Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  

Актуальная тема

  Необходимо совершенствование законодательства РФ о противодействии опасным посягательствам на права и интересы детей в информационной сфере

(извлечения из проведенного исследования по заказу ФГБНУ "ФЦОЗ")

 

Наряду с положительными качествами нового информационного общества, одновременно появляются новые виды противоправных деяний, ранее не известные как отечественным криминологам, так и мировой юридической практике, которым невозможно эффективно противодействовать из-за отсутствия тщательно разработанного, согласованного, продуманного, современного законодательства.

Ярким примером этого стал период 2016 - 2017 года, когда российское государство и общество столкнулись с пропагандой суицидального поведения и призывов к самоубийствам, распространяемым как посредством Интернет, так и путем отправки SMS сообщений и рассылок посредством всевозможных мессенджеров, например, WhatsApp, Viber, Telegram и подобных.

Можно сделать вывод, что реальностью стали новые формы противоправных деяний, сущность которых заключается в оказании влияния на сознание ребенка и мотивацию его поведения посредством распространения информации по сетям телекоммуникации, которые не были своевременно оценены криминологами и по факту приняли широкий масштаб, оказавшись вне правовой оценки.

В цифровой среде, как и в любой другой, свобода ни в коем случае не должна подменяться вседозволенностью и безнаказанностью, так как это ведёт к увеличению числа посягательств на жизнь человека, особенно несовершеннолетнего путем использования возможностей, которые предоставляются современными технологиями.

Можно констатировать, что широкий резонанс в прессе и принятые в последние годы законодательные меры имели следствием тот факт, что общество осознало опасность воздействия на психику ребенка посредством сетей телекоммуникации.

Требуются дальнейшие законодательные инициативы, направленные не против сети «Интернет» как таковой, а против девиантных групп, которые используют сеть для негативного воздействия на детей.

Для детей может быть опасен любой субъект, пытающийся ими манипулировать с какой-либо целью. Естественно, защищать от таких манипуляций должны родители. И если ребенок, начинает выполнять задания неизвестного лица из виртуальной среды, то его безопасность находится под угрозой.

Бесспорно, противодействием психическому воздействию на несовершеннолетних посредством средств телекоммуникации занимаются не только представители юридической науки. Данная проблема является предметом изучения психологов, педагогов, антропологов и ученых иных областей. В тоже время межпредметные связи выражены не четко, что отрицательно влияет эффективность принимаемых правовых мер, имеющих целью обеспечить информационную безопасность несовершеннолетних.

В зарубежной юридической практике давно известны явления, которые определяются названием «киберсталкинг» (cyberstalking), «кибербуллинг»[1], активно ведутся споры о значении данных понятий и о возможности законодательного противодействия им[2].

Указанные термины часто используется для обозначения трех видов деятельности: непосредственного общения через электронную почту или текстовые сообщения; интернет-притеснения, когда преступник публикует оскорбительную или угрожающую информацию о жертве в сети «Интернет»; и несанкционированное использование, управление компьютером жертвы.

В Российской Федерации не предусмотрена специальная уголовно-правовая ответственность за кибербуллинг, есть ответственность за публикацию информации, порочащей честь и достоинство человека, предусмотренная статьей 128.1 УК РФ, в статье 137 УК РФ содержится запрет на незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, а статья 119 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

В тоже время законодательного запрета на распространение информации, которая может быть отнесена к кибербуллингу, российское законодательство не содержит.

Так же выявлено деструктивное психологическое воздействие и манипулирование сознанием личности в сетях телекоммуникации, которое осуществляется представителями псевдорелигиозных организаций, использующих техники манипулирования сознанием для вербовки и удержания своих членов и осуществляющих тотальный контроль мыслей, чувств и поведения своих приверженцев с целью удовлетворения интересов лидеров или самодовлеющей группы[3]. Данные деяния особенно опасны для детей. Необходимо законодательно поставить преграду для распространения такой информации.

