в иске отказал.


Причинение вреда обучающимся во время нахождения под надзором образовательной организации

Согласно требованиям ч. 1 ст. 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» охрана здоровья обучающихся включает в себя обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность и профилактику несчастных случаев с обучающимися во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Дела о причинении вреда обучающимся достаточно однотипны: суды, как правило, возлагают ответственность на образовательную организацию, даже если вред причинен работником организации или ребенком, в том числе самому себе.

Например, в Апелляционном определении Астраханского областного суда от 26 февраля 2014 г. по делу № 33-772/2014 суд установил, что при посещении детского сада, во время прогулки с воспитателем, ребенок, ударившись лбом об асфальтовое покрытие, получил телесные повреждения. По данному факту составлен акт о несчастном случае с учащимся (воспитанником) учреждения, который утвержден начальником управления по образованию и науке администрации города. В ходе расследования ответчиком установлено, что телесные повреждения получены малолетним в результате нарушения воспитателем должностной инструкции воспитателя. Таким образом, были установлены обстоятельства причинения вреда здоровью ребенка во время его нахождения под надзором дошкольного воспитательного учреждения и ответственность за причиненный ребенку и его матери моральный вред была возложена на муниципальный детский сад как на работодателя лица, виновного в причинении вреда малолетнему воспитаннику.

Рассматривая аналогичное дело, Орловский областной суд в Апелляционном определении от 19 февраля 2014 г. по делу № 33-350 установил, что ребенок, находясь в детском саду, возвращаясь с группой с прогулки, в результате падения получил травму, которая повлекла значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 1/3 и по этому признаку повлекло тяжкий вред здоровью. Суд пришел к выводу о том, что детский сад является надлежащим ответчиком по делу и должен нести ответственность перед истцами за причиненный вред, поскольку вред причинен в период нахождения несовершеннолетнего под надзором дошкольного образовательного учреждения, которое в силу законодательства и устава, в течение всего периода нахождения малолетнего в образовательном учреждении отвечает за его жизнь и здоровье. Доводы апелляционных жалоб о том, что, виновные действия ответчика и его сотрудников не были установлены в ходе расследования несчастного случая, что освобождает администрацию от какой-либо ответственности, судебная коллегия признала несостоятельными, поскольку они противоречат как действующему законодательству, так и материалам гражданского дела.

В рассматриваемый период встречаются также дела о причинении малолетними вреда другим детям или самим себе. В соответствии с ч. 3 ст. 1073 Гражданского кодекса РФ если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

Например, в одной из школ Республики Мордовия в 4 классе во время урока между учениками возникла словесная ссора. Один из учеников начал бить другого по животу и другим частям тела, в результате чего причинил ученице физический вред, в связи с чем пострадавшая находилась на стационарном лечении, а затем на амбулаторном лечении. Суд первой инстанции привлек к ответственности родителей нарушителя. В Апелляционном определении Верховный суд Республики Мордовия от 03 апреля 2014 г. по делу № 33-454/2014 отменил решение нижестоящего суда как несоответствующее требованиям законодательства, согласно которым ответственность за вред, причиненный малолетними во время образовательного процесса, несет образовательная организация. Суд первой инстанции не установил наличие или отсутствие вины образовательной организации в произошедшем конфликте, в связи с чем, нарушил нормы процессуального права.

Как следует из ст. 1073 Гражданского кодекса и существующей на данный момент судебной практики за вред, причиненный малолетними, несет ответственность образовательная организация, даже если вред причинен ими самими себе. Например, в одном из детских садов Кемеровской области воспитанник, находясь на прогулке вместе с другими детьми в сопровождении воспитателя, забравшись на перила деревянной веранды спрыгнул с них вниз, ударившись головой и спиной, после чего ему была оказана первая медицинская помощь медицинским работником детского сада, и он направлен в приемный покой больницы с диагнозом: травма позвоночника. Травма позвоночника квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Согласно инструкции по охране жизни и здоровья детей, утвержденной приказом заведующего детским садом, должностной инструкции воспитателя, в течение полного рабочего дня работники обязаны обеспечить полную безопасность жизни и здоровья детей в течение рабочей смены во всех режимных моментах. Таким образом, по вине учреждения малолетний ребенок получил травму позвоночника в детском саду, чем причинен тяжкий вред его здоровью, так как ответчик не создал надлежащих условий, гарантирующих охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников. Кемеровский областной суд в Апелляционном определении от 04 февраля 2014 г. № 33-105 назначил компенсацию морального вреда.