Еще одной опасностью, которая в настоящее время грозит ребенку из области новых технологий, является компьютерная «аддикция», под которой понимается:

- игровая зависимость, в процессе возникновения и развития которой ребенок начинает играть в игры;

- зависимость сетевого характера, которая проявляется в постоянном взаимодействии коммуникативного плана;

- так называемая «демотивационная зависимость», которая побуждает ребенка к «бесконечному» просмотру в сетях картинок, цитат и т.п., которые не только провоцируют эффект самой виртуальной зависимости, но деструктивно влияют не мышление несовершеннолетнего, формируя его в ракурсе «клиповости», «обрывочности мыслей» и пр.;

- зависимость, которая может быть охарактеризована как бесцельное «гуляние» по сети «Интернет»[4].

Следует констатировать, что основная причина развития компьютерной аддикции заключается в отсутствии контроля со стороны взрослых (родителей, воспитателей, учителей и др.) при пользовании ребенком современными информационными технологиями.

Несовершеннолетний лишен в силу возраста возможности самостоятельно критически оценить полученную информацию, тем самым рискует оказаться в небезопасной для него среде, поэтому требуется поставить заслон информации, пропагандирующей и вовлекающей ребенка в игровые сервисы, непрерывное (круглосуточное) использование гаджетов (противодействовать, например, просьбам «поставь лайк»), как в рекламной деятельности так и посредством агитации в социальных сетях.

Можно констатировать, что в Российской Федерации нет системы нормативных актов, которые были бы понятны родителям, воспитателям, учителям, правоприменителям и   всем субъектам, работающим с несовершеннолетними, которая обеспечила бы надежную правовой защиты несовершеннолетних от таких рисков как кибербуллинг, кибергруминг, манипулирования сознанием со стороны псевдорелигиозных организаций, игровая зависимость (в том числе ARG-игры), вовлечения в антиобщественную деятельность, зависимостей   коммуникативного плана, лайкомании, рекламы запрещённых препаратов и еще ряда других.

Наметившаяся в последнее время в российском законодательстве тенденция регулирования информационных отношений путем усиления процедур контроля и введения запретов неэффективна. Одних запретов недостаточно, кроме этого, необходима государственная программа по реализации дополнительных мер, направленных на совершенствование законодательства о вредной для детей информации под руководством Минпросвещения России.

Интересными следует признать предложения, внесенные Временной комиссией Совета Федерации по развитию информационного общества в Методических рекомендациях о реализации мер, направленных на обеспечение безопасности и развития детей в сети «Интернет».

 

Авторы: Букалерова Людмила Александровна, профессор, д.ю.н, главный научный сотрудник ФГБНУ "ФЦОЗ", заведующий кафедрой уголовного права и процесса РУДН; Остроушко А.В., доцент, к.ю.н., доцент кафедры административного и информационного права Финансового университета при Правительстве РФ

   



[1] Goodno N.H. Cyberstalking, a new crime: Evaluating the effectiveness of current state and federal laws // Missouri Law Review. – 2007. – P. 125 - 197.

[2] Geach N., Haralambous N. Regulating Harassment: Is the law fit for the social networking age? // Journal of Criminal Law. – 2009. – P. 241 - 257

[3] Волков Е.Н. Преступный вызов практической психологии: Феномен деструктивных культов и контроля сознания (введение в проблему)//Журнал практического психолога. 1996. N 2. С. 87 - 93.

[4] Филатова Т. П. Компьютерная игровая аддикция – новый вид аддиктивного поведения XXI века. European journal of education and applied psychology. 2016. №3. С. 49-52.; Нальгиева Ц. Я. Психолого-акмеологические факторы профилактики компьютерной зависимости дошкольников и учащихся начальных классов //

Проблемы современного педагогического образования. 2018. № 58-2. С.359-362.


Возврат к списку