Ограждение детей от вредных привычек и информации, «причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей»

Согласно требованиям п. 7 ч. 1 ст. 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» охрана здоровья обучающихся включает в себя профилактику и запрещение курения, употребления алкогольных, слабоалкогольных напитков, пива, наркотических средств и психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов и других одурманивающих веществ.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» не допускается розничная продажа алкогольной продукции в детских, образовательных, медицинских организациях, на объектах спорта, на прилегающих к ним территориях.

Аналогичным образом регулируется вопрос о продаже табачных изделий. В соответствии с ч. 7 ст. 19 Федерального закона от 23 февраля 2013 г. № 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» запрещается розничная торговля табачной продукцией на территориях и в помещениях, предназначенных для оказания образовательных услуг, услуг учреждениями культуры, учреждениями органов по делам молодежи, услуг в области физической культуры и спорта, медицинских, реабилитационных и санаторно-курортных услуг, на всех видах общественного транспорта (транспорта общего пользования) городского и пригородного сообщения (в том числе на судах при перевозках пассажиров по внутригородским и пригородным маршрутам), в помещениях, занятых органами государственной власти, органами местного самоуправления. Также запрещается розничная торговля табачными изделиями на расстоянии менее чем сто метров по прямой линии без учета искусственных и естественных преград от ближайшей точки, граничащей с территорией, предназначенной для оказания образовательных услуг.

Дела о запрете торговли ограниченными товарами достаточно однотипны. Как правило, спор возникает относительно методики определения расстояния до торгового объекта или в связи с неопределенностью отнесения той или иной организации к образовательным.

Например, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.03.2014 № 09АП-2481/2014 по делу № А40-169254/2013 суд установил, что в целях определения объектов, вблизи которых не допускается продажа алкогольной продукции, критерием отнесения образовательных организаций к таким объектам является наличие лицензии и указание в лицензии адреса, вблизи которого ведется продажа. В случае отсутствия лицензии на образовательную деятельность или отсутствие в лицензии соответствующего адреса продажа алкогольной продукции на территории такой организации не рассматривается как правонарушение.

В Апелляционном определении Волгоградского областного суда от 05 февраля 2014 г. по делу № 33-1394/2014 суд установил, что ответчиком в нарушение норм действующего законодательства осуществлялась розничная торговля табачной продукцией на расстоянии менее 100 метров по прямой линии без учета искусственных и естественных преград от ближайшей точки, граничащей с территорией образовательного учреждения. При этом суд определил, что территория образовательного учреждения не ограничивается территорией под зданием учреждений, к ней относится также земельный участок, предоставленный для нужд учреждения. Следовательно, при расчетах необходимо учитывать расстояние не до самого здания образовательного учреждения, а до границы его земельного участка.

В связи с вступлением в силу в июле 2013 года изменений в Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», к запрещенной информационной продукции, распространение которой не допускается в предназначенных для детей образовательных организациях или на расстоянии менее чем сто метров от границ территорий указанных организаций, относится информация, «отрицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные отношения и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи» (п. 4 ч. 2 ст. 5 Федерального закона № 436-ФЗ).

На основании внесенных изменений Московский городской суд в Апелляционном определении от 04 февраля 2014 г. по делу № 33-6082 признал правомерным запрет проведения митинга у образовательной организации по вопросам, пропаганда которых перед несовершеннолетними запрещена законом. На довод заявителя о том, что митинг носит характер обучения, суд отметил, что функция образования детей в форме митинга по вопросам, которые находятся за рамками образовательных стандартов, не может выполняться возле образовательной организации лицом, не имеющим соответствующей лицензии на образовательную деятельность.


Заключение

По делам, связанным с выполнением образовательными организациями обязанностей, предусмотренных ст. 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», можно сделать следующие выводы.

- Суды признают следующие нарушения санитарных норм достаточными для привлечения образовательных организаций к ответственности:

- неисправность теневых навесов на игровой площадке, принадлежащей детскому саду, повреждение асфальтового покрытия территории, отсутствие оборудованной физкультурной площадки;

- несоответствие нормативу уровня искусственной освещенности в учебных помещениях начальных классов, кабинете математики и спортивном;

- ветхое состояние оконных блоков в групповых ячейках (отсутствие сплошного остекления, лед с наружной стороны стекла); неудовлетворительное состояние потолков (следы протекания кровли, плесени по потолку и стенам); выбоины и сколы в кирпичной кладке, куда затекает вода;

- неудовлетворительное состояние кафельной плитки с дефектами в помещениях бассейна, в чаше бассейна;

- отсутствие покрытия (асфальт, бетон или другое твердое покрытие) на въездах и входах на территорию образовательной организации, проездов, дорожек к хозяйственным постройкам, к площадкам для мусоросборников. При этом покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин, иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств. Крышки люков смотровых колодцев, ремонтные вставки и решетки дождеприемников должны плотно прилегать к соответствующим опорным поверхностям их корпусов;

- ненадлежащее состояние ограждения (разрушение ограждения, отклонение опорных стоек от вертикали);

- несоответствие требованиям учебного оборудования для уроков информатики: отсутствие отдельного кабинета, оборудованного специальными партами и стульями, предназначенными для работы с ПЭВМ, отсутствие санитарно-эпидемиологических заключений на используемую технику, отсутствие контроля за соблюдением санитарных правил.

- Как правило, суды возлагают обязанность по финансированию расходов на соблюдение санитарных нормативов на администрации муниципального района в случае недостаточности у муниципального бюджетного образовательного учреждения денежных средств для осуществления указанных действий. Такая обязанность возлагается на администрацию непосредственно как на учредителя, собственника имущества, а также органа, осуществляющего организацию предоставления образования, финансовое обеспечение выполнения муниципального задания, с учетом расходов на содержание недвижимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением.

- Санитарно-эпидемиологические требования распространяются не только на образовательные организации, но и на организации, осуществляющие обучение (например, исправительные учреждения).

- При наличии в образовательной организации медицинского кабинета сотрудники медицинского учреждения должны осуществлять медицинское обслуживание воспитанников данной организации в помещении организации, а не в детской поликлинике.

- Ни образовательная организация, ни учреждение здравоохранения, с которым заключен договор о медицинском обслуживании обучающихся, не несут ответственности за вспышку инфекции, если не будет доказано, что заболевание детей произошло в результате ненадлежащего исполнения своих трудовых обязанностей медицинской сестрой, а медицинское обслуживание учащихся было обеспечено ненадлежащим образом.

- По делам о причинении вреда обучающимся суды, как правило, возлагают ответственность на образовательную организацию, даже если вред причинен работником организации или ребенком, в том числе самому себе.

- По делам о причинении вреда малолетними суд должен установить наличие или отсутствие вины образовательной организации, поскольку ответственность за вред, причиненный малолетними во время образовательного процесса, несет образовательная организация.

- В целях определения объектов, вблизи которых не допускается продажа алкогольной продукции, критерием отнесения образовательных организаций к таким объектам является наличие лицензии и указание в лицензии адреса, вблизи которого ведется продажа. В случае отсутствия лицензии на образовательную деятельность или отсутствие в лицензии соответствующего адреса продажа алкогольной продукции на территории такой организации не рассматривается как правонарушение.

- Территория образовательного учреждения не ограничивается территорией под зданием учреждений, к ней относится также земельный участок, предоставленный для нужд учреждения. Следовательно, при расчетах расстояния, на котором ведется продажа алкогольной или табачной продукции, необходимо учитывать расстояние не до самого здания образовательного учреждения, а до границы его земельного участка.

- К запрещенной информационной продукции, распространение которой не допускается в предназначенных для детей образовательных организациях или на расстоянии менее чем сто метров от границ территорий указанных организаций, относится информация, «отрицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные отношения и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи». Запрет митинга у образовательной организации по вопросам, пропаганда которых перед несовершеннолетними запрещена законом, признан судом законным.
------Обзор подготовлен по состоянию судебной практики на 31 июля 2014 года. 


Возврат к списку